Алексей Волин — суфле в Белом доме

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Пиарщик Михаила Касьянова предпочитает работатьтолько с "проверенными" журналистами

1049458713-0.jpg Есть мнение, что действующие политики сами по себе не такие умные и осведомленные, как кажутся. За каждым из них, исходя из популярной как в России, так и на Западе теории «кукловодов», стоит одна или несколько «теневых фигур», которые и определяют слова и действия «подопечных». Возможно, это некоторое преувеличение. Однако то, что у каждого крупного политика есть влиятельный советник по внешним связям, — факт. В Белом доме этим занимается заместитель руководителя аппарата правительства Алексей Волин.

Суфлер в Белом

В коридорах российской власти год от года становится все скучнее, а ярких персонажей там все меньше. В Госдуме — засилье неотличимых друг от друга представителей проправительственных фракций, в Совете Федерации колоритных губернаторов сменили малоизвестные лоббисты. Про Белый дом, где и раньше с яркими фигурами было не очень хорошо, даже говорить не стоит. Однако из любого правила есть исключение. В коридоре БД, если повезет, можно встретить надменную модельного вида девицу, только что выпрыгнувшую из ярко-красного джипа Wrangler. Несмотря на совсем не «белодомскую» форму одежды, чувствует она себя вполне уверенно, ибо работает здесь уже давно. Есть и другое правило: на самом видном месте в любом чиновничьем кабинете висит портрет президента. Но и из этого правила есть исключение: над столом замруководителя аппарата правительства Алексея Волина висит огромный плакат с надписью «Жизнь удалась!». А девушка из красного джипа работает у него секретарем.

Родился на брегах Невы

Алексей Константинович Волин родился 31 января 1964 года в Ленинграде. В те времена, понятно, еще никто не знал о грядущей моде на питерское происхождение. Семья у него была не из известных, но, как принято говорить, с традициями. Отец, Константин Георгиевич, работал инженером-проектировщиком атомных подводных лодок. Предки Волина по другой линии носили фамилию Позен — его прабабка, дочь спичечного фабриканта Позина, сбежала с бродячим цирком и взяла себе этот звучный как бы «французский» псевдоним. Ее сын работал полковым врачом, воевал поочередно в Белой и Красной армиях, а в памятном 1937-м был посажен на Дальнем Востоке за «подготовку покушения на маршала Блюхера». Вскоре посадили самого Блюхера и Семена Позена освободили. После войны он с женой, тоже врачом, обосновался в Москве.

Алеша в детстве увлеченно слушал рассказы друзей матери — востоковедов-японистов. Примерно к восьмому классу выбор жизненного пути был сделан: Институт стран Азии и Африки. И в 1981 году Алексей поступил на индонезийское отделение историко-филологического факультета ИСАА. Если кто не помнит, некоторые гуманитарные вузы в СССР считались идеологическими: там готовили бойцов идейного фронта. К их числу относились в первую очередь МГИМО и ИСАА, куда и собрался поступать Волин. В такие вузы требовалась рекомендация райкома ВЛКСМ. И Волин с приятелем отправился на собеседование с бюро райкома. Там ждали своей очереди еще трое молодых людей. Один из них поразил Волина тем, что знал назубок фамилии лидеров всех арабских компартий. Это был Михаил Маргелов, ныне председатель комитета по международным делам Совета Федерации. Они с Волиным дружат до сих пор.

Впрочем, недоброжелатели у Волина тоже есть. По крайней мере, один из его институтских знакомых заявил: «Некоторые птицы высоко залетают, а потом сверху гадят». Возможно, Волин не одобряет слишком назойливых людей, которые набиваются к нему в друзья сейчас, когда он достиг таких высот. Азиатский агент После института, в 1986 году, Волин пошел работать в АПН — Агентство печати «Новости». Ему повезло: он попал в самое перспективное подразделение — азиатскую редакцию. И хотя в ней работали всего 40 человек — капля в море АПН, коллектив которого составлял более тысячи человек, — она обеспечивала 80% всех публикаций в иностранной печати (как известно, АПН должно было агитировать за советскую власть зарубежные страны). Такие показатели не могли не радовать начальство, поэтому уже тогда, в годы застоя, азиатская редакция была настоящей кузницей кадров для МИДа и ЦК КПСС. Главным редактором сектора Западной Азии работал Борис Шахмурадов, в недавнем прошлом вице-премьер Туркмении, ныне осужденный как организатор покушения на отца всех туркмен, а политическим обозревателем — небезызвестный Вячеслав Костиков, который каждую неделю писал колонку в The Times of India и получал за нее $150 — немыслимые деньги по тем временам! В конце 1989-го Алексей отправился в Джакарту, став самым молодым заместителем заведующего бюро АПН в Индонезии. По традиции ему предстояло не столько поставлять информацию об индонезийских делах, сколько пропагандировать советские достижения среди аборигенов. Допустим, сегодня Горбачев сказал речь, а завтра она должна появиться в местных газетах. Чтобы этого добиться, надо было завести «прикормленных» журналистов. При всей сомнительности рекламируемого продукта это был настоящий PR, хотя сам Алексей тогда еще не сознавал этого.

