Алименты для бывшей жены олигарха

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


$20 миллионов алиментов требует Елена, бывшая жена гендиректора Череповецкого комбината «Северсталь» Алексея МордашоваТак уж вышло, что «Комсомолка» в громкий скандал «По делу Мордашова» — гендиректора Череповецкого комбината «Северсталь» — влезать не стала. Намеренно. Хотя именно «КП» была первой газетой, в которую принесли «Открытое письмо всем женщинам», подписанное бывшей женой олигарха Еленой Мордашовой, готовой, как выяснилось, использовать любые возможности и средства, лишь бы свести с отцом своего ребенка давние счеты.

Очевидно, что газета — не самое подходящее место для проведения широкомасштабных семейных разборок. В конце концов есть зал судебных заседаний. «Комсомолка» самоустранилась, а слухи о том, что в раскрутку этого семейного PR-скандала якобы запущены немалые средства, подогревшие «чисто профессиональный» интерес к заказным публикациям, остались. Тогда мы и решили провести собственное независимое расследование этой громкой, почти детективной истории, которую уже окрестили в средствах массовой информации российской «Санта-Барбарой».

Мы встретились и проговорили с Еленой почти три часа. Она без всякого смущения вывернула передо мной всю свою жизнь наизнанку и рассказала такое, о чем любая другая женщина предпочла бы не распространяться. В крайнем случае доверилась бы только самым близким подружкам. Все-таки семейная жизнь — дело интимное. Зато теперь вся страна будет в курсе этой громкой скандальной истории. Зачем Елене Мордашовой это нужно? Решила побольнее отомстить бывшему мужу за то, что бросил жену и сына? За то, что платил «копеечные алименты»? Слишком, по-моему, это мелко. Даже у психологов есть подозрение, что Елена Мордашова устроила громкую публичную порку не случайно. Она ведь не только бывшего мужа высекла, но и себя, как это ни печально. За что? А за любовь, которая болит и не проходит. Даже после развода. И выражается в такой вот странной и отчаянной форме. Известно же, что от любви до ненависти…

Мне без тебя тоскливо

История их любви ни для кого не была тайной. В Ленинградском инженерно-строительном институте все знали, что второкурсник, отличник и Ленинский стипендиат Алеша Мордашов дружит с пятикурсницей и отличницей Леной Митюковой. Разница в возрасте — два года и девять месяцев — вносила в их студенческие отношения трогательную пикантность: серьезный молодой человек покорил сердце хорошенькой старшекурсницы. Парочка была заметной и яркой. Одногруппники ревновали и даже слегка завидовали их роману, но относились по-доброму. Елена хорошо запомнила первый день их знакомства:

- Я стояла у дверей аудитории, подошел симпатичный молодой человек, мы разговорились. Оказалось, что у нас общий научный руководитель, а молодой человек возглавляет студенческое научное общество. Ну я с ним своей радостью и поделилась: мол, представляешь, написала научную работу всего-то на нескольких листах и — надо же — второе место за нее получила. Алеша искренне за меня порадовался: «Молодец! Альберт Эйнштейн тоже, между прочим, теорию относительности всего на 15 листах доказал». Ну а потом Алеша предложил прогуляться. Это было 16 апреля 1985 года. Светило яркое солнце. Мы обошли пешком чуть не весь Ленинград. Заходили в кафешки, пили кофе с пирожными. Поздно вечером я добралась до общежития, переоделась в спортивный костюм, рухнула на кровать и, глядя в потолок, начала громко вздыхать: «Ой, Алеша Мордашов, такой милый, такой умный!» И так в течение часа. Пока моя подружка Лидка не возмутилась…»

Что было потом? Свои отношения с Алешей Мордашовым той поры Лена прокомментировала так: «Мы встречались, встречались и… довстречались». В июне она уехала домой в Иркутск и уже там поняла, что беременна. Пошла на прием к гинекологу, и строгая докторша устроила ей допрос: «А мужчина знает? Ты ему сказала, что в положении? Нет? Надо сказать. Чтобы потом никаких упреков — вот, мол, избавилась от ребенка, значит, и я не нужен. И вообще иди еще хорошенько подумай — оставлять ребенка или нет».

