Альхен-хранитель. Зурабов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Когда-то давно, когда Зурабов был начальником Пенсионного фонда, он сказал о себе сам: «Я — не чиновник, а практический менеджер. По образованию экономист-математик…» Словом, жизненное кредо менеджера Зурабова простое: я лучше знаю, как распорядиться вашими пенсионными деньгами. А будете протестовать - повысим пенсионный возраст до 90 лет.

Но не только этим запомнился нам г-н Зурабов. Помимо пенсионной реформы, еще есть монетизация льгот, нехватка бесплатных лекарств, воровство в системе медицинского и пенсионного страхования, издевательства над инвалидами, которым ежегодно приходится доказывать, что они инвалиды, и попытки урезать бюджетное финансирование здравоохранения.

Справедливости ради надо признать, что монетизация льгот была детищем Минфина. Еще в 2002 году шеф этого ведомства Алексей Кудрин выдвинул соответствующий проект, и тогда с этой идеей согласились все тогдашние руководители "социалки" - от вице-премьера Валентины Матвиенко до министра труда Александра Починка. Идея была вновь воскрешена в 2003 году, а Зурабов появился в этом процессе только в 2004-м, после того как Греф и Кудрин убедили президента в необходимости этой реформы. Тем не менее весь шквал критики он принял единолично, сохраняя репутацию идеологов этой реформы незапятнанной.

По количеству коррупционных скандалов, которые приписывали ему лично и членам его семейства, в прошлом правительстве он является безусловным лидером. Начиная с земельного скандала, в котором фигурировала супруга экс-министра, заканчивая приоритетным положением на рынке страховой компании "МАКС", которую до перехода в правительство возглавлял сам Зурабов. Его покровитель, открывший перед ним двери в Кремль, бывший министр по атомной энергии Евгений Адамов и его соучредители по бизнесу, руководители Федерального фонда обязательного медстрахования Юрий Яковлев и Андрей Таранов были осуждены и приговорены к различным срокам лишения свободы за взятки.

Прежде чем оказаться в компании столь отчаянных парней, Михаил Зурабов прожил в общем-то рядовую жизнь. Родился 3 октября 1953 года в Ленинграде. В 1970 году окончил знаменитую в северной столице 239-ю школу (теперь физматлицей), аттестат которой в свое время получили Алиса Фрейндлих и Борис Гребенщиков, чемпион мира по шахматам Александр Халифман.

Мать Энгелина Робертовна – доктор биологических наук, ученый-микробиолог, специалист по борьбе с насекомыми-вредителями. Отец Юрий Григорьевич работал в системе Министерства морского флота, где разрабатывал международный проект «КОСПАС-САРСАТ» (космическая система аварийного спасения судов и самолетов)

Михаил Юрьевич был типичным середняком, поэтому в школе его никто и помнит. После окончания средней школы Зурабов поступил в Ленинградский институт водного транспорта, но после первого семестра перевелся в Москву, в Институт управления имени Серго Орджоникидзе (ныне Госакадемия управления), на редкую тогда специальность экономиста-кибернетика. Еще три года (с 1979 по 1981 г.) у Михаила ушло на учебу в аспирантуре ВНИИ системных исследований, где Зурабов несколько месяцев числился в лаборатории известного ученого Станислава Шаталина. В институте в то время работала вся элита экономической науки, а его коллегами являлись Петр Авен, Виктор Данилов-Данильян и Егор Гайдар. Правда, в самом институте Михаила Зурабова вспоминают без пиетета: «Ну, был такой. Больше нечего о нем сказать. Что говорить, когда за три года он диссертацию так и не защитил!»

Не сумев продвинуться на научном поприще, Зурабов устроился преподавателем политэкономии в Московский монтажный техникум. Через полтора года перешел на должность инженера в институт «Оргтехстрой» (в котором наконец-то защитил кандидатскую), а еще через год устроился во Всесоюзный научно-исследовательский и конструкторский институт монтажной технологии. Там дослужился до начальника лаборатории.

