Александр Розенштейн: "Я, русский офицер израильского спецназа..."

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Александр Розенштейн: "Я, русский офицер израильского спецназа..."

"Находящемуся в российской столице с официальным визитом премьер-министру Израиля Ариэлю Шарону невдомек, что подчиненные ему, главе правительства, израильские боевые офицеры на побывку приезжают именно сюда, в Москву. Как правило, эти люди предпочитают "не засвечиваться": военную форму с орденами прячут в шкаф, на тему о ближневосточной войне отказываются говорить даже с близкими и друзьями. Корреспондентам "Известий" повезло: бывший советский гражданин, командир десантного батальона израильской армии капитан Александр Розенштейн гостил у своей московской родни в доме на одной из Парковых улиц. Срок отпуска кончался, и заказанное такси вот-вот должно было подъехать к подъезду, чтобы увезти израильского офицера в "Шереметьево-2". После некоторых колебаний Александр Розенштейн согласился ответить на наши вопросы. "Условие одно, - предупредил он, - мое лицо не должно появиться в газете, фотографировать разрешаю только со спины"

- Г-н капитан, не могли бы вы рассказать о себе, о своей службе. 
- Я - русский офицер израильского спецназа, командир десантного батальона. Недавно отпраздновал 25-летие. В Израиле живу вот уже семь лет. Когда-то с родителями имел квартиру в Днепропетровске. 
- А почему вы, Александр, назвали себя русским офицером? 
- В Израиле всех выходцев из бывшего Советского Союза называют русскими. 
- Можете ли вы сказать, что в Израиле сегодня идет настоящая война? 
- После относительного затишья в стране вновь вспыхнул вооруженный конфликт с палестинцами. Можете называть это и войной. Все началось после того, как к власти в Израиле пришел новый премьер-министр Ариэль Шарон. 
- Если не секрет, что вы о нем думаете? 
- Шарон - человек прежде всего военный. В своих предвыборных речах он выглядел ястребом, делал много резких заявлений в адрес палестинского руководства, обещал наказать арабов. Встав у руля государства, Шарон понял, что от него одного мало что зависит. В конце концов он же не диктатор, а премьер демократического государства. Шарон все время колеблется в своих решениях, мы, военные, хорошо осознаем это. В августе израильские войска были готовы вторгнуться на палестинские территории и уже не выходить оттуда. И где-то часа за четыре до начала операции пришел приказ оставаться на месте. Шарон и его кабинет не решились наказать палестинцев, как того требовала обстановка. Вооруженные силы Израиля, в том числе и мой батальон, остаются в боевой готовности. 
- Вы эмигрировали сразу после окончания средней школы? 
- Нет, я еще год учился в Рязани, в Высшем военном десантном училище. Потом родители решили жить в другой стране. Куда ж я без них... 
- И вас так просто отпустили из училища? 
- Почему же, были сложности... 
- Как вас принял Израиль? 
- Первые полгода пришлось учить иврит. Пошел работать. Потом призвали в армию. Служил срочную. 
- Когда вас призвали в израильскую армию, уже был конфликт с палестинцами? 
- Напряженка с арабами в Израиле не прекращается ни на минуту. С самого начала я ощутил кожей, что нахожусь в "горячей точке". Естественно, никто в бой молодого солдата сразу не посылает. Вначале, как положено, надо пройти курс молодого бойца. И только после восьми-девяти месяцев ставят "под ружье". Постепенно он вникает в повседневную боевую службу, которую израильские солдаты до нынешнего конфликта с палестинцами несли на территории. 
- Что за "территория" такая? 
- Так мы называем сектор, где проживают палестинцы. По их терминологии - "оккупированные территории", то есть сектор Газа, Восточный Иерусалим, Самария и Иудея (Западный берег реки Иордан. - Прим. Г.Ч.). 
- И чем там занимаются десантники? 
- Патрулируют населенные пункты, устраивают засады. Десантники вправе задерживать подозрительных людей и преступников. Раньше явных столкновений с палестинцами не было. Они могли кинуть в солдата камнем, бутылкой, потому что знали, что им за это ничего не будет. 
- Как в Израиле призывают в армию? 
- Молодых парней и девушек призывного возраста, которые приехали в Израиль на постоянное место жительства, первые полгода военкоматы не трогают. Видимо, дают возможность адаптироваться на новом месте. Потом молодежь проходит собеседование, медицинскую комиссию. На призывном пункте офицер обязательно спрашивает, где парень или девушка хотят служить. В Израиле служба в армии - почетная обязанность. Человека в военной форме уважают. Если солдат погибает, об этом мгновенно узнают все израильтяне. 
- А зачем в израильскую армию призывают женщин? 
- Потому что страна постоянно воюет, и вооруженным силам требуется пополнение. Как правило, израильские девушки с удовольствием идут служить. Но их там оставляют при двух условиях: они должны не состоять в браке и не быть фанатично религиозными. 