Пока Лена думала, прошли все сроки. Однажды ночью, глядя на большую ясную луну, которая светила в окно, она вдруг отчетливо представила себе своего будущего улыбающегося ребенка. В сверточке. После этого у Лены уже не было сомнений, как ей поступить.

- Пока я была в Иркутске, Алеша писал мне очень нежные письма: «Взял твою футболку, в которой ты ходила, понюхал, и мне стало так тоскливо…» Я ему позвонила и рассказала, что жду ребенка. Он растерялся. Сначала пообещал заботиться обо мне, а потом начал метаться: «А как же институт, а что скажет мама?» В августе я вернулась на стажировку в Ленинград, мы с Алешей встретились, поговорили. Я тогда сказала: «Послушай, я тебя старше, я женщина, а у нас в обществе женщина всегда отвечает за неразумные поступки сама. Давай будем считать, что я беру ответственность за ребенка на себя. И мы спокойно расстанемся». Мне, конечно, себя было очень жалко. Пока разговаривали, я всплакнула…»

Выходи за меня замуж

Общежитские друзья, на глазах которых красивая история любви чуть не превратилась в банальную драму, начали донимать Лену бесконечными расспросами: «Ну как у вас дела?» Лена только отмахивалась: «Ребята, не приставайте, у нас все нормально». Прошло еще несколько месяцев, уже все в институте знали, что Лена ждет ребенка. Алеша Мордашов думал. Наконец после ноябрьских праздников он решился и сделал предложение Лене: «Выходи за меня замуж». Для Алешиной мамы — Марии Федоровны — известие о том, что единственный девятнадцатилетний сын женится, стало настоящим ударом. Сама потом рассказывала невестке, как целую неделю просидела в кресле, глядя в никуда. Но стоило будущей свекрови узнать, что Елена практически сирота, воспитывалась у бабушки и что ехать ей, беременной, некуда, она тут же смягчилась. Пригласила Елену в Череповец, приняла как родную. И все же от подозрений не удержалась. Елена рассказала:

«Мне от такого недоверия стало не по себе, я чуть не расплакалась: «Ну вот умирать буду, не совру, что это Алешкин сын!» А сейчас и доказывать не надо: отец и сын — одно лицо. У них даже жесты общие, мимика, словечки…»

Кессонная болезнь

С чего начинаются скандалы в семье? Да с мелочи. Елена Мордашова уверяет, что в их семье не ссорились по мелочам, просто не возникало повода. Невестка и свекровь взяли все хлопоты по дому и ребенку на себя. У молодого отца были другие заботы. Алексей благополучно окончил учебу, распределился в родной Череповец и взлетел по карьерной лестнице довольно-таки легко и быстро. Вначале — старший экономист, потом — директор по экономике и финансам «Северстали». А было тогда Алексею Мордашову всего 27 лет.

Казалось, они многое пережили, со многим справились. А в результате потеряли семью. Я спросила, с чего началось крушение? Елена приоткрыла тайну семейной жизни:

«Вначале приходит власть, потом деньги, а за ними — вседозволенность. Самое опасное для начинающего бизнесмена — «кессонная болезнь». Это когда вылетел пробкой вверх, огляделся, а можно-то все. И будем — все! У мужа появились служебная машина и личный секретарь. Ну и сразу, он же молодой, красивый, девчонки на нем стали виснуть. Однажды на комбинате было торжество, мы пришли вдвоем, но весь вечер Алеша резвился на моих глазах с молоденькой танцовщицей. Было ужасно обидно. А потом он вообще перестал брать меня с собой».

Как-то Елена вернулась с дачи домой и обнаружила следы пребывания в квартире посторонней женщины. Спросила у мужа: «Кто был?» — «Секретарша Оля». — «Что делали?» — «Чай пили». Сцен ревности не было, ну разве что только одна. Вспоминает Елена:

«Это когда муж прямо на моих глазах начал договариваться о свидании с одной женщиной. В той ситуации семью спасла свекровь, она сказала сыну: «Если что, я выберу Лену и Илью…» Но и это не помогло. Муж пережил еще несколько романов и влюбленностей. Я догадывалась, что его глодало. Все годы он давал мне понять, что я испортила ему жизнь, что вынудила его на себе жениться. На самом деле я Алексея за собой, как теленка на привязи, не тащила. Все у нас было — и любовь, и семья…»

Нет женщины, так будет!

Елена еще какое-то время надеялась на чудо и жила иллюзией, что все в их жизни с Алексеем однажды наладится. Но это «однажды» приобретало весьма двусмысленный оттенок.

«Однажды на Новый год мы сидели вдвоем у телевизора, и муж, глядя на очередное шоу длинноногих мисс, выдал: «Бывают же красавицы, ну почему не со мной, не рядом?» Я тогда ужасно обиделась, но промолчала. Дождалась, когда показали поджарых культуристов, и тоже поддела мужа: «Вот ведь бывают мужчины…» И тут же схлопотала в ответ: «Посмотри на себя, ты же коровища! Не жди ты к себе хорошего отношения, не будет!» Я долго плакала, а потом еще долго приходила в себя. Помню, что в тот вечер еще позвонила свекровь, и я ей все рассказала. Она успокоила: «Дурак он — не слушай!» Вот так мы встретили Новый, 1996 год».

А однажды после очередной бессонной ночи в ожидании мужа Елена не выдержала, спросила: «Алеша, ты что, работаешь 24 часа в сутки или у тебя женщина появилась? Если это работа, готова ждать тебя хоть до утра, но если это женщина…» «Нет женщины, так будет», — спокойно ответил муж.

Давай разведемся!

И был еще случай, после которого терпение Елены лопнуло окончательно:

«Однажды муж в очередной раз явился под утро — в четыре часа. Я услышала, как он поет в ванной. Заглянула в приоткрытую дверь, предупредить: потише, все-таки спит Илья — и увидела такую картину: муж лежит в ванне, плещется в воде и смотрит на меня игривыми глазами. Сразу видно — влюблен и счастлив! Нет, я его уже не интересовала. У нас давно уже не было супружеских отношений. К тому же и ноги у меня росли «не из того места», и лицо было — «не то». Вот тогда я и поняла, что не могу больше ждать до утра, стирать его белье, зная, что муж вернулся от другой женщины. Гладить его рубашки, чтобы начищенный и блестящий он снова уходил из дома. И я сказала: «Давай разведемся. Мне даже неинтересно, как выглядит та женщина — хуже, лучше, полнее или худее. Я знаю, что у нее есть одно преимущество — она не я. Ты все равно будешь искать, ты не успокоишься…» То, что я услышала в ответ, стало для меня просто шоком. Муж сказал: «Ну, вообще-то я действительно ужасно устал, замотался. Конечно, это ненормально — нестись в один конец города на свидание, чтобы потом возвращаться на комбинат, брать охрану и ехать домой. Своим предложением развестись ты, конечно, усложняешь мне бытовую жизнь. Но если хочешь, чтобы я ушел, я уйду…»

Разрушу твою жизнь и отниму Илью

И он ушел. Как-то Лена вернулась с дачи и не обнаружила вещей мужа. Он сам ей позвонил. Разговор был недолгим.

- Ты просила, чтобы я ушел, и я ушел.

- Я думала, что ты сделаешь это при мне.

- Мне показалось, что тебе это будет неприятно.

- Нет, Алеша, неприятно было бы тебе — прятать глаза от нас с сыном.

Лена хорошо запомнила этот день — 1 июня 1996 года. К разводу, как выяснилось, она была совершенно не готова.

После развода бывший муж принес Елене на подпись соглашение о разделе имущества: трехкомнатная квартира и машина «девятка» отходили в собственность бывшей жене. Акции, паи и счета в банках оставались в распоряжении супруга. По второму соглашению — об алиментах — бывшая жена и сын должны были получать в месяц сумму, равную примерно тысяче долларов, и плюс еще шесть тысяч долларов в год — на лечение и отдых. Сумма алиментов для Череповца не просто большая — огромная. Когда, по словам Елены, она попыталась оспорить некоторые пункты договора, муж заявил: «Это все заработал я. Если попытаешься шуметь, всю твою жизнь разрушу и отниму у тебя Илью».

