Альфа-банку и Михаилу Фридману сделали приятно вверх ногами

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Альфа-банку и Михаилу Фридману сделали приятно вверх ногами

Оригинал этого материала
© "Грани.Ру", origindate::31.01.2005

"Коммерсант" опубликовал опровержение и больше ничего

Фото: ИТАР-ТАСС

В общественных кругах выдвигались предположения, что иск Альфа-банка к ИД "Коммерсантъ" инспирирован Кремлем. В редакции "Ъ" считают, что это не так 

В понедельник газета "Коммерсант", выполняя решение арбитражного суда по иску Альфа-банка, опубликовал опровержение сведений, содержащихся в статье "Банковский кризис вышел на улицу". При этом текст опровержения опубликован дважды (на тех же страницах, что и опровергаемая статья), однако один раз - в перевернутом виде. Кроме этих двух материалов на первой и седьмой странице, в номере 15 за 2005 год [page_16152.htm#1 опубликована статья "Полный истец"], посвященная ситуации с иском Альфа-банка, [page_16152.htm#2 материал под названием "Стенгазета"] с пояснением от редакции, фотография главы Альфа-групп Михаила Фридмана, здоровающегося за руку с президентом Владимиром Путиным, а также реклама подписки на собственное издание со слоганом: "215 рублей в месяц за информацию, за которую мы заплатили миллионы". Больше в выпуске газеты нет никаких материалов, пять полных страниц и еще несколько колонок остались пустыми.

Статья "Банковский кризис вышел на улицу" Константина Ласкина была опубликована в газете 7 июля 2004 года. В материале сообщалось об очередях вкладчиков в отделения Альфа-банка. Ряд изложенных в ней фактов руководство Альфа-банка сочло не соответствующими действительности. 20 октября Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск Альфа-банка к ЗАО "Коммерсантъ. Издательский дом", постановив взыскать с газеты 320,5 млн и опубликовать опровержение в одном из номеров. 27 декабря 9-й апелляционный арбитражный суд снизил сумму иска на 10 млн рублей. 21 января судебные приставы вручили "Коммерсанту" постановление о возбуждении исполнительного производства по данному судебному решению, определив срок его исполнения до 28 января включительно.

В пятницу "Коммерсант" перечислил Альфа-банку 310,5 млн рублей.

***

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::31.01.2005, "Стенгазета"

Как и предупреждал Ъ в номере от origindate::29.01.05, этот выпуск газеты посвящен исключительно Альфа-банку и лично Михаилу Маратовичу Фридману. Так им будет приятно.

Остальным читателям Ъ редакция приносит свои извинения и уверения в том, что следующие номера газеты будут выходить в обычном формате. Даже если это вышеуказанным физическому (см. фото) и юридическому лицам будет неприятно.

Администрация

***

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::31.01.2005

Полный истец

Решение девятого арбитражного апелляционного суда от origindate::27.12.04

Опровержение 

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

115998, г. Москва, ул. Садовническая, д. 68/70, стр. 1
ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Москва 
#09АП-6183/04-ГК 
31 декабря 2004г.

Резолютивная часть постановления объявлена origindate::27.12.04г
Мотивированное постановление изготовлено origindate::31.12.04г
Девятый арбитражный апелляционный суд в составе 
председательствующего Борисовой Е.Е., 
судей Солоповой А.А., Попова В.В. 
при ведении протокола секретарем судебного заседания Гайдукевич Н.,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу ЗАО "Коммерсантъ. Издательский дом" на решение Арбитражного суда г. Москвы от origindate::27.10.2004г. по делу #А40-40374/04-89-467,

принятое судьей Денисовой Н.Д.

по иску ОАО "Альфа-банк" к ЗАО "Коммерсантъ. Издательский дом"

о защите деловой репутации, пресечении действий ответчика по злоупотреблению свободой массовой информации, взыскании убытков 20 774 366 руб. 61 коп., взыскании репутационного вреда 300 000 000 руб.

при участии:

от истца: представители Любарская Г.В., Колчева Т.И., Серов О.А., Кульков Е.А.

от ответчиков: представители Скловский К.И., Астахов П.А., Иванов Г.А., Плотников К.А., Райкин В.Ю., Жарков Д.Ф.

УСТАНОВИЛ: 

Истцом ОАО "Альфа-Банк" в Арбитражный суд г. Москвы подан иск о защите деловой репутации, пресечении действий ответчика ЗАО "Коммерсантъ. Издательский дом" по злоупотреблению свободой массовой информации, взыскании убытков 20 774 366 руб. 61 коп., взыскании репутационного вреда 300 000 000 руб. Основанием для его подачи явилась публикация 7 июля 2004 года в газете "Коммерсантъ" #121 редакционной статьи под заголовком "Банковский кризис вышел на улицу. Системообразующие банки столкнулись с клиентами". В обоснование исковых требований истец указал, что указанной публикацией в виде редакционной статьи под заголовком "Банковский кризис вышел на улицу. Системообразующие банки столкнулись с клиентами" и подзаголовком "Цепная реакция" ответчиком были нарушены положения ст. 39 Закона РФ "О средствах массовой информации", устанавливающей обязанность средств массовой информации проверять достоверность распространяемой информации и запрещающей использование средств массовой информации для фальсификации общественно-значимых сведений, распространения слухов под видом достоверных сообщений. По мнению истца, в самом заголовке спорной статьи уже содержится главная мысль публикации: банковский кризис наступил; он "вышел на улицу", банковский кризис поразил даже "системообразующие" банки, которые составляют основу банковской системы и символизируют ее прочность. Истец также указал, что в первом абзаце спорной публикации его положение поставлено в один ряд с другим банком – "Гута-банком", который испытывал в тот период большие финансовые проблемы. Истец считает, что поскольку проблемы с ликвидностью у "Гута-Банка" возникли за две недели до спорной публикации и стали общеизвестным фактом, сравнение в статье истца с "Гута-банком" (путем объединения их в одной словесной конструкции, в которой перечисляются одинаковые для этих двух банков признаки кризиса) подрывает доверие клиентов к ОАО "Альфа-Банк", наносит вред его деловой репутации как надежного и стабильного банка, неизменно выполняющего обязательства перед клиентами. Истцом оспорены как не соответствующие действительности и порочащие его деловую репутацию следующие сведения:

