Алмазно-лошадиный романс

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© alrosa2005, origindate::30.12.2005

Алмазно-лошадиный романс

Телефонная сага о том, как человек, по голосу напоминающий президента "Алросы" Александра Ничипорука, готовился снять президента Саха-Якутии Вячеслава Штырова и о прочих напряжениях в северном регионе – и не только

(Прилагается 12 аудиофайлов)

В нашем распоряжении оказалась расшифровка телефонных переговоров влиятельных якутских алмазодобытчиков и их московских друзей. Заранее приносим извинения за сочную (в одних случаях) и за совершенно серую (в других случаях) речь собеседников. Что имеем – то имеем.

1. "Бландынку хачу"

В этой главе человек, по голосу напоминающий Отара Маргания (М.) (недавний советник министра финансов Алексея Кудрина, ныне старший вице-президент Внешторгбанка), просит старую знакомую найти ему молодую блондинку с большой грудью. Это не мешает ему быть честным семьянином и внимательным супругом.

М. и его знакомая (З.)

Аудиофайл: romance1.wav (380 Кб)

З: Алло,

М: Алло, привет,

З: Привет, как дела?

М: Хорошо, как у тебя?

З: Хорошо, я уже соскучилась.

М: Ну давай увидимся,

З: Давай, когда?

М: Сегодня,

З: Сегодня?

М: Да.

З: Хорошо, давай,

М: Угу.

З: С Аленкой?

М: Да и плюс еще один товарищ,

З: А?

М: и плюс еще один товарищ,

З: Лерка?

М: Нет, а есть она там, надо чтобы блондинка была,

З: Кто?

М: Ха-ха-ха, блондинка говорю, блондинка, З: блондинка?

М: Да, чтобы у нее сиськи были еще, есть такая?

З: Ха-ха, ну сейчас я подумаю, я тебе перезвоню, хорошо?

М: хорошо, ну решай там, да?

З: Да.

М: А то там Аленку заберут, а мне жалко будет.

З: А во сколько?

М: Давай в двенадцать, нормально?

З: В двенадцать?

М: Да.

З: Ну давай.

М: О кей?

З: О кей

М: Ну все, давай.

З: Давай, целую,

М: Давай, пока.

Через 15 минут

Аудиофайл: romance2.wav (93 Кб)

М: Алло.

З. Алло.

М: Да, привет.

З: Блондиночка приедет, но она, у нее не очень большие, но побольше чем у нас.

М: Нормально, нормально,

З: Хорошо?

М: О кей, все, договорились.

З: Да, давай, целую,

М: Отлично,

З: Увидимся,

М: Давай.

Час спустя…

М. и жена

Аудиофайл: romance3.wav (280 Кб)

М: привет, М: как дела?

Ж: Да ничего, здесь вот сидим, сейчас спать пойдем,

М: Маруся делает общественную партию России.

Ж: Да уж.

М: А?

Ж: Да все уж сейчас.

М: А?

Ж: Владик, иди чайник поставь, давай,

М: Нормально?

Ж: Какой компьютер, у тебя завтра экзамен по русскому.

М: Пусть ложится нормально, ты чего, ты то как?

Ж: Я нормально,

М: Хухуня как?

Ж: Да ничего, нормально, заснула хорошо,

М: Ну хорошо, давай, спите тогда,

Ж: А?

М: Спите тогда, отдыхайте, говорю,

Ж: Как дела-то?

М: Нормально,

Ж: Ну давай,

М: Пусики, давайте спите, лапусики, целую вас.

Ж: Пока.

М: Пока.

М. и человек, по голосу напоминающий президента "Алросы" Александра Ничипорука (Н.)

Аудиофайл: romance4.wav (752 Кб)

М: Привет, Саш…

Н: Как у тебя дела, брат? Что слышно?

М: Ничего… Тихо, спокойно, работаем. Юристы, как бы, работают, но непонятно…

Н: Ну, пока выдерживают свое обещание?

М: Пока ничего нет, я сказал ему насчет включения… он говорит – юристы поработают… Потом…Реально ничего нет, пока они работают с прайсами, объективно дадут данные, будет основа для разговора, как бы, юридически посмотрят насколько это реально, какая ситуация…

Н: Я понял…

М: Объективно нужно подойти… когда будет основа… Я буду настаивать, что бы он включил, потому что он…происходит…он перенес формат…когда я с тобой говорил… он никак не может понять, что можно так делать… это можно делать только тогда, когда люди доверяют друг другу…очень важный момент…

Н: Ага…ну ясно, посмотрим… Мы днями… через несколько дней будем готовы по золоту разговаривать, сформулируем сядем…

М: Пока вы сформулируете, они уже… дадут…

Н: Нет,… мы же договорились, что до конца месяца ты не…

М: До конца того месяца… нет, ну можно до конца этого…Как бы, до мая мы говорили, но до июня…

Н: Ну тормозни… Мы там через 3-4 дня будем готовы…

М: Ну надо, чтобы было, они же ведут там уже переговоры по многим…

Н: Да, да, да…Мы сформулируем… мы решили там не принимать, Виталик, .. там все равно…играет там роли… там 2 недели… там уже…

2. "Товарищи хотят как-то все-таки нам повредить чуть-чуть в Москве"

В этой главе человек, по голосу напоминающий руководителя "Алросы" Александра Олеговича Ничипорука (Н.) общается с Аркадием (А.). В свою очередь Аркадий просит за господина Гертлера, который даже звонить в Россию боится, так как злые языки неоднократно обвиняли его в контрабанде якутских алмазов, причем, делали это в следственных органах.

Н. говорит о «сортировке» - самой тонкой операции в алмазном бизнесе. Другие детали алмазного бизнеса он обсуждает с людьми, по голосу напоминающими его заместителя Юрия Дуденкова (Д.) и представителя «Алросы» в Бельгии Агейченко (А.)

Н. и Аркадий

Аудиофайл: romance3.mp3 (411 Кб)

А: Александр Олегович.

Н: Алло,

А: Александр Олегович, здравствуйте.

Н: Добрый день.

А: Да, там, извините, что я вас побеспокоил перед вылетом, там наш товарищ Гертлер, он был в Бельгии, встречался с вашими представителями и он говорит, что, ну там дано распоряжение, что как первый раз, как первую партию.

Н: Да, да,

А: А первую партию там было только тридцать процентов он купил.

Н: Угу.

А: А он бы хотел, если можно, чуть-чуть больше и второе, это он говорит, что у него есть сведения, что те товарищи, которые хотят как-то все-таки нам повредить чуть-чуть в Москве, они через подставные компании будут покупать на тендере и он вообще предлагает как-нибудь сортировку делать, потому что не было даже сортировки сделано и он говорит без сортировки вообще там все будут знать, за сколько купили, за сколько продали.

Н: Угу.

А: Или сортировку сделать или не продавать на тендере.

Н: Хорошо.

А: Или ему побольше продать.

Н: Хорошо, подумаем, как сделать,

А: Спасибо.

Н: Спасибо, угу.

А: До свидания.

Н: До свидания.

Н. и человек, по голосу напоминающий Юрия Дуденкова (Д.) 

Аудиофайл: romance1.mp3 (369 Кб)

Д: Александр Олегович, добрый день.

Н: Пока не отлетели еще. Это самое, звонил это наш Аркадий.

Д: Ага.

Н: Вот и говорит, что там вот эти наши враги-соперники собираются поучаствовать в аукционе по поводу ангольских.

Д: Ага.

Н: Вот и говорит, что в принципе, лучше, конечно, сортировать побольше и посерьезнее, чтобы не было никаких, это самое, потому что, говорит, мы практически без сортировки продаем.

Д: Без сортировки?

Н: Мы продаем без сортировки, он говорит лучше пересортировать.

Д: Нет, у нас без сортировки только мелочь идет, все остальное сортируется и комплектуется.

Н: Вот, ну такое вот предупреждение.

Д: Ага, ну хорошо, я сейчас позвоню, чтобы проконтролировал.

Н: Да, потщательнее.

Д: Да, хорошо,

Н: ладно.

Д: Ладно, Александр Олегович.

Н: Угу.

Н. и человек, по голосу напоминающий Агейченко (А.)

Аудиофайл: romance2.mp3 (500 Кб)

А: Александр Олегович.

Н: Алло.

А: Александр Олегович.

Н: Да.

А: Добрый день, извините, очень коротко,

Н: Так.

А: У меня ночью была встреча опять с Гертлером, он в принципе достал, выяснял все дела.

Н: Так.

А: Я ему объяснил, что вот то, что мы начинаем сейчас продавать - это как по первой партии, мы крупный товар, именно девять уже спускаемся ….

Н: Так.

А: А по оставшейся части, она в работе, значит, он просил уточнить цены, чтобы он как бы посмотрел, что он может взять. Я говорю, ты целиком это не получишь.

Н: Нет, целиком ничего, вот.

А: Поэтому он просил. Цены я сейчас ему кидать не могу?

Н: Ну естественно.

А: Продажные, вот на этом мы расстались.

Н: Угу. Значит, я сказал, этому самому и Дуденкову, что вот тридцать процентов, звонил человек ... умоляет, говорит, дайте сорок, я говорю, ну в принципе это там посмотрим на месте, ни да ни нет не сказал.

А: Понятно, может получиться.

Н: А?

А: Может получиться и сорок.

Н: Ага, вот, ну все тогда, я тут уже вхожу, это самое, с днем рождения поздравляю вас, у вас же сегодня праздник.

А: Спасибо, Александр Олегович.

Н: Здоровье вам, значит, чтобы все получалось.

А: Спасибо вам большое.

Н: Спасибо, ага.

А: До свидания.

Н: Все.

Н. и некто Игорь 

Аудиофайл: romance5.wav (479 Кб)
Н: Да, Игорь.

И: Да, Александр Олегович.

Н: Да.

И: Значит, добрались мы сегодня до дела, значит, дело возбуждено не товарищем «Д», который там был главный, а оно возбуждено милицией, значит, следственным управлением по Московской области.