- А как это связано с повседневными армейскими обязанностями? 
- По-настоящему верующий человек может отказаться стрелять. Какая же это будет служба! Но всем находится дело. Верующие работают, например, санитарами в госпиталях и больницах. 
- Служба в вооруженных силах обязательна? 
- Это закреплено в конституции страны. Срочную служат в обязательном порядке три года. 
- А как, Александр, вы перенесли тяготы службы в Израиле? 
- Я физически и психологически хорошо был подготовлен. Все-таки бывший российский десантник. Но в Израиле об этом пришлось сразу забыть. У них своя школа спецназа. 
- А как вы общались с командирами - на русском или иврите? 
- В израильской армии говорят только на иврите. За год я сильно поднаторел в языке, освоил разговорную речь, научился писать. 
- Срочная служба проходит на казарменном положении? 
- Солдаты часто ходят в увольнение, раз в две недели ездят домой. 
- А как насчет дедовщины в израильской армии? 
- Как сказать... Такого, как в российской армии, в Израиле нет. Солдата никто не вправе унизить или обидеть. Другое дело, что старослужащих уважают. Но если по правде, то "старики" скорее всего пойдут спать, а молодые - в караул или на кухню. 
- Много ли с вами в 1995 году призывалось молодых людей - выходцев из республик бывшего СССР? 
- Очень много. При этом они плохо владели ивритом. Говорили только по-русски. Со временем освоились. Куда денешься, если офицер отдает команды только на иврите. 
- Вы закончили военное училище в Израиле? 
- Всего лишь курсы офицеров десантных войск. Обучение длилось восемь месяцев. По окончании мне присвоили звание младший лейтенант. 
- Что из себя сегодня представляют десантные войска в Израиле? 
- Это элитные части современных вооруженных сил страны. Я командую десантно-штурмовым батальоном. 
- Если не секрет, какие задачи выполняет ваше подразделение? 
- Боевые. Не стану вдаваться в подробности, но мы... нейтрализуем... тех, кого нужно. Работы на войне хватает. 
- Существует ли специфика подготовки израильского десантника? 
- Несомненно, у нас с Россией две разные школы. Каждая по-своему хороша. У вас все-таки больше внимания уделяется физической подготовке. Российский десантник, демонстрируя высший класс подготовки, обязательно разобьет кирпич головой. Извините, но израильскому десантнику голова нужна, чтобы думать. Мы прежде всего учим молодежь ориентироваться на местности, изучаем обычаи арабского населения. 
- Арабы служат в израильской армии? 
- Нет, за исключением друзов. Среди этого народа преобладают христиане, но есть и мусульмане. В израильской армии солдат-друзов очень ценят. Мы их называем "глазами армии". Они - следопыты, разведчики, хорошо ориентируются на местности, знают арабский язык, особенности населения. 
- Как случилось, что эти люди оказались в израильской армии? 
- Никто силком их туда не тянул. У человека в Израиле всегда есть выбор. Друзы считают себя гражданами Израиля. Они служат в отдельной дивизии, у них свое командование, своя боевая техника. Друзов много в пограничных войсках. Все они носят форму израильской армии. 
- Как к ним относятся палестинцы? 
- Плохо. Дело в том, что друзы не признают палестинцев как арабов. Они агрессивно настроены друг к другу. 
- В какой "горячей точке" дислоцирован ваш батальон? 
- (После долгой паузы.) Это вблизи города Рамаллах. 
- Какие задачи поставлены перед вашим подразделением, господин капитан? 
- На данный момент - охрана дорог, ведущих на север Иерусалима, и патрулирование местности. 
- А что Израиль может "двинуть" против палестинцев? >BR? - Всю свою мощь: танки и все, что движется на земле и в воздухе. 
- Армия настроена на решительные действия? 
- Мы готовы выполнить любой приказ для защиты интересов страны. 
- Каковы настроения в армии в эти дни? 
- Солдаты и офицеры израильской армии принимали присягу. Все, что происходит в стране, - очень серьезно для наших людей. 
- Сколько в вашем подразделении военнослужащих? 
- Почти 80 солдат и офицеров. Все - десантники. 
- Ваш батальон вступал в прямое противостояние с палестинскими боевиками? 
- Неоднократно. Бог миловал, жертв не было. Несколько человек с ранениями пришлось отправить в госпиталь. 
- Откуда у палестинцев оружие? 
- (Невесело улыбается.) ...Их вооружил Израиль. 
- То есть как? 
- После подписания мирного соглашения в 1993 году Израиль официально признал существование палестинской полиции. Было легализовано находящееся у арабов оружие. 
- Что это за оружие? 