Впрочем, на этом поприще ему развернуться не удалось: в Союзе все меньше интересовались заграницей, и сами сотрудники бюро, приникнув к радиоприемнику, ловили тревожные вести из дома. В августе 1991-го один из них ворвался в корпункт с криком: «В Москве переворот!» Прочие понимающе переглянулись: опять белая горячка. Многие вдали от дома быстро спивались. Но все оказалось правдой, и после краха путча новое руководство АПН закрыло отделения агентства в большинстве стран мира. 25 декабря 1991 года Волин вернулся в Советский Союз, которого, по странному совпадению, в тот же день не стало.

В начале 90-х, когда зарплата в бюджетных организациях начала стремиться к нулю, все побежали из АПН (которое к тому времени уже было переименовано в РИА «Новости») кто куда: кто — в коммерческие структуры, кто — во власть. Остались только старики, которым надо было где-то отсидеться до пенсии, и амбициозная молодежь. Среди немногих последних был Волин.

Узнав, что Волин в Индонезии занимался экономической тематикой, его определили в экономический отдел. Надо сказать, не очень модный. Ведь тогда все были увлечены политической борьбой, а чем в правительстве занимаются Шохин, Нечаев, Чубайс, никто понятия не имел. И главное, никто не хотел в это вникать, тем более что модные тогда слова «транш» и «приватизация» большинству граждан мало что говорили. А Волин за годы работы в Индонезии с этими понятиями чуть ли не сроднился: там транши, реструктуризации и прочие проблемы развивающейся экономики были повседневной реальностью. Так он начал освещать деятельность правительства. Сначала правительство возглавлял Гайдар, а потом Черномырдин. Надо сказать, что журналистский пул в правительстве был тогда гораздо меньше, чем сейчас. На постоянной основе в него входило только три информагентства (РИА «Новости», ТАСС и Интерфакс). И в 1993—1995 годах Волин, по его собственному признанию, от ЧВС не отходил. Так появились связи в правительственных кругах.

Сюрприз от «киндера»

Но по-настоящему в большую политику Волина привел Михаил Лесин, нынешний министр печати и информации. Они познакомились в РИА «Новости» в 1994 году, когда Лесин возглавлял коммерческое подразделение «ТВ-новости», а Волин был заместителем директора Главной дирекции информации. В том же году Волин стал сотрудничать с программой «Деловая Россия», которая выходила на ВГТРК. А потом были выборы Ельцина. Волин говорит, что его задействовали в предвыборной кампании как журналиста, работавшего на «Деловой России». Просто потому, что предвыборной кампанией занималось агентство «Видео Интернешнл» — соучредитель программы. Для агентства это был самый масштабный и престижный проект, поэтому подключены были все силы, какие только можно. Но некоторые наблюдатели склонны полагать, что в ельцинскую кампанию Волина пригласил именно Лесин. В 1995-м Волин стал первым заместителем гендиректора РИА и одновременно замом Акопова по «Деловой России». А Акопов, в свою очередь, был дружен с Лесиным. Якобы он их с Волиным и познакомил. И хотя Лесин к тому времени из «Видео Интернешнл» официально уже ушел, однако партнерские отношения с ним сохранил. Он принимал самое непосредственное участие в подготовке выборов. И взял Волина в свою команду. Избирательная кампания еще больше их сблизила, и когда в 1996 году Лесин возглавил управление по связям с общественностью администрации президента, он пригласил Волина к себе. Кроме него с Зубовского бульвара он забрал Михаила Маргелова (сейчас член Совета Федерации) и Владимира Семенова (одно время работал референтом Ельцина, потом вернулся в РИА «Новости»). Любопытно, что все трое — выпускники ИСАА.

Поначалу все шло как нельзя лучше — и заказчик, и журналисты были довольны. Но вскоре молодой команде стали навязывать бюрократические принципы, а, по мнению Волина, совмещение бюрократических принципов с рыночными ведет к полному развалу PR-деятельности. И Волин с Маргеловым ушли в «Видео Интернешнл» заниматься коммерческим пиаром.

Поклонники конспирологии утверждают, что свое тайное знание о PR Волин получил в США, куда в начале 90-х годов ездил на стажировку по линии одного из крупнейших международных PR-агентств. Там якобы он и свел дружбу со всеми выдающимися пиарщиками нашего времени. Мол, немало водки было выпито вместе на чужбине в минуты ностальгии.

Сам Волин опровергает эти слухи. Говорит, что после ИСАА никогда и нигде больше не учился. Разве что в мае 1998 года они вместе с Александром Акоповым (тот работал на российском телевидении, а Волин был в «Видео Интернешнл» директором по вопросам PR) отправились в Штаты смотреть, как NBC делает телевизионные анонсы. Но командировка продлилась всего пару дней. Позвонили из Москвы и сообщили, что Волина хочет видеть Кириенко, которого тогда только назначили премьером. (Кстати, ему Волина порекомендовала Джохан Поллыева, которая в то время была руководителем секретариата правительства. Они познакомились, когда Волин работал в той же «Деловой России».) На следующий день Волин был уже в Москве, где немедленно встретился с новоиспеченным премьер-министром. Вот как сам Волин рассказывает об этой встрече: «Он меня спрашивает, как я вижу информационную работу правительства. (А тогда шахтеры били касками у Белого дома, шли забастовки.) Я сказал, что бы я сделал. Кириенко говорит: «Хорошо, давай».

Я говорю: «Что — давай?»

— «Ну, приступай».

— «К чему?» — «Будешь начальником управления правительственной информации». И хотя у Волина были другие планы, он решил попытать счастья на ниве госслужбы.

На всех памперсов не напасешься

В августе, после дефолта, стало понятно: правительство Кириенко долго не протянет. И премьер, с которым у Волина сложились доверительные отношения, предложил ему возглавить РИА. Но Кириенко все документы оформить не успел — его на правах временно исполняющего обязанности сменил Черномырдин. Он мог бы сказать «нет», но — по старой памяти — назначение подписал. Волин за это благодарен Кириенко, Черномырдину и судьбе.

«Я пришел в АПН младшим редактором-стажером, я прошел все ступеньки, знал там всех — от управляющего делами до уборщиц и тетенек, выписывающих пропуска, — рассказывает Алексей. — И когда Кириенко спросил: «Хочешь?», я ответил: «Хочу!» Для меня это было важно: хоть два дня, но я занимал там высший пост, я сделал карьеру в этом здании! А когда я туда пришел, — продолжает Волин, — меня охватило отчаяние. Дефолт, бюджетного финансирования нет. Долги по «коммуналке» с 1997 года не уплачены, ремонт не делали с 1988-го».

Друзья говорят, что у Волина страсть все планировать заранее. Когда они с женой (Волин сейчас женат в третий раз, в феврале у него родилась дочь Александра) ждали рождения дочки, Алексей точно подсчитал, сколько памперсов ребенку потребуется на полтора года. И закупил две тысячи подгузников. Однако на сей раз жизнь опровергла его расчеты: когда родилась дочка, выяснилось, что памперсов понадобится как минимум вдвое больше.

Любовь к порядку распространяется, понятно, и на работу. В РИА Волин решил построить работу государственного агентства по принципу частной компании. Он сформировал собственную команду, сократил 400 человек, закрыл журнал «Россия», множество всяческих «Вестников». Затем стал активнее продавать новости по подписке, предлагать информационное обслуживание частным фирмам. Возглавляя РИА «Новости», Волин тоже тесно общался с Лесиным, который летом 1999-го стал министром печати и информации и с тех пор непосредственно курирует в правительстве эту структуру. Алексей Пушков, ведущий программы «Постскриптум» на ТВЦ: «У Волина хорошие отношения с Лесиным. Они оба люди из ельцинской команды. С другой стороны, Лесин — политический тяжеловес, который имеет интерес в бизнесе, связанном с рекламной деятельностью, со СМИ. И ему нужны союзники в аппарате правительства, отвечающие за связи с общественностью».

Высоко сижу, далеко гляжу

Предложение стать заместителем руководителя аппарата правительства в 2000 году исходило непосредственно от премьер-министра Касьянова, хотя и было передано через Игоря Шувалова, руководителя аппарата. «От таких предложений не отказываются», — считает Волин. Так на чей имидж работает сейчас Волин — правительства в целом или лично премьера? По словам Волина, на имидж правительства. Однако аналитики с ним не согласны. Борис Макаренко, первый заместитель генерального директора Центра политических технологий: «Сейчас надо говорить о Волине как де-факто пресс-секретаре Касьянова (де-юре таковой является Татьяна Разбаш. — «Профиль»). Волин остается незаметным пиарщиком. Его работа угадывается по тому, как себя ведет Касьянов, а его поведение, на мой взгляд, безупречно. Касьянов действует на опережение, а не реагирует на свершившееся событие, как 99% российских политиков. В этом проявляется и его личная склонность, но ясно, что ему подсказывают. Где здесь Волин, а где сам Касьянов, сказать трудно, но, думаю, в формировании публичной линии поведения премьера без Волина не обходится». Волин косвенно подтверждает это мнение.

