Александр Трубников перебрал с подрядчиков

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


  Александр Трубников перебрал с подрядчиков За откаты бывшего главного воронежского дорожника приговорили к 7,5 лет колонии и 150 млн руб. штрафа

Оригинал этого материала

© Коммерсант.Ру, 30.10.2015, Суд нашел применение изъятым деньгам чиновника, Фото: РИА "Воронеж"

Всеволод Инютин

30bab13477136d2710b217eb0d923751.jpeg
Александр Трубников

Ленинский райсуд Воронежа вчера приговорил к семи годам и шести месяцам колонии строгого режима и 150 млн руб. штрафа бывшего главного дорожника региона Александра Трубникова . Он признан виновным в трех эпизодах взяточничества. Суд отправил на покрытие штрафа более 130 млн руб. наличных, найденных при обыске в доме бывшего чиновника. Свою вину страдающий онкологическим заболеванием Александр Трубников продолжает отвергать. До рассмотрения дела в апелляционной инстанции он будет находиться под подпиской о невыезде.

Судья Марина Галаган зачитывала приговор в течение трех часов. Бывший глава управления автодорог и дорожной деятельности региона Александр Трубников признан виновным по вменявшимся ему в вину двум эпизодам получения взятки (ч. 5 и ч. 6 ст. 290 УК РФ) и одному эпизоду покушения на взятку (ч. 30; ч. 5 ст. 290 УК РФ). Госпожа Галаган назначила ему наказание «ниже низшего предела» по такому обвинению, обосновав это тяжелым состоянием здоровья подсудимого — он перенес сложную операцию, связанную с онкологическим заболеванием, а также возрастом (57 лет) и второй группой инвалидности господина Трубникова. В итоге экс-дорожник получил семь с половиной лет колонии строгого режима и штраф в размере 150 млн руб. Львиную долю этого штрафа покроют 134 млн руб. наличными в разной валюте, которые находятся под арестом полиции. Эти деньги силовики нашли в 2013 году при обыске в доме Александра Трубникова. Он и члены его семьи утверждали, что это «семейные накопления за всю жизнь», а специфический способ их хранения объясняли тем, что чиновник не доверял банкам. «Чтобы заработать такие деньги, нужно просто работать»,— сказал журналистам обвиняемый.

Напомним, Александр Трубников был задержан утром 29 мая 2013 года в своем кабинете при получении части из 2,6 млн руб. взятки от топ-менеджера ОАО «Воронежавтодор» Бориса Смирнова. Эта компания обслуживает более 3 тыс. км дорог региона и является одним из крупнейших участников регионального рынка. По версии обвинения, господин Трубников систематически брал взятки у руководства «Воронежавтодора». В обмен он, как говорится в приговоре суда, всячески помогал компании — договаривался о выплате не предусмотренных госконтрактами авансов и делал другие послабления. Выступавший в суде свидетелем Борис Смирнов утверждал: «Трубников говорил: выполняйте заявленный объем работ на 50–60%, а я вам буду засчитывать 100%, но частью денег делитесь со мной. Аппетиты росли и в какой-то момент это начало напоминать грабеж». Именно из-за этого, по официальной версии, Борис Смирнов написал заявление в УФСБ. Все переговоры дорожников велись под контролем силовиков с применением спецтехники начиная с 16 мая 2013 года. Суд счел доказанным и тот факт, что обвиняемый заставил Бориса Смирнова заплатить 800 тыс. руб. наличными без всяких договоров — за работу траншеекопателя при прокладке газовых труб, которую выполняло ЗАО «ПМК “Хлевенская”», принадлежащее родственникам Александра Трубникова. Сам он до перехода в правительство Воронежской области был совладельцем этого ЗАО и возглавлял его. Незадолго до задержания господин Трубников потребовал привлечь для «Хлевенской» экскаватор, но воспользоваться им не успел.

Сам бывший чиновник никогда свою вину не признавал. По его версии, Борис Смирнов был должен ему 22 млн руб. и, отдавая ему деньги, таким образом постепенно возвращал долг. Александр Трубников утверждает, что финансовое положение «Воронежавтодора» было плачевным, компания была «сильно закредитована». Он предложил господину Смирнову спасти «важнейшее для всей отрасли предприятие» через модернизацию асфальтовых заводов компании. Для нее господин Трубников якобы собрал с друзей и родственников 22 млн руб., из которых 3,8 млн вложил сам. Эти деньги наличными Борису Смирнову якобы отвез из райцентра Хлевное Липецкой области, c родины Александра Трубникова, гендиректор подконтрольного ему ЗАО и зять обвиняемого Андрей Шилов. Господин Трубников утверждает, что через некоторое время понял, что никакой модернизации не было, и потребовал деньги назад. «Смирнов сказал, что такой суммы нет, и тогда они договорились, что бизнесмен будет погашать долги постепенно из оборотов “Воронежавтодора”. Эти деньги Смирнов и приносил»,— описал позицию подсудимого суд. Однако один из родственников Александра Трубникова по фамилии Мордвин, который, по версии обвиняемого, дал на проект 5,2 млн руб., опроверг слова экс-чиновника, сообщив, что таких денег у него «никогда не было». Еще двое знакомых, якобы дававших деньги на модернизацию завода, слова обвиняемого подтвердили.

В итоге суд признал достоверными и согласованными именно показания Бориса Смирнова, а не знакомых экс-чиновника. Александр Трубников, перед заседанием говоривший, что надеется «на справедливость», после оглашения приговора отказался говорить с журналистами. Он останется под подпиской о невыезде до решения апелляционной инстанции.

      • Как Александр Трубников "доил" "Воронежавтодор"

Оригинал этого материала

© РИА "Воронеж", 30.10.2015

"Получился рэкет какой-то" Оксана Грибкова

О том, что Александр Трубников вымогает взятки, правоохранителям заявил директор ОАО «Воронежавтодор» Борис Смирнов. Его организация стала одним из субподрядчиков крупного генподрядчика ОАО «Центр дорожного строительства «Дорога»» (ЦДС «Дорога»), где совет директоров возглавлял Александр Трубников. Главный дорожник области контролировал госкомпанию, которая занимается производством битума, асфальтобетонных смесей и щебня. С ней с декабря 2012 по декабрь 2015 года был заключен госконтракт на содержание сети автодорог Воронежской области. ЦДС «Дорога» могла обеспечить свои обязательства только стройматериалами. Для подключения таких ресурсов, как техника и сотрудники для ремонта и обслуживания дорог Воронежской области, ЦДС «Дорога» привлекла 17 субподрядчиков. Одним из крупнейших стал «Воронежавтодор», содержащий в 2013 году несколько тысяч километров дорог с 17 представительствами в районах и 1 тыс. сотрудников. За работу с компанией расплачивался генподрядчик, однако ее качество оценивал лично Александр Трубников. У чиновника были все инструменты влиять на оплату госконтракта, чем он и воспользовался.

В апреле 2013 года Александр Трубников сказал коммерческому директору, что за поддержку ему нужно платить по 5% с денег, полученных по госконтрактам. Как председатель совета директоров ЦДС «Дорога» главный дорожник фактически руководил организациями-субподрядчиками. Трубников собирал их руководителей у себя на совещаниях, ругал за плохую работу и хвалил за хорошую. В его полном подчинении были контролеры, составлявшие акты приема работ. Перед их сдачей Трубникову приносили служебные записки. А он уже решал, что именно должно быть написано в акте, вне зависимости от качества выполненных работ. Так как именно Трубников распределял деньги, Борис Смирнов из опасений за бизнес не смог ему отказать.

Когда ЦДС «Дорога» перечислила на счет «Воронежавтодора» 28 млн рублей, глава управления дорог потребовал с Бориса Смирнова 5% от суммы.

Как установил суд, 14 мая Борис Смирнов передал Александру Трубникову 1 млн рублей в его служебном кабинете. Еще 400 тыс. рублей он донес чиновнику 16 мая. После этого дорожник распорядился в бухгалтерии перечислить на счет «Воронежавтодора» 25 млн рублей — «не предусмотренный контрактом аванс». Плату в 5% с него Смирнов принес чиновнику в 7:10 утра 29 мая незадолго до совещания. После передачи 1,25 млн рублей Александра Трубникова задержали силовики. Общая сумма по первому эпизоду взятки в особо крупном размере составила 2,65 млн рублей.

[...] По словам Трубникова, у компании к концу 2012 года возникли крупные финансовые проблемы. Она была закредитована, а дела шли все хуже. Трубников пояснил, что ему как главе управления дорог часто приходилось выступать поручителем за «Воронежавтодор» в банках. Он переживал за будущее организации, опасался, что она не сможет работать дальше, поэтому предложил Смирнову выход из ситуации — вложить деньги в битум.

По словам Трубникова, в декабре 2012 года он предложил Смирнову недорого купить битум и залить его в емкости «Воронежавтодора». А весной, когда цена на материал подскочит, заработать на его продаже и использовании. «Заботливый» чиновник пообещал поучаствовать в спасении организации капиталом, рассказывал, что вложил в битум 3,8 млн рублей с предприятия своей жены, подтянул для помощи двух друзей и брата. По словам Трубникова, в общей сложности он отдал Смирнову на покупку битума 22 млн рублей. На занятые у четырех человек суммы у Трубникова якобы были расписки. Они лежали в доме в селе Хлевное. Но потом куда-то пропали. «Возможно, при обыске», утверждал бывший чиновник.

Как утверждал Трубников, весной 2013 года «Воронежавтодор» из кризиса не вышел. Поэтому он потребовал от Бориса Смирнова возвращения долга. Тот якобы приносил ему деньги частями.

— Отношения со Смирновым у меня испортились. Он говорил, что денег нет, не хотел их отдавать. Директор «Воронежавтодора», чтобы не возвращать долг и не потерять предприятие, оклеветал меня, — озвучил свою версию Александр Трубников. [...]