1) "...к вечеру (origindate::6.07.2004г.) отделения Альфа-банка осаждали сотни вкладчиков";

2) "Вчера (т. е. origindate::6.07.2004г.) впервые с начала кризиса на межбанке серьезные проблемы открыто появились у двух крупных ритейловых банков – Альфа-банка и Гута-банка";

3) "Вчера (т. е. origindate::6.07.2004г.) ближе к вечеру отделения Альфа-банка были буквально атакованы клиентами. К 19.30 в отделении Альфа-банка на Соколе собралась толпа людей – человек 80. 'Вы записались на завтра?' – спрашивает мужчина в очереди. 'А что толку? – отвечают ему.– Я вот сегодня с утра записывался в центральном отделении – безрезультатно. В итоге пришлось ехать сюда. Девушка у входа в зал, битком заполненный людьми, говорит, что очередь на получение денег с карт стоит уже часа три – а впереди еще человек 40'. 'Но это лучше, чем в центре. Мы тут целым офисом объехали все отделения – там вообще очередь под 200 человек, люди записываются на следующие дни'. В Сокольниках уже к семи часам в очередь не записывали. В центре сразу несколько отделений были закрыты, а в банкоматах закончилась наличность";

4) "Как сообщил вчера Ъ источник в банке, там 'работал только расчетный центр'".

Истец заявил требование об обязании ответчика опровергнуть вышеуказанные сведения путем публикации в газете "Коммерсантъ" сообщения о решении Арбитражного суда г. Москвы по настоящему делу в течение 10-ти дней со дня вступления его в законную силу.

В судебном заседании до принятия решения по делу истец в порядке ст. 49 АПК РФ заявил об уменьшении суммы убытков до 20.505.906 руб. 69 коп., которая состоит из убытков, причиненных: 1) от неполучения процентного дохода по кредитам в сумме 2.398.829 руб. 80 коп.; 2) от покупки дополнительных объемов наличных долларов США в сумме 7 447.119 руб. 73 коп.; 3) от проведения внеплановой рекламной кампании в сумме 8.496.327 руб. 37 коп.; 4) убытки, связанные с дополнительными расходами на охрану в сумме 1.694.791 руб. 93 коп.; 5) убытки, связанные с дополнительными расходами на инкассацию в сумме 169.874 руб. 97 коп.; 6) убытки, связанные с расходами от увеличения трудозатрат, в сумме 298.962 руб. 89 коп., а также нематериальный (репутационный) вред в сумме 300 000 000 рублей.

Исковые требования Арбитражным судом г.Москвы были удовлетворены в полном объеме: указанные выше опубликованные сведения газетой "Коммерсантъ" признаны не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию ОАО "Альфа-банк", на ответчика возложена обязанность опубликовать в газете "Коммерсантъ" сообщение о решении Арбитражного суда г. Москвы о признании их недействительными и порочащими деловую репутацию ОАО "Альфа-банк" в течение 10 дней со дня вступления решения в законную силу и опубликования опровержения, с ответчика в возмещение убытков, причиненных распространением несоответствующих действительности и порочащих деловую репутацию ОАО "Альфа-банк" сведений взыскана сумма убытков 2 505 906 руб. 69 коп., а также 300 000 000 руб. в возмещение репутационного вреда, причиненного умалением деловой репутации, всего взыскано 320 505 906 руб. 69 коп..

Ответчик не согласился с принятым решением Арбитражного суда г. Москвы, подал апелляционную жалобу, в которой указал о нарушении судом норм материального и процессуального права, наличии оснований для отмены оспариваемого решения. Так, ответчик полагает, что дело было рассмотрено судом в незаконном составе, ходатайство ответчика о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей судом было необоснованно отклонено. Кроме того, по мнению ответчика, судом в нарушение ст. 65 АПК РФ не были исследованы все вопросы, входящие в предмет доказывания по делу. Так, суд первой инстанции не выявил, какие словесные конструкции и смысловые единицы текста подпадают под признаки "сведений, не соответствующих действительности", суд не проанализировал содержательно-смысловой направленности спорного текста. что является обязательным и следует из толкования ст. 152 ГК РФ. Ответчик убежден о том, что изложенную в статьях информацию нельзя отнести к сведениям по смыслу ст. 152 ГК РФ, в них была оценка ситуации, а не утверждение о факте. Суд первой инстанции не дал анализа конкретным словесным конструкциям текста на предмет их отнесения к сведениям, которые распространены средством массовой информации, а в качестве сведений посчитал выводы и субъективные оценки, которые сделал истец по прочтении указанной статьи. Принятым решением суда нарушаются положения Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в частности. о том, что "каждый имеет право свободно выражать свое мнение", ответственность за высказанное мнение тем самым исключается.

Кроме того, ответчик полагает, что выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела, суждения суда о несоответствии этих "сведений" действительности, не доказаны. Между тем, как указал ответчик в апелляционной жалобе, те сведения, которые были изложены в статье "Банковский кризис вышел на улицу", опубликованной в газете "Коммерсантъ" от origindate::07.07.04г., полностью соответствуют действительности. В качестве доказательств ответчик указал на свидетельские показания свидетелей Голиковой Е.А., Кулаковой Н.В., журнал наличных денежных средств от origindate::06.07.04г., но которым суд не дал должной оценки. Подтверждением очередей и отсутствия денежных средств в банкоматах являются, по мнению ответчика, интервью президента банка в газете "Коммерсантъ" от 8 июля 2004г., в котором он признал указанный факт, заказ истцом 6 июля 2004г. дополнительных инкассаторских машин для доставки наличных денег по обособленным подразделениям банка, а также то обстоятельство, что в самой статье в комментариях пресс-службы истца содержится указание на то, что в связи с тем, что вкладчики иных банков активно пользовались банкоматами Альфа-банка, их не всегда успевали вовремя загружать наличными деньгами.

