Аморальная история

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


На любом письме стоит незримое Bcc:everyone. В Сети слова "частный", "приватный" больше не имеют смысла

Оригинал этого материала
© "Русский журнал", origindate::12.03.2003

Аморальная история

При подготовке этой статьи использовались заметки Джима Граймелманна и Скотта Розенберга, непонятным мне образом сумевших точно и беспристрастно просуммировать миллиона этак с два мнений, высказанных в Сети по факту публикации некоего письма.

Об истории, происшедшей в суперпопулярном веблоге MetaFilter, рядят уже без малого месяц.

Я вот что хочу сказать: прежде чем послать мейл другу, мы не спрашиваем его, согласен ли они с принципами Р3Р. Посылая частное письмо, мы основываемся на том, что адресат придерживается тех же социальных норм, что и мы. И понимает дружбу сходным с нами образом. Пусть так, но даже при идеальных условиях любое высказывание в Сети может стать известным неограниченно широкому кругу. И это - по большей части - хорошо.

Но частной переписки в Сети нет. Здесь все публично и все публичны. (И даже там, где ограничения, накладываемые обществом или дружбой, эффективны, их, эти ограничения, нужно воспринимать критически).

Впрочем, все это уже было: не верь, не бойся, не проси.

Собственно, вот что: 6 февраля на форум Института психоистории попало некое письмо, написанное по следам Всемирного экономического форума в Давосе. Письмо, лишенное заголовка, было полно острых и нелицеприятных оценок проблем, обсуждавшихся на Форуме: тут и терроризм, и мировая экономика, и лидеры с аутсайдерами, - а особенно зло автор послания прошелся по участникам конференции и главам государств. Словом, неординарное послание, блестяще написанное и предельно субъективное, привлекло внимание многих.

Вот оно, это послание.

***

Привет, ребята.

В общем, трудно поверить, однако же правда. Ваша покорная тусовалась с власть предержащими.

Я неделю провела в Давосе на Всемирном экономическом форуме. Мне вручили особый пропуск, по которому пускали не только на официальные заседания, а еще и на закрытые ужины с главой, например, саудовской тайной полиции, президентами ведущих индустриальных стран, директорами компаний из Fortune 500 и лидерами крупнейших неправительственных организаций. Это вам не журналистское шныряние. Первоклассный доступ - без ограничений и тормозов.

Давос, как выяснилось, - захватывающе красив, никогда не видела ничего подобного. Ютится высоко в Швейцарских Альпах, три часа на цюрихском поезде взбираешься по заснеженным горам, и на ум приходят "Хайди" и Одри Хепберн (как в первых сценах "Шарады"). САМЫЕ сливки прибывают вертолетом. Шишки поменьше - поездом первого класса. Неправительственные организации и простые смертные, вроде нас, отправлялись в райские кущи пассажирским поездом или на автобусе. В раю же участников конференции раскидывали по гостиницам - от "ночлег+завтрак" до сверхроскошных пятизвездочных отелей - и все на трех улицах идиллического городка с населением 13 тысяч человек.

Местные жители без ума от лыж. Склоны - буквально в 5-15 минутах на автобусе (зависит от того, на каком готов попытать счастья - они все потрясающие). Я на лыжах не умею, поэтому просто смотрела - зато домой вернулась не по уши в гипсе.

Очаровательный городок во время Форума заполонили делегаты и пресса - тысячи три человек, плюс около тысячи швейцарских полицейских, плюс 400 швейцарских солдат, бесчисленные танки и бронетранспортеры, да еще повсюду гигантские мотки колючей проволоки, которая изящно змеилась по снежным склонам, пусковые ракетные установки и груды прочих национально-безопасных прилад. Меры безопасности этим, разумеется, не ограничивались. У каждого, кто намеревался попасть на Форум, имелся электронный бэдж. Бэджем проводишь по считывающему устройству, и на мониторе возникает цветной портрет участника и всякие его данные. Эту процедуру солдаты и полицейские проводили раз в несколько минут - то есть всякий раз, когда кто-нибудь проходил в дверь. Вся система была подключена к портативным беспроводным устройствам производства HP - их выдали всем VIP-ам. Мне тоже. Очень круто. Ломаются, правда. И нередко, разумеется. Эти железки поставляли всякую информацию: о конференции, о других делегатах, о Давосе, мировые новости, что угодно. И электронная почта в них была - все письма, естественно, проверялись швейцарской полицией.