В пользу коррупционной версии говорили движения по счетам «Воронежавтодора» и суммы взяток именно в 5%. Кроме того, хоть жена, зять и двое друзей подтвердили историю о сборе на спасение воронежского подрядчика 22 млн рублей, сводный брат Трубникова категорически отрицал свое участие в ней. [...]

В пользу обвинительной версии оказались и показания коллег Бориса Смирнова, которые полностью отрицали хранение битума в емкостях организации.

В итоге судья Марина Галаган сочла вину Александра Трубникова по первому — самому крупному — эпизоду полностью доказанной. [...]

Во втором преступном эпизоде, который описывала Марина Галаган, речь пошла о «личной выгоде» чиновника — о деталях семейного бизнеса Трубниковых. Им до того, как занять пост главы управления дорог Воронежской области, руководил Александр Трубников. ЗАО «Передвижная механизированная колонна «Хлевенская»» (ПМК «Хлевенская») специализируется на торговле стройматериалами, строительстве зданий, мостов, прокладке газопроводов. После того, как Трубников в 2009 году занял кресло главного дорожника области, единственным акционером ПМК «Хлевенская» стала его жена. Руководство организацией взял на себя зять чиновника Андрей Шилов. При этом, как установил суд, Александр Трубников продолжал фактически руководить организацией.

В 2011 году Трубников попросил директора «Воронежавтодора» Бориса Смирнова о небольшой услуге — помочь проложить траншею под газопровод на объекте в Новохоперском районе. Для таких работ был нужен траншеекопатель, которого у дорожной организации нет. Трубников говорил о раскопке нескольких километров. В «Воронежавтодоре» посчитали, что услуга Трубникова будет стоить порядка 50 тыс. рублей. Спецтехнику они нашли у знакомого частного предпринимателя и заключили с ним договор. Платили владельцу траншеекопателя «в интересах» ПМК «Хлевенская». Однако несколькими километрами раскопок не обошлось. Технику перевели на второй объект, потом на третий. Так траншеекопатель работал на ПМК «Хлевенская» с 2011 по октябрь 2012 года в Эртильском, Семилукском, Панинском районах. Задания раздавал мастер ПМК, а аренду траншеекопателя и труд машиниста оплачивали наличными средствами директора «Воронежавтодора», отдав в общей сложности 833 тыс. рублей. [...]

По второму эпизоду Александр Трубников категорически отрицал свое участие в делах семейного предприятия. При этом и в истории с траншеекопателем он заявил, что Борис Смирнов был должен его супруге и зятю денег. Сказал, что дорожники занимали у его семьи 9 млн рублей. Пояснил, что деньги долго не возвращали. Когда же вернули — образовалась неустойка в сумме 1,7 млн рублей. В счет нее, по версии Александра Трубникова, два директора — Борис Смирнов и Игорь Дударев — платили за траншеекопатель. [...]

Директора «Воронежавтодора» историю про долг у ПМК «Хлевенская» подтвердили. Они предоставили бумаги о том, что полностью их выплатили, и никаких неустоек не появилось. Показания, подтверждающие версию следствия и суда о «личной выгоде» чиновника в истории с траншеекопателем, дали не только директора и сотрудники «Воронежавтодора», но и владелец и водитель спецтехники. Показания в пользу этой версии дали работники ПМК «Хлевенская» — в частности, мастер, руководивший на объекте траншеекопателем за чужой счет. Их подтверждают и документы организаций.

Проанализировав показания свидетелей и документы из дела, Марина Галаган квалифицировала эпизод с траншеекопателем как взятку в крупном размере. [...]

При прокладке газопровода на объектах ПМК «Хлевенская» для более широких участков потребовался экскаватор. Трубников потребовал от Смирнова оплатить и его работу, стоившую 300 тыс. рублей. Разговор о плате за технику для нужд чужой организации шел в мае 2013 года при передаче части отката с госконтракта. В беседе Александр Трубников подразумевал, что Смирнов отдаст эти 300 тыс. рублей. И тому пришлось бы уступить, как в истории с траншеекопателем, если бы Трубникова не задержали силовики. [...]

По поводу третьего эпизода бывший глава управления автодорог придерживался той же версии, что и со вторым. Рассказывал о долге «Воронежавтодора» перед «Хлевенским» и его оплате в счет неустойки. [...]

Судья квалифицировала требования Александра Трубникова заплатить за работу экскаватора как покушение на получение взятки в крупном размере. Согласно выводам суда, чиновник не смог довести преступный умысел до конца по не зависящим от него обстоятельствам.

При сухом перечислении доказательств Марина Галаган озвучила в контексте истории со спецтехникой яркую цитату Бориса Смирнова, который поневоле стал рьяным борцом с коррупцией.

— Из 50 тыс. рублей сумма быстро выросла до огромных размеров — 833 тыс. рублей. Нам постоянно приходилось оплачивать работы за чужую организацию, которая переходила с одного объекта на другой. Однако и отказаться мы не могли, так как опасались потерять госконтракты. Я просто хотел оказать Трубникову услугу за его поддержку. А получился какой-то рэкет, — возмущался Борис Смирнов.

 


Ссылки

Источник публикации