Алексей Миллер заходит на четвертый срок вместе с президентом Путиным

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Путин и Миллер2.jpg

Алексей Миллер будет управлять [[:Категория:Газпром |«Газпромом»]], по крайней мере, до 2021 г. – Кремль одобрил его кандидатуру

Он, как всегда, остается послушным инструментом в руках властей и продолжает решать политические, а не коммерческие задачи. И совершает при этом непростительные промахи, уничтожающие компанию.

С газом по жизни

Решение об очередном назначении Миллера согласовано в администрации президента, а правительство уже поручило членам совета директоров «Газпрома», представляющим государство (допустим, министру энергетики Александру Новаку или бывшему премьеру Виктору Зубкову), проголосовать как надо. Официально о продлении контракта Миллера должны сообщить со дня на день.


Близкий друг и соратник президента России Владимира Путина (с 1991 г. они работали вместе – начали еще в мэрии Санкт-Петербурга) станет настоящим аксакалом государственного капитализма. В случае консервации нынешнего политического режима Алексей Миллер вполне может усидеть в кресле руководителя корпорации до 2021 г., значит, на протяжении 20 лет у «Газпрома» будет несменяемый глава. Так долго продержаться не удалось никому из когорты так называемых эффективных менеджеров (например, железнодорожный патриарх Владимир Якунин был на вершине РЖД 12 лет – с 2003‑го по 2015 г.). Это свидетельствует, что государство довольно работой Миллера: если не успехами на коммерческой ниве, то уж точно лояльностью и управляемостью.


Доволен своими трудами и он сам. Согласно отчету «Газпрома» за IV квартал 2015 г. (опубликован 15 февраля), члены правления в прошлом году получили в сумме 2,7 млрд руб. За 12 месяцев их содержание выросло на 13% (с 2,39 млрд руб. в 2014 г.). На зарплаты пришлось 1,43 млрд руб. (+50,53% за год), на премии – 1,16 млрд руб. (–22,15%). Все средства разделили между собой 17 человек. Получилось по 159 млн руб. на человека в год, или по 13,25 млн руб. в месяц.


Денежное довольствие газпромовцев растет на фоне накопления проблем и системных ошибок, ведущих к распаду предприятия. Так, директор East European Gas Analysis (EEGA) Михаил Корчемкин уверен, что четвертую пятилетку Миллера «Газпром» попросту не переживет. Мы выделили пять ключевых промахов в управлении корпорацией, которые ставят под вопрос дальнейшее существование единого и неделимого «Газпрома».


Промах №1: ухудшение хозяйственных показателей


В 2015 г. компания выкачала из недр 418,47 млрд куб. м природного газа. Производство топлива сократилось на 6% – с 443,9 млрд куб. м в 2014 г. В последнюю пятилетку Миллера (с 2011 г.) оно упало на 18,5%. С 2001 г., то есть за 15 лет его правления добыча снизилась на 18,3%, а по сравнению с пиковым значением 2006 г. (556 млрд куб. м) – почти на 25%.


Кстати, газовой монополии удалось нарастить экспорт углеводородов в Европу до 158,6 млрд куб. м (+8% к 2014 г.). Но до уровня 2013 г. (161,5 млрд куб. м) дотянуться так и не удалось. Для сравнения: полтора десятка лет назад «Газпром» поставлял в Старый Свет 127 млрд куб. м газа.


Если взглянуть на свежую отчетность корпорации, то может показаться, что у нее все в порядке. Но ключевые показатели выросли не в результате грамотного планирования, а благодаря девальвации рубля. По итогам девяти месяцев 2015 г. предприятие заработало 690,27 млрд руб. Чистая прибыль выросла на 20,54% по сравнению с аналогичным периодом 2014 г. За то же время российская валюта ослабла примерно на 70%. Экспорт «голубого топлива» в Европу принес 1,43 трлн руб. – выручка прибавилась на 16,26%. Но и операционных расходов стало больше на 5% (3,17 трлн руб.). А размер чистого долга подскочил почти на четверть – до 2,02 трлн руб., что также связано с курсовыми колебаниями, пояснили в «Газпроме».