- В основном автоматы Калашникова, старые пулеметы американского производства. Все это палестинцы вытащили на свет божий из тайников. Кое-что израильтяне не стали сдавать в металлолом и передали Арафату. 
- Танки у палестинцев есть? 
- Танков нет. Но у полиции на вооружении бронетранспортеры. Имейте в виду, что сегодня в распоряжении Ясира Арафата находятся 17 тысяч полицейских. Я считаю, что это настоящая армия со своей жесткой структурой, единоначалием. Кстати, палестинские офицеры очень хорошо подготовлены. Угадайте, где... 
- В России? 
- Все они - выпускники советских военных училищ. Палестинские командиры хорошо владеют русским языком. Я многих из них знаю. Разговаривали мы, правда, на иврите. 
- Какое впечатление на вас, командира израильского спецназа, произвели палестинские военачальники? 
- Это умные, хорошо организованные люди. Так же, как и мы, они готовы воевать. 
- Александр, возможен ли мир с арабами? 
- На данный момент невозможен. Психологически они готовы умирать и убивать. Они очень агрессивно настроены к израильтянам. Не хочу показаться оригинальным, но сегодняшнему противостоянию есть объяснение... на бытовом что ли уровне. У палестинцев ведь нет своего газа, своих электростанций. Все это дает им Израиль. Они оказались в полной зависимости от нас. Израиль то дает им дышать свободно, то душит. У палестинцев в конце концов кончаются продукты, топливо. Они звереют от безысходности. Согласитесь, если человеку нечего есть, он начинает бунтовать. При этом палестинское руководство, которое не в состоянии обеспечить свой народ всем необходимым, объясняет мусульманам, что во всех бедах виноваты иудеи. 
- Вы, офицер израильской армии, оправдываете палестинцев? 
- Ни в коем случае. Я просто хочу сказать, что и палестинцев можно понять по-человечески. Мне их даже жалко бывает. С другой стороны, если бы они действительно не хотели воевать, у них было бы все необходимое. 
- Говорят, что многое зависит от позиции лидера палестинцев Ясира Арафата. Но он якобы не контролирует сейчас все палестинские группировки... 
- Среди палестинцев сейчас нет такого человека, который смог бы заменить Арафата. Он чрезвычайно влиятельная фигура. И все же, я уверен, договориться с ним невозможно. Ему можно доказать что-либо только с помощью военной силы. 
- Как в вашем батальоне относятся к Шарону? 
- Разное отношение. Надо учитывать, что политическая деятельность в израильской армии запрещена. 
- Много русских служат в израильской армии? 
- Среди моих десантников - трое. Всего же в вооруженных силах, я думаю, каждый пятый - выходец с Украины или из России. Причем по национальности они не обязательно евреи. Попадаются и этнические русские. 
- Ваш прогноз, Александр: что произойдет в ближайшее время в Израиле? 
- Пахнет войной... Палестинцев невозможно поставить на колени и заставить любить евреев. В Израиле каждые двадцать лет воюют. Я вам скажу, как офицер израильской армии: кое-кому надо дать сильно по башке, тогда все успокоится. В Израиле никогда не будет мира. Из двух народов выживет один. Сейчас Израиль сильнее. 
- Ходят слухи о чеченцах, которые якобы готовы вступить в ряды палестинских боевиков и воевать против Израиля... 
- Я в это не верю. Чеченцев среди палестинских боевиков, во всяком случае, я не видел. Известно другое: палестинские наемники воюют в Чечне. 
- Говорят, что существует реальная угроза применения палестинцами химического оружия. 
- Разведка докладывает, что у них нет оружия массового поражения. 
- По утверждению палестинцев, израильские солдаты занимаются мародерством, грабежами. 
- Как командир боевого подразделения заявляю: такого с израильтянами быть не может. Во всяком случае, за своих солдат я отвечаю головой. 
- Как вы расцениваете проекты изоляции палестинцев от Израиля: возведение высокой стены, рва и т. д.? 
- Это можно было бы сделать, если бы Палестина объявила о своей независимости. Тогда очертили бы границу, поставили КПП, возвели забор. Но палестинцам невыгодна независимость. Самостоятельно они не выживут. В нынешней ситуации их все жалеют, арабский мир снабжает деньгами и оказывает моральную поддержку. Объяви они независимость, никто им на халяву не поможет. 
- Палестинские дети участвуют в боевых действиях против израильской армии? 
- Только дети и воюют. В 13-14 лет мальчики уже стреляют из автомата Калашникова. Научить этому могли их только взрослые. Отцы же предпочитают отсиживаться дома. 
- Как в израильской армии расценивают ситуацию в Чечне? 
- К нам приезжали российские офицеры, прошедшие войну в Чечне. Мы обменялись боевым опытом, сдружились. По рассказам получается, что арабская интифада в Израиле по сравнению с чеченскими событиями - детский сад. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации