Аль-Каида превратила Испанию в свою основную базу в Европе

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Аль-Каида превратила Испанию в свою основную базу в Европе

"Согласно докладу миланской прокуратуры, обвинения которой ускорили в Италии вынесение приговора Эссида Сами Бен Хемаиса (Essid Sami Ben Khemais), первого против кого проводилось разбирательство по обвинению в принадлежности к Аль-Каиде (Базе), Испания является последним звеном в сети исламского терроризма, руководимой Усамой Бен Ладеном (Osama Bin Laden). Задержанный тунисский террорист, согласно данной информации, часто контактировал и встречался со своими сообщниками в Испании.

"Хорошо обосновавшиеся в Европе структуры, функционирующие автономно, но при этом связанные между собой, состоящие из боевиков, одержимых религиозным рвением и закаленных суровой военной подготовкой, что увеличивает их опасность", - говорится в докладе о группировке салафистов, связанной с девятью марокканцами, задержанными на прошлой неделе в Риме, в тот момент, когда они с помощью цианистого калия пытались отравить воду в этом городе.
Полиция опасается, что эти группировки перестанут использовать испанскую территорию в качестве базы и трансформируют ее в объект совершения нападений. Поддержка правительства Хосе Мария Аснара (Jose Maria Aznar) США в их борьбе против терроризма подтверждает эту гипотезу. "Проблема оказалась гораздо большей, чем мы думали, но никто не отваживается заявить об этом публично", - признается один из руководителей в полиции. "Германия и Испания являются основными базами Аль-Каиды в Европе", - подчеркивают источники в немецкой прокуратуре. Причина заключается в географическом положении и эмиграции.
24 марта прошлого года в 21.30 33-летний тунисец Эссид Сами Бен Хемаис, по прозвищу Сабер (Saber), ждал на перроне центрального вокзала в Милане поезд, который должен был доставить его сначала в Париж, а затем в Ирун (город на границе Испании и Франции, расположенный в испанской провинции Гипускоа (Guipuzcoa) - прим. пер.). Он был одет в замшевую куртку светло-коричневого цвета и белые брюки. В правой руке у него была зеленая спортивная сумка.
Сабер двадцать раз изменял номер своего мобильного телефона, но это не помогло скрыть от полицейского прослушивания его переговоры с Испанией, включая и тот разговор, что за два дня до этого был записан в его квартире в доме номер 3 по улице Дубини, в одном из районов на периферии Милана. Во время этого разговора его заместитель Фарид (Farid) общался с неким Нуреддином (Noureddine) и сообщил ему, что после задержания их "братьев" в Германии они приняли "очень, очень, важное решение…", значение которого заключалось во фразе "восстань и бей".
Братья, задержанные в Германии, входили в состав группировки Мелиани (Meliani), действовавшей по приказу Бен Ладена и планировавшей взорвать на Рождество здание парламента в Страсбурге. Сказанная фраза "очень важное…, восстань и бей", привела к тому, что в ту ночь весь миланский вокзал был заполнен полицейскими, внимательно следившими за тунисцем, лидером салафистской ячейки эмира Хасана Хаттаба (Hasan Hattab), принадлежащей к Аль-Каиде.
На перроне Сабер встретился с египтянином Кишком Самиром (Kishk Samir), и в 22.55 они вместе сели на поезд, идущий в Париж. На соседнем сидении два агента итальянской полиции охраняли их сон. 25 числа в 8.38 тунисец и его компаньон сошли с поезда в столице Франции. На перроне Лионского вокзала итальянские агенты указали своим французским коллегам на объект слежки и передали им наблюдение. Но несколько минут спустя Сабер испарился в метро.
В 22.30 тунисец вновь появился там, где его и ожидали: на парижском вокзале Аустерлиц, откуда отходит поезд в направлении на Ирун. Его сопровождал один человек, выходец из Магриба, в кассе тунисцу дали билет в вагон номер 47, место 66, рядом с наблюдавшими за ним агентами.
