Александр Хинштейн: "Полежаев неизлечим!"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::13.02.2006, Фото: "Коммесант"

Александр Хинштейн: Полежаев неизлечим!

Converted 20820.jpg

Губернатор Омской области Леонид Полежаев

Депутат Государственной думы, журналист Александр Хинштейн избрал основным направлением своей профессиональной деятельности расследованию коррупции в России. Конечно, мимо его внимания не прошла Омская область и ее губернатор Полежаев.

-- Александр Евсеевич, вы много журналистских расследований проводите в Омской области, много пишете о ней. Что-то меняется после ваших публикаций?

-- Ничего не меняется, и это вполне закономерно. Когда из твоих материалов власть узнает что-то новое для себя, она как-то реагирует. А что нового мог узнать о себе Леонид Константинович Полежаев? Он знает и так, что действует в интересах Абрамовича, отнимает в его интересах предприятия у предпринимателей, репрессирует их, вредит нормальному развитию экономики области, чтобы принести пользу своему хозяину, «строит» под него правоохранительные и фискальные органы… Делает он все это совершенно сознательно.

-- То есть случай неизлечимый?

-- Мне трудно сказать. Я не доктор, чтобы оценить степень прогрессирования болезни. Но могу сказать, что это человек с определенными, сформировавшимися в советское время и ельцинское десятилетие взглядами, которые он не изменит уже никогда. И разбить его союз с Абрамовичем может только жесткий корпоративный конфликт между ними, когда одна сторона не поделится с другой, или зачистка со стороны федерального центра как одного персонажа, так и другого.

-- На сегодняшний день Абрамович продолжает быть крышей Полежаева?

-- Да, хотя и в меньшей степени, чем раньше. Абрамович и сейчас довольно силен.

Кстати, крышей друг у друга они были попеременно. Когда-то, в середине 90-х годов, Полежаев был гораздо сильнее Абрамовича.

Вообще, если помните, «Сибнефть» проект Бориса Абрамовича Березовского. Именно он продавил указ Ельцина о создании этой компании и о приватизации Омского НПЗ в 1995 году, если не ошибаюсь. А Полежаев обеспечивал этот процесс, так сказать, «снизу». Тогда при невыясненных обстоятельствах утонул Иван Линцевич, директор Омского НПЗ, и таким образом исчезло последнее препятствие для захвата предприятия структурами Бориса Абрамовича.

Так что именно Березовский, наладив отношения с Полежаевым, превратив его в своего союзника, предоставив ему взамен свой политический ресурс, создавал «Сибнефть». Роман Аркадьевич Абрамович как самостоятельная фигура появился позже.

-- Первоначально он был младшим партнером Березовского?

-- Да. Но затем «Сибнефть» перешла именно к нему. Полежаеву пришлось выстаивать отношения с новым «хозяином», Леонид Константинович с Романом Аркадьевичем быстро поладили, и сейчас я не вижу оснований для того, чтобы этот тандем разрушился.

-- Но Абрамович больше не владелец «Сибнефти»…

-- Да, это существенный фактор. Во многом интерес Абрамовича к сотрудничеству с Полежаевым, к поддержке омского губернатора был связан с интересами «Сибнефти». Это был главный бриллиант его короны, и когда его выковыряли, интерес Романа Аркадьевича к Омской области и Полежаеву резко снизился.

Знаете, в Нижегородской области, от которой я являюсь депутатом, я имею возможность наблюдать похожую ситуацию. В области большим влиянием пользовался Олег Владимирович Дерипаска, контролирующий Горьковский автозавод. Но сейчас ГАЗ должен, судя по всему, войти в автомобильный холдинг, контролируемый государством. И Дерипаска, по большому счету, утратил интерес к области, хотя раньше стремился активно влиять на происходящие в ней события.

Однако в Омской области несколько иная ситуация. Если в Нижегородском регионе у Дерипаски сейчас три мало-мальски значимых предприятия, то в Омской области Абрамович контролирует десятки предприятий самых разных отраслей. Им были скуплены практически все более или менее перспективные необоронные предприятия. Это, например, «Омский бекон» -- крупнейшее в регионе предприятие пищевой промышленности. Или объединение «Красная нива», о трагической судьбе директора которого Геннадия Руля я много писал но, увы, так и не смог ему помочь.

Напомню вкратце: Геннадий Руль, выходец из казахстанских немцев, еще в советское время создал одно из ведущих во всем Советском Союзе агропредприятий. Одной из специализаций предприятия он сделал выпуск рапсового масла. Тогда в СССР знали только подсолнечное масло, хотя на Западе уже в тот период широко распространялось рапсовое масло, которое намного полезнее, обладает целым рядом преимуществ.