Атомная тема в судьбе будущего председателя Пенсионного фонда на долгие годы стала одной из доминирующих. Еще во время работы в институте монтажной технологии он познакомился с другим известным российским атомщиком, Евгением Адамовым, тогда - заместителем директора Курчатовского института. Познакомились они при весьма драматических обстоятельствах - в Чернобыле, в 1986 году. Адамов участвовал в ликвидации последствий аварии, а Зурабов как-то раз приехал на Чернобыльскую АЭС в качестве представителя одного из проектных институтов Минатома. Нельзя исключить, что во многом благодаря этому знакомству Михаил Юрьевич стал заместителем директора по экономическим вопросам другого атомного треста -- "Моспромтехмонтаж". Случилось это во время перехода страны от социализма к рынку.

На дворе был уже 1988 год, и вот тут-то и оказалось по-настоящему востребованным экономическое образование Зурабова. Руководители атомной промышленности СССР в те времена были заняты созданием Конверсбанка, который, по официальной версии, должен был поддерживать советские конверсионные программы, то есть, попросту говоря, обеспечивать участие начальства в прибылях отрасли.

Замдиректора одного из структурных подразделений Минатома, да к тому же еще хороший знакомый влиятельного Евгения Адамова не мог оказаться в стороне от этого процесса. В 1990 году Зурабов возглавил совет директоров Конверсбанка. На этой должности он и заработал первые деньги в качестве бизнесмена.

Вскоре Михаил Зурабов возглавил связанный с Минатомом «Конверсбанк», а в 1992 году создал собственную страховую компанию «МАКС», в число учредителей которой вошел и будущий министр атомпрома Евгений Адамов, человек, вскоре ставший очень влиятельным в Кремле.

Но самой большой удачей было все же не это. 11 февраля 1997 года компания МАКС подписала один из главных в своей истории договоров - с Министерством РФ по атомной энергии. Согласно этому договору МАКС становился генеральным страховщиком любых страховых интересов предприятий Минатома, тем самым обеспечивая себе доступ к немалым финансовым ресурсам, которыми располагало министерство.

Именно дружбе с Адамовым Михаил Зурабов обязан своим дальнейшим продвижением к власти. В их число его друзей входил, например, глава президентской администрации Александр Волошин. Зурабов с Волошиным даже отдыхали вместе. Благосклонностью обоих приятелей пользуется Приэльбрусье.

Весной 1998 года Адамов вошел в правительство Сергея Кириенко в качестве министра по атомной энергии. Новый министр, известный своей близостью к окружению президента Бориса Ельцина, обеспечил Зурабову высокую должность. Будущий глава Пенсионного фонда стал заместителем министра здравоохранения Олега Рутковского, курировал систему обязательного медицинского страхования.

В 1998 году он стал зам. министра здравоохранения, потом – советником Ельцина по социальным вопросам.

В июне 1999 года он был назначен на должность главы Пенсионного фонда России, бюджет которого на тот момент составлял ни много ни мало 224,5 млрд. рублей. Эти деньги тратились с размахом, но только на самих себя – сотрудников фонда. По всей стране в одно мгновение выросли шикарные офисы региональных отделений Пенсионного фонда, больше похожие на игорные дома Лас-Вегаса среди пустыни.

Например, в Рязани офис Пенсионного фонда раньше принадлежал заводу автоагрегатов. Бывшая заводская контора внутри засверкала новыми мраморными полами, стеклянными дверями и светлыми стенами. На все это великолепие было потрачено 60 млн бюджетных рублей. Из них 28 млн пошли на покупку здания у завода, а 22 млн - на ремонт. В эту сумму не вошли затраты на новое оборудование: компьютеры, мебель и прочие «мелочи».

Отделение Пенсионного фонда РФ по Смоленской области стоит в центре города: новое 5-этажное здание - по суперсовременной технологии с использованием монолитного бетона. Внутри - евростандарт: благородная отделка, просторные кабинеты, компьютеры нового поколения. На строительство потрачено примерно 50 млн. рублей.

В Нижнем Новгороде Пенсионные фонд построил шестиэтажное здание, несколько блоков общей площадью 7500 квадратных метров, оборудованных по последнему слову техники. Стоимость объекта - 170 млн рублей. Все это великолепие создавалось для 600 чиновников.