26 числа в 7.40, когда человек в светло-коричневой замшевой куртке, вышел на станции в провинции Гипускоа, несколько испанских полицейских взяли на себя наблюдение за ним и превратились в тень этого тунисца, который за несколько месяцев да этого произнес в одном из своих бесконечных телефонных разговоров фразу, раскрывшую его. "Мне не нужна армия. Всего лишь два человека с мозгами, хорошо подготовленных и которым нечего терять. Они пустят газ и скажут "прощай". Бог с нами".
Сабер купил себе билет в Памплону, куда и отправился со своим полицейским сопровождением, не покидавшим его с момента отъезда, два дня назад, с миланского вокзала. В 12.20 поезд прибыл в столицу Наварры, и нервничающий араб сделал четыре звонка прямо из телефонных кабин, находящихся на станции. Он оставил свою зеленую сумку в камере хранения и пешком пошел в центр города. Затем на автобусе он доехал до мечети, расположенной на улице Монте Мендаур, где его ждал имам Сахуан Маджид (Sahouane Madjid), черноволосый, с густой бородой боевик из группировки салафистов. Встреча продолжалась один час, а потом они направились в исламскую мясную лавку, где работал религиозный лидер.
Вечером тунисец вернулся в мечеть, сделал несколько звонков из телефонных кабин и встретился с имамом и другими двумя членами группировки в баре рядом с мечетью. Сабер забрал свой экипаж и в 22.45 сел на автобус, идущий в Валенсию. Имам провожал его. 27 числа в 6.05 руководитель одного из отделений Аль-Каиды прибыл в место своего назначения, где его ожидали другие полицейские агенты. Он зашел в бар на станции и вышел оттуда через несколько минут, чтобы помолиться. Выглядел он взволнованным и недоверчивым. Настолько, что несколько раз пересаживался с автобуса на автобус, пытаясь сбить со следа своих преследователей. Его путь закончился в одном из домов на улице Рамон-и-Кахал, в квартире, принадлежащей алжирцу Баширу Бенкхиму (Bachir Benkhim), связанному с прежней структурой GIA. В этом доме он оставался целый день.
Поездка Сабера в Валенсию завершилась в портовой мечети, куда его сопровождали Бенкхим и двое других членов организации. В 21.00 тунисец и его друзья вышли из этого здания и обманули полицейских агентов. Зачем приезжал Сабер в Испанию? Какова была бы роль его испанских братьев в плане "восстань и бей"? Итальянская полиция рисковать не стала, так как опасалась действий против посольства США в Риме, и арестовала Сабера как только тот вновь появился в Милане.
Через своих немецких братьев Сабер просил у Бен Ладена разрешение на проведение операции с использованием химического оружия - об этом стало известно из телефонных разговоров, прослушанных в его миланской квартире. Но убежище братьев во Франкфурте было раскрыто полицией, которая разъединила ячейку, хотя Мелиани и Мохаммеду Беншакрия (Mohamed Bensakhria) удалось бежать. Этот последний, считающийся заместителем Усамы, скрылся в Аликанте, где попытался найти себе место жительства. Он был еще одним из руководителей Аль-Каиды, входившим в испанское звено.
8 июля, через три месяца после задержания в Аликанте Бенкашрии, в Мадрид прибыл 33-летний египтянин Мохаммед Атта (Mohamed Atta), который через два месяца станет главным действующим лицом в самом большом после Перл-Харбора нападении на США. Атта посетил Салоу (город-курорт в провинции Таррагона) и вернулся в Майами, Флорида, 17 июля.
28 июля Джамаль Бегхал (Jamal Beghal), француз алжирского происхождения, был задержан в аэропорту в Дубаи. Полиция следила за ним уже несколько лет. Он возвращался с тренировок в афганском лагере, где одни из руководителей Аль-Каиды - Абу Зубайда (Abu Zubaida) - отдал ему приказ о проведении операции против посольства США в Париже. Бегхал неоднократно приезжал в Испанию и признал, что возвращаться во Францию, для того, чтобы стать живой бомбой, он собирался через Испанию.