Руль дошел до ЦК КПСС, пробил покупку импортного мини-завода для производства такого масла за валюту. Создал один из самых передовых агрокомплексов в Советском Союзе, за счет своего предпринимательского таланта прекрасно вошел в рынок, расширил производство…

Но «Красная нива» приглянулась Абрамовичу, и Полежаев расстарался для того, чтобы отнять предприятие у Руля и отдать «дорогому Роману Аркадьевичу». Я писал о травле Руля, открыто бросившего вызов империи Абрамовича, в «Московском комсомольце», давал предпринимателю слово в телепередаче, которую вел раньше на телевидении. Но, увы, не смог ему помочь – Геннадия Александровича арестовали, осудили. Я в тот период не был депутатом и, увы, никак не смог предотвратить такое развитие событий…

С менее известными предпринимателями Полежаев и Абрамович церемонились еще меньше – именно поэтому многие из тех, кто оказался на пути у этой парочки, вынуждены были уехать в Москву.

-- Как, например, бывший мэр Омска Рощупкин?

-- Да, Валерий Павлович довольно долго противостоял Полежаеву, но, в конце концов, вынужден был сдаться и уехать. Но нет худа без добра: он прекрасно показал себя как федеральный чиновник – сначала как зам. председателя Госстроя, отвечающий за ликвидацию последствий стихийных бедствий, а затем как руководитель Федерального агентства лесного хозяйства: этим ведомством он руководит по сей день.

Кстати, одним из инструментов подрыва положения мэра был перевод «Сибнефти» из городских налогоплательщиков в областные, что привело к потере городом 35% налоговых поступлений.

Я как-то решил съездить посмотреть район области, где находится офис «Сибнефти»: где, думаю, этот мини-Кувейт? На скромном здании с вывеской «ОАО «Сибнефть»» висел огромный замок, там не было никого – даже сторожа. То есть, нет никакого мини-Кувейта – на территории не остается ровным счетом ничего.

-- Сейчас по-полежаевски поступил федеральный центр, сменив «прописку» «Сибнефти» с омской на санкт-петербургскую…

-- Совершенно верно. И попытки Леонида Константиновича решить вопрос в свою пользу Москве – в Кремле и «Газпроме» с помощью ресурса Абрамовича и даже с элементами шантажа федерального центра – мол, произвол Москвы приведет к социальным протестам, окончились полным фиаско губернатора.

-- Насколько это симптоматично? Москва «валит» Полежаева?

-- Я не думаю, что решается задача именно в такой постановке. Нужно четко представлять себе два обстоятельства. Во-первых, совершенно очевидно, что налоги «Сибнефти» перевели в Питер не столько для того, чтобы ослабить Полежаева, сколько для того, чтобы усилить бюджет Города на Неве. К тому же, насколько я знаю, часть налогов компания все равно будет платить в Омске. И я вас уверяю, что федеральный центр не оставит Омскую область без денег – компенсирует потерю за счет трансфертов или какими-то другими способами.

Потому что, извините, ежику ясно, что потеря чуть ли не половины, по некоторым оценкам, доходов бюджета (до 14 млрд. руб.!) приведет к социальному взрыву. При этом не исключено, что Кремль поиграет на нервах Полежаева с помощью объемов и сроков предоставления помощи: из-за этого, собственно, так и волнуется в последнее время омский губернатор, устраивает шумные пресс-конференции и т.д.

Во-вторых, очевидно, что Абрамович не будет костьми ложиться в защиту интересов Полежаева. При тех шикарных условиях, на которых он «откинулся»: огромных деньгах, полученных им от «Газпрома», а фактически от Кремля, за «Сибнефть», никакого смысла вступаться за губернатора, весьма критикуемого в федеральных ведомствах: Минрегионе, МЭРТе и других, у него нет.

Однако связи с Абрамовичем у Полежаева сохранились, так же как и влияние Романа Аркадьевича в столичных коридорах власти. Оно не такое как раньше, но, тем не менее, оно осталось.

-- Насколько все-таки вероятна смена губернатора?

-- Вы знаете, это вопрос к президенту Путину, и ни к кому иному. Полежаев одиозная фигура, принадлежит к ельцинской эпохе, у него есть Семья, скроенная по образу и подобию ельцинской Семьи.

За силовое обеспечение губернаторского спокойствия отвечает ближайший соратник губернатора – начальник УВД Омской области Виктор Яковлевич Камерцель. Это абсолютно прополежаевская фигура, которую Леонид Константинович «перетащил» из Казахстана несколько лет назад. УВД под его руководством стало фактически милицией Полежаева. Начальник УФСБ и прокурор области также достаточно лояльны Леониду Константиновичу, но такой готовности выполнить всякое пожелание любимого губернатора все-таки не проявляют.

Я помню, в одну из моих поездок в Омск люди из УВД попытались провести так называемую установку – собирались снять соседний гостиничный номер, выяснить, зачем мы приехали и чем интересуемся, думаю, поставили прослушку. Но благодаря моим контактам с бывшими руководителями УВД, эта операция быстро вскрылась, и ее пришлось свернуть.

Деятельность Камерцеля вызывает очень большие вопросы, в том числе, насколько мне известно, у Департамента собственной безопасности МВД России. Есть, например, информация, что его дети используют ресурс отца для целей своего бизнеса.

Так что процессы в Омской области не остаются без внимания федеральных структур. Президент неоднократно и достаточно резко критиковал Полежаева – прежде всего за криминогенную обстановку в области, находящейся на границе с Казахстаном, на пути афганского наркотрафика.

Есть случаи отставки губернаторов – например, Аяцкова, Стародубцева, Ходырева и за значительно меньшие прегрешения. Но есть и обратные примеры – скажем, ставропольский губернатор Черногоров, не менее одиозная, чем Полежаев фигура, который не только усидел в своем кресле, но и был утвержден на новый срок.

Я могу сказать, что «за» и «против» взвешивает только президент. И его решения бывают весьма неожиданными. Например, выдвижение на пост нижегородского губернатора Валерия Павлиновича Шанцева было полной неожиданностью даже для тогдашнего полпреда в Приволжском округе Кириенко.

-- То есть для Полежаева еще существуют возможности торга с федеральным центром?

-- Думаю, да. И возникшая проблема с областным бюджетом одна из основных возможностей. Но точно также она дает возможности для воздействия со стороны Кремля.

-- А реально ли использование фактора близости с казахстанской элитой? Полежаев ведь долгие годы проработал в Казахстане?

-- Да, безусловно, Казахстан один из самых значимых для России партнеров на постсоветском пространстве. Но насколько для Назарбаева и его окружения Полежаев свой? Это большой вопрос. До сих пор Леонид Константинович демонстрировал ориентацию только на одну фигуру – Романа Аркадьевича Абрамовича. Он очень часто манкировал интересами казахстанской бизнес-элиты. Так что не думаю, что Назарбаев рассматривает Леонида Константиновича как близкого ему человека.

-- Кто на ваш взгляд является наиболее вероятным кандидатом на пост губернатора Омской области? Рощупкин?

-- Возможно, хотя Рощупкин уже не слишком молод и он не политик, а хозяйственник, притом очень хороший. Но, кстати, именно в силу этого его могут очень попросить поднять Омскую область, и он, как человек, болеющий за регион, может согласиться. Хотя лично мне бы хотелось, чтобы Валерий Павлович остался в Рослесхозе – он сейчас абсолютно на своем месте.

Президент, как вы знаете, нередко использует сценарий назначения выходцев из регионов, которые достигли высоких должностей в Москве. В рамках такого сценария был назначен губернатором Алтайского края Александр Карлин, дослужившийся до высоких постов в Минюсте и Администрации президента. Насколько мне известно, занять пост иркутского губернатора предлагали главе Рособоронэкспорта иркутянину по происхождению Сергею Чемезову – он, впрочем, отказался.

Потому будущего губернатора нужно искать среди омичей. Кроме Рощупкина, это, например, заместитель председателя Государственной думы Бабурин, но он никогда не занимался хозяйственным управлением и не занимал должностей в исполнительной власти. Еще один известный омич – Герман Греф. Однако глава МЭРТ – фигура слишком большого масштаба, чтобы «сажать» его на Омскую область.

Кандидатов в самой области нет – Полежаев так выстроил под себя регион, так зачистил политическое поле, что ему в самой Омской области ничего не угрожает.

-- Выстроил и зачистил на деньги «Сибнефти» и под патронажем Абрамовича.

-- Теперь это не имеет значения. «Газпром» вряд ли пойдет по пути создания на территории области такой же многоотраслевой бизнес-империи – Миллеру и новому главе «Сибнефти» Рязанову это просто не нужно. А, значит, им не нужно будет и сажать своего губернатора.

Кадровая политика Полежаева, я считаю, близорукая: каждый чиновник должен беспокоиться о молодой смене. А вокруг Леонида Константиновича – выжженное поле.

-- Но наследник есть: полуофициально им объявлен вице-президент «Сибнефти» и, говорят, племянник губернатора Константин Потапов.

-- С тем же успехом он мог бы объявить наследником своего сына, также занимавшего в «Сибнефти» высокую должность. Омская область не Северная Корея, этот номер не пройдет. Скорее всего, без варяга в решении омской проблемы не обойтись.

Кстати, развитие ситуации с выпавшими из бюджета деньгами «Сибнефти» покажет, к какому решению склоняется Путин – снимать губернатора или не снимать. Если он решил назначить нового губернатора, то явно даст ему возможность въехать в Омск на белом коне – то есть с 14 миллиардами в кармане. Возможно, поэтому Полежаеву в жесткой форме отказали в его просьбах не менять место регистрации «Сибнефти».

Беседу вел Василий Сердечников