Н: Так.

И: Вот это попроще. Значит, это раз, это там что в лесу, вот, второе, значит, возбуждено оно формально по заявлению девяти «физиков», которые остались вот в этих шести участках.

Н: Так.

И: Вот, которые утверждают, что их доли, значит, уменьшились в общей сложности на десять соток, вот эти девять «физиков» утверждают, что их там, вот по этому поводу возбуждена, значит, сто пятьдесят девятая.

Н: Десять соток?

И: Десять соток на всех, на круг, на всех на девять десять соток якобы у них убыло, из-за этого, ну поскольку там стоит дорого, то там даже метр квадратный потянет на мошенничество, если это действительно так, скажем, решили бы кого-то там.

Н: Угу.

И: Вот, но, тем не менее оно там возбуждено и есть основание как с ним бороться, очень даже неплохо можем забороться.

Н: Хорошо, Игорь, тогда работайте.

И: Значит срок по нему тринадцатого августа, вот.

Н: Ну давайте тогда работаем, там Володя.

И: Да, значит, это самое, сегодняшнее дело мы отложили, аж на тринадцатое сентября.

Н: Это какое дело?

И: Ну, которое у нас такое было.

Н: Ага.

И: Ну по которому мы говорили, что, товарища «А».

Н: Понятно, да.

И: Значит, мы его то, что хотели мы и сделали, мы говорили, что его надо, вот, до этого Володя обещает, что все будет как штык.

Н: Хорошо, ладно.

И: Поэтому я думаю, что с этой стороны тоже перспективы достаточно нормальные, вот таким вот образом.

Н: все, работаем.

И: Александр Олегович, когда нам, это самое?

Н: давайте сегодня созвонимся еще, ладно? И: Да.

Н: Все, давайте.

И: Ага, хорошо, угу.

3. Ту-ту-ту…

Из этой главы мы узнаем, какое значение при современных технологиях для алмазной отрасли имеет конезавод. Генномодифицированые жеребцы, видимо, научились вырабатывать навоз, в котором растут не только шампиньоны, но и алмазы.

Собеседники, по голосу напоминающие Ничипорука (Н.) и Шота Ботерашвили (Б.) (главного советника ОАО «Внешторгбанк)

Аудиофайл: romance6.wav (642 Кб)

Н: Алло.

Б: Саш, привет.

Н: Привет, Шота.

Б: Можешь говорить?

Н: Я могу, ты в Москве?

Б: В Москве, как дела?

Н: Да ничего.

Б: Хорошо, буквально секунду оторву, смотри, на прошлой неделе был у Кожина и Бочкарева, вместе встречался.

Н: Кожин и Бочкарев? Бочкарев - это Жуковка, да?

Б: Бочкарев - это его начальник управления,

Н: Бочкарев - это руководитель, как его, Рублевско-Жуковского, как его, ЛОКа Лечебно-оздоровительный комплекс, первый зам его.

Б: Нет, нет, нет.

Н: Точно?

Б: Не знаю, как насчет лечебного комплекса.

Н: Нет, Александр, да, Бочкарев?

Б: Сейчас я тебе скажу, у меня его карточка есть, ой, господи, как его зовут, нет, Александр Юрьевич его зовут.

Н: Александр, я же тебе говорю, это его зам. и он отвечает за Рублевку за всю.

Б: Ну может быть за Рублевку отвечает.

Н: Да, да.

Б: Вполне возможно.

Н: Так.

Б: Вот смотри, вроде мы нашли уже наконец-то, кончилось это все туда-сюда бегание, так, я в прямом контакте и нашли, как бы, общий язык как все-таки, а то все Владимиру Игоревичу хотелось, чтобы там лес оставался, не хотел он там ничего, чтобы было, его убедили мы вдвоем с этим Бочкаревым, что надо, слышишь, ну в общем концепция, у нас есть концепция чего мы будем делать, если пойдем вот по пути ГУПа и инвестиционной компании, какая-то есть? Что мы там делать будем, какие обременения возможны и так далее?

Н: Ты про какой объект то говоришь?

Б: Я говорю сейчас о конезаводе.

Н: Угу, слушай, ну давай, Отар приедет, у нас там мысли есть серьезные по этому поводу.

Б: А как-нибудь эти мысли оформлены в бумаге, какие-нибудь предложения?

Н: Не то слово.

Б: Есть, да?

Н: Вот, да, значит.

Б: Он уже просит, требует даже категорически.

Н: Это понятно, ну давай он приедет, он в четверг уже будет в Москве.

Б: Ты где сам?

Н: Я на работе.

Б: На работе, да?

Н: Да.

Б: Хорошо, ты в четверг будешь в Москве?

Н: Буду, конечно.

Б: Ну забегу тогда к тебе в гости, хорошо?

Н: Давай.

Б: Отарий когда появится?

Н: В четверг, в четверг, я тебе говорю про четверг почему.

Б: Тогда все, супер, договорились тогда.

Н: Вот, слушай, как у нас по нашему-то газовому проекту?

Б: Оформляю уже.

Н: Все делаешь, да? Молодец какой.

Б: Да, да.

Н: Ты молодец, ты отдыхал хоть или нет, все без отдыха?

Б: Нет, поеду только в пятницу вечером на недельку.

Н: Вот нам где-нибудь в четверг как-то это нужно все поработать.

Б: Да, в четверг надо пересечься железобетонно.

Н: Давай, давай, давай.

Б: Ладно, хорошо?

Н: Ладно.

Б: Все, давай.

Н: Спасибо, пока.

Б: Пока.

Н. и человек, по голосу напоминающий Куличика (казначея «Алросы»)

Аудиофайл: romance7.wav (244 Кб)

К: Алло, алло.

Н: Игорь Михайлович, Ничипорук.

К: Доброе утро.

Н: Игорь Михайлович, значит такой вопрос, там мы по этому, по Селезневу, по конному какому-то платим девяносто пять, вы их заплатили или нет еще?

К: Платим сколько?

Н: Девяносто пять тысяч заплатили мы их или нет?

К: Ту-ту-ту.

Н: Значит, тогда через Гусенкова, я все, взлетаю.

К: Нет, просто он меня вчера не спрашивал, я никакого договора, ни распоряжение еще не видел.

Н: Значит, притормозите, я вам перезвоню часа через три, притормозите, ладно?

К: Хорошо, в общем, если уже про лошадь, то не плачу.

Н: Все, да, давайте,

К: Хорошо,

Н: Гусенков позвонит.

4. «Слава бузит…»

В этой главе человек, по голосу напоминающий руководителя "Алросы" Александра Ничипорука (Н.) обещает набить морду руководителю Республики Якутия (Саха) Вячеславу Штырову, собирается поставить своего человека на республику, и на район, где идет основная добыча алмазов, называет гондоном своего соратника и вообще ведет себя как настоящий пацан.

Часто упоминаемый «Леонидыч»– судя по всему, министр финансов Кудрин.

Н. и человек, по голосу напоминающий Андрея Гусенкова (Г.) (помощника Н.)

Аудиофайл: romance8.wav (2 742 Кб)

Г: Алло.

Н: Алло, Андрей, Ничипорук.

Г: Да.

Н: Слушай, я тут подъехал к Минфину, там какие-то, эти самые, перетрубации, Слава бузит, блядь, вот и это самое, ты там подготовил бумажки, собрал все или нет?

Г: Все что мне передали, завтра будет Потрубейко с утра.

Н: Ага.

Г: Днем попозже Дуденкова.

Н: Ага.

Г: И единственное, о чем я пока не имею не малейшего представления, а, ну видимо Дима Новиков сегодня завершит по нефтегазу.

Н: Ага.

Г: Вот, потому что ему передал Черный и Калитин, то, что они делали.

Н: Ага.

Г: Вот, единственное о чем я пока никаких сведений не имею, это то, что поручено Березкину, ну, честно говоря, это не самое главное.

Н: Ага.

Г: Хотя там потенциал сотрудничества в области энергетики на нем был.

Н: Ага.

Г: Вот, но пока мне не удалось ничего от него добиться, вот.

Н: Как ты предлагаешь, сегодня будем или завтра с утра лучше сделать?

Г: Посмотреть бумаги?

Н: Да, я подъеду, но позже, понимаешь, там ангольцы приехали еще эта важная делегация.

Г: Ты знаешь, Саш, как ты скажешь, единственное, вопрос, тут довольно много бумаги этой, да, я сейчас ее просматриваю, я готов, там если надо, подождать, я могу, там, могу передать там, допустим, в конце концов водителю, пока ты там будешь на совещании или утром.

Н: Вот, слушай, я что предлагаю, я сейчас покручусь с этими делами, ты, как бы, на меня не ориентируйся, вот, я сейчас тогда с этими минфиновскими делами разберусь и разберусь с ангольцами, но это не раньше там десяти часов будет, поэтому смысла нет, а я заеду возьму, если у тебя что-то будет готово, передай в приемную тогда мою.

Г: Оставить в приемной, да?

Н: Да, да, да.

Г: Хорошо, ладно, хорошо, я так и сделаю. А что, Слава-то сейчас там, да?

Н: Ну Слава сейчас должен к восьми часам подойти в Минфин.

Г: Угу.

Н: Вот, истерика продолжается в связи с моей поездкой, это вообще, блядь, конечно.

Г: А чего такого, нельзя пригласить человека на празднование?

Н: Вот, ну причем слил Шишкин все, представляешь, сука, знали об это Преснова и Лобженидзе, но я исключаю, что они Штырову могут чего-то слить, вот, а вчера раз пять там звонил Борисов, Штыров, там чего-то они там кипятком писали.

Г: Ну на самом деле это могли авиаторы сделать.

Н: Откуда авиаторы знают? Никто не знает, кроме Шишкина, он прокололся по полной программе, человека на контроль поставили, представляешь? Пиздец, как разведка работает.

Г: Черт его знает, ну ладно, я просто знаю, что у нас много тут всяких людей.

Н: Ну а кто? Никто не знал куда я лечу, понимаешь, не знал никто, вот, ладно, расстраиваться нечего, причем очень хороший разговор состоялся.

Г: Угу.

Н: И я понял, что человек очень решительно настроен и сказал, что там некому и не нужно вообще это ждать, что ничего хорошего не будет, будет только хуже.

Г: Угу.

Н: Вот.

Г: Он как, приезжать-то собирается, нет?

Н: Ну вот нужно будет мне с Леонидовичем переговорить, все зависит от Леонидовича, если он захочет, чтобы они вместе вышли, там вдвоем, но не как гость якутской стороны.

Г: Угу, понятно.

Н: Угу.

Г: Понятно.

Н: Хороший разговор состоялся, выпили, закусили, с людьми надо общаться.

А: Что-что?

Н: С людьми надо общаться.

Г: Да, это точно, да, я дозвонился до Лены.

Н: Так.

Г: Она говорит, что она, что все ее обещания в силе, просто человек из администрации, который обещал.

Н: Так.

Г: Вот, он вот в эти дни не доступен, а она сама была не доступна, она болела просто, поэтому она, как бы, сказала, что все подтверждает и будет делать.

Н: Молодец, видишь сколько у нас друзей, Андрей.

Г: Не говори, причем наши ряды ширятся, как это не кажется некоторым странным, может быть.

Н: А у них все сужается и нервозность возрастает.

Г: Нервозность возрастает - это сто процентов,

Н: Главное, чтобы наши товарищи не начали нервничать и давать слабость, вот это я больше всего боюсь.

Г: Да.

Н: Знаешь, когда стоишь на битву и вдруг в твоем стане кто-то побежал или брататься пошел, это не правильно, классная песня, моя любимая, знаешь, как называется? Это самое, Питер Гебриэл поет с кем это, по моему Ред Рейн, знаешь Гебриела вообще?

Г: Ну а как же?

Н: Слышишь?

Г: Ага.

Н: Что это за песня знакомая, а, «Донт гив ап», вспомнил.

Г: Донт гив ап.

Н: Да, да, вот этот диск, конечно, «соул» у него был.

Г: Гебриэл - большой человек.

Н: У меня был любимый ансамбль «Дженезис», вот, причем я его слушал и с Гебриэлом и с Коллинзом, вот, у меня все диски, там я не знаю, где-то они лежат, наверное, я даже делал сборники себе такие, знаешь, ну столько классных песен таких спокойных, хороших.

Г: Нет, они очень интеллигентные люди, классные ребята.

Н: Вот, а Гебриэл особенно, а это, знаешь, по-моему кто это поет, кто это, сейчас скажу, они же вдвоем ее поют, да?

Г: Ты знаешь, я не помню, с кем он.

Н: А сейчас покажут, я это я какие-то ролики смотрю.

Г: А, вот ты напомнил, между прочим, значит, у меня здесь, ну это я тебе уже точно сегодня не буду передавать, значит, у меня есть сырой вариант фильма о компании.

Н: Ага.

Г: Там где-то сорок минут, ну не о компании, я наврал, об истории, как бы, создания алмазной отрасли.

Н: Ага.

Г: Мирного и компании тоже.

Н: Ага.

Г: Мне не все нравится, но нам с тобой обязательно надо посмотреть последний кусок, вот где.

Н: Все посмотрим.

Г: Это просто необходимо, потому что надо людям сформулировать замечания, завтра подвезут кассету еще, у меня пока сырой вариант на DVD диске, вот, в целом, знаешь, мне кажется, вот в целом, не плохо получается, даже местами пробирает, на эмоции.

Н: Плакать хочется?

Г: Ну да, местами да, как они там все это делали, это ну здорово, там воспоминания всякие, там хроники много, ну не плохо сделан.

Н: Ага.

Г: Но надо, абсолютно надо очень серьезное внимание будет обратить на комментарии, на закадровый текст, мы сами его редактируем по последнему этапу.

Н: Ага.

Г: Начиная вот с девяностых годов, с создания компании, подписания соглашения о разграничении, вот эта вот часть, вот, чтобы там лишнего не было, вот.

Н: Классная песня «донт гив ап», классная.

Г: Вот, Саня, донт гив ап.

Н: Да, вот ты, знаешь, вот этого мне не нужно говорить никогда.

Г: Ха-ха-ха.

Н: Главное, чтобы вот эти суслики, блядь, зайчики.

Г: Вот приди им и скажи, донт гив ап, ха-ха-ха, суки.

Н: Ты знаешь, я, когда вот говорил сегодня с трехзвездным или четырехзвездным генералом, вот, он настроен жестко, он говорит, ну чего хуйней занимаемся, блядь, будет только хуже и нельзя тянуть вообще ни с чем.

Г: Нет, ну он-то действительно.

Н: Ну он въехал в проблему, следит, все, он говорит, человек не то что исправляемый, это человек больной и мы если имеем задачи, то надо их решать, если отпустить его, то он доведет вплоть до действительно до каких-то выступлений национальных.