Аль-Каида от своих намерений не отказалась. Очень скоро, в бельгийском городе Укле (Uccle), другой тунисец, бывший профессиональный футболист Низар Трабелси (Nizar Trabelsi), по прозвищу Черный, перенял эстафету от Бегхала и стал искать себе товарища для принятия мученической смерти. В августе прошлого года он ездил в город Касканте, в провинции Наварра, и две недели жил в доме алжирца Мохаммеда Берлаззиза (Mohamed Berlazziz), салафиста из ячейки имама из Памплоны, с которым встречался Сабер.
Смуглый, с бородой и курчавыми волосами Берлаззиз был выбран для жертвенной гибели. Бывший футболист был настолько убедителен, что боевик группировки салафистов принял его предложение и назвал дату самоубийства - весна 2002 года. В своем дневнике он сделал запись, в которой прощался со своей матерью и всеми остальными: "Мама, я прошу у тебя прощения; я прошу прощения у всех, с кем плохо обращался (…). Простите мне мои прегрешения. Я умру за Господа и родину (...). Умереть за Бога и родину - это самое великое из того, что можно совершить".
В Касканте, маленьком сельскохозяйственном районе Наварры, Трабелси и Берлаззиз спланировали свое самоубийство. Они хотели надеть на себя жилеты с взрывчатыми веществами и под предлогом получения визы попасть в посольство США в Париже, расположенное на улице Boissy-d'Anglas. Если бы им не удалось этого сделать, они попытались бы прорваться силой и активировать взрывное устройство. На случай, если бы им не удалось проникнуть в здание, у них был припасен еще один вариант - направить на него две машины-бомбы, за рулем которых должны были сидеть они сами.
27 августа 38-летний испанец сирийского происхождения Имад Эддин Баракат (Imad Eddin Barakat), по прозвищу Абу Дахдах, проживающий в Мадриде, не знал, что полиция прослушивает его телефонные переговоры с 1995 года. Содержание разговора, состоявшегося в тот день между ним и неким Шакуром (Shakur), заинтриговала агентов, но не более того. Шакур признался ему: "Сейчас я даю уроки. На них мы изучаем летное дело и нам удалось даже обезглавить птичку. Моя цель - это цель, я не хочу вдаваться в подробности. Мой телефон раскалился".
Полиция установила прослушивающие устройства в доме Абу Дахдаха еще в 1995 году, через год после того как группа радикалов создала организацию Бойцы Аллаха, и за спиной Риайя Татари (Riay Tatari), имамам мечети Абу Бакер в Мадриде, распространяла ригористическую пропаганду. Ячейка Абу Дахдаха, так же как и Сабера, посылала моджахедов в лагеря террористов и финансировала Аль-Каиду. Оба часто посещали лондонский дом 41-летнего Абу Кутада (Abu Qutada), духовного лидера организации, проповедями которого была заполнена видеотека Атты.
5 сентября прошлого года, за шесть дней до нападения на Башни-Близнецы и Пентагон, Рамзи Бин аль Шибх (Ramzi Bin al Shibh), живший вместе с Аттой в одной квартире в Гамбурге, учившийся на пилота самолета и отвечавший за стратегию нападения, прибыл в Мадрид из Дюссельдорфа. 29-летний выходец из Йемена, с ростом 1,72 метра и лицом порядочного человека, был одет в европейскую одежду, когда его самолет авиакомпании Lufthansa приземлился в мадридском аэропорту Барахас. Террорист не использовал свой обратный билет в Дюссельдорф. Зачем прилетал в Мадрид человек, отвечавший за стратегию проведения операции, которая через шесть дней унесла жизни трех тысяч человек? С кем он встречался? Полиция говорит, что у него была одна встреча, но о нем ничего не было известно до тех пор, пока в январе его лицо вновь не появилось на видеопленке, найденной в развалинах одного из военных сооружений в Кабуле. Йеменец в красном тюрбане и с уставшим лицом говорил о новых нападениях с участием самоубийц.
