Алесей Пичугин - "крестный отец" семьи Гориных

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

  Алесей Пичугин - "крестный отец" семьи Гориных Служба безопасности ЮКОСа замешана в убийствах и похищениях людей
© "Компромат.Ру", 20.02.2004, "Мы вместе!"
Converted 18458.jpg

Ольга и Сергей Горины
Что связывает тамбовских маньяков-убийц, начальника 4-го отдела службы безопасности компании ЮКОС Алексея Пичугина с руководстовом ЮКОСа Михаилом Ходорковским и Леонидом Невзлиным. Скованные одним делом?

20 ноября 2002 г. в поселке Северный в пригороде Тамбова были похищены предприниматель Сергей Горин и его жена Ольга. Следствие обвиняет в этом их московского знакомого Алексея Пичугина. Спустя полгода, 3 апреля 2003 г., мать Ольги написала письмо президенту компании ЮКОС Михаилу Ходорковскому: «Сергея просто подставили, использовали и убрали, но при чем Ольга в Ваших мужских делах?»

Начальника 4-го отдела службы внутренней экономической безопасности компании ЮКОС Алексея Пичугина арестовали первым. 19 июня 2003 года. Таким образом «общее» дело ЮКОСа началось с обвинения в «кровавой уголовке». Тогда еще никто не предполагал, что вскоре будет арестован «за хищения» Платон Лебедев, что попадет под статью «по налогам» Василий Шахновский и что, в, конце-концов, в «Матросскую тишину» угодит сам Михаил Ходорковский. Все было тихо. И именно по этой причине нас тогда удивила бурная и агрессивная реакция руководства ЮКОСа по поводу ареста Пичугина. Казалось бы, с кем не бывает: в огромной многотысячной компании завелся человек, пусть и сотрудник службы безопасности, которого следователи заподозрили в причастности к организации заказных убийств. Ожидаемая реакция любого крупного руководителя такой компании — высказать надежду, что следствие объективно разберется в ситуации и, если, их сотрудник, действительно, окажется виновным, признать, что отдел кадров и та же служба безопасности недостаточно «бдительно» относились к подбору персонала. Это азы работы любой пресс-службы, заботящейся об имидже фирмы. В конце концов, президент огромной компании, действительно, не может знать всех своих подчиненных, а «оборотни», бывают не только «в погонах». Почему же главные акционеры ЮКОСа Михаил Ходорковский и Леонид Невзлин не пошли по такому простому и логичному пути? Что связывало их с мелким сотрудником службы безопасности?

Напомним, что Алексея Пичугина арестовали по обвинению в организации убийства в 2002 году супругов Сергея и Ольги Гориных, проживавших в Тамбове. Затем к делу добавились еще два эпизода 1998 года: организация взрыва квартиры, в которой была прописана бывший советник по связям с общественностью мэра Москвы Ольга Костина, а также покушение на сотрудника Менатепа Сергея Колесова. Проверяется так же причастность Пичугина еще и к двум покушениям в 1998-1999 годах на управляющего нефтяной компании East Petroleum HandelsGes mbh Евгения Рыбина, который неоднократно заявлял, что к охоте за ним причастны руководители ЮКОСа.

Конечно, корпоративная солидарность вещь хорошая, но в результате летняя пиар-кампания в защиту Алексея Пичугина была организована, так, как будто бы Пичугин для руководства ЮКОСа — сын родной, а не человек, обвиняющийся в тяжелейших преступлениях. Практически все газеты (по общеизвестной теперь материальной причине) были завалены откровениями адвокатов Пичугина. «В деле нет серьезной доказательной базы и оно носит чисто политический характер». «Супруга Пичугина заявила о том, что во время допросов в „Лефортово“ ее мужу делали инъекции психотропных препаратов», «С Пичугиным стали происходить странные вещи, — говорила его адвокат Татьяна Акимцева. — В последние две недели я стала замечать, что он не может вспомнить имена даже близких ему людей. Он очень плохо себя чувствует. Два раза у него была сильнейшая рвота». «Главное инкриминируемое Алексею Пичугину преступление — организация убийства супругов Гориных. Однако до сих пор не найдены их тела, и, как утверждает адвокат, «нет никаких подтверждений того, что они убиты».

Затем стали бить в набат разные правозащитные фонды и организации (так же по понятной сегодня причине) «Алексей Пичугин, заместитель руководителя службы безопасности „ЮКОСа“, был арестован по подозрению в убийстве на основании неубедительных показаний человека, осужденного на пожизненное заключение за пять убийств и пять изнасилований, — пояснял иностранным дипломатам правозащитник Андрей Бабушкин. — Есть все основания считать, что в отношении Пичугина были применены пытки, в частности ему вкололи психотропные, подавляющие психику препараты. На сегодняшний день состояние арестованного ухудшается.»

И так далее и тому подобное и не слова о существе преступлений, в которых обвиняется сотрудник СБ ЮКОСа.( О Генпрокуратуре, которой недосуг разжать свои бульдожьи челюсти, в данном случае речь не идет). Ни слова о том, что «человек, осужденный к пожизненному заключению» — это житель Тамбова Игорь Коровников, который, действительно, дал показания о том, что с подачи Пичугина в 1998 году ему поручили организовать покушения на Ольгу Костину и Сергея Колесова. При этом у адвокатов в их растиражированных комментариях не очень все складывалось с арифметикой:« Когда мы стали уточнять, как мог состояться такой „заказ“, если Гориных убили в 2002 году, а Коровников сел пожизненно еще в 2000-м, сам Коровников начал путаться в своих показаниях и ушел от ответа». Адвокаты, как это им и положено, путают следы, но ответ известен — все началось в 1998 году. «Крестный отец» семьи Гориных
Оговоримся сразу — мы не собираемся бежать впереди следствия и огульно обвинять Алексея Пичугина в злодействах, которые могут ему в результате стоить высшей по нынешним временам меры наказания — пожизненного заключения. Мы просто изложим факты, которые стали известны Агентству федеральных расследований в процессе съемок документального фильма об этих событиях, произошедших как в Москве, так и в Тамбовской области. Для начала приведем сухую, как это и принято для «прокурорского» жанра, справку о девяти убийствах и четырех покушениях, в которой подробно излагается хроника событий. Видимо, сообщается одна из первоначальных версий следствия:

Справка

«07 февраля 1999 года прокуратурой Тамбовской области было возбуждено уголовное дело № 12915 по факту ряда особо тяжких преступлений, совершенных группой Коровникова И. О., в которую входили также Попов П. А., Кабанец В. Н., Эрбес Д. П. и Куимов А.Н.

В cостав деяний, инкриминируемых данной группе, входили убийство Мордовиной 15.12.1997г., убийство Хаматдиновой и Геворкян 13.10.1998 г., убийство несовершеннолетней Трошиной 17.10.1998 г., убийство Чернецова 30.10.1998 г., убийство Осиповой и Кулагиной 01.11.1998 г., взрыв в г. Москве возле квартиры Костиной 28.11.1998 г., убийство Гольдберга и Зильберман 07.02.1999 г., покушение на убийство несовершеннолетних Гольдберга и Редина, а также иные преступления. 13 декабря 1999 года уголовное дело № 12915 направлено в Тамбовский областной суд.

Уголовное дело по факту взрыва в г. Москве в отношении посредников и заказчиков выделено в отдельное???производство и направлено в Кузьминскую межрайпрокуратуру ЮВАО г. Москвы. Никакого развития расследование в Москве не получило и вскоре было приостановлено за отсутствием улик.

20 ноября 2002 года в г. Тамбове было совершено похищение предпринимателя Горина СВ. и его жены Гориной О. М.. Неизвестные лица в масках, заперев малолетних детей в ванной комнате, увезли супругов в неизвестном направлении. До сих пор не обнаружены какие-либо следы похищенных. Их тела тоже не найдены. По факту похищения возбуждено уголовное дело. В ходе расследования данного уголовного дела установлено:

В 1996 году Горин С. В. познакомился с жителем г. Москвы Пичугиным Алексеем, который работал начальником службы внутренней безопасности сначала банка «Менатеп», затем нефтяной компании «Юкос». В 1998 года Пичугин предложил Горину найти людей для выполнения «заказа» по избиению работника компании «Юкос» В. Колесова и советника мэра Москвы О. Костиной, пообещав заплатить 20 000 долларов США. Горин предложил этот «заказ» своему знакомому по г. Тамбову Пешкуну А. В. Тот, в свою очередь, перепоручил «заказ» группе Коровникова. Последний, совершив поездку в Москву, отказался выполнять «заказ» по Колесову, мотивируя наличием у последнего охраны.