Г: Правильно, надо сплачивать ряды, а предполагается что, что будет разговор на троих сегодня что ли?

Н: Нет, на троих у меня не получится, нет, я сейчас должен переговорить с этим, Леонидовичем, перед встречей с этим гондоном.

Г: Понятно.

Н: И якобы, вот надо там, тут Отарик конечно, якобы надо тушить, то, что я поехал туда, блядь, а если бы я пукнул криво бы.

Г: Нет, на самом деле, поехал как и давно обещал.

Н: Слушай, я самостоятельный человек, я не должен ему отчитываться.

Г: Ну вообще то да.

Н: Он у меня не спрашивает куда он едет, он со мной не советуется, тоже нашел, понимаешь и он, видимо его истерика падает на какую-то благодатную почву, знаешь, вот есть такие люди, которые говорят, пошел на хуй отсюда и все, понимаешь, иди отсюда, блядь, чего? Все понял, иди отсюда и не надо объяснять ничего, понимаешь, пришел жаловаться, что съездили. Твое какое собачье дело? Есть такой хороший интеллигентный ответ, вот, нету, это самой, как называется, горячности у людей.

Г: Да, тоже верно.

Н: Понимаешь, иногда она должна где-то наступать, когда с тобой хамят, понимаешь, надо хамить тоже.

Г: Тоже верно, на самом деле каждый раз спуск давать нельзя, они так только наглеют,

Н: Да, ты знаешь, вот когда тебе кажется, что он, это самое, ты сможешь договориться, ты делаешь какие-то компромиссы там, вот, а человек берет твои компромиссы, кладет их в карман, а все остальное ломает об коленку и говорит, пошел отсюда, блядь, вот и все, что ты даешь там в виде этих компромиссов, считает твоей слабостью, вот сейчас как Палестина-то говорит, евреи ушли, говорят, а мы дальше их будем давить, блядь, пиздец просто, вот.

Г: Да.

Н: Ты слабый, как говорят, чечену, если в долг дал, значит, ты его боишься. Алло.

Г: Да, да.

Н: Так что Андрюха, давай, не робей.

Г: Да нет, я в порядке.

Н: Ага, все, ну давай.

Г: Ладно, хорошо, тогда вообще, если не сложно, там будет возможность, то позвони как дела.

Н: Хорошо.

Г: В любое время.

Н: Хорошо, угу.

Г: Спасибо.

Н: Пока.

Н. и человек, по голосу напоминающий Александра Акполова (А.) (помощника министра финансов)

Аудиофайл: romance9.wav (2 664 Кб)

А: Алло.

Н: Алло, Саша, Ничипорук.

А: Да.

Н: Можешь говорить?

А: Могу.

Н: Как визит к Леонидовичу?

А: Ничего, сплошная ругань.

Н: Ругань, да, а чего ругаться-то?

А: Конечно, ну вот из-за корректировки плана, начал задавать вопросы, почему я первый раз это вижу? Почему со мной вот это и это? Почему с вами-то? Ну и так далее и так далее.

Н: Обложил вас этими, как называется?

А: Конечно, сказал, что я ни хера не занимаюсь, что я вообще не в курсе.

Н: Ну он научился мочить-то персонал?

А: вот так.

Н: Ну ты не расстроился?

А: Я сказал, что да, я не в курсе.

Н: Слушай, если что, я тебя в компанию приглашаю на важную должность, если тебя уволят, ха-ха.

А: Ха-ха-ха.

Н: Саш, а вот по этому вопросу не спросил по письму?

А: Как не спросил, он сказал, что на эту тему я последний раз говорил на последнем совещании с Медведевым, при свидетелях.

Н: Больше ничего не было, да?

А: Он говорит не было, но, говорит, с другой стороны, да, был же такой разговор, что немного смягчить, потому что да, если мы отберем все здесь, имущественный комплекс, сам же, говорит, Ничипорук предлагал, что вот такой вариант.

Н: Нет, я до сих пор не отхожу списать его на хер, вот, но дело в том, что позиция, которая сейчас выдвигалась, алло.

А: Да, да, да.

Н: Она выдвигалась министерством, не мною, можно наехать с большой, как бы, колокольни, т.е. с жестким решением, а потом смягчиться, но не надо сдавать позиции то вообще.

А: А вы что не встретились?

Н: С кем?

А: А, ты уехал, да?

Н: Нет, я не пошел, да ты что, я ему морду набью сразу и все, как это можно.

А: Смотри, он парень здоровый.

Н: Да ты что, главное злость в глазах и отчаяние, вот.

А: Ха-ха и пулемет, еб ты.

Н: Да, хуячим зайчиков.

А: Ну насчет планирования очень много слов было сказано, он сказал, что это не планирование, мы сказали, что да, мы понимаем, для того чтобы планирование было лучше, Ничипоруку еще нужно время, чтобы он перетащил это планирование в Москву и чтобы это все происходило у него под боком, а не в Мирном.

Н: Планирует же девушка Потрубейко, вот, я еще не начал вообще планировать.