13 сентября, через два дня после совершения Аттой нападения на Башни-Близнецы, полиция задержала в Бельгии Трабелси, бывшего тунисского футболиста, готовившегося принести себя в жертву при взрыве американского посольства в Париже. У него были обнаружены ручной пулемет и взрывчатые вещества. 26 сентября полиция арестовала в Касканте Берлаззиза, его товарища по мученической смерти, и задержала в Валенсии, Наварре, Альмерии, Уэльве и Мурсии испанских братьев Сабера, тунисского лидера GSPC, который встречался с ними в марте, ведя за собой хвост из полицейских агентов. Были арестованы шесть членов террористической организации, в том числе и имам из Памплоны; им были предъявлены обвинения в поставке Аль-Каиде электронного материала. Министр внутренних дел Испании Мариано Рахой (Mariano Rajoy) заявил, что за этой группировкой "стоит исламский террорист Бен Ладен", который оказывает им финансовую поддержку и предоставляет для тренировки свои лагеря в Афганистане.
До ноября полиция следила за Абу Дахдахом. Мариса Мартин (Marisa Martin), его жена-испанка и бывшая сотрудница одной лаборатории, утверждает, что на протяжении двух лет они видели полицейских в штатском, расположившихся напротив их дома на мадридской улице Пабло Неруда. "Иногда кто-нибудь следил за ним, а другие за мной. Что происходит? Почему эти люди следят за нами? - спрашивала я своего мужа. Они шпионили за нами даже в мечети на М-30".
Зашифрованные переговоры Абу Дахдаха и старый номер телефона его прежнего дома в Фуэнлабраде (Мадрид), обнаруженный в записной книжке Саида Бахаджи (Said Bahaji), другого ученика пилота, жившего в Гамбурге на одной квартире вместе с Аттой и Бин аль Шибхом, где были спланированы нападения 11 сентября, ускорили задержание испанца и уничтожение ячейки. Абу Дахдах, сириец, приехавший в Испанию изучать медицину, объехал весь свет, для того чтобы встретиться с лидерами Аль-Каиды в девяти странах. Абу Илияс (Abu Ilyas), счета которого в Германии были заблокированы за его связи с Бен Ладеном, неоднократно останавливался в его мадридском доме. "Предоставлять твой дом в распоряжение твоих друзей - это очень по-мусульмански", - говорит жена Абу Дахдаха.
Один из задержанных - Бассан Далати (Bassan Dalati) - имел в своем распоряжении CD с записью расположения аэропорта в Сан-Франциско. В записной книжке, найденной в комнате его детей, было указано имя Мустафы Сетмариана (Mustafa Setmarian), начальника одного из тренировочных лагерей террористов в Афганистане, и номер его банковского счета.
Судья Бальтасар Гарсон (Baltasar Garzon), руководящий расследованием с 1995 года, обвиняет их во множестве террористических преступлений, в том числе и в смерти и ранениях большого количества людей, причиной которым стали нападения, совершенные 11 сентября, а также заявляет, что они финансировали Аль-Каиду, используя подлоги и фальсификации кредитных карточек. Мариса Мартин настаивает на невиновности своего мужа и утверждает, что все это "политический монтаж Буша (Bush), Аснара (Aznar) и Гарсона".
Абу Дахдах, который, по мнению полиции, послал в Афганистан талиба из Сеуты (город на северном побережье Африки (Марокко), принадлежащий Испании - прим. пер.), в данный момент находящегося среди узников в Гуантанамо, и его верные Воины Аллаха, находятся в тюрьме Сото дель Реал (Мадрид) и пребывают в неведении относительно своей возможной экстрадиции США. "Это беспокоит меня больше всего", - говорит Мартин, жительница Мадрида, мать четверых детей, принявшая мусульманство "по своей воле". "Уверяю вас, что мой муж невиновен", - настаивает она."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации