Алексей Миллер: Год в "Газпроме"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Команда Миллера. Кто есть кто

Оригинал этого материала
© "Политком", [[testdate2::origindate::15.05.2002]], Фото: "Коммерсант"

Алексей Миллер: Год в "Газпроме"

Алексей Макаркин 

Исполняется год с того момента, как протеже Владимира Путина стал председателем правления ОАО "Газпром", что позволяет подвести некоторые итоги его деятельности на этом посту. Что, как и с какой командой делает Миллер?

Миллер неоднократно подвергался упрекам в нерешительности, а то и в прямой неспособности руководить столь крупной структурой (напомним, что ранее он возглавлял сравнительно небольшое АО "Балтийская трубопроводная система (БТС)" и относительно недолго занимал пост заместителя министра энергетики).

Кадровая революция

Converted 13001.jpg

Алексей Миллер

Одной из основных задач Миллера на посту главы "Газпрома" стала смена руководящего состава компании, который представлял собой сплоченную корпорацию профессиональных газовиков, объединенных лояльностью по отношению к Рему Вяхиреву. Достаточно вспомнить, что попытка первого вице-премьера Бориса Немцова инициировать дискуссию на заседании правления "Газпрома" завершилась ничем: кроме Вяхирева все остальные топ-менеджеры демонстративно молчали, показывая полное единство со своим шефом.

К настоящему моменту можно сказать, что по количественным показателям план по замене менеджмента выполнен. Практически все ключевые посты в "Газпроме" заняли новые люди. Рем Вяхирев, правда, пока что остается председателем совета директоров, однако его роль практически чисто церемониальная. Кроме того, мало кто сомневается, что его пребывание на этом посту носит временный характер. Остается пока в компании и первый заместитель председателя правления Вячеслав Шеремет - однако, по данным СМИ, он лишен права подписи и превратился в "хромую утку", а слухи о его уходе начались еще в конце прошлого года. В отличие от Вяхирева его кандидатура даже не выдвинута в новый состав совета директоров газового монополиста; Шеремет утратил пост и главы совета директоров "Сибура".

Возглавив "Газпром", Миллер оказался в ситуации кадрового голода. Собственной команды, способной управлять компанией, у него не было; в наличии имелась лишь небольшая группа менеджеров, которые работали или были знакомы с ним раньше, в подавляющем большинстве в период работы в Петербурге (отсюда и большое количество питерцев в "Газпроме"). Ее встраивание в систему "Газпрома" в ряде случаев проходило по апробированной схеме: вначале члены новой команды занимают внешне незначительные должности, а спустя непродолжительное время получают резкое повышение.

Наиболее яркий пример такой карьеры - Елена Васильева, учившаяся вместе с Миллером в Ленинградском финансово-экономическом институте (правда, несколькими курсами старше). Затем они вместе работали в АО "Морской порт Санкт-Петербург" и в АО "БТС", где Васильева была главным бухгалтером. В июле 2001 года она была назначена заместителем руководителя аппарата правления "Газпрома", а уже спустя пару месяцев стала главным бухгалтером в ранге заместителя председателя правления.

Аналогичный путь проделал и Александр Красненков, бывший в Петербурге гендиректором гостиницы "Астория" и хорошо знакомый с нынешним главой "Газпрома" еще в бытность того чиновником Комитета по внешним связям питерской мэрии. Первоначально он пришел в "Газпром" в качестве помощника Миллера, а вскоре возглавил департамент по управлению имуществом компании. В АО "БТС" с Миллером в качестве руководителя налоговой группы работал Кирилл Селезнев, который стал еще одним помощником председателя правления "Газпрома". Ждать нового назначения ему пришлось несколько дольше - лишь в апреле 2002 года 28-летний Селезнев стал начальником департамента маркетинга, переработки газа и жидких углеводородов.