Казнить, нельзя помиловать?

Елена шуметь не стала. Все эти годы она тихо жила в Череповце, ревниво наблюдая за успехами бывшего мужа. Страдала. Даже после развода не могла оторваться от своей прежней семьи, от свекрови, которая заменила ей родную мать. «А может, наоборот, когда любишь человека, стоит открыть дверь, чтобы он в нее не бился? Если любишь, дай ему свободу. Просто я — женщина, которая способна делать щедрые подарки. Не каждая может позволить себе такую роскошь».

Елена уверяет, что из самых добрых побуждений не хотела разлучать Илью с отцом. И, возможно, поэтому с такой почти мазохистской настойчивостью отправляла сына на выходные в новую папину семью. Вот и психолог, который два года общался с Ильей, заметил, что мальчик своим известным на весь город отцом гордился. Жаль только, что у отца совсем не оставалось времени на Илью. А мать терзали обиды и обычное в таких случаях женское любопытство: «Илья, ну как тебе новая папина жена?», «А что ты испытал, когда увидел своего младшего братишку?»

Теперь Елена считает, что совершила в своей жизни две ошибки — вышла замуж за Алешу Мордашова и осталась после развода в Череповце. Уехала бы — и дело с концом. Начала бы жизнь с нуля, глядишь, снова воспряла, ожила, да еще при такой финансовой поддержке. Но… почему-то не захотела или не смогла расстаться с воспоминаниями о прежней жизни, погрузилась в затяжной стресс. Психологи называют этот период «постразводный синдром» и считают, что он длится 5 — 6 лет — именно столько времени требуется жене, чтобы разорвать эмоциональную связь с бывшим мужем. Весь драматизм этой ситуации заключается в том, что жена еще надеется… вернуть мужа. А когда понимает, что ее место давно уже заняла другая, либо примиряется, либо начинает мстить.

Месть пионерки?

Не знаю, что на самом деле послужило реальной причиной для объявления Еленой Мордашовой «женской войны». Она не только обратилась в суд с требованием о разделе имущества и взыскании алиментов с бывшего мужа на сумму… в 20 миллионов долларов, но и добилась ареста крупного пакета акций одного из ведущих предприятий России — «Северстали». Говорят, что все началось с того, что бывшая жена якобы случайно узнала о реальном доходе бывшего мужа и была потрясена этой цифрой — 80 миллионов долларов в год! И тогда Елена, наверное, впервые по-настоящему осознала, что, разведясь с плохим мужем Алешей Мордашовым, она не состоялась и как жена удачливого олигарха, в конце концов миллионера!

Сама же Елена свое решение подать заявление в суд на пересмотр старого соглашения по алиментам объяснила так:

«Я стучалась в душу Алексея, но поняла, что там нет сердца. Моему бывшему мужу неведомы категории души. Ему безразлична судьба собственного сына. Я думала, в Алексее проснется отец, но этого не случилось. Он мог неделями не видеться с Ильей. Здоровье сына его не интересовало. Мне просто стало обидно за сына. И тогда я решила его защитить».

Из досье «КП»

Вторую жену Алексея Мордашова тоже зовут Елена. В 1993 году она окончила Ленинградский институт текстильной промышленности, вернулась в Череповец и пошла работать на «Северсталь» бухгалтером. По словам Елены, с Алексеем Мордашовым у нее был классический служебный роман, «встречались редко и ненадолго». Несмотря на мамин запрет — не иметь дело с женатым человеком, Лена влюбилась в Алексея и заявила, что это «может быть, единственное и сильное чувство в ее жизни». У Елены с Алексеем растут двое сыновей — двухлетний сын Кирилл и десятимесячный Никита. Не все знают, что Елена долго не могла забеременеть, переживала, но в самые трудные моменты ее всегда поддерживал Алексей. Он и во время первых родов был рядом с Еленой, держал ее за руку. На следующее утро счастливый отец подарил Елена жемчужные серьги и колье.

«Комсомольская правда» origindate::06.10.01

Елена Левина