Эффект девальвации уже во многом отыгран. Он не сможет и дальше сглаживать падение стоимости углеводородов. С февраля 2015 г. эталонный сорт нефти Brent подешевел практически в два раза – с $60,22 до $33,75 за баррель (сравнивалась стоимость черного золота на 15 февраля этого и прошлого года). Газ привязан к нефти, поэтому его котировки также со временем снижаются. Есть еще одна сторона вопроса – спрос на энергоносители. «Газовый рынок Европы в ближайшие годы продолжит сжиматься. Из-за ограничительных мер Еврокомиссии доля «Газпрома» здесь может упасть. Поэтому более перспективное для компании направление – Азия», – комментирует ведущий аналитик инвесткомпании «Окей Брокер» Роман Ткачук. Но ключевая проблема в том, что все проекты корпорации – та же «Сила Сибири» – требуют масштабных вложений. «Их экономическая целесообразность при текущих ценах находится под вопросом. «Газпром» хочет получить гарантию спроса со стороны потребителей. Пока безуспешно», – констатирует аналитик. «В ближайшие пять лет спрос на газ в Европе продолжит сокращаться, в Азии возможен незначительный его рост. При этом предложение будет увеличиваться за счет выхода на рынок Ирана и США. Кроме того, крупным игроком станет Австралия: проектная мощность заводов по производству сжиженного природного газа (СПГ) в этой стране к 2018 г. может превысить 70 млрд куб. м в год», – рассказывает директор методического департамента Национального рейтингового агентства (НРА) Максим Васин.


Именно поэтому нельзя исключить сценарий, при котором Алексею Миллеру придется как-то сбывать дешевеющий и невостребованный товар. Коммерческое предприятие в таких условиях стремится сокращать издержки и урезать инвестиционную программу. Но только не «Газпром». Здесь необходимо перейти ко второму стратегическому просчету руководства корпорации.


Промах №2: игнорирование интересов инвесторов


Дивидендная политика «Газпрома» также вызывает массу вопросов. В 2011 г., когда стартовал третий срок Миллера, акционеры получали 8,97 руб. с бумаги. В 2014 г. дивиденды сократились на 20%, до 7,2 руб. Вероятно, по итогам прошлого года они вырастут. Но тут есть два принципиальных момента. Во‑первых, увеличение выплат обеспечено девальвацией. Во‑вторых, больше 50% акций принадлежит государству, а ему, в общем-то, все равно, как работает «Газпром» (имеется в виду бизнес-составляющая) и сколько денег он принесет в бюджет в виде дивидендов. На остальных акционеров и правительство, и сам «Газпром» особого внимания не обращают.


«Я человек государев. Если будет сделано предложение продолжить работу, то продолжу работу», – говорил Миллер с державным пафосом в 2010 г., когда его спрашивали о перспективе дальнейшего пребывания на посту. Он и сам прекрасно понимает, что от него ничего не зависит. Руководитель «Газпрома» – аккуратный исполнитель, от него не нужно ждать инициативы. Как писал классик: «Ты придумаешь, ты же и будешь делать, тебя же и накажут, что плохо сделал». Обратная сторона такого послушания – низкая эффективность, сказывающаяся на акционерах.


Михаил Корчемкин приводит ярчайший пример наплевательского отношения к инвесторам. 29 февраля Алексей Миллер пришел с триумфальным докладом к президенту Путину. «Если говорить о тех тенденциях, которые есть в текущий период времени, с начала 2016 г., то объем поставок газа на экспорт вырос на 37,5%», – заявил он. «Государев человек» указал на ошибку «государя», приказавшего прошлой зимой резко снизить экспорт газа в Европу. Так президент пытался подорвать ресурсную базу реверсных поставок газа из ЕС на Украину», – комментирует Корчемкин. Действительно, Путин в ноябре 2014 г. говорил: «Если мы увидим, что кто‑то нарушает наши контракты по поставкам газа, мы будем сокращать объем, и физических объемов на европейском рынке будет просто недостаточно». В итоге реверс не прекратился, и из-за этого акционеры «Газпрома» потеряли $4 млрд выручки, сетует эксперт.


Вообще в последние 15 лет внутри «Газпрома» происходили странные с рыночной точки зрения вещи. Несмотря на падающий уровень добычи и сокращение доли на основном – европейском – рынке (она понизилась до 32%, с 39% в 2001 г.), инвестиционная программа компании увеличивалась и превысила в 2015 г. 1 трлн руб.: в течение прошлого года она раздулась на 24%. Новая программа подразумевает расходы в 842 млрд руб. При этом председатель совета директоров компании Виктор Зубков допускал, что и она увеличится до триллиона. В первый год работы Миллера на посту главы «Газпрома» размер инвестпрограммы был куда скромнее – в 2002 г. вложения планировались на уровне 170 млрд руб. Тогда удалось добыть 522 млрд куб. м «голубого топлива» (в 2015 г. – 418,5 млрд кубов), продать в Европу – 128,6 куб. м (158,6 куб. м). Сегодня деньги уходят на так называемые политические проекты «Газпрома» – попытку обойти Украину новыми газопроводами и строительство «Силы Сибири». За два года стоимость трубы в КНР выросла с 800 млрд руб. до 1 трлн руб. А на весь проект потребуется $55 млрд, или около 4 трлн руб. по курсу на начало марта 2016 г. С момента подписания контракта нефть подешевела почти в три раза (со $110 до $37), следовательно, коммерческая привлекательность «Силы Сибири» для России становится все более сомнительной.


Примечательна и динамика по персоналу. При Миллере штат корпорации удвоился: с 244 000 человек в 2001 г. до 460 000 в 2014 г. Доля руководителей выросла с 8,8% до 13,7%. Далее, за 15 лет правления Алексея Миллера бурение скважин увеличилось со 157 до 892 в год, количество разрабатываемых месторождений поднялось с 70 до 139.


Но все эти капитальные затраты не приносят особой пользы. Рыночная стоимость «Газпрома» в 2001 г. составляла $11,4 млрд. На пике, в 2008 г., она достигала $365 млрд. Сейчас – $47,7 млрд. В итоге инвестпрограмма, численность персонала, менеджмента, количество месторождений и скважин растет, а добыча и капитализация падают. Акционеры «Газпрома» остаются в проигрыше.


«Миллер, как руководитель крупной компании, отличается поразительно низкой эффективностью. Сжимаются рынки, падают капитализация и прибыль, списываются миллиарды долларов, потраченные впустую на заведомо ненужные проекты. Все они убыточны или же проваливаются еще до завершения», – критикует руководителя «Газпрома» партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин.


Промах №3: сомнительные подрядчики


Особые отношения «Газпрома» с подрядчиками вызывают вопросы не только у независимых экспертов, но даже у представителей власти. Глава ФАС Игорь Артемьев 17 февраля прошелся по одному из тендеров «Газпрома». Предприятие закупало трубы большого диаметра. «У меня уже даже слов нет. Мы видим просто потрясающую неэффективность этой компании», – сокрушался Артемьев, комментируя результаты аукциона на 7 млрд руб.: торги привели к снижению цены всего на 0,08%, а 32% от заказа (2,2 млрд руб.) получил трейдер «Трубные инновационные технологии» (ТИТ) Ивана Шабалова.


Ранее Шабалов руководил Северным европейским трубным проектом (СЕТП; контрольный пакет принадлежал братьям Ротенбергам – друзьям президента Путина). К 2010 г. компания-посредник обеспечивала «Газпром» трубами на 90%. Затем ФАС запретила Миллеру закупаться у посредников, и Ротенберги закрыли СЕТП. Теперь вовсю работает ТИТ. «Результат ужасен, на мой взгляд […] Мы не отстанем от «Газпрома» ни в коем случае, пока он будет посредников кормить», – пообещал Артемьев.


Ротенберги появляются на сцене в 2002 г., во второй год правления Миллера. Госкорпорация была лакомым куском – ежегодно она приобретала оборудование (в том числе и трубы) почти на $5 млрд. К 2004 г. две трети ее закупок проходили через дочернюю организацию – «Газкомплектимпэкс». Посредником между «Газпромом» и «дочкой» выступала компания «Газтагед», на 25% принадлежавшая Борису Ротенбергу. В 2008 г. братья создали компанию «Стройгазмонтаж», исправно получающую госконтракты.


1 марта 2016 г. Игорь Артемьев вновь раскритиковал «Газпром». Он уверен, что компания Алексея Миллера занимается лоббизмом и намеренно тормозит принятие пакета законов о прозрачности госсзакупок. Но, при всем уважении к Артемьеву, собака лает – караван идет: «Стройгазмонтаж» возглавил рейтинг Forbes «Короли госзаказа‑2016» с господрядами на сумму 555,5 млрд руб., а Иван Шабалов и его ТИТ заняли 9‑ю строчку (38,1 млрд руб.).


По словам Михаила Крутихина, выигрывают от деятельности «Газпрома» только подрядчики, «получающие контракты на строительство ненужных газопроводов с завышенными вдвое-втрое сметами».