Вообще, роль аппарата "Газпрома", который при Вяхиреве выполнял сугубо вспомогательные функции, при Миллере существенно изменилась. Эта структура стала не только кадровым инкубатором, но и местом принятия решений, касающихся политики компании. Это произошло после назначения на пост главы аппарата 32-летнего питерца Михаила Середы, который, по некоторым данным, был рекомендован Миллеру лично президентом. "Газета" даже называет Середу в числе возможных претендентов на пост главы компании в случае отставки Миллера. Однако такой сценарий выглядит на сегодняшний день не очень вероятным, учитывая не просто малую известность Середы, но и не очень высокий формальный статус занимаемого им ныне поста.

Впрочем, многие земляки Миллера приходили на ключевые должности в "Газпром" напрямую, минуя промежуточные стадии. Так, Виталий Савельев, длительное время руководивший банком "МЕНАТЕП-Санкт-Петербург", стал заместителем председателя правления компании по финансам. Еще один питерский банкир, в прошлом глава банка "Санкт-Петербург" Юрий Львов возглавил Газпромбанк (ранее он был заместителем министра финансов, отвечающим за вопросы валютного регулирования). Впрочем, наличие двух финансистов из конкурирующих структур может стать для команды Миллера не только плюсом, но и в определенной степени минусом.

Михаил Аксельрод с поста заместителя гендиректора "Ленэнерго" перешел на должность начальника департамента инвестиций и строительства. Бывший коллега Миллера по Комитету по внешним связям питерской мэрии Андрей Круглов в апреле 2002 года возглавил департамент корпоративного финансирования, сменив на этом посту "человека Волошина" Александра Семеняку.

Александр Дыбаль стал руководителем департамента информационной политики - ранее он был топ-менеджером на радио "Балтика", а перед назначением в "Газпром" работал в Центре стратегических разработок "Северо-Запад" - дочерней структуре "Центра Грефа". Вскоре после своего назначения в "Газпром" Дыбаль сменил Альфреда Коха на посту главы совета директоров компании "Газпром-медиа", управляющей принадлежащими "Газпрому" СМИ. В его задачу входит продажа медийных активов "Газпрома", причем с наибольшей выгодой для компании и при этом "политически грамотно".

Из Минэнерго, в котором Миллер проработал около года, он практически не взял новых менеджеров для "Газпрома". Это и неудивительно - он с самого начала рассматривал свой пост в министерстве как временный. Впрочем, есть исключение: начальником департамента по управлению персоналом стал Борис Кузьмин, возглавлявший почти 10 лет соответствующее министерское подразделение.

Выходцы из спецслужб занимают сравнительно скромное место в команде Миллера. Наиболее известен среди них заместитель председателя правления по административным вопросам Сергей Лукаш, офицер действующего резерва ФСО, в прошлом охранявший Путина. По данным "Граней.ру", в "Газпром" также перешел Виктор Жуков, ранее работавший заместителем директора департамента экономической безопасности ФСБ, который курирует генерал Юрий Заостровцев. Еще один сотрудник ФСБ (в прошлом) Виктор Корчемкин по инициативе "Газпрома" стал временным управляющим ОАО "Запсибгазпром".

Показателем отношения Миллера к команде Вяхирева является крайне скудное карьерное продвижение старых газпромовских менеджеров, особенно из центрального аппарата. По сути дела кадровая революция Миллера означала разрыв с вяхиревской традицией. Однако "штучные" кадры из старой системы (особенно те, кто не принадлежал к фаворитам Вяхирева) были сохранены и даже получили импульс для карьерного роста.

Первоначально повышение получил Петр Родионов - из "простых" замов он стал первым. Назначение выглядело логичным - 50-летний Родионов был не только моложе большинства вяхиревцев (и, следовательно, более совместим с Миллером), но и не был особо близок к экс-главе "Газпрома". Кроме того, он был также в некотором роде земляком Миллера (до приезда в Москву Родионов возглавлял "Лентраснгаз"). Однако уже спустя несколько месяцев он подал заявление об отставке, которое было удовлетворено. Родионов оказался чужд новой команде и при этом воспринимался старой как "отступник". Его инициатива по полному отказу от "Сибура" как непрофильного актива вызвала резкую критику как со стороны Шеремета, так и миллеровцев.