У противников глобализации шансов не было. У "Аль-Каэды" тоже. В конце концов, исхитрись кто-нибудь во время Форума уничтожить Давос, мир фактически лишился бы головы. Пф-ф - и ку-ку. Так что - сплошная безопасность. Металлоискатели, рентген, солдаты стоят на улице в пургу, трясутся - ну, и так далее.

В общем, вот что я узнала о ситуации в мире.

Ужинала с главами саудовского и германского ФБР и министром иностранных дел Афганистана. Все они говорили, что в период подъема в "Аль-Каэде" было 70 тысяч человек. Из них обученных террористов - 10%. Остальные - новобранцы. Из 7 тысяч террористов все, кроме примерно 200, мертвы или в тюрьмах. · Но "Аль-Каэда", говорилось дальше, - типа активно продвигаемого брэнда. И никто не знает, сколько подражателей наплодилось после 11 сентября.

Глобальная экономика - очень-очень-очень плоха. В прошлом году на ВЭФ в Нью-Йорке я только и слышала: "Ну да, дело плохо, но выздоровление вот-вот начнется". В этом году "выздоровление" и не поминали. Ключевые слова: "дефляция", "долгосрочная стагнация" и "падение доллара". И все это, заметим, безо всякой войны.

Если США в одностороннем порядке развяжут войну, и в итоге получится не хирургическая атака (меньше месяца), а что-нибудь иное, экономисты в один голос пророчат глубокую экономическую депрессию: падение доллара, повышение реальных цен на нефть, федеральные власти собьют ставку процента до нуля, в результате вырастет государственный долг, ожидаются серьезные проблемы во всех странах, чьи валюты завязаны на доллар (то есть почти везде, кроме ЕС), грядет почти полная остановка всех научных и гуманитарных программ для бедных стран. Очень немногие экономисты или министры финансов считают, что мир выберется из этого экономического кошмара минимум лет за пять-десять, едва мы войдем в этот штопор.

Неудивительно, что бизнес-сообщество о войне в Ираке и слышать не желало. Если не учитывать настроя твердолобых республиканцев, немногих тори и некоторых парней с Ближнего Востока, ВЭФ получился злобно анти-американским. На прошлом Форуме Америку на руках носили. На сей же раз все так озлились - я даже вспомнила, каково быть американцем за рубежом в рейгановские годы. Богатеев - французов, китайцев, да любых, в сущности, - иракский кризис бесит главным образом потому, что грозит погрести под собой их богатство.

Многие в ярости и по политическим мотивам. Я узнала много нового. ГОРАЗДО больше того, что кричат демонстранты или обсуждают в ООН. К примеру: если "Аль-Каэда" сократилась до каких-то 200 террористов и горстки подхалимов, к чему весь этот шум?

Ситуация на Ближнем Востоке - хуже не бывает. Все надежды на договоренность между Израилем и Палестиной будто испарились. Следует ощутимо финансово надавить на все заинтересованные стороны и вернуть их за стол переговоров. Иначе Ближний Восток к чертям взорвется. Война в Ираке в лучшем случае отвлекает от этой ключевой проблемы, в худшем - ее усугубляет. Королева Иордании Рания говорила об "отчаянном поиске надежды".