«Кто первый дал информацию, тот и прав, — говорит он.

— Я должен первым сообщить новость — тогда это будет моя интерпретация. Все остальные будут оправдываться или пытаться со мной спорить. Но уже на базе того, что сказал я».

Волин иногда и сам выступает с заявлениями. Чаще всего на темы актуальные, но не очень удобные для премьера. Так, он резко выступил против введения «закона Божьего» в школах и повышения пошлин на подержанные иномарки. Это были не какие-то комментарии на бегу, а развернутые выступления. При этом Волин был подчеркнуто обезличен.

Борис Макаренко: «В этом есть своя игра. Выступает не Касьянов, а Волин, но он замглавы аппарата, который отвечает за публичную деятельность правительства, значит, не может выражать иную точку зрения, кроме точки зрения премьера. Или кабинета в целом. Кабинет в целом не выходит: слишком долго в нем сохранялись противоречия по вопросу об иномарках и пошлинах на них. Значит, за ним стоял Касьянов, который таким образом позиционирует себя как либерал. Позиция как нельзя более выигрышная». Говорят, лучше всего получается рекламировать то, во что сам веришь. Волин любит хорошие машины и ездит на «мерседесе-гелиндевагене».

«Подержанном, — подчеркивает он.

— А по поводу дискуссий в правительстве, что подержанная иномарка — это плохо, я всегда говорил, что готов потягаться с любыми новыми «Жигулями». У меня автомобиль мощный, развивает большую скорость. Сижу высоко, все хорошо вижу. Но главное — никто не подрезает!»

Гражданин раскрученный

«Вообще-то, — добавляет сам Волин, — я гражданин раскрученный, и ко мне часто обращаются журналисты, чтобы узнать, что лично я, Леха Волин, думаю по тому или иному вопросу. В таких случаях я говорю: это мое личное мнение. Правда, журналисты не всегда в это вникают, а для меня как специалиста по PR одно удовольствие «размять» «клиента» через СМИ».

Он сформировал свой круг журналистов. Это люди, которым не надо ничего объяснять. Они постоянно пишут о деятельности правительства, поэтому любую информацию схватывают на лету.

«Недавно, — рассказывает Волин, — мне пришло по электронной почте письмо. Пишет какой-то новый журнал про кошек и собак: «Просим аккредитовать в Белом доме на заседания правительства». И ссылка на закон о печати. Я не поленился, написал им в ответ: «Уважаемые господа! С удовлетворением узнал о появлении журнала про кошек и собак. Обещаю, что на первое же заседание, где будут рассматриваться вопросы, входящие в сферу интересов вашего издания, вы будете обязательно приглашены». Журналисты подтверждают: Волин работает только со своими. Сотрудник одного российского телеканала рассказал: «Звонит Волин: мол, Касьянов едет в поездку, от вас с ним летит журналист Иванов».

— «Иванов не может, у него много работы».

— «Тогда никто не летит». Все, разговор окончен. Ведь Иванов скажет то, что нужно, а Петров может ошибиться и тем самым нанести ущерб имиджу правительства.

Временный в правительстве

Сам Волин рассматривает пребывание в Белом доме как временное. Считает, что нельзя долго засиживаться на одном месте: мозги засыхают. Мол, идеально переходить с госслужбы в бизнес-структуры и наоборот. Некоторое время назад он так и делал: из администрации президента — в «Видео Интернешнл», оттуда — в правительство. Но вот потом пошла сплошь государственная служба: РИА «Новости», снова правительство, где он работает вот уже около трех лет. До недавнего времени РИА оставалось его прочным «запасным аэродромом», фактически вторым местом работы. Многие закрытые брифинги на «околоправительственные» темы проводились в его кабинете в РИА. Однако в конце прошлого года в РИА пришла новая команда, близкая к бывшему замруководителя администрации президента и главе пресс-службы «Газпрома» Сергею Звереву (ныне он возглавляет компанию «КРОС»). «РИА «Новости» у нас отобрали, мои люди оттуда ушли,» — с горечью констатирует Волин. Однако люди осведомленные не склонны драматизировать ситуацию. «Конечно, эмоционально это сказалось на нем, — признался нам информированный источник. — Но это ни в коей мере не удар по нему. Правда, такое решение может помешать ему вернуться в РИА в случае отставки из власти».

Профиль origindate::03.04.03