Зато профессиональный специалист в области внешней торговли Юрий Комаров, похоже, пришелся ко двору. Во второй половине 90-х годов он руководил "Газэкспортом", но потом был вынужден уступить свой пост младшему Вяхиреву, получив в виде компенсации должность начальника департамента зарубежных связей "Газпрома". С приходом Миллера его функции расширились (он получил кураторство над проектами в странах СНГ и Балтии), а затем Комаров был назначен зампредом правления. Теперь он должен разобраться с проблемами венгерских, греческих и прочих партнеров "Газпрома".

Свои посты в компании сохранило еще несколько менеджеров из старой команды. Это начальник департамента экономической экспертизы и ценообразования Елена Карпель, начальник департамента по добыче газа, газового конденсата, нефти Василий Подюк и др. Однако некоторые менеджеры, контракты с которыми были продлены осенью прошлого года, остаются в "Газпроме" и сейчас. Среди них уже упомянутый выше Семеняка, а также Александр Казаков, ведавший вопросами корпоративного управления, который стал членом Совета Федерации.

Единственным региональным менеджером "Газпрома", сделавшим блестящую карьеру при Миллере, стал Александр Ананенков, который около пяти лет возглавлял одно из наиболее успешных региональных подразделений "Газпрома" - "Ямбурггаздобычу". Теперь он отвечает за производственную деятельность монополиста в ранге заместителя председателя правления.

Не новичок в отрасли и Александр Рязанов, назначенный заместителем Миллера с главной задачей - разобраться с СИБУРом. До 1998 г. он был гендиректором Сургутского газоперерабатывающего завода, откуда ушел по настоянию Якова Голдовского (перед этим сутки отсидев в КПЗ, куда, как рассказывают, к нему приходил для беседы глава СИБУРа). В 1999 году он был избран депутатом Госдумы.

Впрочем, не все миллеровские новички являлись до этого жителями северной столицы. Особенно это стало заметно уже в нынешнем году, когда "скамейка запасных", видимо, иссякла. Так, Юрия Ремовича Вяхирева на посту главы "Газэкспорта" сменил Олег Сиенко, руководивший московскими компаниями "Мост-ойл" и "Газкоммерц". Компанию "Газпромавиа" возглавил Андрей Овчаренко, бывший начальник отдела аэропорта "Шереметьево". Но в авиационных кругах он более известен как сын Станислава Овчаренко, в прошлом высокопоставленного сотрудника Министерства гражданской авиации СССР, уже в российских властных структурах возглавившего управление лицензирования Федеральной службы воздушного транспорта. Главой ООО "Сжиженный газ" стал выходец из Белгородской области Юрий Селиверстов, где он возглавлял областную думу и Белгородский акционерный дорожный банк.

Во главе департамента зарубежных связей "Газпрома" встал Станислав Цыганков, работавший в структурах Гутабанка и правительства Московской области. При губернаторе Тяжлове банк и область тесно сотрудничали, а при Громове вдрызг разругались: Цыганкова вызывали в следственные органы, но все обошлось. В последнее время Цыганков верстал бюджет Чукотки для Романа Абрамовича, что породило версию о том, что "семейные" все же оказывают влияние на формирование миллеровской команды. Однако к "ближнему кругу" Абрамовича Цыганков не принадлежал, а был в его администрации лишь приглашенным специалистом, который не совсем пришелся ко двору.

Таким образом, ключевые посты в компании заняли люди с опытом работы в рыночных условиях, но в фирмах значительно меньших, чем "Газпром". Так что плюс свежего взгляда уравновешивается минусом нехватки опыта. Кроме того, сформированная команда обладает еще одним свойством: ее питерский характер делает крайне сложной состыковку с любым "непитерским" руководителем "Газпрома".