С приходом Путина в Кремль власть в стране обновилась радикальным образом. Одни из старых друзей председателя Пенсионного фонда полностью утратили свое политическое влияние (Татьяна Дьяченко). Другие стали фигурантами крупных скандалов и лишились высоких постов (Евгений Адамов). Третьи и вовсе отправились в эмиграцию (Борис Березовский). Однако Михаил Зурабов и здесь устоял. Характерно, что даже смена руководства Минатома, случившаяся в марте 2001 года, его никак не затронула, а страховая компания МАКС по-прежнему осталась генеральным страховщиком Министерства по атомной энергии.

С 2004 по 2007 год Михаил Юрьевич трудился на посту министра здравоохранения и соцразвития.

Одновременно с ростом карьеры Зурбова ширился бизнес его супруги Юлии Анатольевны. В свое время она с компаньонами учредила некое АОЗТ «Октопус» – фирму, которая занимается импортом в Россию медоборудования и лекарств. Ее учредители создали еще две — «Октопус-Медика» и «Миллимед». А дальше началась экзотика. «Октопус» когда-то числился создателем АОЗТ «Фирма «Статим», специализирующегося на продуктах питания и оптово-розничной торговле. Удивительное совпадение, но есть еще ЗАО «Фирма «Статим», которое оказывает ритуальные услуги.

Если похоронный бизнес действительно имеет отношение к министру здравоохранения и социального развития Зурабову, думается, российские льготники и пенсионеры могут поблагодарить его хотя бы за такую — последнюю — помощь, правда, как нам кажется, тоже небезвозмездную.

Таким образом, на глазах изумленных граждан сложилась гигантская империя семьи Зурабовых — экономический перпетуум-мобиле, работающий не на исчерпаемых запасах газе или нефти, а на возобновляемом человеческом ресурсе, который будет всегда рождаться, болеть, выходить на пенсию и умирать.

Судя по ценам на лекарства, маржа навязанных Минздравом компаний в среднем должна была составлять порядка 40 процентов. То есть 20,3 млрд рублей. Если предположить, что структуры, близкие к Зурабову, получали лишь половину от этой прибыли, кусок получится все равно аппетитный – около $360 млн.

В 2003 году жена министра Юлия Зурабова выкупила арендованные годом ранее восемь участков земли недалеко от деревни Телепнёво Истринского района общей площадью 69 550 квадратных метров. Часть этих участков оказалась в водоохранной зоне, началась прокурорская проверка, суд, арест земли и в результате — мировое соглашение: все участки остаются у владельца, но не на всех можно возводить постройки. Инициировавшего проверку прокурора Московской области Генпрокуратура отправила на пенсию.

Помимо истринской земли супруги и находящейся в совместной собственности с родственниками московской квартиры площадью 96,3 квадратных метра Михаил Зурабов, согласно официальным декларациям о доходах за последние три года, лично владеет двумя земельными участками (30 и 65 соток соответственно). Также в его личном владении два дома — один площадью 318,1 квадратных метра, другой — 1359,2. Считается, что один из этих домов находится в элитном поселке Петрово-Дальнее, а другой — на Рублевке, это значит, что даже за вычетом цен на землю их стоимость нужно исчислять в миллионах евро.

В 2004 году доход Михаила Зурабова, как указано, составил 41 млн 338 тыс 480 рублей, а в 2006-м — 9 млн 161 тыс 580 рублей, что, соответственно, в тридцать девять и в восемь с половиной раз больше годовой зарплаты федерального министра. Официальное объяснение разницы приводит «Российская газета»: «Министр получает доход от вложений денежных средств в банках».

Например, компания «Протек» являлась крупнейшим участником программы добровольного лекарственного обеспечения, на которую в 2006 году приходилось до 40 процентов рынка лекарств, бесплатно предоставляемых государством бывшим льготникам. Вице-президент компании Виталий Смердов был приговорен к полутора годам в колонии-поселении. Другие обвиняемые по одному с ним делу - высокопоставленные чиновники, друзья и партнеры Зурабова – получили несоизмеримо тяжелые сроки. Вот как это было…

16 ноября 2006 директор Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФФОМС) Андрей Таранов и его заместители Юрий Яковлев и Дмитрий Усиенко были задержаны по подозрению в коррупции.

По данным следствия, в 2005—2006 годах Андрей Таранов вместе с другими высокопоставленными сотрудниками фонда занимались вымогательством взяток у фармацевтических компаний и региональных фондов. Руководители ФОМС осуждены за взятки на общую сумму 28 млн рублей: они два года выделяли регионам деньги на лекарства только при условии крупных откатов.