Серьезные исламские лидеры (король Иордании, премьер-министр Малайзии, великий муфтий Боснии) считают, что исламский мир должен вернуться ко дням исламской славы - в 12-13 вв. Что означает - терпимость, просвещение и создание образовательных центров. Король говорил об этом очень страстно. Еще это означает свободу передвижения и свободу слова внутри и среди исламских государств. И, что для ВЭФ важнее всего, - процветание свободной торговли и поддержка предпринимателей при минимальном государственном регулировании. (Правда, некоторые ближневосточные лидеры отстаивали ровно противоположную позицию. Они считают, свержение Саддама Хусейна и решение палестино-израильского конфликта сразу выведет арабский ислам к Золотому веку.)

Односторонние действия США видятся самонадеянными и агрессивными. Если США не в состоянии нормально общаться с союзниками - особенно с европейцами, - американцы рискуют не только политическим альянсом, но и БИЗНЕСОМ. Главы компаний говорили, что проще работать в тех странах, чьи власти разделяют позицию твоего правительства, чем иметь дело с подходцами США к разнообразным многосторонним соглашениям (изменение климата, интеллектуальная собственность, права детей и т.д.). В итоге дешевле выйдет, поскольку методы регулирования немаловажны. Война с Ираком воспринимается как еще один симптом склонности США к односторонним действиям.

Для меньшинства в анти-американской позиции имелся и другой слой - мораль и религия. Я не раз слышала, как делегаты жалуются, что США "отказывают детям в правам" (поскольку мы блокируем все соглашения и программы ООН по сексуальному образованию и обеспечению детей и подростков доступом к противозачаточным средствам). Для них сексуальное образование - это "право". Точно так же неоднозначно приняли выступавшего на конференции Эшкрофта. Я была на скромном обеде с Эшкрофтом и наблюдала, как Ральф Рид и другие известные христианские фундаменталисты жмут всем руки и в молитве склоняют головы перед едой. Остальных представителей мировой элиты поведение американских христиан смущало - по крайней мере, не меньше поведения фундаменталистов мусульманских или индусских. Им неловко всякий раз, когда представитель США упоминает "основанные на вере" программы. Американский нехристианин ощущает это иначе - этим же ребятам было до ужаса неудобно.

Когда Колин Пауэлл, пытаясь завоевать симпатии неамериканцев, выступил с лучшей речью своей жизни, жестче всех на него напал не представитель "Международной амнистии" и не какой-нибудь исламский лидер, а глава крупнейшего банка Нидерландов!

Выяснилось, что с точки зрения экономики энтузиазм вызывает один Китай, которому в 2002 году мы обязаны 77 процентами роста внутреннего валового продукта в мире. Но глава Банка Китая Жу Минь сообщил, что фантастический рост может замедлиться до передвижения ползком, если Китай не решит проблему "города-деревни". На сегодняшний день 400 миллионов китайцев - горожане, чей доход в 16 раз превышает доход 900 миллионов сельских жителей. Жу сказал, что Китаю требуется урбанизировать около миллиарда человек за десять лет!

Выяснилось также, что экономика США - основной тормоз глобальной экономики, и лишь горстка стран, чья экономика растет приемлемыми темпами, способна процветать, когда США в застое.

Все на Форуме только и говорили о безопасности, об ужасах терроризма, о компьютерных мошенничествах и нарушениях копирайта, о терактах и глобальной нестабильности.

Из выступлений американских военных и сотрудников безопасности я узнала, что "мы должны атаковать Ирак не во имя наказания его за то, что у него, может быть, имеется, но главным образом - в рамках глобальной войны. Ирак - лишь элемент кампании, что займет годы, повергнет государства и очистит планету".

Настроение было мрачнейшее. Толком никаких вечеринок, веселья - почти ноль. Если б не южноафриканцы - тусовщики все как один, - я бы и не потанцевала. К счастью, они устроили отличную вечеринку: с группой Джимми Длудлу, до трех ночи, и вино "Стелленбош" лилось рекой - бокал за бокалом.

Эти парни с ВЭФ психуют. Впереди - экономический спад, война и терроризм. Примерно десятая часть заседаний были посвящены терроризму, а это тяжелая тема. На одном заседании подсчитали, что сотворит еще одно 11 сентября с глобальным рынком: вышло, что будет гораздо, гораздо хуже, чем после первого 11 сентября - за счет эффекта "второго удара". Второго удара, который докажет, что все меры безопасности провалились. На другом заседании высчитывали, как при том или ином сценарии войны поведут себя цены на нефть. Российские представители твердили, что за распространение терроризма несут ответственность "нации-неудачники" - что следует понимать как "мы ненавидим Чечню". Целые заседания посвящались спорам: что представляет собой ассиметричную угрозу кошмарнее - ядерное оружие, химическое или биологическое.

И наконец - кто же они все? Часто я по-настоящему наслаждалась беседами, и многие лидеры и богачи показались мне очаровательными и потрясающе искренними. Некоторые элегантно одевались - подумаешь, снег и мороз снаружи, - но большинству было неплохо в лыжных костюмах и в повседневной одежде. Дамы в брюках вполне допускались. По культурам элита настолько разнородна, что даже костюмы с галстуком не доминировали. Я в номере президента Мозамбика смотрела по кабельному телевидению обращение Билла Клинтона и получила от замечательно прямолинейного главы государства первоклассный детальный анализ американской внешней политики. С Биллом Гейтсом я провела восхитительный и забавный день. Глава "Хейнекена" оказался ужасно веселым, а Джордж Сорос весьма серьезно воюет со СПИДом. Висенте Фокс, с которым я завтракала, сексуален и умен, как - ну да, как фокстерьер. Дэвид Стерн (председатель НБА) со мной обнимался.

Миром правят вовсе не умные интриганы. Миром правят тысяч пять спорщиков - порой обаятельных, обычно самоуверенных, в основном мужчин, привыкших к исключительному богатству или к невероятной личной власти (у некоторых имеется и то, и другое). Многие, как выяснилось, на редкость наивны - особенно если речь заходит о науке и технологиях. Все разбираются в финансах, хотя толпы поредели из-за необдуманных инвестиций в технологии. Они очень внимательны к политике, хотя большинство предпочли бы, чтобы глобальная политическая система функционировала разумнее, - эффективнее, проще говоря. Они очень много работают, сидят на заседаниях с рассвета до поздней ночи, но полагаются на высочайшие в мире стандарты данных и анализа. Они нетерпеливы. Им трудно примирить долгосрочные проблемы (глобальное потепление, пандемия СПИДа, нехватка ресурсов) со своими каждодневными заботами. Они успешны на разных языках, в разных культурах, с разными полами, хотя среди них по-прежнему преобладают белые европеоиды мужского пола. Они обожают гаджеты и не отлипают от мобильных телефонов.

Добро пожаловать на Землю. Знакомьтесь с лидерами.

Чао,
Laurie

(Перевод Настика Грызуновой)

 ***

Аноним из Давоса

Письмо попало в Сеть 6 февраля, а 11 февраля стало предметом оживленного обсуждения в веблоге MetaFilter, где письмо поначалу сочли фальшивкой.

На MetaFilter довольно сильное комьюнити. В свое время именно здесь разоблачили обман, связанный с историей Кейси Николь (Kaycee Nicole), - помните жалостный рассказ о виртуале, прикинувшемся умирающей от рака девой? Словом, недоверчивое сообщество провело расследование и идентифицировало автора письма.

Оказалось, что письмо принадлежит перу - ну хорошо, клавиатуре - Лори Гарретт. Известная журналистка, лауреат многих, в том числе и Пулитцеровской, премий была узнана, несмотря на то, что заголовка у письма, повторяю, не было, а была лишь подпись: Laurie.

Самой Лори Гарретт обо всем этом стало известно лишь несколько дней спустя, о чем она написала создателю MetaFilter Mэтту Хауи (Matt Haughey). Журналистка была возмущена и фактом публикации частного письма и тоном, взятым при его обсуждении. Она говорит: в дни встреч Картера с Брежневым в 1979 году я могла быть уверена, что мои личные письма не прочтет никто, кроме тех, кому они адресованы.