Возврат активов

К моменту прихода Миллера в "Газпром" эта естественная монополия представляла собой "головную структуру" с большим количеством дочерних предприятий, вышедших в разное время из под ее контроля, а также с колоссальными непрофильными инвестициями. Почти весь высший газпромовский менеджмент принимал активное участие в создании СИБУРа, ИТЕРА, "Газметалла", "Интерпрокома" и других подобных структур.

Одной из основных тем, которые изначально вызывали внимание Миллера, стали взаимоотношения между "Газпромом" и "Сибуром". После того, как Яков Голдовский вначале фактически, а затем и юридически возглавил "Сибур", произошло установление полного и реального контроля над дочерними компаниями. Впрочем, как оказалось позднее, понятие "контроля" над дочерними компаниями вовсе не означало то, что "Сибур" получит в них контрольные пакеты. Речь шла о контроле со стороны Голдовского и его окружения, что в конечном счете и привело к бурным событиям 7-9 января 2002 года, когда были заключены под стражу Голдовский и вице-президент "Сибура" Евгений Кощиц.

В течение последних месяцев "Газпрому" удалось сменить менеджерскую команду, которая управляет "Сибуром" путем начала процедуры банкротства. Президентом "Сибура" стал продвинутый на этот пост Миллером Вячеслав Скворцов, что, впрочем, не привело к восстановлению реального контроля над "сибуровскими" дочерними компаниями, на которых претендуют кредиторы из числа нефтяных компаний. Технологическая цепочка, созданная Голдовским, фактически рассыпалась.

Не менее сложным является вопрос о судьбе "Запсибгазпрома", контрольный пакет в котором "Газпром" утратил в прошлом году. Цифры почти "сибуровские": было 51%, стало 37. Разница только в том, что счастливыми новыми акционерами стали фирмы, близкие не к Якову Голдовскому, а к ИТЕРА. После того, как и в этом случае была инициирована процедура банкротства, временным управляющим "Запсибгазпрома" стал представляющий интересы "Газпрома" Виктор Корчемкин, однако до установления контроля "Газпрома" за ключевой "дочкой" - "Севернефтегазпрома", имеющего лицензию на разработку Южно-Русского месторождения - еще далеко. Пока что по результатам нескольких допэмиссий к лету 2001 года пакет "Запсибгазпрома" в "Севернефтегазпроме" сократился до 11%.

Подобные схемы использовались и в отношении зарубежных партнеров "Газпрома". Так, венгерская империя Михаила Рахимкулова, включающая в себя ООО "Интерпроком", Altalanos Ertekforgalmi Bank (AEB), a также осуществляющая частичный контроль над "Панрусгазом" (СП, собственниками которого являются "Интерпроком", АЕВ, венгерский концерн MOL, а также "Газэкспорт", имеющий всего 31% акций), фактически вышла из-под контроля "Газпрома". Ресурс Рахимкулова связан не только со структурированными отношениями с бывшим руководством "Газпрома", но и с Александром Мамутом - их структуры были до прошлого года совладельцами банка КОПФ, который фактически обанкротился после дефолта 1998 года (Мамут был президентом банка, а Рахимкулов - председателем совета). Примечательно, что в прошлом году КОПФ был приобретен структурами, входящими в состав СИБУРа (основным кредитором был "Газпром"). Пока что никаких видимых действий по отношению к структурам Рахимкулова со стороны руководства "Газпрома" предпринято не было. Примечателен лишь небольшой штрих: в состав совета директоров банка АЕВ вошел влиятельный глава аппарата "Газпрома" Михаил Середа.

Непонятными являются и взаимоотношения монополиста с ЗАО "Газметалл" Алишера Усманова, который контролирует Лебединский ГОК и Оскольский электрометаллургический комбинат. При этом "Газпром", как и в предыдущих случаях, контрольного пакета в "Газметалле" не имеет. К тому же до сих пор неясно, насколько "профильными" являются для "Газпрома" инвестиции в металлургию. Пока что структуры Усманова отказались от уже было проведенной масштабной операции по покупке контрольного пакета акций банка "Еврофинанс", быстро сбыв их покупателям почти без прибыли.