28.11.1998 г. Коровников и его группа, будучи в Москве, закладывают возле квартиры Костиной взрывное устройство, которой срабатывает около 2-х часов ночи.

Избиение Колесова осуществляют лица из г. Волгограда, которых Горин нашел через своего знакомого — Шапиро Владимира (житель г. Волгограда).

В феврале 1999 года членов группы Коровникова задерживают. Пичугин не снимает «заказ» по Костиной, но требует от Горина, чтобы тот прекратил все контакты с Пешкуном до окончания следствия по группе Коровникова. При этом Пичугин контролирует ход расследования данного уголовного дела через работников милиции (ГУВД г. Москвы).

В 2000 году Пичугин становится крестным отцом сына Горина. При этом Горин через Пичугина решает вопрос с трудоустройством, а именно: Горин планирует сместить руководство Тамбовского представительства НК «Юкос». Встречи Горина и Пичугина происходят либо в офисе службы безопасности «Юкоса» на ул. Вавилова, либо в Московском дворце молодежи. Кроме того, Горин попадает на личный ?прием к главе компании «Юкос» — Ходорковскому М. Б. Ходорковский знакомит его с работником компании Золотаревым, который должен был помогать Горину с трудоустройством.. Однако Золотарева избирают губернатором Эвенкийского АО.

С этого же периода отношения между Гориным и Пичугиным обостряются. Горин решает еще раз попасть на прием к Ходорковскому, но безуспешно. Тогда в мае 2002 года Горин встречается с отцом Ходорковского. Тот обещает помочь, но узнавший об этой встрече Пичугин сильно возмущался. В одну из поездок Горин требует от Пичугина либо устроить его на хорошую должность, либо выплатить в счет расходов около 100 000 долларов США. При этом Горин напоминает про московские «заказы» и начинает зримо опасаться за свою жизнь.

Незадолго до похищения Горин ездил к Пичугину. Тот передал Горину 40 000 долларов США. Указанные деньги Горин потратил на строительные работы дома из которого и был похищен 20 ноября. Необходимо отметить, что жена Горина Ольга была в курсе всех его дел. Кроме того, Горин вел специальную тетрадь, куда записывал свои мероприятия, однако при обыске тетрадь не обнаружена.

После похищения и по настоящее время теща Горина предпринимает постоянные попытки выйти на руководство НК «Юкос», лично на Ходорковского, в связи с чем регулярно контактирует с Пичугиным, сильно раздражая последнего. Женщина уверяет, что ее пропавший зять работал на компанию и рассчитывает на помощь в его поиске. Несколько дней назад она высказала также идею обратиться к депутату ГД Явлинскому с жалобой на отказ Ходорковского поговорить с ней о ситуации.

Необходимо отметить, что Пичугин является родственником и личным порученцем Л. Б. Невзлина, одного из крупных акционеров НК «Юкос», в настоящее время сенатора от Мордовии. Невзлин — создатель и куратор службы безопасности компании, неоднократно при помощи бывшего министра внутренних дел Рушайло успешно заминал такие громкие уголовные дела, как неоднократные покушения на одного из акционеров ВНК Рыбина, и убийство мэра Нефтеюганска Петухова. В обоих случаях пресс-служба «Юкоса», также подведомственная Невзлину разворачивала массированную кампанию в СМИ, обвиняя заказанных (или убитых) в шантаже и вымогательстве.

Около года назад предприниматель, арендующий помещение в здании Московского Дворца Молодежи обратился в милицию, ФСБ и прокуратуру с жалобами на вымогательство со стороны «крыши» в лице Пичутина и его коллег из службы безопасности НК «Юкос». В шантаже также принимал участие нынешний директор МДМ Забелин, пытавшийся на прошлых выборах пройти в состав ГД по Тамбовской области. Забелин ведет весьма активную и довольно сомнительную политическую деятельность, в разное время предпринимал попытки получить совещательные статусы при МВД, ГД и ФСБ РФ. В угрожающих разговорах с заявителем неоднократно козырял связями с Невзлиным и Кондауровым. Все финансовые вопросы, связанные с арендой помещений МДМ негласно курирует помощник Невзлина Т. Чешинская, так как на территории дворца расположены некоторые личные объекты последнего.

Все вышеописанные события и сообщения оформлены соответствующим образом. Неудобный свидетель
Как видите, эта справка была составлена задолго до июньского ареста Алексея Пичугина. При этом мы не настаиваем на всех прямых обвинениях, выдвинутых в ней. Мы не знаем точно был ли, например, Пичугин «родственником и порученцем Невзлина», принимал ли активное участие в делах ЮКОСа Рушайло и т.д., но в целом хроника событий выстроена в этом документе, на наш взгляд, верно.

Интересна в этой связи личность похищенного предпринимателя Горина, о котором за это время ничего не писали, кроме того, что он стал жертвой своего товарища Пичугина. Между тем в Тамбове Сергей Витальевич Горин был человеком известным и запомнился многим, особенно обманутым вкладчикам. Для них Горин стал тамбовским Мавроди, основавшим финансовую пирамиду — компанию «Алгоритм», которая после неминуемого краха лишила доверчивых вкладчиков последних сбережений. Но в отличие от Мавроди Сергей Витальевич тюрьмы счастливо избежал, не пал духом и в итоге стал одним из тех, кто помог известной компании Менатеп протоптать дорожку в Тамбовскую область. Таким образом, после краха своей пирамиды Горин сделал ставку на «пирамиду» Менатепа. Он фактически самостоятельно пробил для филиала Менатепа здание в Тамбове и познакомил московских бизнесменов, в том числе и именитого Ходорковского со всеми полезными людьми в областной администрации. Об этом, в частности, вспоминала во время нашей командировки в Тамбов Галина Алексеевна Дедова, теща Сергея Горина:

- Галина Алексеевна, а Сергей был знаком с Ходорковским?

— Как они познакомились, я не знаю, но, во всяком случае, он с ним непосредственно встречался, открывал этот банк, согласовал с администрацией, с областной конторой госбанка — все это он сделал. Здание он им подыскивал. Потом, как я знаю, Сергей, знакомил Ходорковского с тогдашним, наверное, замом главы администрации области. Вот, он познакомил. Он год проработал, была эта команда, прошел процесс регистрации, становления. А потом всех убрали отсюда, всю эту команду, за исключением нескольких человек. По сокращению штатов, в основном. Некоторых судили. Но они не прерывали отношений. В частности, Алексей (Пичугин — от ред.) как раз говорил, что Олю мы обязательно устроим в банк, не переживай… А Сергей потом он работал где-то, и мне рассказывали… ну не посвящал он меня в свои дела — вот там они что-то оформляли, какие-то дома сносили. Я не знаю, он был у них официально в Менатепе или нет. Но оформлением всех этих бумаг занимался там Сергей. Я почему знаю — он однажды мне говорит: «Галина Алексеевна, там надо будет рассчитать экономический эффект от чего-то, за это платят большие деньги и т.д. и т.п..» Я сказала: не нужны мне никакие большие деньги, я этими вашими делами заниматься не буду.

- А какие взаимоотношения у Сергея были с Алексеем Пичугиным? Ведь, говорят, он даже был крестным сына Ольги и Сергея Алеши?

— Крестил. Даже видеокассета с крестин осталась… Ребенок родился в муках, вроде бы очень желанный, и отец крестный готовился давно. В честь него был назван — то есть я Алексеевна, у Сергея отец Алексеич, то есть прадеды были Алексеи, но назывался в честь Алексея — Пичугина. Он себя готовил еще задолго до замыслов, он готовил себя в крестные отцы, как бы. В августе мне объявляют, что будут крестины. Все было подготовлено с нашей стороны, с моей… И туалеты готовили соответственные, и место в ресторане было заготовлено, все… Явился Пичугин ночью, в компании, десять человек было. Ну и потом состоялись крестины. По тому, как проходили крестины и по моему отношению вообще к религии, к самому обряду, — я была в шоке. Так в церкви все проходило. Когда они явились в ресторан — это были нетрезвые люди и совершено свободные. Сам факт такого торжества — меня ошарашил, мне было неудобно и за тех приглашенных людей, и от того, как они себя вели. Хотя — Алексей очень коммуникабельный, он хорошо поет, он хорошо держится, но на всех он смотрел — мне не понравилось как, как будто мы не люди. Да и Сергей был в спортивной одежде, в спортивном костюме, в церкви, в ресторане. Я не понимала — абсолютно. Я не могла понять Сергея, и если бы… У нас хорошие были отношения. Он меня в свои дела не пускал, но через Ольгу я возмущалась такой дружбой. Эта была не дружба, а что-то другое.

- Какие у них с Алексеем могли быть общие дела?

— Знаю только, что Сергею постоянно обещали дать работу, обещают — и нет, обещают — и нет. Он все время просил Алексея, чтобы тот дал возможность ему встретиться с Ходорковским. Ему никак не разрешали. И вот я узнаю уже от одного его товарища, уже когда это все случилось, что они с Сергеем ездили к отцу Ходорковского. Сергей все ему рассказал, что не допускают его к Ходорковскому и что он хочет с ним объясниться. Объяснить — за что и почему ему задолжали какие-то деньги. Это мне так рассказал товарищ, с которым он ездил… И что отец Ходорковского сказал, что он обязательно повлияет. Да, после этого у Сергея появились деньги. Он стал достраивать дом, что-то там делать. А потом Сергей, можно сказать, перестал общаться с Алексеем, практически перестал ездить в Москву.

- Галина Алексеевна, почему вы решили написать письмо Михаилу Ходорковскому?

— Я написала, по-моему, в конце марта или в начале апреля, уже сто дней прошло и никакого движения нет. И я хотела, чтобы мне господин Ходорковский сказал, что да, Галина Алексеевна, приезжал Сергей к отцу. Когда он здесь выступал, по телевидению, мне показалось, что он фразу сказал для меня: «Мы с отцом по-разному воспринимаем сегодняшнюю жизненую ситуацию». Мне показалось, что это он мне сказал — бессмысленно обращаться к отцу, когда у нас с ним разные взгляды. Я уж там не помню, в каком контексте он это говорил, мне так показалось. Я хотела, чтобы он просто — если, как бы… Ведь не пошел бы Сергей из-за каких-то мелочей добиваться встречи с отцом, проходить через охрану… Это не дети маленькие — поиграли и пошли жаловаться маме с папой. Я насколько понимаю, это безысходность какая-то была. Значит, есть какой-то мотив, значит, есть какой-то человек, который его в чем-то обошел.

У господина Явлинского была ситуация, когда у него похищали сына. И находясь в Думе, и критикуя всех и вся. И будучи тоже экономистом — я почему-то верила, что он вмешается, один из всех, обязательно мне поможет. Всего-то навсего я хотела, чтобы он встретился с господином Ходорковским и сказал: «Ответьте этой несчастной женщине, что там произошло, что это был за конфликт, к чему бы он привел, этот конфликт». Ну а потом, когда я увидела, что его партия тоже поддерживает ЮКОС, желание пропало.

- Галина Алексеевна, если можно, ответьте, кого вы подозреваете в похищении ваших родных?

— Мне страшно об этом говорить, я мысленно перебрала всех. Знаю, что виноваты прежде всего они сами — что выбирали таких друзей. Из их друзей — из ее подруг, будем так говорить — одна только позвонила в первый день и во второй день. Чтобы не испачкаться — никто не звонил. И вот товарищ, с которым он очень долго работал — как бы не подорвать свой авторитет — так и не позвонил. Так что, прежде всего, виноваты сами. Виноваты оттого, что уж если попали в это мир — то надо как-то бороться. Сами они виноваты — а уж кто это совершил…я не знаю… Из всех 20-25 человек, которые их окружали, больше всего непонятки, конечно, с товарищами из ЮКОСа. Это Пичугин и которые приезжали с ним…

- Он же звонил вам на следующий день, после того как забрали Сергея и Ольгу?

