Альхен-хранитель

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

© "Новая газета", 21.02.2005 Альхен-хранитель Древо страховых и медицинских фирм, посаженное Михаилом Зурабовым, его родственниками и знакомыми, переросло в монополию
Роман Шлейнов
Converted 18287.jpg

Если какой-нибудь немец, американец или, скажем, англичанин вдруг обнаружит, что министр, ведающий здравоохранением и социальной защитой, хоть каким-то боком, но связан с фирмами, работающими в той же сфере, министра съедят прямо за круглым правительственным столом. Он больше никогда не войдет в казенный кабинет (разве что на допрос), и им почти наверняка займутся прокуратура и суд. То же самое случится, если похожим предпринимательством увлекутся члены его семьи или близкие родственники.

Но даже если министр исключительно хорош и не замечен в грехах, после своей отставки по существующим в приличных странах законам он все равно не смог бы работать в компаниях, действующих в сфере влияния его министерства. Это называется «золотое парашютирование» и даже в далекой от Европы Японии преследуется по закону.

Такие правила в мире действуют довольно давно и спасают госчиновников от искушения злоупотребить положением в пользу особо близкой коммерческой организации. У нас нетронутое поле этих искушений простирается от горизонта до горизонта. И особенно заметна в нем крупная фигура министра здравоохранения и социального развития Михаила Зурабова.

Повод для страстей нешуточный — учрежденные в свое время или самим Зурабовым, или его родственниками и знакомыми фирмы все как одна работают в области здравоохранения и социальной зашиты: занимаются лекарствами и пенсиями, обеспечивают больницы медицинской техникой и предметами ухода за пациентами.

Предметы ухода — это, по-видимому, еще и похоронные принадлежности, поскольку некоторые учредительские связи тянулись от семьи министра Зурабова к фирме, чье название по странной случайности один в один совпадает с названием известной сети похоронных контор.

Общее ощущение такое, что имя Михаила Зурабова сопровождает людей от рождения до смерти. Под его крылом они получают льготы и лишаются льгот, принимают лекарства и испытывают в них недостаток, лежат в больницах и даже отправляются в лучший мир. Эдакий языческий бог, единый во многих лицах и держащий в руках людские судьбы: от сперматозоида до венка.

Рассуждая теоретически, столь грандиозный размах, безусловно, оправдан и позволяет, как выражаются экономисты, хеджировать риски. Каким бы боком ни вышла социальная реформа, ответственные за нее лица никогда не останутся внакладе. Ведь количество выживших (даже и небольшое) неизбежно компенсируют те, кто уже никогда не будет нуждаться в социальных пособиях, повышенных пенсиях и льготных лекарствах. Проводить их в последний путь — тоже большое и денежное дело.

Представляем разветвленное древо фирм, посаженное когда-то Михаилом Зурабовым, его знакомыми и членами семьи в почву здравоохранения и социальной защиты. Глядя на это древо, не перестаешь удивляться некоторым закономерностям карьерного роста и грандиозности замысла.
  Московская акционерная страховая компания «МАКС»
Жемчужина в короне Михаила Зурабова покорила едва ли не большую часть московского страхового рынка. Развивалась как страховая компания системы Минатома РФ и до сих пор почти безраздельно опекает всю отрасль. В этом нет ничего удивительного: среди ее учредителей были не только крупнейшие атомные предприятия, но и важные лица, совершившие головокружительную карьеру (обратите особое внимание на должности).

Сам Михаил Зурабов прошел путь от гендиректора «МАКСа» до первого замминистра здравоохранения, советника президента РФ и председателя Пенсионного фонда (теперь, напомним, министр здравоохранения и соцразвития). Юрий Яковлев — бывший зам гендиректора и гендиректор «МАКСа», затем стал одним из руководителей концерна «Росэнергоатом» и председателем Федеральной энергетической комиссии. В ноябре прошлого года Яковлев назначен директором Федерального фонда обязательного медицинского страхования. Андрей Таранов (тоже учреждал «МАКС») дорос до исполнительного директора Федерального фонда обязательного медстрахования. А другой учредитель — Валерий Крюков (руководитель Московского завода полиметаллов, выпускающего продукцию для атомных электростанций) — до зампреда попечительского совета Первого национального пенсионного фонда (можно, покопавшись в документах, найти и другие фамилии, но мы отметили наиболее примечательные). Медицинская акционерная компания «МАКС-М»
Занимается, в частности, «финансовыми расчетами с лечебно-профилактическими учреждениями» и интенсивно заключает контракты на обязательное медстрахование с администрациями городов и территориальных образований.

История парадоксальна. «МАКС-М» была создана «МАКСом» и тремя его компаньонами, среди которых особо выделялся Доверительный инвестиционный банк. Банк любопытен тем, что его учреждали «ЮКОС» и не посторонние ему ОАО «Апатит», «Менатеп», «Фининвест»... Так где сейчас Зурабов и где теперь «ЮКОС»?

Среди отцов «Фининвеста» был брат министра — Александр Зурабов. Он же когда-то председательствовал в правлении банка «Менатеп». Напомним: «Апатит» — один из главных козырей Генпрокуратуры в суде над бывшими руководителями «ЮКОСа» Ходорковским и Лебедевым. Только разветвленную схему фирм, о которой мы говорим, прокуроры не видят — они стараются никогда не заглядывать за край огороженного красными флажками пространства. «Фарминформсервис»
Еще одна фирма, учрежденная «МАКСом», а также крупнейшими на лекарственном рынке государственными предприятиями «Аптечный склад № 1» и «Фармакоптево». Со дня рождения «Фарминформ-сервиса» не прошло и года, как московский Комитет фармации «в целях своевременной оплаты своих тендерных поставок» заключил с этой фирмой договор на оказание услуг по информационно-справочному обслуживанию. А руководитель «Фарминформсервиса» вместе с Михаилом Зурабовым уже заседал в комиссии по приемке созданной в аптеках автоматизированной информационной системы «для упорядочения оплаты за льготные и бесплатные медикаменты» и снабжения аптек лекарствами по московскому городскому заказу.

Как обстоят дела с льготными лекарствами, все прекрасно знают. Простой пример: недавно к нам обратился социальный работник, который закупил льготные лекарства для своих подопечных и с удивлением обнаружил, что они обошлись дороже, чем в самой обычной аптеке (см. перепись с населением). К слову, «упорядочивать» оплату за льготные и бесплатные медикаменты начали еще в 1997 году. «Макс-Фарма»
Поставляет лекарства «от одной упаковки до крупного опта». Сообщалось также о том, что «МАКС-ФАРМА» в Рязанской области строила фармацевтическую фабрику по известной кредитной линии «Гермес», которую предоставляло германское правительство под гарантии российского. Для сравнения масштабов: в рамках этой кредитной линии средства получили, к примеру, такие гиганты, как «Ижмаш». А некоторым промышленным гигантам так ничего и не досталось. Медицинская страховая компания «Солидарность для жизни»
Тоже детище «МАКСа» (были среди учредителей также профсоюзы, Рослег-пром, Ростекстиль...). Когда-то, на заре обязательного медицинского страхования, практически всем жителям Москвы (даже временно зарегистрированным иногородним студентам) вручили полисы этой организации. Кроме того, фирма активно поставляет льготные лекарства и осваивает целые области, делаясь для них чуть ли не монополистом в этой сфере. Мы уже сообщали («Новая газета» № 9) о пришествии «Солидарности для жизни» в Воронежскую губернию. Ожидается покорение и других городов и весей. «Октопус»
Учредителем была супруга министра — Юлия Зурабова. А счет находился в Доверительном инвестиционном банке, о котором мы уже упоминали в связи с учредительством «МАКС-М». «Октопус» торгует импортными лекарствами и медтехникой, его учредители создали еще две фирмы — «Октопус-Медика» и «Миллимед». А дальше началась экзотика. «Октопус» когда-то числился создателем АОЗТ «Фирма «Статим», специализирующегося на продуктах питания и оптово-розничной торговле. Удивительное совпадение, но есть еще ЗАО «Фирма «Статим», которое оказывает ритуальные услуги.

Если похоронный бизнес действительно имеет отношение к министру здравоохранения и социального развития Зурабову,думается, российские льготники и пенсионеры могут поблагодарить его хотя бы за такую — последнюю — помощь, правда, как нам кажется, тоже небезвозмездную.

Таким образом, на наших глазах сложилась гигантская империя — экономический перпетуум-мобиле, работающий не на газе или нефти (чьи запасы исчерпа-емы), а на самовосполняющемся человеческом ресурсе, который будет всегда рождаться, болеть, выходить на пенсию и умирать.

Странное дело, но есть такое ощущение, что нас всех приватизировали.
*** Почему льготные лекарства дороже обычных?
«Уважаемые сотрудники отдела расследований <...>. Я — социальный работник, и одна из моих обязанностей — обеспечивать больных людей лекарствами из двух источников. Один из них — обычная аптека <...>, второй — льготные аптеки при районных поликлиниках, где больные получают выписываемые врачом лекарства.

Одна из моих подопечных — инвалид третьей группы — является гипертоником, и ей выписывают <...> эналаприл-акри, которое я покупаю за 50 процентов стоимости в льготной аптеке, а недостающее количество докупаю в обычной за полную цену.

И тут начинается самое интересное: одна и та же упаковка эналаприл-акри, выпускаемая предприятием «Акрихин», содержащая 20 таблеток в дозировке 0,01 г. с одним и тем же сроком годности, в обычной аптеке («Старый лекарь» на Грузинском Валу)стоила в декабре 2004 г. 25 руб. 20 коп., а в льготной аптеке (при поликлинике № 174 в Расторгуевском переулке) с 50-процентной скидкой — 26 руб. 57 коп. Значит, зта больная <...> не только не получает от родного государства дотацию, но с каждой упаковки дарит ему 1 руб. 37 коп. из своих <...> денег. А районная поликлиника из своего лекарственного фонда за каждую коробку, к примеру, эналаприла, выдаваемого бесплатно для инвалидов 1—2-й групп, теряет деньги, которые могли бы пойти на покупку на складе других нужных лекарств <„..>, Если я ни в чем не ошиблась, этот материал вполне подходит для прокуратуры, абсолютно идентичные коробки лекарств у меня имеются <...>».

От редакции. Представить, какая дельта от обязательной закупки льготных лекарств в масштабах города или страны оседает в карманах заинтересованных лиц, не так уж сложно. Думаем, суммы исчисляются миллиардами рублей.