Особенностью вяхиревского "Газпрома" была цепь негласных договоренностей с участием первых лиц компании (и их родственников) и "пришлых" людей типа Голдовского, Рахимкулова, Усманова и др. Теперь Миллер пытается упорядочить эту систему, введя ее хотя бы в относительно цивилизованное русло, и "отсечь" явно непрофильные активы. При этом новое руководство "Газпрома" понимает, что можно хоть завтра "посадить на нары" вместе с Голдовским целый ряд известных бизнес-фигур, но это приведет к полной дезорганизации работающей системы. Ведь было бы упрощением называть перечисленные выше структуры только "рыбами-прилипалами" при "Газпроме". Фактически Вяхирев и его окружение делегировали функции управления структурами "Газпрома" доверенным людям, которые получали реальный контроль, но при этом добивались наибольшей отдачи от своих новых "владений". На единовременный подрыв этой системы Миллер пойти не может, особенно если учесть, что в IV квартале прошлого года "Газпрому" пришлось привлечь кредиты в основном от госбанков (Внешторгбанк, Сбербанк) на огромную сумму - более 1 млрд долл., тогда как монополист традиционно считается одним из основных доноров российской экономики, а уж никак не должником. В СМИ уже начали сравнивать "Газпром" с "Энроном", банкротство которого доказало, что рухнуть может любая, даже самая крупная корпорация.

Система союзов

Когда Миллер пришел к руководству "Газпромом", он выглядел одиноким выдвиженцем президента, что делало его удачной мишенью для действий оппонентов. Наиболее жестким ударом по Миллеру в публичном пространстве стало распространение в прошлом году по каналам официозной интернет-службы "Страна.ру" информации о предстоящей отставке главы "Газпрома". Однако новая атака на "Газпром" уже в нынешнем году, когда структуры налоговой полиции объявили о возможности возбуждения уголовного дела по факту недоплаты компанией налогов в бюджет, уже не произвела столь сильного впечатления. Возможно, что это было связано с тем, что у Миллера к тому времени появилась система связей в бизнес-сфере. Он перестал быть только человеком президента, став участником неформального объединения, которое можно условно назвать БМП - Богданчиков-Миллер-Пугачев.

Каждая из этих трех крупных бизнес-фигур имеет прямой доступ к президенту, хотя их история отношений с Путиным различна. Миллер является прямым протеже президента в "Газпроме", Пугачев лично знаком с главой государства еще с питерских времен, а сближение Богданчикова с Путиным относится уже к 2000-2001 годам. Несмотря на то, что Пугачев, по мнению некоторых экспертов, ранее примыкал к "семейной" группе (через связи с Управлением делами президента при Павле Бородине), то теперь его интересы противоположны "семейным", а партнерами во власти нынешнего сенаторы от Тувы являются, по сообщениям СМИ, соратники Путина из числа бывших офицеров КГБ. Богданчиков сменил в "Роснефти" в 1998 году тесно связанную с "Семьей" менеджерскую команду Юрия Беспалова. Миллер в своей кадровой политике активно "ставит" на своих земляков-питерцев в ущерб близким к "семейным" структурам (и лично к Александру Волошину) менеджерам, которые вынуждены покидать "Газпром" и окологазпромовские структуры. Среди них Александр Семеняка и бывший первый заместитель председателя правления Газпромбанка Александр Черноиван.

Доказательством существования неформальной группы БМП является целый ряд скоординированных действий "Газпрома", "Роснефти" и Межпромбанка в экономической сфере. Так, "Газпром" и "Роснефть" в октябре прошлого года договорились о создании СП на паритетных началах, участниками которого выступают их "дочки": ЗАО "Росшельф" и ОАО "Роснефть-Пурнефтегаз". Данное СП призвано заниматься разработкой пяти крупных нефтяных и газовых месторождений, расположенных в Ямало-Ненецком автономном округе и на шельфе Баренцева моря. В СМИ уже отмечалось, что Богданчиков рассматривается в качестве одного из кандидатов на место Миллера, но, похоже, что нынешняя расстановка сил вполне устраивает главу "Роснефти". Недаром, в ходе недавней встречи с Путиным он заявил, что удовлетворен сотрудничеством с "Газпромом".