Ответчик в апелляционной жалобе также указал на то, что обстоятельства о порочащем характере информации, которую суд посчитал установленными, являются недоказанными. Суд неправильно истолковал положения закона о порочащем характере сведений, ни одно из опубликованных сведений не может носить порочащий характер, поскольку не указывает на нарушение истцом норм действующего законодательства РФ, что должно, по мнению ответчика, иметь место. Трактовка суда о том, что порочащими признаются не только сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, но и иные сведения, порочащие производственно-хозяйственную или общественную деятельность, не основана на буквальном толковании ст. 152 ГК РФ и п. 2 Постановления Пленума ВС РФ #11 от origindate::18.08.1992г.

Не является доказанным, по мнению ответчика, также и факт причинения убытков истцу действиями ответчика, а также наличие причинно-следственной связи между действиями ответчика и причинением истцу убытков. Ответчик в апелляционной жалобе указал о том, что истец не представил в суд доказательств того, что именно публикация в газете "Коммерсантъ", а не распространение сведений другими СМИ или тем более объективные экономические факторы являются причиной его убытков, т. е. не доказал наличие причинно-следственной связи между публикацией ответчика и убытками. Опровергая довод истца о наличии убытков в сумме 5 098 048 794 руб. 18 коп., ответчик указывает, что у истца было достаточно денежных средств для выдачи кредитов в указанном размере, поскольку входящий остаток по счету 30102 оставлял 5 585 455 тыс. руб., исходящий остаток – 4580647 тыс. руб. Банком не предоставлено доказательств наличия обязательств перед заемщиками на основании кредитных договоров, не представлено доказательств заключения таких договоров. Не доказаны, по его мнению, также расходы истца на внеплановую рекламную кампанию, мотивы, по которым суд принял доводы истца, не указаны в решении суда. Представленный агентский договор #01/04 с ООО "ББДО Маркетинг" был заключен origindate::05.01.04г., дополнительное соглашение #1 от origindate::06.01.04г., что дает основания считать, что была проведена плановая рекламная кампания. Ответчик не согласился также и с расходами на дополнительную охрану, называя их расходами на обеспечение прав потребителей на безопасность банковской услуги, что закреплено ст. 7 Закона РФ "О защите прав потребителей". Не доказаны, по его мнению, и расходы на покупку наличной иностранной валюты ввиду отсутствия причинной связи между публикацией и указанными расходами, необходимость такого рода затрат не доказана, как и расходы на оплату услуг персонала – дополнительных трудозатрат истца, поскольку эти расходы не связаны с публикацией; не представлены доказательства необходимости такого рода затрат, они связаны с обычной деятельностью истца, не представлен расчет убытков в этой части.

Ответчиком в апелляционной жалобе также указано нарушение судом требований закона при решении вопроса об освобождении ответчика от ответственности, поскольку сведения, изложенные в статье, получены от информационного агентства "Искра", и что в соответствии с п. 2 ст. 57 Закона РФ "О средствах массовой информации" является безусловным основанием для освобождения от ответственности редакции.

Кроме того, одним из доводов апелляционной жалобы является то, что нематериальный, так называемый "репутационный" вред не может быть взыскан по аналогии с моральным вредом на основании действующего гражданского законодательства. Определение Конституционного суда РФ подлежит применению с учетом того обстоятельства, что ст. 152 ГК РФ предусматривает возможность взыскания только морального вреда гражданам, не предусматривая возможность взыскания в пользу граждан и юридических лиц "репутационного" вреда. Поскольку категория "моральный вред" не применима к юридическим лицам, во взыскании нематериального вреда истцу должно быть отказано. Отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда. Ответчик полагает, что в указанном Определении Конституционного Суда РФ есть ссылка на решение Европейского суда по правам человека по делу "'Комингерсол С.А.' против Португалии" от 6 апреля 2000г., но которое нельзя применять без учета отдельных моментов, в том числе что присужденная компенсация представляет собой нe что иное, как убытки, факт нанесения которых, размер подлежат доказыванию истцом, как и причинная связь. Ошибка суда, по мнению ответчика, в применении ст. 152 ГК РФ состоит в том, что суд посчитал возможным оценить вред, причиненный деловой репутации по аналогии с моральным вредом. Ответчик считает, что если степень интенсивности физических и нравственных страданий является фактором субъективным и оценивается преимущественно по внутреннему убеждению суда, то репутация – явление объективное и является предметом проверки и доказывания. Ответчик также считает о том, что требование о компенсации нематериального (репутационного) вреда к специальной подведомственности арбитражных судов не отнесено, в связи с чем производство в этой части подлежит прекращению. В судебном заседании представители ответчика поддержали доводы апелляционной жалобы.

Истец не согласился с апелляционной жалобой ответчика, подготовил письменный отзыв с указанием следующих основных доводов. Утверждение ответчика о нарушении судом первой инстанции процессуальных норм, в том числе о необходимости рассмотрения дела с участием арбитражных заседателей не соответствует действительности, поскольку ответчиком было заявлено ходатайство о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей. В связи с отсутствием в АПК РФ норм о рассмотрении дел с участием присяжных заседателей, судом в удовлетворении ходатайства ответчика было обоснованно отказано. Не имеется процессуального нарушения, по мнению истца, и в части рассмотрения судом первой инстанции по существу требования о возмещении юридическому лицу нематериального (репутационного) вреда, при этом истец свою позицию обосновал ссылкой на ст. 28 АПК РФ, предусматривающую критерии подведомственности дел арбитражным судам, а также ст.ст. 8, 11 Гражданского Кодекса Российской Федерации.

