Аман без посредников

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Аман Без Посредников»)
Перейти к: навигация, поиск


Кемеровского губернатора Амана Тулеева чиновники чаще всего за глаза называют «хан» или «наше солнце».

Оба прозвища вполне отражают имидж кемеровского губернатора, которому присущ властный, подчас авторитарный стиль правления. Любимый прием Тулеева — продвижение на ключевые руководящие должности Кузбасса своих людей. Так, в 1999 году в областном парламенте оказались 34 из 35 «тулеевских депутатов» (тех, кто шел на выборы от «блока Амана Тулеева»

и при его личной поддержке). В Госдуму в том же году тоже прошли те кандидаты от Кузбасса, за которых лично призывал голосовать кемеровский губернатор.

Тулеев, несомненно, харизматическая личность, волевой руководитель, яркий политик не только регионального, но и российского уровня. Любимец бабушек и дедушек. Они, по общепризнанному мнению аналитиков, и являются его главным электоратом — в том числе в президентских гонках (он участвовал в трех президентских кампаниях: в 1996 году снял свою кандидатуру в пользу Зюганова, а в 1991-м и 2000-м занял 4-е место).

Кстати, надо отметить, что на последних выборах президента кузбассовцы отдали явное предпочтение именно своему губернатору: Тулеев по Кемеровской области набрал наибольшее число голосов, опередив Путина и Зюганова.

Сразу после губернаторской избирательной кампании в Кузбассе Тулееву начали формировать имидж всенародного любимца, приводя в качестве аргумента впечатляющую цифру — 94,5% избирателей проголосовали за Амана Гумировича. Правда, политологи не акцентировали внимания на том, что на участки пришла только половина от всех избирателей области (1087 тыс.

человек). На протяжении последних лет подконтрольное областной администрации местное телевидение в своих новостях регулярно передает информацию примерно следующего содержания: «По личной договоренности губернатора Амана Тулеева с председателем Пенсионного фонда России Михаилом Зурабовым в область перечислена энная сумма денег на текущую пенсию». В

то время как пенсия регулярно направляется во все регионы страны и без личной договоренности их глав с Зурабовым.

Но — Тулеев хорошо понимает силу и значение идеологического

воздействия. Поэтому одной из первостепенных задач после прихода к власти в 1997 году для него стало регулярное освещение собственной деятельности во всех региональных СМИ. Да и сами СМИ оказались поставлены под жесткий контроль кемеровской администрации. Любая негативная информация, касающаяся деятельности Тулеева, вызывает бурную реакцию чиновников.

К наиболее ярым критикам применялись и административные меры: налоговые проверки, судебные иски в адрес журналистов, лишение аккредитации и т.п.

Зато с простыми людьми Тулеев держится по-свойски. Он точно знает, кому и что сказать. Шахтерам — одно, пенсионерам — другое, учителям — третье. Когда руку пожать, когда даме улыбнуться. Тулеев произносит речь- окружающие слушают открыв рот.

А говорит он, вкрапляя порой сочные, а то и крепкие выражения. Все просто и доходчиво.

Эффект собственника

Осуществление надзорных функций — одна из главных составляющих промышленной политики Амана Тулеева. Решать, кто может работать в Кемеровской области, а кто нет, губернатор предпочитает сам. Пик кризиса в экономике Кемеровской области пришелся на 1997-1998 годы. Было закрыто 20 шахт; гиганты черной металлургии,такие как Западно-сибирский металлургический комбинат(ЗСМК) или Кузнецкий

металлургический комбинат(КМК), попали под процедуру банкротства. Производство крупного химического предприятия области — кемеровского «Азота» — стояло, не работали и другие предприятия отрасли. Положение

дел в легкой промышленности было просто катастрофическим: в период с 1991 по 1997 годы объемы производства сократились на 94%. На селе дела шли не лучше: сотни тысяч гектаров плодородных сельхозугодий были заброшены.

Вывод предприятий из кризиса, по логике кемеровского губернатора, мог произойти только посредством смены «плохих» управленцев на «хороших». Результатом этой политики стала замена владельцев (МИКОМ, например, был вынужден продать свой пакет акций КМК после возбуждения уголовных дел в отношении руководства компании) и управляющих на попавших под процедуру банкротства предприятиях ЗСМК, КМК, Новокузнецком алюминиевом заводе (НкАЗ).