А: Ну так вот мы об этом и сказали.

Н: Ага.

А: Чтобы это нужно время, чтобы это все, что да, проблемы ясны, но это надо все, как бы, отработать.

Н: Слушай, я то готов, главное, чтобы мне руки не связывали там поменять одного на другого плановика затейника.

А: Да, да, ну одним словом, он потом заспешил на встречу и мы не стали, ну к этому разговору надо вернуться.

Н: Нет, ну у меня будет первый бюджет, который я буду планировать с две тысяча шестого года, до этого я ничего не планировал.

А: Все правильно, все правильно, вот и сейчас, как бы, в этих корректировках, конечно же, закономерно у него возникает вопросы, допустим, по непроизводственным расходам, рост, да, но мы сказали, что те объекты социалки, которые достались в наследство, а?

Н: Конечно, мы эти объекты должны до финансировать, нельзя бросить ледовый дворец.

А: Да.

Н: Или там что-то, понимаешь.

А: С другой стороны, вот вопрос, я ему, вот я говорю, надо посмотреть, ну у «Алросы» же на балансе нет большинства объектов социалки, на которые тратятся деньги.

Н: Нет, сначала мы их строим, они находятся на балансе, а потом, по идее, мы обязаны их отдать в муниципал.

А: Это плохо, это плохо, это та хитрость, которая дает возможность Штырову всех забить и переть буром, вот если бы эти объекты были у него на балансе, понимаешь и деньги тратились алросовские, тогда можно было бы сказать, а ты давай-ка не выебывайся, а то мы сейчас вообще прекратим финансирование и будет висеть у тебя эта незавершенка и еще ты на них будешь деньги тратить на консервацию и так далее.

Н: Саш, я смотрю глобальнее, нужно послать его на хер, поставить своего человека и на район, и туда на его место.

А: Это факт.

Н: И не нужно заниматься мелочевкой.

А: Это факт.

Н: Мы тратим девяносто процентов времени на разговоры с ним, моя позиция такая, мы делаем то, что мы считаем нужным, а ты или помогай или отойди в сторону, вот, а сегодня мой разговор с этим полпредом он был еще более жестким. У него Леонидович спросил, как, я говорю, у него вообще позиция такая, что человек не должен работать больше.

А: Угу.

Н: Единственное, он требует, как бы, того чтобы, ну не требует, он хотел бы, чтобы он не один это решал, а так как Леонидович его продвигал, он говорит, я подчинюсь и…

А: Ну это, конечно.

Н: В этом, вот там очень хороший подход и там нужно все это доработать.

А: Это правильно.

Н: Не надо заниматься ерундой там с ними чего-то урегулировать и все.

А: К сожалению, мы сейчас вынуждены, мы пока вынуждены сейчас заниматься ерундой, потому что, потому что, если мы сейчас, если сейчас за пределы компании и наблюдательного совета выплеснется все это в неприличном свете, тогда ни тебе, ни Алексею Леонидовичу от этого пользы не будет, вот сейчас, вот сейчас.

Н: А с другой стороны, чего предлагает полпред, Алексей Леонидович, вдвоем сначала они обговаривают, идут к руководителю административной всей нашей, вот, втроем формируют позицию и не надо, он говорит, не надо, говорит, любой день промедления это вред и республике и компании и стране вообще.

А: Если так, то надо просто.

Н: У него такая позиция, у него такая позиция.

А: Да, но чтобы эту позицию осуществить в деле, в жизни, нам нельзя завтра, если что-то состоится, проиграть.

Н: Нужно сейчас максимально смягчить все остальные вопросы.

А: Да.

Н: И решать один, все остальное по херу, понимаешь, решать надо потом глобально.

А: Об этом мы тоже сказали, вот это вопрос корректировок, я сказал, можно вообще перенести.

Н: Вот пример такой, у «Алросы» не готов еще, этот самый, вопрос вхождения в газовую, пусть они нам изложат подробно, вот, и, это самое, пусть они сделают, если они хотят это делать, покажите нам о чем вы думаете, что вы хотите и мы это с удовольствием подготовим, зато мы сдвинем конфликтную ситуацию и решим один вопрос.

А: Словом, конечно, к этому вопросу надо будет возвратиться, но желательно, чтобы завтра, действительно, решить один вопрос,

Н: И все и при том, знаешь, как бы, прикинуться хорошей, это самой, восточной хитростью и ласковый, хороший, там конфликтов не должно быть, вот и потом, как по-татарски, знаешь, обещай все, вот.

А: Ну посмотрим сейчас, чем разговор закончится.

Н: Слушай, знаешь, он будет грузить, я просто знаю.

А: А?

Н: Он пошел ва-банк ему надо сейчас загрузить и он играет, знаешь как теннисе, самая считается подлое играть в тело, этого самого, игрока в теннисе, знаешь, в тело играют и все.

А: Угу.

Н: И он сейчас все поднимет, понимаешь, он же поднял сейчас все инспектирующие инстанции Якутии, чтобы они потоком на меня письма направили и все вопросы, к которым я вообще никакого отношения не имею, просто никакого не имею.

