Американский журнал GQ изъял из российских версий статью о Путине

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© BBC, origindate::05.09.2009

Американский журнал изъял из российских версий статью о Путине

Юлия Савченко

Американские блоггеры накануне начали общественную кампанию по стихийному переводу статьи о России, которая была опубликована в американской версии журнала GQ, но изъята из российской версии издания.

Статья Скотта Андерсона посвящена расследованию террористических актов в России в конце 90-х и основана на интервью с бывшим сотрудником российских спецслужб Михаилом Трепашкиным, который рассказал американскому журналисту о причастности ФСБ к взрывам жилых домов в Москве и Буйнакске.

Первыми тревогу в США забили журналисты Национального Общественного Радио (NPR). После того, как стало ясно, что журнал GQ ни под каким видом не хочет, чтобы в России увидели опубликованную в сентябрьском номере статью, NPR обратилось к менеджменту издания за комментариями.

Комментариев не последовало, удалось только выяснить, что 23 июля один из ведущим адвокатов кампании Джерри Биренц отправил руководству медиа-холдинга и редакторам GQ письмо со следующими инструкциями: “Руководство Conde Nast приняло решение, что сентябрьский номер американской версии GQ со [page_28231.htm статьей Скотта Андерсона “Владимир Путин – темное восхождение к власти”] не должен распространяться в России”.

Согласно инструкциям Биренца, статью также нельзя было публиковать на веб-сайте журнала, а также посылать копии GQ в Россию или показывать ее российским чиновникам или журналистам. В дополнение к этому, строго запрещалась перепечатка статьи в любых изданиях медиа-холдинга за границей или какая-либо реклама этого материала в самом журнале.

Цензура по-американски

Корпорация Conde Nast Publications - один из крупных издательских домов в США. Помимо GQ, она выпускает такие популярные журналы как New Yorker, Vanity Fair и Vogue. В России холдинг владеет также модными журналами Тattler и Glamour.

Руководство организации отличается исключительной дотошностью в редактировании своих изданий. Накануне в New York Times был опубликован материал под названием “Сможет ли Си Ньюхаус сохранить гламурность Conde Nast?”. В материале шел разговор о стиле управления журналами одного из главных менеджеров Си Ньюхауса, который, не доверяя редакторскому составу предпочитает лично перепроверять каждую версию подписанных в печать журналов, будь то глянцевый журнал для невест Brides или порой менее безобидный GQ.

По мнению New York Times, Ньюхаус "как прилежный лавочник, по прежнему вручную пересчитывает количество рекламных страниц в своих журналах и в изданиях конкурентов, даже несмотря на то, что только в США количество журналов издательского дома составляет 26". По аналогичной схеме в Conde Nest налажена работа и с интернетом.

Впрочем, в то время практика изъятия из интернет-версий изданий самых кассовых статей, для того, чтобы повысить продажи бумажных версий журналов для Conde Nast является обычной, случай со материалом Скотта Андерсона в США называют исключительным.

Откровения российского агента

По словам самого журналиста, тема статьи о России, которую редакторы GQ заказали журналисту, никогда не была тайной для менеджмента. В сентябре 2008 года Андерсон приехал в Россию и провел журналистское расследование, посвященное серии взрывов в России в 1999 году, которые по официальной версии считаются террористическими акциями чеченских боевиков.

В основе расширенного шестистраничного материала в GQ интервью Андерсона Михаилом Трепашкиным - бывшим сотрудником спеслужб, который проводил расследование взрывов, а потом был отстранен от дел и провел несколько лет в заключении. Организация Amnesty International в свое время назвала обвинения, вынесенные Трепашкину, несправедливыми и политически мотивированными.

Скотт Андерсон охарактеризовал Трепашкина как человека, который “четыре года провел в тюрьме по глупым обвинениям, ставших прямым результатом расследования, которое он проводил по факту взрывов”.

"Сейчас его выпустили, - сказал Андерсон в интервью NPR, но ясно, что он живет под постоянным прицелом. Удивительно, что он по-прежнему готов говорить».

"Хуже всего в этом ситуации то, - продолжает журналист,- что наконец вроде бы у него появилась возможность высказаться и поделиться тем, что он знает, однако теперь делается все возможное, для того, чтобы это замолчать".

В стиле GQ

Скотт Андерсон говорит, что для него до сих пор остается загадкой решение руководства GQ. "Внезапно стало ясно, что несмотря на решение опубликовать материал, они прилагают максимум усилий для того, чтобы как можно тщательнее скрыть от аудитории факт этой публикации”, - недоумевает журналист.

На обложке сентябрьского GQ, действительно, нет даже упоминания о статье "Владимир Путин – темное восхождение к власти". Вместо этого на ней портрет Майкла Джексона, реклама интервью с женой звезды тенниса Энди Родика и рейтинг самых пьющих городов.

На просьбу журналистов объяснить происходящее официальный представитель компании Conde Nast Мари Перл отказалась комментировать на меры принятые менеджментом по поводу конкретной статьи, но заявила, что компания "принимает во внимание законы и проблемы тех стран, в которых выходят журналы издательского дома".

Адвокат и профессор медиаэтики в университете Миннесоты Джейн Киртли, считает, что позиция Conde Nast не имеет никакого отношения к прагматизму или профессиональным принципам.

"С одной стороны, их попытку не навлекать на себя гнева российских властей и продолжать делать бизнес в стране можно понять, - подчеркивает Киртли в интервью NPR, - однако с другой стороны ясно, что эту статью в России все равно получат и прочитают. Со стороны руководства компании было бы наивно полагать, что ограничение публикации материала только американским изданием сможет предотвратить его распространения в более широких кругах".

Кроме этого, Киртли считает, что издательский дом Conde Nast нарушил элементарные законы журналистской этики.

"Одна из основных обязанностей новостной организации – предоставить возможность быть услышанными тем, кого пытаются заставить молчать и с достоинством выходить из неприятных ситуаций, связанных с такими публикациями”- подчеркивает адвокат.

***

Оригинал этого материала
© "Независимая газета", origindate::07.09.2009

"Темное восхождение к власти" – в России не сенсация. Главный редактор русской версии GQ с удивлением узнал об американской цензуре из блогов

[...]

Николай Усков, главный редактор журнала GQ

- С трудом представляю себе, как это холдинг может запретить распространение собственного журнала где-либо. То, что звучало на «Эхе Москвы» и потом неоднократно повторялось в Интернете, не совсем корректно: русское издание, как и любое другое издание холдинга, – самостоятельный продукт, мы не перепечатываем американских материалов в обязательном порядке, тем более не получаем рекомендаций этого не делать. Никаких запретов или предписаний от руководства о том, чтобы не переводить и не печатать конкретно эту статью, я лично не получал. Да мне бы и в голову не пришло делать это. О том, чем будет наполнен очередной американский номер, я как главный редактор русской версии узнаю на стадии планирования. Подобный материал в российских СМИ выглядел бы довольно странно сегодня. В этой статье нет ничего сенсационного.

Там излагается несколько общих мест, которые у нас давно известны. Больше того, в январе 2005 года русская версия журнала GQ публиковала материал «Шпион нашего времени», где в числе прочих было интервью с Александром Литвиненко, в котором все эти откровения о взрывах домов уже звучали. Эта версия о причастности органов ФСБ к событиям 1999 года в Москве и Буйнакске широко обсуждалась и на российском телевидении. Не забывайте, что 1999–2000 годы – это свободное телевидение. Михаил Трепашкин, на основе разговоров с которым американский журналист Скотт Андерсон сформировал свою статью «Владимир Путин – темное восхождение к власти», на самом деле не имел непосредственного отношения к расследованию взрывов домов, он был в составе комиссии, возглавляемой Сергеем Юшенковым, да и то в каком-то странном качестве – в качестве адвоката одной из пострадавших. Просто какой-то очередной чекист решил высказаться. И сказал то, что все здесь уже знают. А не то чтобы Патрушев выступил с покаянием в американской прессе. Я повторяю, мне как главному редактору русской версии даже не пришло в голову рассматривать этот материал как возможно годный для перепубликации у нас. Потому что никакого журналистского достижения в этом нет – речь идет о событиях десятилетней давности, перебираются факты и версии, широко растиражированные в российской прессе уже пять лет назад. Вспомните эту нашумевшую пресс-конференцию, которую Литвиненко и Трепашкин давали тогда совместно и рассказывали в том числе и о подготовке покушения на Березовского. Никакого нового информационного повода с тех пор не возникло. Если озадачиться вопросом – бороться с правящей властью, – может, и нужно время от времени что-то подобное перепечатывать, но в мои личные планы это не входит, так же как в профессиональные входит наполнение каждого номера свежим актуальным контентом, а не тем, о чем сто раз уже все написано и сказано.

Такого рода шум, который возник вокруг публикации Скотта Андерсона, иногда возникает стихийно. А потом все начинают искать следы тайного заговора.