В качестве нового внешнего управляющего на ЗСМК и КМК Тулеев избрал компанию «ЕвразХолдинг», которая стала сегодня для него основным партнером (в прошлом году НкАЗ был продан «Русскому алюминию»). С благословения местных властей «ЕвразХолдинг» уже является владельцем ЗСМК — после покупки допэмиссии, проведенной в сентябре этого года, холдингу принадлежит более 70% акций предприятия. В империю

«ЕвразХолдинга»входят теперь и «Кузнецкуголь» (более 75% акций),

«Южкузбассуголь», «Химмаш» и ряд других кемеровских предприятий. Изначально холдинг являлся трейдинговой компанией, торговавшей металлом. По слухам, за спиной главы компании Александра Абрамова стоят предприниматели Михаил Черной и Искандер Махмудов. Но сам Абрамов это категорически опровергает. А вот то, что он пользуется поддержкой на самом высоком уровне, — факт. Год назад Абрамов стал одним из немногих

«новых олигархов», вошедших в состав совета по предпринимательству при правительстве РФ.

Сами же кемеровские чиновники, мотивируя смену владельцев

предприятий, явно грешили популизмом: мол, руководство «ЕвразХолдинга», в отличие от предшественников, помимо вывода предприятий из состояния банкротства гарантирует сохранение социальных обязательств перед работниками, финансирование всей соцсферы и погашение задолженности по

зарплате. Однако небезызвестно,что в начале своей деятельности в регионе Альфа-групп (управлявшая ЗСМК) и МИКОМ также испытывали на себе благосклонность кузбасских властей — в их лице приветствовали «инвесторов, способных поднять предприятия из кризиса».

Поиск так называемых эффективных управленцев — одна из основных заслуг, приписываемых себе Тулеевым. О том, что реанимировать предприятия зачастую не удавалось, глава области предпочитает не распространяться. К примеру, на гиганте химиндустрии «Азоте» внешним управляющим в 1998 году был назначен рекомендованный Тулеевым Анатолий Масиевский. В

комплекте с новым управляющим «Азот» получил от областной администрации бюджетную ссуду (105 млн. рублей) и налоговый кредит (отсрочку на год платежей по местным налогам). Однако этих мер для подъема предприятия не хватило. Уже через полтора года Масиевского сняли, и арбитражный суд утвердил

другую «кандидатуру губернатора» — Анатолия Губкина (в то время чиновника обладминистрации).

Но реально «Азот» стал выходить из кризиса, когда перешел к «дочке» «Газпрома», компании «Сибур». Скупка акций «Азота», принадлежавших трудовому коллективу и ряду небольших кемеровских предприятий, началась еще в 1997 году, а к настоящему времени аккумулированный пакет достиг 70%.»Сибур» уже два года кредитует «Азот» поставками газа (ежегодно на

сумму 1 млрд. рублей). Кроме того, на техническое перевооружение в этом году «Сибур» планирует выделить около 320 млн. рублей. Предпринятые

меры позволили «Азоту» полностью загрузить свои производственные

мощности, осуществлять текущие налоговые платежи и погасить

многомиллионную задолженность перед различными кредиторами.

В угольной отрасли (другой основной составляющей кемеровской

экономики) Тулеев обещал навести порядок, изгнав из Кузбасса

многочисленные посреднические фирмы. Посредники, по мнению Тулеева,

вели себя недобросовестно, часто не рассчитывались с угольщиками

вовремя и в полном объеме. Активно воплощать в жизнь это заявление

губернатор начал в 1998 году. Изгнание посредников началось с того, что

прокуратура возбудила несколько уголовных дел в отношении

недобросовестных посреднических фирм. Таким делам была предана широкая

огласка. Способствовали, правда, сокращению числа посредников и

объективные процессы, происходящие в угольной отрасли (компании стали

объединяться, открывать свои торговые дома; «Южный Кузбасс»,

«Кузбассразрезуголь» приватизировались, у них появились новые хозяева).

В результате количество угольных посредников в Кузбассе уменьшилось на

два порядка: если в 1997 году их насчитывалось около тысячи, то на

сегодняшний день действуют не более 20 фирм, находящихся под

пристальным контролем администрации.

Но на все проблемные предприятия ни времени, ни сил Тулееву не

хватило. Так, некогда мощное кузбасское машиностроение (Юргинский

машзавод, например, в свое время выпускал оборонную продукцию по

госзаказу и был преуспевающим предприятием) поднять так и не удалось —

все попытки привлечь на завод инвесторов успехом не увенчались. Тулеев

поддержал идею перепрофилирования «Юрмаша» на производство мирной

продукции — в частности, угледобывающей техники. Он пытался привлечь

английскую фирму «Джой», предлагая изготавливать оборудование для

кузбасских шахт. Но, видимо, договориться так и не удалось. Как,

впрочем, и с немецкими машиностроителями. Причины этого двойного

«облома» областные власти всячески замалчивают.