А: Нет, элементы разводки там на лицо, так что нет.

Н: Какие элементы?

А: Нет, с их стороны, поэтому ты должен, конечно, внимательно во всем разбираться, элементы разводки есть.

Н: Слушай, вот там есть, допустим, господин Грачев, депутат и председатель комитета по экологии.

А: Грачев?

Н: Да и вдруг он не с того, не с сего, он пишет огромное письмо как хуево в «Алросе» по экологии, не с того, не с сего, понимаешь, никогда он, это самое, кормился вокруг компании.

А: Да, я видел этот документ.

Н: Дальше, вдруг Технадзор проснулся и говорит, вот у вас там чего-то было и главный вопрос, у вас нет исполнительного директора. Технадзор, какого черта он должен к этому исполнительному директору, вот, потом вопрос по, этому самому, ну там пять или шесть бумаг сейчас ко мне пришло и сегодня, когда говорил с полпредом то, я говорю, вы можете урезонить? Он говорит, нет, все федеральные органы, какого хера он их сейчас натравил на компанию, вот и там достаточно такой аргументированный был разговор нормальный, все технологические решения они принимались до меня, принимались в основном Штыровым, блядь.

А: Ну правильно.

Н: Вот и сейчас, понимаешь, можно обвинить меня в том, что компания снижает добычу, но это классно, понимаешь.

А: Тебя рано в этом всем обвинять.

Н: Вот, я, ну ладно, хер с ним, боевой у меня настрой.

А: Ну и правильно, у нас тоже.

Н: Ну главное, чтобы Леонидович там с Леонтьевичем не сдавали позиции.

А: Не должны.

Н: У нас есть одна главная задача, выбрать, а потом мы порвем любую кошку, блядь.

А: Хорошо, а завтра надо будет, Медведев же будет, надо будет этот вопрос, как бы, вот.

Н: Ладно.

А: Что значит смягчать, вот у меня такое впечатление, что с какого то момента.

Н: Угу.

А: Медведев стал отыгрывать назад, вот так вот.

Н: Значит, они его вербанули.

А: Ну вот что-то такое да.

Н: Ага.

А: Что-то такое да.

Н: Ладно, ну ничего, ничего, все равно сделаем свое дело.

А: Я думаю.

Н: И, кстати, мне понравился, конечно, полпред, он занимает абсолютно такую же позицию, как мы.

А: Угу.

Н: вот, будем работать.

А: Хорошо.

Н: Ладно, спасибо тебе.

А: Ладно, давай, счастливо.

Н: Давай.

Н. и некто Х

Х: Алло.

Н: Да, да.

Х: Я еду, он в час только появится, Штыров.

Н: В час у него встреча уже, там я знаю даже где,

Х: Угу.

Н: Вот, а мобильный он не берет, да?

Х: Не берет мобильный.

Н: Вообще слово козел подходит, блядь.

Х: Я уже не знаю чего говорить, блин, ну все, просто.

Н: А?

Х: Просто руки опускаются, говорю, вроде договорились, все.

Н: Сейчас поднимет, если он сейчас эту херню допустит, то там сейчас полетят, блядь, головы невинные, ой дурак он, блядь.

Х: Угу.

Н: Вот, ладно.

Х: Так, ну я все равно поеду в постпредство,

Н: Давай.

Х: Сказали, к часу должен быть и буду его,

Н: Он не будет к часу, в час у него в инвестиционной группе встреча, бесполезно в час его там ловить.

Х: Вот вчера я встречался вечером с Амосовым Александром.

Н: Так.

Х: Ну он тоже не в восторге от Максимова.

Н: Так.

Х: Я ему говорю, ну ты напиши нам свои условия, что ты хочешь, он обещал сегодня прислать официальное предложение с обоснованием своих затрат и тому подобное, но сейчас перезвонил где-то час назад и говорит, я говорит, от своих слов не отказываюсь, готов все сдать компании, но мне нужна личная встреча с Александром Олеговичем, это его просьба и самое главное, как бы, это со стороны пришла информация о том, что ФСК или как она ФСВР регистрацию акций уже пропускает, я так понял, что «Якутгеофизику» или кого-то уже зарегистрировали, кажется.

Н: Ладно, значит тогда сейчас будем работать.

Х: Да, поэтому то, что предлагал Выборнов Сергей, ну они там чего то, как говориться, опять в воздухе руками помахали, ни «Энерготрейд», ни «Фаргоил» не в курсе. Я вчера с Хохловым встречался тоже в обед.

Н: Угу.

Х: Он говорит, что в «Энерготрейде» руководство абсолютно не в курсе, там какой-то адвокат, видимо, знакомый с Выборновым предложил что-то и ситуация там заглохла вообще.

Н: Хорошо, сейчас тогда, это самое, будем разбираться.

Х: Тогда что?

Н: Я еду, минут через тридцать буду и вы будете в компании?

Х: Да, да, конечно, я здесь.

Н: Вот, я позвоню, сейчас решим с вами.

Х: Хорошо.

Н: Ага.