Она говорит: коррозия социальных норм затронула всех людей и все среды.

Она говорит: дело даже не в том, что частное письмо разнесли по всему миру, дело даже не в неэтичности поступка того, кто первым нажал на FORWARD, а в том, что все интернет-аддикты этого прекрасного мира ежедневно тратят драгоценное время на ерунду. (Здесь имеется в виду интернет вообще и веблоги в частности. А особенно, конечно, MetaFilter.) - Но эти слова можно объяснить вполне понятным раздражением.

Она говорит, что никогда, больше никогда не осмелится довериться электронной почте, так как существует опасная кнопка forward.

Это письмо тоже было опубликовано.

Конфликт разрастался.

Аргументы MetaFilter

Несколько участников MetaFilter cчитают, что, в конце концов, первым нажал на FORWARD один из друзей Гарретт и только себя она должна винить в том, что не разобралась: кто достоин доверия, а кто- нет. А многие члены сообщества MetaFilter скорей симпатизируют Лори, и никакого обсуждения не было бы, знай они, что письмо было запущено в Сеть без ее ведома.

Гарретт попала и в другую ловушку. Ее письмо, независимо от его частного характера, - продукт работы журналиста, который к тому же профессионал высокого класса. Кому, скажите мне, не будет интересен взгляд инсайдера и его остроумные рассуждения на злободневную тему? К тому же письмо интересно и своей неофициальностью. Его не коснулись ограничения, накладываемые газетной колонкой или телеэфиром. Тем самым с письма было снято незримое табу частной переписки, и того, кто нажал FORWARD (уничтожив заголовок с исформацией об отправителе), понять можно. А потом письмо переправляли друг другу уже люди, и вовсе не знакомые с отправителем. И случилось то, что случилось: письмо разлетелось, размножилось по экспоненте - то есть по законам цифровых медиа.

Бумага и бит

Электронная почта имеет отличную от обычной почты природу. Скопировать и распространить обычное письмо не так просто и обычно стоит каких-то денег. А скорость распространения "бумажной" вести довольно низка, в отличие от вести в электронном виде.

Грубо говоря, переход от бумаги к битам ускорил и удешевил копирование и пересылку. И те, кому бы и в голову не пришло "форварднуть" обычное письмо, проделывают это с письмом электронным, не особенно даже задумываясь. Электронная почта имеет, если можно так выразиться, более низкий порог интереса, чем бумажная.

Анализируя свой случай, Гарретт приходит к выводу, что виной всему порча нравов, коллапс социальных норм. Поклонники технологического детерминизма подчеркнули бы, что происходит это из-за низкой стоимости копирования и рассылки.

И обе стороны неправы. Потому что социальные нормы электронной почты скопированы с тех, что касаются ТЕКСТУАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ, - только очень быстрой. Содержание электронного письма по сравнению с "бумажным" в среднем имеет более публичный и менее частный характер не потому, что перо и бумага больше располагают к откровенности, но потому, что интуитивно мы понимаем: электронное письмо может быть легко скопировано - и ожидаем этого.

Те, кто к этому не готов, совершают ошибку. Пусть сначала они научатся жить в прекрасном новом CLICK-FORWARD мире. В Сети слова "частный", "приватный" больше не имеют смысла, давайте признаем это. Все, что сказано, может быть услышано всеми - а те, кто заботится о приватности, должны просто замолчать.

Так в чем проблема?

В представлении технолибертарианцев с MetaFilter:

распространение информации в Сети остановить нельзя;

чем больше интереса она вызывает, тем быстрее распространяется, - и

это просто замечательно.

Все это подводит нас к вопросу: означает ли это, что автор больше не властен над своим творением, если оно переведено в цифровой формат, и что любой текст, любой файл и вообще все, вызывающее у публики интерес, будет распространено, даже если автор вовсе того не желает? И что на любом письме стоит незримое "Bcc:everyone"? И что содержание "секретного" блога неизбежно станет известно боссу блоггера?

Добро пожаловать в мир, где тайна почты всегда под угрозой. По сравнению с этой проблемой кажутся мелочью все вопросы, связанные со спамом и с авторскими правами.

Разрешите воздержаться от криков восхищения.

И я не думаю, что сторонники безграничной свободы информации хотели бы жить в таком мире.

Нищета технологий

Шифрование, говорите? Но оно не защитит письмо от разглашения адресатом. Можно зашифровать данные и послать их на сайт, обещающий полную защиту, но никакая технология не спасет от нечестного торговца или мелкого служащего, продающего клиентские базы спаммерам.

Вообще, технически невозможно переслать информацию без риска того, что она не уйдет дальше адресата. А если бы было возможно, то пересылаемое не являлось бы информацией! Р3Р провалилась как раз по этим причинам. Единственная защита - это линия, которую автор проводит между собой и остальным миром, понимая, что первая же откровенность - шаг на пути к полному разоблачению.

Можно, например, внедрить в послание запрет на его копирование и/или пересылку с помощью Palladium или чего-то в этом роде. Но даже и эта схема имеет свои ограничения - в отличие от безграничного разнообразия социальных отношений. Кроме того, технические ограничения на пересылку или копирование исходят из соображения, что другая сторона играет по тем же правилам.

Так что пожелания Лори Гарретт требуют развертывания серьезной технической и институциональной инфраструктуры. Доверие к таким системам сродни вере в деньги: деньгам - условности в форме бумажек или битов - верят, потому что за ними стоит институт государства.

Но как быть с человеком, с самым ненадежным элементом сколь угодно изощренной системы? Люди способны превратить любую систему безопасности в свою противоположность - не из-за дурных намерений и не из лени даже, а потому что стремятся увеличить степень своей свободы. И вместо того, чтобы изучать возможности и уязвимости сложных систем, Лори просто вместо SEND нажмет CANCEL и вернется к обычным делам. А ее частное письмо уж точно не попадет в дискуссии MetaFilter.

Только разве кто-нибудь откажется от кнопки FORWARD в обмен на то, что ее послания - предположительно, но вовсе не обязательно - обретут большую степень приватности?

Мое и наше

И еще вот что: письмо Лори Гарретт было корреспонденцией инсайдера на одном из самых значительных мировых форумов (как бы к нему ни относиться). Возможно, это была лучшая заметка из всех материалов про давосскую тусовку. Да к тому же обнажившая - как бы это сказать? - цивилизационную проблему, вот! Столкновение культур!

Авторское право на собственное письмо принадлежит, бесспорно, Лори Гарретт, а каждый, кто форвардил попавшее к нему письмо, это самое право нарушал. Ну и что прикажете делать Лори? Требовать удаления письма с сайтов, которые его выложили? Слать письма стандартного содержания в стиле RIAA: "прекратите-и-воздержитесь-в-дальнейшем"? Лучший способ потерять друзей и нажить врагов. Так что применение законодательства об охране авторских прав ситуацию только обострит. К тому же вовсе не из-за денег Лори Гарретт отныне вынуждена прибегать к самоцензуре.

На техническом уровне проблемы приватности и авторского права изоморфны. Информацией делятся не со всеми сразу, а лишь с некоторыми из тех, кто в ней заинтересован. Разница тут вот в чем: нарушение авторских прав связано с тем, что многие затрагивают интересы немногих. А в случае нарушения приватности картина прямо противоположна. Но сегодняшняя Сеть стерла и это различие: приватность Лори была нарушена сразу многими. Причем децентрализованно. И это не по зубам никакому законодательству. И даже если через 10 лет участники пиринговых сетей рассядутся по тюрьмам, то электронная почта по-прежнему останется небезопасной.

Печатный станок сломал власть церкви, и понадобилось 300 лет, чтобы Европа опомнилась от шока религиозных войн. В случае с Сетью не стоит пытаться поскорей решать проблемы запретами и отказами, но дать людям время узнать мир, в котором они теперь оказались, и потихоньку искать приемлемые решения.