Не улучшилась пока ситуация и в легкой промышленности. К примеру,

уже несколько лет не утихают страсти вокруг камвольно-суконного

комбината (КСК) в Ленинске-Кузнецком. За четыре года на КСК сменились

четыре внешних управляющих (все были назначены по протекции областных

властей). В 1998 году комбинату была выделена беспроцентная бюджетная

ссуда (10 млн. рублей). Деньги до сих пор в казну не вернулись, а в

отношении трех управляющих возбуждены уголовные дела по обвинению в

использовании служебного положения в корыстных целях. И сейчас на

комбинате объявлено конкурсное производство.

В целом лишь год назад на Кузбассе начался рост объемов

промышленного производства, которые по сравнению с аналогичным периодом

в прошлом составили, по состоянию на 1 августа, 106%. Оппоненты Тулеева

упрекают его в том, что буквально напичканная промышленностью область

занимает по этому показателю лишь 53-е место среди других российских

регионов. Сторонники же губернатора склонны больше упирать на явный

прогресс, напоминая, что в 1997 году область была и вовсе в конце

списка (72-76 места).

За шумными промышленно-финансовыми баталиями никто почти и не

вспоминает о плачевном состоянии сельского хозяйства области. Оно,

правда, дает всего около 5% ВВП области (в сельской местности проживают

не более 13% населения Кузбасса). Кроме ежегодного материального

поощрения нескольких ударников сельского труда, порадовать селян

губернатор ничем не может. Из ежегодно планируемых дотаций

сельхозпредприятиям (около 100 млн. рублей) недофинансирование, по

причине нехватки денег в бюджете, составляет около 20%.

Переводы с греческого

Внешних инвесторов отпугивает переменчивый характер кузбасского

главы. Ведь не секрет, что, попав в немилость к Тулееву, некоторые

финансовые группы (о них было сказано выше) были выдворены из

Кузбасса.

Кузбасс считается одним из десятка наиболее инвестиционно

привлекательных регионов страны. Обусловлено это огромным

природно-ресурсным потенциалом, мощной промышленной базой и хорошим

законодательным пакетом. В области принят ряд нормативных актов для

привлечения инвесторов, в том числе и иностранных. В частности,

предусматривается освобождение инвесторов от местных налогов на

несколько лет. Но на практике инфраструктура для привлечения и

поощрения инвесторов в Кузбассе отсутствует. Портфельные инвесторы в

регион не идут, потому что крупные предприятия-эмитенты, чьи акции

могли бы быть привлекательны, находятся под внешним управлением. Кроме

того, за годы правления Тулеева обанкротились два крупнейших банка

региона (Кузбасспромбанк и Кузбассоцбанк), под нажимом местных властей

активно кредитовавших промышленность, и этот пример явно не вызывает

восторга у потенциальных инвесторов.

Было, правда, несколько шумных заявлений по поводу привлечения в

Кемеровскую область иностранных кредитов. По принадлежности инвесторов

их даже назвали «швейцарский», «польский», «греческий». Особенно долго

муссировалась тема «греческого» кредита. Тулеев неоднократно лично

посещал эту республику. Речь шла о предоставлении Кемеровской области

товарного кредита на сумму $10 млн. Два года продолжаются переговоры и

поездки, и только летом этого года удалось окончательно договориться о

выделении кредита. Впрочем, вряд ли товарный кредит (предполагалось,

что греки будут импортировать в Кузбасс продукты питания и промышленные

товары) принесет реальную выгоду экономике региона — особенно в

ситуации, когда импортозамещение привело к интенсивному развитию

отечественных производителей аналогичной продукции.

Ситуация же со «швейцарским» кредитом вообще странная. В ноябре 1998

года Тулеев вроде как договорился со швейцарцами (администрация области

и швейцарская фирма «Трансрейл АГ» заключили соглашение) о займе в $20

млн. Куда пошли эти деньги — остается тайной. Власти говорят, что на

развитие угольных предприятий. Однако на балансе областного бюджета эти

деньги не значатся, что говорит о том, что обязательств по этому

кредиту у области нет.

Пожалуй, действительно успешным и мощным инвестиционным проектом

стала начатая в прошлом году реализация в области программы «Метан

Кузбасса». Проект предполагает освоение новых технологий добычи метана

из угольных пластов. Аналогов этому в России нет. Запланирована

промышленная добыча метана, ранее никак не использовавшегося, в объеме

5 миллиардов кубометров в год. Извлечением займется монополист добычи

газа в России — «Газпром». Главным потребителем газа станут

химпредприятия и жилищно-коммунальное хозяйство области. Стоимость

программы, разработанной и финансируемой «Газпромом» — $32 млн.