— Да, был звонок. Я беру трубку, говорю «Алло?» и слышу: «Олечка!» Я говорю: «Это не Олечка, Олечки нет, а кто это?» Он говорит: «Это Алексей, я жду Сергея, а что случилось?» Я: «Их похитили.» Ну, если дословно, он сказал: «Ни хрена себе, письмецо из дома.» Он мне выразил соболезнование. Я говорю: «Ну, он же собирался по работе к вам.» Он мне ответил: «Не по работе, просто мы хотели встретиться, давно не виделись, не по работе.» Хотя Сергей говорил, что они должны были решить вопрос… Вплоть до того, что он должен был принести все свои документы, как бы на собеседование, и должно было состояться назначение. И еще меня сразу кольнула мысль, что Алексей не мог перепутать наши с Ольгой голоса. Почему пропал Сергей Горин
Конечно же, Галина Алексеевна не знает и не могла знать какие общие дела объединяют ее зятя с коммуникабельным и симпатичным «московским гостем» Алексеем Пичугиным. Вспомним только еще раз в чем сегодня обвиняют Пичугина: в организации убийства Сергея и Ольги Гориных, в организация взрыва квартиры советника по связям с общественностью мэра Москвы Ольги Костиной, в организации покушения на сотрудника Менатепа Сергея Колесова, в организации двух покушений на управляющего нефтяной компании East Petroleum HandelsGes mbh Евгения Рыбина. А затем вспомним цитируимую уже «прокурорскую» справку, по версии которой: Пичугин договорился с Гориным, Горина нашел Пешкуна, Пешкун передал «заказы» Коровникову… Что сказал Сергей Горин во время своей встречи отцу Михаила Ходорковского? Что сказал затем Ходорковский-старший своему сыну? Галина Алексеевна Дедова в своем письме предполагает, что Сергей «знал кое-какие эпизоды по оформлению недвижимости и земли в Москве и других областях для ЮКОСа и Менатепа.» А следствие, по всей видимости, сегодня предполагает, что уставший ждать нормальной почетной работы и легализации Сергей Горин попросту поставил вопрос ребром: или выполнение обещаний, или он больше не будет молчать о делах, которые инкриминируются сегодня Алексею Пичугину. И, вероятно, у Генпрокуратуры есть для подтверждения этой версии достаточные документальные обоснования.

Сергей Горин практически добился своего. После визита к Ходорковскому-старшему он договорился об искомых отступных в 100 тысяч долларов, получил в в виде аванса сорок тысяч … а потом его похитили.

Сегодня у адвокатов сотрудника СБ ЮКОСа Алексея Пичугина есть, казалось бы, один «железный» аргумент — где трупы? Тела Сергея и Ольги Гориных до сих пор не найдены. Но они опять же замалчивают, что в доме Гориных, и в гараже, найдены, извините за эти подробности, пятна крови и частицы головного мозга Сергея Витальевича Горина. «Могло быть и хуже. Могли бы и детей…»
Сейчас Галина Алексеевна Дедова одна воспитывает двух внуков — пятнадцатилетнего Диму и трехлетнего Алешу. Когда наша съемочная группа приехала в поселок Северный, она долго отказывалась от интервью, а согласилась, наверное, только потому, что никто из журналистов кроме нас за эти месяцы после громкого ареста Пичугина так и не удосужился побывать в Тамбове, выслушать историю о страшном горе этой семьи, увидеть все это своими глазами.

Галина Алексеевна Дедова:

— Родители уехали в магазин. Дети Алеша, Дима и его сводная сестра Оля остались одни. Магазин там недалеко, и они намеревались быстро обернуться. Дима с Алешей смотрели мультики, и вдруг он услышал, как хлопнула дверь. Он пошел посмотреть. Стоял мужчина в соседней комнате в маске над его вот сводной сестрой. Дима сразу понял, что это чужие. На комоде стоял будильник, он в него запустил будильником, тот развернулся и ударил Диму по голове пистолетом. И забросил его в ванную комнату, туда же толкнул Ольгу, которая на год старше его. Когда Дима очнулся он спросил: а где мой брат, приведите брата. Они затолкали туда Алешу, приперли дверь комодом, очень тяжелым комодом.

Потом дети слышали незнакомые голоса и вроде бы голос мамы: «включите хотя бы детям свет». Им включили свет, и так они провели всю ночь. А поскольку полы в ванной подогревались, воздуха не хватало, они там задыхались. За ночь Дима пробил плоскогубцами дырки в двери, вот и все.

А наутро приехал товарищ, с которым Сергей должен был ехать в Москву, он понял, что здесь что-то не так, перелез через забор, открыл дверь — а дверь эта кодовая она тоже была изнутри приперта… Освободил детей, приехал к нам, а потом уже вызвали милицию. У Димы голова была пробита, его сразу же отправили в областную детскую больницу, у него было сотрясение мозга, а у Леши все обошлось. Как говорится, и за это надо Бога благодарить, могло быть и хуже. Могли бы и детей…