Руководитель фонда Андрей Таранов был приговорён к семи годам заключения в колонии строго режима и штрафу в один миллион рублей. Юрий Яковлев, первый заместитель главы ФОМС — девять лет колонии строгого режима, штраф в один миллион рублей. Наталья Климова, заместитель — девять лет колонии общего режима, штраф в один миллион рублей. Дмитрий Усенко, заместитель — семь лет колонии строго режима, штраф в 700 тысяч рублей. Дмитрий Шиляев, заместитель — семь лет колонии строго режима. Татьяна Маркова, начальник контрольно-ревизионного управления — четыре года колонии. Нина Фролова, начальник финансово-экономического управления — четыре года колонии. Галина Быкова, главный бухгалтер — три года колонии.

Юрий Яковлев — бывший гендиректор «МАКСа», затем стал одним из руководителей концерна «Росэнергоатом» и председателем Федеральной энергетической комиссии. Андрей Таранов - также соучредитель «МАКСа».

Участие ЗАО «МАКС» в обязательном медицинском страховании и в лекарственном обеспечении происходило в основном за счет дочерних и аффилированных предприятий: ЗАО «МАКС-М» (95-процентная «дочка», прежний гендиректор — Михаил Зурабов), ЗАО «МАКС-ФАРМА» (80-процентная «дочка» ЗАО «МАКС-М» и 20-процентная «дочка» ЗАО «МАКС», прежний гендиректор — Михаил Зурабов).

…Светские репортеры часто видели Михаила Зурабова на вечеринках, которые обычно посещают мультимиллионеры, — например, посвященных открытию ночного клуба «Кабаре» или ресторана Share House. Позиции меню там исчисляются сотнями евро, а dress-code — тысячами. Зурабов привык носить костюмы марки Brioni стоимостью от трех тысяч евро, а один из известных таблоидов ссылается на собственное признание Зурабова в том, что он «покупает носки ценой в одну пенсию». И даже выхлопная труба его служебного BMW, по этим данным, два года назад начала источать вместо бензинового миндальный запах. Чтобы достичь подобного, нужен специальный катализатор стоимостью от полутора тысяч евро. Зурабов в качестве главы Пенсионного фонда участвовал в избирательной кампании кандидата в губернаторы Чукотки Абрамовича.

Его младший брат Александр Зурабов - основатель и руководитель компании «Клуб друзей Буратино», специализирующейся на подготовке эксклюзивных подарков на заказ для элиты. Занимал руководящие посты в ОАО «Аэрофлот — российские международные авиалинии» и входил в его совет директоров в период, когда в составе акционеров были структуры, аффилированные с Романом Абрамовичем, и некоторое время спустя. До этого возглавлял компанию, учредившую «Доверительный и инвестиционный банк» (ныне не существует), где в 90-е годы находились счета некоторых дочерних предприятий ЗАО «МАКС», которыми руководил Михаил Зурабов, а также счета нескольких компаний, руководителями которых были другие члены семьи Зурабовых.

В отставку Зурабов был отправлен в сентябре 2007 года, когда новый премьер Виктор Зубков сформировал свое правительство. Ранее уволить Зурабова неоднократно требовали депутаты Госдумы, в том числе единороссы, — его обвиняли в кризисе с обеспечением бесплатными лекарствами, провале пенсионной реформы и реформы соцстрахования.

На короткое время Зурабов обосновался на Старой площади в качестве советника президента РФ. Близкий к Минсоцздраву источник говорит, что Зурабов взят в администрацию именно для того, чтобы обеспечить преемственность курса. После назначения Татьяны Голиковой Зурабов собрал начальников отделов, тепло попрощался и дал понять, что отставка носит политический характер, а работа продолжится в том же направлении

Кабинет Зурабова располагался напротив кабинета замглавы администрации Владислава Суркова (до Суркова в этом помещении работал Дмитрий Медведев, пока не перешел в правительство). Столь высокое кабинетное расположение согласно кремлевской табели о рангах значит очень много.

Глава из книги "Грязное белье Кремля", "Яуза-пресс", Москва, март 2011 г."