Любовь нуждается в словах

Широкая поддержка, которой Тулеев пользуется у избирателей,

базируется на его беспрецедентном внимании к социальной сфере.

Баллотируясь в губернаторы области в 1997 году, Тулеев выстроил

приоритеты в области социальной политики таким образом: учитель, врач,

село, тепло. Действительно, эти годы обладминистрация изо всех сил

старалась погашать долги по зарплате работникам бюджетной сферы. К

началу 2001 года это удалось полностью, тогда как в 1997 году долги

исчислялись более чем 1 млрд. рублей.

В жилищно-коммунальном хозяйстве Кузбасса тоже произошли

определенные сдвиги. За последние 3 года построено 23 новых котельных.

Деньги выделялись из областного бюджета по распоряжению Тулеева. На

сегодняшний день кузбассовцы платят за коммунальные услуги 60%,

остальные 40% дотируются из облбюджета — несмотря на правительственное

постановление «О федеральных стандартах перехода на новую систему

оплаты жилья в 2001 году», где предполагается 80-процентная оплата за

коммунальные услуги населением.

Несколько месяцев противостояния по этому поводу «Кузбассэнерго»,

входящего в РАО «ЕЭС России», и Региональной энергетической комиссии

(РЭК) обернулись для жителей области отсрочкой двукратного повышения

платы за электроэнергию. Члены РЭК с подачи губернатора поднимать

тарифы не разрешали. Но после нескольких судебных разбирательств

Тулееву пришлось отступить. Теперь кузбассовцы платят 23 копейки за 1

Квт.ч (правда, это один из самых низких тарифов в Сибири).

В Кемеровской области впервые принят закон «Об образовании», в

котором предусматривается социально-экономическая поддержка кузбасского

учительства — в частности, предоставление льготных жилищных займов,

надбавок к заработной плате. Финансирование будет осуществляться из

областного бюджета через департамент образования. В 2001 году на эти

цели запланировано израсходовать 13 млн. рублей.

Как уже было сказано, любимый и любящий тулеевский электорат —

пенсионеры. Уже на протяжении нескольких лет они получают к пенсии

небольшую ежемесячную прибавку (50 рублей). В народе ее еще называют

«тулеевской» пенсией. Но и без прибавки выплаты довольно высоки: 864, 2

рубля (против 822,1 рубля в среднем по России), что позволяет занимать

довольно высокое 18-е место среди других российских регионов. А

снижение численности безработных (с 35,7 тысячи человек в 1998 году до

14,5 тысячи к 2001 году), просроченной задолженности по зарплате за тот

же период с 3,88 млрд. рублей до 1,15 млрд. и рост среднемесячной

зарплаты с 1232 до 2692, 8 рубля позволили Кузбассу оказаться на вполне

приличном 68-м месте по такому неприятному показателю, как «удельный

вес населения с доходами ниже величины прожиточного минимума». Здесь

Кузбасс выступает середняком: за чертой бедности находятся 31,2%

населения (при общероссийском показателе 32,4%).

Заметим, что помимо «тулеевской» пенсии в области за последние три

года появилось и много «тулеевских» (так их называют жители области)

мест. Это рынки, АЗС, медицинские, образовательные, культурные

учреждения, носящие титул «губернских» и «губернаторских». Причем этот

титул обязывает продавцов устанавливать цены на товары и услуги

несколько ниже рыночных.

Впрочем, Тулеев вообще любит масштабные социально-гуманитарные акции

с громкими названиями типа «Нет наркотикам» или «Мама, найди меня!». Но

собрать с помощью этих акций значительные деньги на решение проблем

сиротства, наркомании и других социальных «болячек» не удается. Не

удается пока и реанимировать жилищное строительство, которое неуклонно

сокращается. Так, если в первом полугодии 1998 года было введено в

эксплуатацию около 240 тыс. кв. м жилья, то за аналогичный период этого

года — лишь 137,9 тыс. кв. м.

Популистские акции по повышению рождаемости (раздача квартир и машин

к праздникам матерям, первым родившим в эти дни) изменению

демографической ситуации способствуют мало. А она в Кузбассе довольна

плачевна. Отрицательный баланс между появившимися на свет и умершими

ежегодно составляет более 11 тысяч человек.

Впрочем, время для реализации задуманного у главы Кемеровской

области есть. Тулееву предстоит занимать свою должность еще четыре

года. А дальше полностью подконтрольный губернатору областной совет

народных депутатов (аналог облдумы) вместе с юристами администрации

вполне может придумать новые возможности для того, чтобы «солнце

Кузбасса» не закатилось за горизонт.

ФЕДОР СМИРНОВ

Оригинал материала

«Профиль»