Также на паритетных началах создали в начале нынешнего года СП "Русский уголь" Межпромбанк и "Роснефть". Эта структура уже успела зарекомендовать себя как агрессивный игрок на рынке, выразив намерение стать совладельцем таких крупных предприятий как "Ростовуголь", "Челябинскуголь", "Тулауголь", "Дальвостуголь" (в нынешнем году как раз на конкурс выставлен его 40%-ный пакет), "Приморскуголь" (в 2002 году будет продано 36,3% его акций). Кроме того, "Русский уголь" ведет переговоры с близкой к Николаю Аксененко компанией "Трансрейл" о покупке блокирующего пакета "Кузбассразрезугля". Главным конкурентом "Русского угля" выступает "семейная" группа МДМ, с которой они уже вступили в марте в жесткую борьбу за 44%-ный пакет акций "Красугля", который МДМ уже считала своим (известно, что МДМ претендует и на "Приморскуголь"). Сотрудничество "Роснефти" и Межпромбанка не ограничивается непрофильной для нефтяников угольной сферой - банк кредитует особенно важный (в том числе и с политической точки зрения) для компании Богданчикова проект добычи нефти в Чечне. В борьбе за контроль над "Славнефтью" Межпробанк активно стремился сделать главой компании вице-президента "Роснефти" Анатолия Барановского.

Алексей Миллер в качестве главы "Газпрома" также учитывает интересы Межпромбанка. В середине апреля он подписал приказ о назначении гендиректором ООО "Баштрансгаз" Александра Веремеенко, в течение длительного времени руководившего уфимским филиалом Межпромбанка. Новый глава газпромовской "дочки" является братом Сергея Веремеенко - в прошлом ближайшего сотрудника, а ныне преемника Сергея Пугачева в Межпромбанке. По некоторым данным, структуры Пугачева проявляют пристальный интерес и к такому давнему партнеру (и акционеру) "Газпрома" как ОАО "Стройтрансгаз".

Очевидно, что группа БМП объективно может играть роль альтернативы "семейному" клану, однако по своей структурированности и сплоченности она не "дотягивает" до своих конкурентов. Пока БМП не удалось стать даже основной экономической силой внутри питерского "сообщества" - альтернативой ей в данном случае пока выступает коалиция Мордашова-Когана ("Северсталь"-Промстройбанк Санкт-Петербурга). Однако позиции Миллера в бизнес-сфере все равно укрепились.

Перспективы

В качестве главы компании Миллер призван добиться того, чтобы "Газпром" стал прозрачной компанией, чего уже давно добиваются миноритарные акционеры под предводительством Бориса Федорова. Проблема в том, для кого именно он будет прозрачен. В любом случае ясно, что для государства, которое является крупнейшим акционером (38%) "Газпрома", но не было в курсе того, что происходит внутри него. В лучшем случае оно получало из компании очередную порцию денег для бюджета, но имело весьма смутное представление о том, из какой заначки они извлечены.

Миллер в компании фактически является "государевым человеком", полпредом Путина. По информации из близких к "Газпрому" источников, президент лично встречался с кандидатами на ряд ключевых должностей в новом руководстве компании. Он принимает окончательные решения по наиболее важным вопросам ее функционирования. С одной стороны, это замедляет процесс принятия решений, как это произошло с либерализацией рынка газпромовских акций. Но, с другой, без постоянной поддержки Путина Миллера вряд ли сможет продержаться, даже несмотря на участие в группе БМП. Вопрос только в том, сколько времени будет продолжаться "опека" со стороны президента.