По существу обстоятельств рассматриваемого спора истец указал следующие доводы – возражения по апелляционной жалобе. Судом проверен и обоснованно отклонен довод о том, что имеются основания для освобождения ответчика от ответственности в силу ст. 57 Закона РФ "О средствах массовой информации" в связи с использованием в спорной публикации полученных от информационного агентства "Искра" материалов. В публикации отсутствует ссылка на получение ответчиком сведений от указанного агентства, им не представлены доказательства в подтверждение такого факта, а, кроме того, это опровергается показаниями свидетеля Голиковой Е.А., которая по заданию редакции посетила отделения Банка на Соколе. Информационное агентство "Искра" вообще не упоминается ни одним средством массовой информации в качестве источника распространения информации, представленные ответчиком доказательства в подтверждение этого факта являются недостоверными.

Истец считает неправильным толкование ответчиком Определения Конституционного Суда РФ от origindate::4.12.03г., изложенное в апелляционной жалобе, полагая, что Конституционный Суд не только констатировал конституционность п. 7 ст. 152 ГК РФ, но и указал на то, что соответствующее правовое предписание, применяемое к защите деловой репутации юридических лиц, наделяет суд правом принимать решения по этому вопросу в пределах предоставленной правоприменителю законом свободы усмотрения, что не может рассматриваться как нарушение каких-либо конституционных прав и свобод. По мнению истца, правило в части, касающейся защиты деловой репутации гражданина, соответственно применяется и к защите деловой репутации юридических лиц, при этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание. Конвенция о защите прав человека и основных свобод допускает взыскание с государства, виновного в нарушении ее положений, справедливой компенсации потерпевшей стороне, в том числе юридическому лицу, для обеспечения действенности права на справедливое судебное разбирательство.

Не отвечает требованиям закона и противоречит природе информационных споров, по мнению истца, довод ответчика о том, что при вынесении решения суд не исследовал вопрос о том, была ли восстановлена репутация истца в результате тех мер (расходов), которые он понес, является ли сам факт опровержения достаточным средством восстановления деловой репутации истца. Указанные обстоятельства не входят, по его мнению, в предмет доказывания, а размер компенсации морального вреда зависит от характера спорных правоотношений и от конкретных, заслуживающих внимания обстоятельств.

Истец не согласился и с доводом апелляционной жалобы о том, что судом не были проверены словесные конструкции и смысловые единицы текста, подпадающие под сведения, не соответствующие действительности. Судом при разрешении дела дан анализ содержательно-смысловой направленности спорной публикации, на что прямо указано в тексте решения. Кроме того, истец считает доказательства ответчика – свидетельские показания Голиковой Е.А., Кулаковой Н.В., Любаровой С.К. не имеющими такого значения и опровергаемыми другими доказательствами по делу. Распространяя не соответствующие действительности, порочащие деловую репутацию истца сведения, ответчик не знал и не хотел знать об особенностях нагрузок на отделения Альфа-банка, расположенных в "узловых" транспортных зонах Москвы, на пересечении многочисленных пассажиропотоков. Несостоятельны, по его мнению, также и доводы ответчика о том, что в публикации не было утверждения о фактах, поскольку фрагмент публикации является диалоговой системой, в которой в ответах на вопросы содержатся утверждения. Сведения о многочасовых очередях, ведении записи на получение денег актуализируют, усиливают информацию о кризисе Альфа-банка. Такая подача материала усиливает информацию о кризисе Альфа-банка.

В письменном отзыве истца на апелляционную жалобу ответчика содержатся также доводы относительно оснований для взыскания заявленных и взысканных убытков. Истец считает доказанным как наличие противоправного поведения обязанного лица, так и вреда, причинной связи между противоправным поведением и наступившими последствиями, вины ответчика, и соответственно – репутационного вреда, причиненного деловой репутации юридического лица. По мнению истца, он обосновал наличие убытков и их размер представленными документами. В отзыве истцом приведены по каждому виду убытков соответствующие доказательства, а также их расчет. Представители истца поддержали доводы письменного отзыва в судебном заседании.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав представителей участвующих в деле лиц и проверив законность обжалуемого судебного акта в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, апелляционный суд считает о наличии оснований для изменения решения суда в части взыскания суммы убытков и оставлению в остальной части решения без изменения в связи со следующим.

Как следует из материалов дела, основанием для подачи искового заявления ОАО "Альфа-Банк" явилась публикация 7 июля 2004 года в газете "Коммерсантъ" #121 редакционной статьи под заголовком "Банковский кризис вышел на улицу. Системообразующие банки столкнулись с клиентами", которая, по его мнению, не соответствует действительности, порочит его деловую репутацию. Для защиты своего нарушенного нематериального права – деловой репутации истец на основании статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации избрал способы в виде требования опровержения порочащих его деловую репутацию сведений, а также наряду с этим возмещения убытков и нематериального "репутационного" вреда в заявленных им суммах.

Рассматривая исковые требования истца, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии как правовых оснований для удовлетворения иска в полном объеме, так и доказанности факта распространения ответчиком не соответствующих действительности и порочащих истца сведений, а соответственно, наличии оснований для взыскания убытков и "репутационного" вреда. Такие выводы, по мнению суда апелляционной инстанции, являются обоснованными, соответствующими нормам права, а также представленным доказательствам по делу.

Право юридического лица на защиту деловой репутации законодательством Российской Федерации предусмотрено статьей 152 Гражданского Кодекса Российской Федерации. Согласно статье 150 указанного закона деловая репутация является нематериальным благом, защищаемым в соответствии с Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных. В соответствии с п. 1 статьи 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Пункт 5 статьи 152 ГК РФ содержит указание на способы защиты такого нематериального права, среди которых имеются опровержение таких сведений, а также возмещение убытков и морального вреда, причиненного таким распространением. Пункт 7 статьи 152 ГК РФ содержит положение, согласно которому правила о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

Принимая во внимание, что для применения указанных способов защиты необходимо установление факта нарушения ответчиком деловой репутации истца, судом первой инстанции на основании положений указанной статьи правильно определены обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу. Судом должны быть установлены следующие обстоятельства: 1) факт распространения сведений; 2) порочащий характер сведений; 3) несоответствие сведений действительности.

