Анатолий Локтионов сменит уголовное дело на «правое»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Находящийся в розыске по уголовному делу о ложном доносе бывший вице-президент «Роснефти»  рвется в лидеры «Правого дела» Михаила Прохорова

Pravoe delo-150x100.jpgТо, что Михаил Прохоров приведет с собой в «Правое дело» новых людей, ждали все. Но не ждали, что они будут находиться под следствием, да еще и в федеральном розыске. Тем не менее, бывший вице-президент «Роснефти» Анатолий Локтионов, обвиненный по уголовному делу за заведомо ложный донос, и сбежавший от следствия за границу,  утверждает, что решение об официальном назначении его в предвыборный штаб «Правого дела» – вопрос нескольких дней. Меж тем биография Анатолия Гавриловича Локтионова дает повод усомниться в намерениях «обогащенных» правых сил. Слишком уж много темных пятен в этой биографии…

Экс-нефтяник погорел на Рубенсе

В конце прошлого года бывший вице-президент «Роснефти» Анатолий Локтионов подал в Лефортовский суд Москвы иск на частного коллекционера Владимира Логвиненко с требованием взыскать с него 10 млн. евро за срыв продаж картин XVI века. Эксперты пришли к выводу, что экс-вице-президента «Роснефти» действительно запутал ушлый коллекционер, уговоривший Локтионова создать совместный фонд по продаже шедевров живописи и внести туда немалые деньги, которые теперь экс-нефтяник требует вернуть. Дело, конечно, далеко не однозначное.     Как стало известно, картина великого фламандца Рубенса «Тарквиний и Лукреция», которую пытались незаконно сбыть на Западе Локтионов и Логвиненко, в свое время была в качестве трофея вывезена из побежденной Германии и долго хранилась в семье майора советской армии Бориса Дорофеева, а потом – у его дочки. В 1999 году женщина, не ведавшая истинной стоимости картины, решила поправить своё материальное положение и продала полотно всего за… 800 долларов.

И началась «эстафета», где каждый наживал столько прибыли, сколько мог.  Во время последующих передач этой «эстафетной палочки» её цена поднялась сначала до 28 тысяч, а позднее и до 500 тысяч долларов. Коллекционер Владимир Логвиненко оказался более компетентным оценщиком предмета, переходящего из рук в руки, и не пожалел за картину Рубенса уже 3,5 миллиона долларов. Прицел Логвиненко был дальний – иные независимые эксперты потом утверждали, что менее, чем 60 миллионов евро, такое полотно не могло быть оценено…

Независимо от исхода битвы рассорившихся партнеров в Лефортовском суде столицы «рубенсовская» история имеет два чисто российских феномена. Во-первых, налицо отмыв компаньонами  Логвиненко и Локтионовым «экспроприированной» у Германии ценности. Во-вторых, с вхождением первого вице-президента «Роснефти»Локтионова в долю с небогатым коллекционером, который на свои финансы не мог провести дорогостоящие искусствоведческие экспертизы картины, страховку,  транспортировку, юридическое сопровождение сделки, торгов и т.д.

Многие сейчас не могут понять, как же такой опытный предприниматель, как Локтионов, мог купиться на эфемерные посылы и влезть в специфическую область культуры, где он, как говорится, ни ухом ни рылом…  На протяжении всей карьеры  у Анатолия Локтионова можно было наблюдать лишь устойчивые связи с воротилами бизнеса (к примеру, в 1998 году он был владельцем одинакового пакета акций – по 26%  – с женой президента компании «Роснефть» Сергея Богданчикова Татьяной в ЗАО «Группа «Петро Эстейт», где гендиректором был Виталий Смагин, затеявший сейчас тяжбу из-за прославившегося в связи с историей депутата Госдумы Ашота Егиазаряна «Европарка». Или упоминался в кругу клиентов западных структур, проворачивающих сделки с энергоносителями и офшорными схемами… И вдруг – торговля картинами?

Наверное, экс-нефтяннику Локтионову где-то показалось, что прибыль в искусстве извлекается по одним законам с нефтью и газом. В истории с полотнами Рубенса, а затем и художника Тициана, СМИ не случайно назвали бывшего вице-президента «Роснефти» Анатолия Локтионова «добросовестным приобретателем краденного». Напомним, что фонд по продаже рубенсовской картины «Тарквиний и Лукреция» он создал совместно с Владимиром Логвиненко уже после того, как Германия заявила о своих правах на вывезенное из музея Сан-Суси в Потсдаме полотно. И дело приняло непредсказуемый характер, несмотря на спекулятивные заявления с российской стороны, что-де возвращением Рубенса немцы пытаются чуть ли не переписать итоги Второй мировой войны. Более того, подписав с коллекционером Логвиненко меморандум о создании фонда по продаже картины, Анатолий Локтионов тут же перечислил новому компаньону 5 миллионов евро из обещанных 10 млн. – чтобы тот скорей запускал маховик с нужными экспертизами и разрешениями на вывоз шедевра Рубенса за рубеж.

Русская пословица гласит: «Коготок увяз — всей птичке пропасть». Деньги в культуре оказались не теми, что в нефти, – в дальнейшем неуправляемый Владимир Логвиненко, которого уже заподозрили просто в намерении слупить с бизнесмена деньги «под живопись», уговорил экс-нефтянника согласиться на замену так трудно продающейся рубенсовской картины на полотно Тициана «Венера и Адонис». В ноябре 2009 года взамен непроданных картин ловкий коллекционер предложил Локтионову реализовать еще три картины Рубенса – «Союз Земли и Воды», «Поклонение пастухов» и «Распятие». Причем и тут – ни денег, ни товару…. Пошли слухи, что экспертизы шедевров из коллекции Логвиненко затянулись не случайно – якобы некоторые полотна принадлежат не кисти самого Рубенса, а его учеников.

Рейдерский бросок на «Европарк»

После неудачи на ниве искусства Анатолий Локтионов решил залатать образовавшуюся финансовую брешь быстрым рейдерским захватом торгового  комплекса «Европарк», воспользовавшись своими связями среди силовиков. Подбил его на эту идею старый партнер и приятель Виталий Смагин (тот самый бывший директор их давней фирмы «Группа «Петро Эстейт»). Земельный участок на пересечении МКАД и Рублевского шоссе, где в 2003 году выстроили «Европарк», несколько раз переходил из рук в руки – от обанкротившегося Московского Национального банка  к Смагину и его компаньонам – Юрию Окорокову и Владимиру Коршунову. На каком-то этапе два последних господина узнали, что в списках акционеров созданной для управления «Европарком» компании  «Центурион альянс» их фамилий нет. Потом была яростная война Виталия Смагина с депутатом Госдумы Ашотом Егиазаряном, а в последствии – и с группой компаний «Ташир», поскольку, в конечном счете, объект, заложенный «Дойче Банку», был продан основателю «Ташира» Самвелу Карапетяну. И приемы этой борьбы, мягко говоря, очень дурно пахли. Карапетян рассказал, что Локтионов и Смагин  ему прямо заявили, что если он им «Европарк» не отдаст, то его ждет судьба Егиазаряна, который, как мы знаем, вынужден был уехать из России. Но Карапетян оказался крепким орешком, за элитный комплекс он заплатил личными деньгами, и решил бороться за него до последнего.

Ставка на олигарха

Неизвестно чем бы завершилась эта борьба, но  продолжить наступление на Карапетяна и вынудить его выехать из страны помешало заведенное на Локтионова в конце прошлого года уголовное дело за номером 239374,  возбужденное по статье 306 (ложный донос) УК РФ, да еще по ее части 2 (то же деяние, соединенное с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления).  Не сумев 25 января 2010 года через Арбитражный суд г. Краснодара расторгнуть договор купли-продажи владельцев земельного участка площадью  963 тысячи кв м, что  возле ст. Кавказская, и получив от суда формулировку «В иске отказать», г-н Локтионов решился на иные меры. Не будем оглашать весь список лиц, на которых подал ложный донос Локтионов в Управление внутренних дел по Центральному административному округу г. Москвы. Скажем лишь, что желая по-своему распорядиться имуществом ООО «Земельная компания» и ЗАО «Нафтатранс», он обвинил владельцев этих компаний в совершении преступления, за которое  его обидчикам грозило согласно УК от пяти до пятнадцати лет лишения свободы!

20 апреля 2011 года было  вынесено постановление о привлечении Локтионова  в качестве обвиняемого. Но  будучи уведомленным в установленном порядке, он  для предъявления обвинения не явился, документы, подтверждающие уважительную причину неявки, не предоставил, и в тот же день был объявлен в федеральный розыск.

Помочь ему замять так не кстати свалившееся на него уголовное дело, как он заявляет в кругу друзей, должен никто иной, как находящийся в фаворе у Кремля Михаил Прохоров. В свое время, находясь на высоком посту в «Роснефти», Локтионову не раз доводилось встречаться  с главой «Онэксима». И даже давать ему кое-какие советы. Сейчас находящийся в бегах бизнесмен заверяет, что «Миша» уже попросил его оказать помощь на новом поприще – привести  партию «Правое дело» в Государственную думу.  И дело, мол, остается только за малым – утрясти на Старой площади кое-какие «технические детали».

Какой из специалиста по нефти и Рубенсу получился бы политтехнолог, сказать трудно.  Но одно правило Локтионов усвоил в своей жизни точно. Чтобы от тебя не отвернулись последние союзники, нужно всегда делать вид, что ты по-прежнему на коне.

Алексей Владимиров