Промах №4: напускной оптимизм


Алексей Миллер неоднократно и очень серьезно ошибался в прогнозах. Один из самых громких случаев – его пророчество о ценах на нефть в 2008 г. Он допустил, что котировки могут подскочить до $250 за баррель (тогда за бочку давали $140), а газ подорожает до $1000 за 1000 кубов. Миллер промахнулся в числах и в направлении движения цен: в начале 2009 г. «черное золото» подешевело в два раза.


Предкризисные месяцы 2008 г. подарили нам еще один прогноз руководителя «Газпрома». Тогда он говорил, что к 2016 г. капитализация корпорации достигнет $1 трлн (на деле – около $48 млрд, в 21 раз меньше).


Вряд ли такие расхождения между реальностью и прогнозами связаны с интеллектуальными способностями Алексея Миллера. Скорее, за всеми этими словами стоит желание выслужиться. Миллер любит отчитываться перед реальным руководителем «Газпрома» – Владимиром Путиным – о том, что компания прекрасно развивается. «Стратегию определяет Путин, который и дает указания, подрывающие эффективность «Газпрома», – говорит Михаил Крутихин. В качестве примера неэффективности он приводит старт строительства «Южного потока» без разрешения европейцев. «С одной стороны, Алексей Миллер играет роль почтальона, доносящего эти указания до компании. С другой – очковтирателя, приносящего президенту неоправданно оптимистические отчеты о деятельности и перспективах «Газпрома», – отмечает эксперт.


Напускной оптимизм Миллера сыграл с ним злую шутку. Из-за собственной бравады он рискует пропустить несколько болезненных ударов, которые негативно скажутся на дальнейшей судьбе газовой монополии. Да, Европа все еще будет покупать у нее газ, но о росте показателей и экспансии придется забыть.


Первый удар – формирование Европейского энергосоюза. 16 февраля Еврокомиссия обнародовала пакет соответствующих реформ. Их цель – снижение потребления энергии, рост собственной генерации, создание единого рынка и, самое главное, диверсификация поставщиков углеводородов. Чтобы снизить зависимость от Москвы, ЕС, в частности, планирует построить несколько новых трубопроводов. Например, в одну газотранспортную сеть соединят Эстонию, Латвию, Литву и Финляндию. Польша также планирует подключить свой СПГ-терминал в Свиноуйсьце (его мощность – 5 млрд куб. м с потенциалом расширения до 7,5 млрд куб. м) к Литве, Чехии, Словакии и Украине. «Евросоюз планомерно проводит политику диверсификации поставщиков газа. Для России ситуация осложнилась, когда в 2009 г. вступил в силу Третий энергопакет. Тем не менее полностью отказаться от российского газа ЕС не может», – утверждает главный аналитик Промсвязьбанка Екатерина Крылова. Она напоминает, что «Газпром» остается крупнейшим в мире поставщиком углеводородов по трубам – его доля в глобальном экспорте составляет 26%. «Если рассматривать рынок СПГ, то здесь позиции у российской корпорации весьма скромные – всего 5%. Но Европа не сможет полностью перейти на сжиженный газ. Здесь вступает в силу ценовой дифференциал, а также высокотехнологичные и затратные требования к приему данного типа топлива», – говорит она.


Удар номер два: наступление эры возобновляемой энергетики. В «Газпроме» верят, что будущее именно за «голубым топливом». «Возобновляемые источники энергии (ВИЭ) компенсируют уход угольных и атомных мощностей в сфере производства электричества. ВИЭ в Европе уже более пяти лет занимают первое место по вводу новых мощностей в электроэнергетике. В то же время ВИЭ не обеспечивают полную замену газа. Ведь часть газа используется для выработки тепла», – отметил в беседе с «Ко» экономист, гендиректор Института энергоэффективных технологий в строительстве Владимир Сидорович. По его мнению, спрос на голубое топливо в Европе в ближайшие пять лет будет относительно стабильным. «Благодаря развитию газовой и электрической инфраструктуры, распространению ВИЭ и повышению энергоэффективности энергетическая безопасность Европы к 2020 г. возрастет существенно. Но не настолько, чтобы можно было на длительное время прервать поставки газа из России», – указывает начальник управления по стратегическим исследованиям в энергетике Аналитического центра при правительстве РФ Александр Курдин. Аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов в свою очередь добавляет, что расширение использования ВИЭ находится под вопросом из-за низкой рентабельности. Тем не менее он считает, что зависимость Европы от российского газа «вполне преодолима». «Однако это, скорее, политический, а не экономический вопрос», – говорит он.


Третий удар – ужесточение конкуренции за потребителя. В «Газпроме» к основным соперникам причисляют норвежскую компанию Statoil (она продала в Европу 90,2 млрд куб. м за I – III кварталы прошлого года; доля на рынке – 25,1%), нидерландскую GasTerra (37,3 млрд; 10,4%) и алжирскую Sonatrach (21,8 млрд кубов; 6,1%). Российская компания за тот же срок экспортировала 115,4 млрд куб. м голубого топлива и заняла долю в 32%. Александр Курдин подчеркивает, что в течение пяти лет «Газпрому» придется конкурировать не только с норвежскими, алжирскими и катарскими экспортерами, – российская корпорация столкнется с американскими поставками. «Пусть и не в тех объемах, чтобы принципиально изменить ситуацию. Экспорт Катара в Европу также может существенно возрасти вследствие обострения конкуренции на азиатских рынках. В Азии России также предстоит столкнуться с американцами, но главное – с ростом поставок из Австралии. Иран и страны Африки также готовы включиться в раздел газовых рынков», – поясняет эксперт.


Промах №5: вера в трубы


Точнее, вера «Газпрома» в то, что его новые трубопроводы нужны Европе. Существенная часть больших проектов компании родилась из политики – в результате длительного российско-украинского противостояния. «Северный поток» (первый и второй), «Южный поток», «Турецкий поток» – все эти магистрали были нужны, чтобы исключить Киев из экспортной схемы. Из перечисленных трубопроводов удалось завершить лишь один – «Северный поток» мощностью 55 млрд куб. м в год. И то, из-за Третьего энергопакета (он, в частности, не разрешает одной и той же организации производить, транспортировать и продавать топливо) «Газпром» не может пользоваться им в полном объеме.


«Южный поток», по которому планировалось прокачивать 63 млрд куб. м в год (для сравнения: в 2014 г. через Украину прошло 62,2 млрд куб. м российского топлива, в 2015 г. – 67,1 млрд куб. м), прикрыли в декабре 2014 г. При этом на строительство уже было потрачено $5 млрд. О закрытии проекта объявил лично Владимир Путин в Анкаре после переговоров со своим коллегой Реджепом Эрдоганом. Миллер тут же подписал меморандум о взаимопонимании с турецкой нефтегазовой компанией Botas.


Стороны ударили по рукам и договорились проложить новый газопровод – «Турецкий поток». Его пропускная способность также должна была составить 63 млрд куб. м. Но тут Москва поддержала президента Сирии Башара Асада и отправила ему на помощь несколько десятков самолетов. Один из них был сбит Турцией. Эрдоган стал для Кремля врагом номер один, сместив с этого почетного места даже президента США. Про «Турецкий поток» забыли.


Новым политическим заказом «Газпрома» стал «Северный поток‑2». По плану, он должен удвоить размер балтийского коридора, прибавив к его мощности 55 млрд куб. м. Оценочная стоимость строительства – $11 млрд. $6 млрд вложит российская корпорация. В начале февраля Еврокомиссия дала понять, что «Северный поток‑2» также подпадает под Третий энергопакет. Против прокладки магистрали выступили государства Восточной Европы и страны Балтии.


ЕС еще сомневается, нужны ли ему трубы «Газпрома». Но в чем он абсолютно уверен, так это в том, что региону необходимы магистрали сторонних поставщиков. 3 марта Еврокомиссия дала добро на строительство газопровода TAP. Он пройдет через Грецию в Албанию, затем по дну Адриатического моря в Италию. Первоначальная мощность TAP – 10 млрд куб. м в год. Источником газа станет Азербайджан. В ближайшие годы «Газпрому» в Европе будет все теснее.


Последняя пятилетка


Перечисленные пять ошибок и просчетов Алексея Миллера (да и руководства России в целом) подрывают устойчивость «Газпрома». Михаил Крутихин уверен, что в течение грядущих пяти лет финансовое положение компании будет ухудшаться. «Трудно сказать, сколько еще «Газпром» будет паразитировать на госбюджете, разбазаривая деньги российских налогоплательщиков», – отмечает он.


«В худшем случае «Газпром» вложится во все заявленные газопроводные проекты, максимизировав доходы подрядчиков. Потом компанию разобьют на куски, повесив долги на один или несколько из них (скорее всего, эти куски достанутся государству). Не обремененные долгами части «Газпрома» будут работать на благо новых владельцев», – заключает Михаил Корчемкин.


Ссылки

Источник публикации