Пунктом 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ #11 от 18 августа 1992г. "О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" в ред. от Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от origindate::21.12.93г., origindate::25.04.95г.) предусмотрены критерии определения сведений, не соответствующих действительности и отнесение их к категории порочащих, а пунктом 7 установлено распределение обязанностей по доказыванию: соответствие действительности распространенных сведений обязан доказать ответчик независимо от того, предъявлен ли иск о защите части, достоинства, деловой репутации либо о возложении на средство массовой информации обязанности опубликовать ответ истца на публикацию, истец же обязан доказать сам факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер распространенных сведений.

В пункте 2 названного Постановления, определяющем критерии признания сведений порочащими, наряду с утверждением о нарушении гражданином или юридическом лицом действующего законодательства, указано также, что таковыми могут быть сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, которые умаляют честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридического лица. В связи с этим судом первой инстанции обоснованно установлена возможность исследования содержания оспоренной публикации на предмет отнесения ее к порочащей производственно-хозяйственную деятельность истца.

Не соответствующими действительности могут быть признаны сведения, которые содержат информацию о фактах и обстоятельствах, не имевших место вообще, либо, отражая в целом действительно имевшие место события, факты, обстоятельства, представляют их в ложном свете с негативной оценкой.

Как следует из материалов дела, а также решения суда, ответчиком в целях подтверждения достоверности изложенных в статье сведений заявлено ходатайство о допросе свидетелей Голиковой Е.А., Кулаковой Н.В., Любаровой С.К. Суд, дав оценку показаниям допрошенных свидетелей, пришел к выводу о том, что их пояснения не доказывают факт достоверности распространенных им сведений.

Ответчик в апелляционной жалобе для подтверждения указанного факта вновь ссылается на показания перечисленных свидетелей, при этом не опровергая по существу изложенную оценку суда первой инстанции. Между тем судом обоснованно приняты во внимание обстоятельства, характеризующие поведение свидетелей и влияющие на установление действительности опубликованных сведений. Так, в решении подчеркнуто, что свидетель Кулакова Н.В. ранее работала в газете "Коммерсантъ", а свидетель Голикова Е.А. является в настоящее время ее корреспондентом. При этом Кулакова Н.В., находясь origindate::06.07.04г. в отделении "Сокольники", не смогла расторгнуть договор банковского вклада ввиду наличия очереди порядка 20-ти или 25-ти человек перед входом в операционный зал, но непосредственно в сам зал она не входила, осуществление истцом записи клиентов на получение денежных средств не подтвердила. Судом дана оценка и показаниям свидетеля Голиковой Е.А., прибывшей по заданию ответчика в отделение банка на Соколе, в связи с чем ее пояснения фактически соответствуют изложенному в статье относительно сведений по отделению банка на Соколе и по существу не могут объективно подтверждать ее содержание. Показания свидетеля Любаровой С.К. содержат сведения по origindate::07.07.04г., в связи с чем признаны судом не относящимися к предмету доказывания по данному делу.

При оценке показаний названных свидетелей судом приняты во внимание также доводы истца о том, что аппарат электронной нумерации клиентов действует в обычном режиме работы отделений Альфа-банка и осуществляет записи номеров не с единицы, а с сотни, что подтверждается письмом ЗАО "Европеум Ко" #495/3 от origindate::19.10.04г., который осуществлял поставку системы управления электронной очередью в отделениях Альфа-банка. Кроме того, по результатам просмотра видеозаписи камер наблюдения, установленных в дополнительном офисе "Балтийский" за origindate::06.07.04г. суд сделал вывод о том, что содержащиеся в спорной публикации сведения о наличии в отделении "толпы людей – человек 80" являются недостоверными, ситуация в данном отделении банка не являлась критической, отделение банка нормально функционировало, в банкоматах можно было получить наличные денежные средства. Представленными видеозаписями камер наблюдения за origindate::06.07.04г., установленных в центральных отделениях банка "Тверская-Ямская", "Маяковский", "Мясницкий", "Охотный ряд", "Петровский", "Большая Полянка", "Рижская", "Варварка", "Пресненский вал", по мнению суда первой инстанции, также опровергнуты содержащиеся в статье сведения о многочасовых очередях в отделениях банка, закрытии некоторых центральных отделений, отсутствии наличных денежных средств в банкоматах.

Судом первой инстанции дана оценка также и содержанию журналу операций по выдаче наличных денежных средств в отделениях розничных продаж "Альфа-Банк Экспресс" за origindate::06.07.04г., из которого следует, что origindate::06.07.04г. все 22 отделения истца работали, количество кассовых операций по снятию наличных денежных средств не превышало 100, в том числе и в дополнительном офисе "Балтийский".

Иных доказательств как при рассмотрении дела в суде первой инстанции, так и в суде апелляционной инстанции ответчик не представил.

При изложенных обстоятельствах суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции о недоказанности ответчиком действительности распространенных сведений. При этом арбитражный апелляционный суд не находит обоснованными доводы апелляционной жалобы о том, что судом не выявлены словесные конструкции и смысловые единицы текста, подпадающие под признаки сведений, не соответствующих действительности и то, что суд не проанализировал содержательно-смысловой направленности спорного текста.

На листе 4 решения содержится анализ содержательно-смысловой направленности спорной публикации, при этом суд выделил отдельные утверждения, несущие смысловую нагрузку и подпадающие под признаки сведений, не соответствующих действительности. Московские отделения Альфа-банка были "атакованы клиентами", отделения банка "осаждались" сотнями вкладчиков, которые выстраивались в многочасовые очереди, некоторые отделения банка прекратили работать ("в центре сразу несколько отделений были закрыты"), а по сообщению некоего источника в банке "там работал только расчетный центр", в банкоматах банка закончилась наличность, ведется запись клиентов для получения денежных средств на следующие дни. Анализ приведенных утверждений в совокупности с заголовком статьи "Банковский кризис вышел на улицу. Системообразующие банки столкнулись с клиентами" и ее подзаголовком "Цепная реакция", а также информацией о том, что такие системообразующие банки, как Альфа-банк и Гута-банк, который 6 июля 2004г. прекратил осуществление расчетов с клиентами, столкнулись с серьезными проблемами, приводят, по мнению суда, к выводу о кризисной ситуации в Альфа-банке.

При этом суд апелляционной инстанции находит обоснованными доводы истца о несостоятельности позиции ответчика в том, что в спорной публикации не содержится утверждения о фактах. Изложенный фрагмент публикации со слов "Вы записались на завтра?" – спрашивает мужчина в конце очереди. "А что толку? – отвечают ему.– Я вот сегодня с утра записывался в центральном отделении – безрезультатно. В итоге пришлось ехать сюда". Девушка у входа в зал, битком заполненный людьми, говорит, что очередь на получение денег с карт стоит уже три часа – а впереди еще человек сорок. "Но это лучше, чем в центре. Мы тут целым офисом объехали все отделения – там вообще очередь под 200 человек, люди записываются на следующие дни" является диалоговой системой, в которой в ответах на вопросы содержатся утверждения о наличии определенных обстоятельств, выступающие утвердительными языковыми конструкциями.

Информация о том, что клиенты Альфа-банка в массовом порядке пытаются забрать свои деньги из банка, простаивают в многочасовых очередях, в центре сразу несколько отделений банка закрыты, ведется запись на получение денег на следующие дни, в банкоматах закончилась наличность, свидетельствует о кризисном финансовом состоянии Альфа-банка, невозможности им исполнить свои обязательства перед клиентами. В связи с этим изложенные в статье сведения, как обоснованно указал суд первой инстанции, не только не соответствуют действительности, но и являются порочащими истца как кредитную организацию. При оценке изложенного судом апелляционной инстанции принимаются во внимание положения п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 1992г. #11 (в редакции Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от origindate::21.12.1993г., от origindate::25.04.1995г. #6), обратившего внимание судов на то, что деловая репутация юридических лиц – одно из условий их успешной деятельности. Указанное обстоятельство обязывает суды при рассмотрении споров о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц глубоко анализировать все обстоятельства каждого дела данной категории.

В этой связи, по мнению суда апелляционной инстанции, для определения порочащими истца распространенных о нем сведений следует принять во внимание характер предпринимательской деятельности истца, занимающегося привлечением денежных средств, в том числе физических лиц-вкладчиков. Возможность осуществления такой деятельности в соответствии со ст. 12 ФЗ от 2 декабря 1990г. #395-1 "О банках и банковской деятельности" поставлена в зависимость от наличия соответствующей лицензии. Это свидетельствует об определенных условиях на ее занятие, цель которых – снижение риска возврата банком денежных средств своим вкладчикам. Как следует из смысла ст. 4 ФЗ от 8 августа 2001г. #128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности", к лицензируемым видам деятельности относятся виды деятельности, осуществление которых может повлечь за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, здоровью граждан и т.д. Это также подтверждает то, что внесение вкладов в банк имеет определенный риск для его контрагентов. Распространение несоответствующих действительности сведений в средствах массовой информации о нарушении банком своих обязательств по возврату денежных средств по причине финансового кризиса, т.е. о наличии риска их возврата, что, следовательно, может повлечь невозможность получения вкладчиками своих средств, негативно характеризует деятельность банка как субъекта предпринимательской деятельности, неспособного надлежащим образом исполнить принятые обязательства. Это влияет на дальнейшее успешное осуществление им своей уставной деятельности ввиду возможного оказания ему недоверия и прекращения с ним договорных отношений вкладчиками.

Кроме того, истец, находясь в гражданско-правовых отношениях со своими вкладчиками, имеет перед ними соответствующие обязательства, при этом истец является не просто кредитной организацией, а системообразующим банком, имеющим высокий процент привлечения денежных средств клиентов. Как следует из самой же оспариваемой статьи, Альфа-банк перед публикацией занимал 5-е место на размеру собственного капитала (26 млрд руб.) и 4-е место по сумме чистых активов, средства граждан привлечены на сумму 31,97 млрд руб. В соответствии с Уставом ОАО "Альфа-банк", он имеет 30 филиалов, расположенных в крупнейших городах Российской Федерации, а также представительства в г. Казани и Великобритании.

Следует принять во внимание также и тот факт, что субъектом распространения не соответствующих действительности сведений выступает газета, являющаяся авторитетным печатным изданием и относящаяся к средствам массовой информации, влияющая на формирование общественного мнения, в том числе на формирование представлений о банке, его деловой репутации.

Не нашли своего подтверждения в ходе рассмотрения апелляционной жалобы доводы ответчика относительно наличия оснований для освобождения от ответственности по причине получения сведений, не соответствующих действительности, от информационных агентств. Ответчик ссылается на получение оспариваемых сведений от информационного агентства "Искра", между тем ссылки на их получение от указанного агентства в статье не имеется. В соответствии со ст. 23 указанного закона при распространении сообщений и материалов информационного агентства другим средством массовой информации ссылка на информационное агентство обязательна. Кроме того, ответчик не представил каких-либо доказательств, подтверждающих указанный факт.

Установив обстоятельства по распространению не соответствующих действительности сведений, порочащих деловую репутацию истца, судом первой инстанции обоснованно применены меры к ее защите, избранные истцом.

Исследуя доводы апелляционной жалобы относительно наличия оснований для применения мер ответственности в виде взыскания убытков, а также "репутационного" вреда, суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

Одним из основных доводов апелляционной жалобы является суждение о том, что нематериальный, так называемый "репутационный" вред не может быть взыскан по аналогии с моральным вредом на основании действующего гражданского законодательства.

Между тем, по мнению суда апелляционной инстанции, анализ норм Конституции Российской Федерации, Гражданского Кодекса Российской Федерации, положений Конвенции о защите, прав человека и основных свобод, применяемой судом на основании ст. 13 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебных актов Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, имеющих характер судебного толкования и разъяснения по вопросам применения законодательства, а также Европейского Суда по правам человека позволяет сделать вывод о возможности применения для защиты деловой репутации юридического лица правила, касающегося защиты деловой репутации гражданина, в том числе и по компенсации нематериального "репутационного" вреда.

Статьей 46 Конституции Российской Федерации предусмотрена гарантия каждому судебной защиты, его прав и свобод. Согласно статье 17 Конституции осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. В статье 19 Конституции Российской Федерации закреплено положение о том, что все равны перед законом и судом.

Статья 150 Гражданского Кодекса Российской Федерации, определяющая объекты неимущественных прав граждан и юридических лиц, предусматривает, что нематериальные блага подлежат защите в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

Гражданский кодекс Российской Федерации в статье 12 содержит перечень способов защиты гражданских прав, среди которых названа компенсация морального вреда. Статьей предусмотрено также, что защита гражданских прав может осуществляться иными способами, предусмотренными законом. В развитие указанной нормы пунктом 5 статьи 152 Гражданского Кодекса Российской Федерации предусмотрена возможность требования гражданином, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением. Пункт 7 указанной статьи предусматривает правило о том, что эти положения соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2003г. #508-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского Кодекса Российской Федерации закреплено положение о том, что право на судебную защиту по своей природе может принадлежать как физическим, так и юридическим лицам. Применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица. При этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения. Данный вывод, как указано в Определении Конституционного Суда Российской Федерации, основан на положениях статьи 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

При этом в Определении Конституционного суда имеется указание, согласно которому Конвенция о защите прав человека и основных свобод, являющаяся в соответствии со статьей 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации, допускает взыскание с государства, виновного в нарушении ее положений, справедливой компенсации потерпевшей стороне, в том числе юридическому лицу, для обеспечения действенности права на справедливое судебное разбирательство (статья 41). Исходя из этого, Европейский Суд по правам человека в Постановлении от 6 апреля 2000 года по делу "Комингерсол С.А. против Португалии" пришел к выводу о том, что суд не может исключить возможность присуждения коммерческой компании компенсации за нематериальные убытки. При этом необходимо принять во внимание репутацию компании, неопределенность в планировании решений, препятствия в управлении компанией, а также беспокойство и неудобства, причиненные членам руководства компании.

Кроме того, в приведенном Постановлении Европейского суда по названному делу (источник: сайт Европейского Суда по правам человека, перевод на русский язык Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ, 2001г., #2) указано, что в свете собственной судебной практики и практики в государствах–членах Совета Европы Суд не может исключить возможность того, что коммерческой компании может быть присуждена компенсация за нематериальные убытки. Суд напоминает, что Конвенция должна толковаться и применяться таким образом, чтобы гарантировать права, которые являются реальными и действенными. Соответственно, поскольку основной формой возмещения убытков, которую может присудить Суд, является денежная компенсация, Суд обязательно должен иметь полномочия, если гарантированное статьей 6 Конвенции право должно быть действенным, присуждать денежную компенсацию за нематериальные убытки коммерческим компаниям в том числе.

Анализ приведенных положений норм права и указанных судебных решений позволяет сделать вывод о необходимости обеспечения судом как равной защиты неимущественных прав физических и юридических лиц, так и равной ответственности при их нарушении, независимо от их субъектного состава, возможности применения к истцу меры защиты в виде взыскания нематериального "репутационного" вреда.

При оценке нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения судом апелляционной инстанции были приняты во внимание как значение порочащих истца сведений, о чем было указано ранее, так и степень распространения не соответствующих действительности сведений, а также последствия, наступившие для истца их распространением. Из сведений газеты "Коммерсантъ" следует, что ее тираж составляет 118 748 экземпляров, только печатается в 18 городах Российской Федерации: Владивостоке, Волгограде, Воронеже, Екатеринбурге, Иркутске, Казани, Красноярске, Москве, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Омске, Перми, Ростове-на-Дону, Самаре, Санкт-Петербурге, Франкфурте-на-Майне, Хабаровске. Как пояснил суду истец, сумма оттока вкладов с 7 по 12 июля 2004г. составила 6 031 816 000 руб., которая и представляет материальное выражение утраты доверия со стороны вкладчиков. Между тем истцом сумма "репутационного" вреда была заявлена в меньшей сумме, и которую ответчик не назвал как разорительную или непосильную, т.е. по существу не представляя возражения на ее размер.

Ответчик, оспаривая по существу взыскание судом заявленной истцом суммы убытков, считает недоказанным наличие условий наступления гражданско-правовой ответственности, в частности, факта причинения убытков действиями ответчика, наличия причинно-следственной связи между действиями ответчика и причинением истцу убытков, а также заявленный истцом размер причиненных убытков.

Как было указано ранее, истцом заявлены убытки: 1) от неполучения процентного дохода по кредитам в сумме 2.398.829 руб. 80 коп.; 2) от покупки дополнительных объемов наличных долларов США в сумме 7.447.119 руб. 73 коп.; 3) от проведения внеплановой рекламной кампании в сумме 8.496.327 руб. 37 коп.: 4) убытки, связанные с дополнительными расходами на охрану в сумме 1.694.791 руб. 93 коп.; 5) убытки, связанные с дополнительными расходами на инкассацию в сумме 169.874 руб. 97 коп.; 6) убытки, связанные с расходами от увеличения трудозатрат, в сумме 298.962 руб. 89 коп.

В соответствии со ст. 15 Гражданского Кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Для возмещения убытков, являющейся мерой гражданско-правовой ответственности, необходимо доказать условия, при которых возможно ее наступление, а также обоснованность и доказанность размера причиненных убытков.

В пункте 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996г. #6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" особо подчеркивается, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств и т.п.".

Как следует из исковых требований, истцом заявлено о возмещении как реальных убытков, так и убытков, представляющих упущенную выгоду, судом первой инстанции требования удовлетворены в полном объеме. Однако при исследовании изложенных доводов апелляционной жалобы в этой части, суд апелляционной инстанции соглашается с ответчиком в части недоказанности оснований для взыскания следующих реальных убытков: 1) от покупки дополнительных объемов наличных долларов США в сумме 7.447.119 руб. 73 коп.; 2) убытков, связанных с дополнительными расходами на охрану в сумме 1.694.791 руб. 93 коп.; 3) убытков, связанных с дополнительными расходами на инкассацию в сумме 169.874 руб. 97 коп.; 4) убытков, связанных с расходами от увеличения трудозатрат, в сумме 298.962 руб. 89 коп. Истец суду пояснил, что указанные затраты были произведены для восстановления своего права, которое было нарушено противоправными действиями ответчика. Однако, по мнению суда апелляционной инстанции между указанными затратами, понесенными истцом, и действиями ответчика не имеется причинно-следственной связи. Приобретение дополнительного количества наличных долларов США в сумме 7 447 119 руб. 73 коп., как следует из материалов дела, обусловлено обращениями вкладчиков о выдаче внесенных денежных средств, что повлекло, по мнению апелляционной инстанции, наступление у ответчика договорной обязанности совершить такие действия надлежащими образом. По таким же основаниям апелляционный суд находит необоснованным взыскание и других убытков, связанных с дополнительными расходами на охрану, инкассацию, увеличение трудозатрат. Поступление большого количества обращений вкладчиков с такими требованиями в указанный истцом период не может повлиять на выводы суда, поскольку такие затраты могут быть оценены как совершенные в процессе обычной хозяйственной деятельности истца. В связи с изложенным, общая сумма взыскиваемых убытков подлежит уменьшению на сумму 7.447.119 руб. 73 коп., составляющую расходы на приобретение дополнительных наличных долларов, 1.694.791 руб. 93 коп.– расходы на охрану, 169.874 руб. 97 коп.– расходы на инкассацию, 298.962 руб. 89 коп.– расходы, связанные с увеличением трудозатрат.

Взыскание убытков, причиненных неполучением процентного дохода по кредитам в сумме 2.398.829 руб. 80 коп. и проведением внеплановой рекламной кампании в сумме 8.496.327 руб. 37 коп., по мнению апелляционного суда, произведено обоснованно, поскольку основания их взыскания истцом доказаны представленными по делу доказательствами. При этом судом первой инстанции исследованы доказательства, связанные с невозможностью осуществления кредитования ввиду возросшей активности населения по снятию наличных денежных средств, что обусловлено распространением не соответствующих действительности сведений в оспоренной статье. Судом исследованы журналы операций по выдаче наличных денежных средств в отделениях розничных продаж "Альфа-Банк Экспресс" за origindate::06.07.2004 и origindate::07.07.2004, а также справку за подписью главного бухгалтера банка о размере выданных наличных денежных средств клиентам банка 6 и 7 июля 2004 года. Истец со ссылкой на Инструкцию Банка России "О порядке регулирования деятельности банков" от origindate::01.10.97 #1, письмо Банка России "О рекомендациях по анализу ликвидности кредитных организаций" от origindate::27.07.2000 #139-Т доказал, что резкое падение объемов депозитов физических лиц повлекло приостановление в период с 7 по 12 июля 2004 года действие принятого в банке Регламента привлечения, размещения и фондирования ресурсов, что означает приостановление банком процесса кредитования. Представленная истцом оборотная ведомость по счетам бухгалтерского учета кредитной организации за 6 июля 2004г. подтверждает, что совокупная сумма денежных средств на корреспондентских счетах "Альфа-банка" по состоянию на конец дня origindate::06.07.04г. составила 6 534 244 руб. 00 коп. Истцом представлены также документы, подтверждающие наличие у потенциальных заемщиков банка потребности в получении кредитов, а также готовность банка данные кредиты предоставить. Общая сумма невыданных истцом в указанный период кредитов, а также сумма неполученных процентных доходов по таким кредитам подтверждена отчетом ЗАО "БДО Юникон". По мнению апелляционной инстанции, истцом доказаны также и расходы, связанные с проведением внеплановой рекламной компании. Услуги по производству и размещению телевизионных рекламных роликов, содержание которых было направлено на восстановление деловой репутации ответчика, были оказаны ООО "ББДО Маркетинг" в рамках Агентского договора #01/04 от origindate::05.01.04г., но являются внеплановыми, обусловленные распространением ответчиком не соответствующих действительности сведений. Это подтверждается письмом истца от origindate::08.07.04г. #323/007-1-6, а также ответным письмом ООО "ББДО Маркетинг" от origindate::09.07.04г., произведенной оплатой по платежному поручению #1 от origindate::29.07.04г. В этой части доводы апелляционной жалобы не подлежат удовлетворению.

Не могут быть признаны обоснованными, по мнению апелляционной инстанции, также и доводы о нарушении судом первой инстанции норм процессуального права. Как следует из материалов дела, ответчиком ходатайство было заявлено о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, а не арбитражных заседателей, в связи с чем судом первой инстанции в удовлетворении ходатайства было отказано по причине того, что АПК РФ не предусматривает рассмотрение дела с участием присяжных заседателей. Кроме того, анализ ст. 28 АПК РФ также не позволяет сделать вывод о том, что судом была нарушена подведомственность спора о возмещении "репутационного" вреда юридическому лицу. Суд апелляционной инстанции не может согласиться с доводами апелляционной жалобы о неподведомственности спора арбитражному суду. Статьей 33 АПК РФ предусмотрены дела, относящиеся к специальной подведомственности дел арбитражному суду, среди которых названы также дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

На основании изложенного, суд апелляционной инстанции, руководствуясь ст.ст. 266-268, п. 2 ст. 269, ст. 271 АПК РФ,

ПОСТАНОВИЛ: 

Решение Арбитражного суда г. Москвы по делу А40-40374/04-89-467 по иску ОАО "Альфа-банк" к ЗАО "Коммерсантъ. Издательский дом" изменить в части взыскания убытков. Взыскать с ответчика ЗАО "Коммерсантъ. Издательский дом" в пользу истца ОАО "Альфа-банк" 10895157 руб. 17 коп. В остальной части решение оставить без изменения.

Председательствующий Е.Е. Борисова

Судьи А.А. Солопова, В.В. Попов