Ангольский долг и расхищение российских фондов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Ангольский долг и расхищение российских фондов

"Судьи Курруа и Прево-Деспре вошли в лабиринт, тайны которого еще не были раскрыты: речь идет об участии частных компаний в погашении долга Анголы перед Россией, между 1996 и 2000 годом. Судьи расследовали возможное расхищение фондов - первоначальным адресатом которых было министерство финансов России. За это время последнее получило лишь 161 миллион долларов из 773 миллионов, выплаченных Анголой компании "Abalone Investements Limited", выступившей посредником при выплате долга, за что отвечали Аркадий Гайдамак и Пьер-Жозеф Фальконе. Первоначально долг составлял 5 миллиардов долларов - наследство советской эпохи - но был сокращен на 70% в результате соглашения, подписанного в ноябре 1996 года, в рамках которого Ангола обязалась выплатить России 1,5 миллиардов долларов в форме простых векселей до 2016 года.

По данным следователей, господа Фальконе и Гайдамак лично получили 60 и 130 миллионов долларов соответственно, в случае Фальконе это произошло при посредстве компании "Brenco". Расследование перемещения фондов со счета СО-101436, открытого фирмой "Abalone" в женевском банке UBS, проведенное между 1997 и 2000 годом, выявило и других бенефициариев. Так, Элисио де Фигуеиредо (Elisio de Figueiredo), ангольский посол по особым поручениям во Франции, получил 18,8 миллионов долларов на счет, открытый на Каймановых островах. Российский банкир Виталий Малкин получил от "Abalone" 48,8 миллионов долларов. В распоряжение следователей также поступила информация от Tracfin (службы, занимающейся вопросами отмывания денег при министерстве финансов Франции), которая позволила установить, что господин Фальконе открыл в1998 году счета на имя трех панамских компаний ("Dramal", "Camparal" и "Tutorial"), в Международном банке Люксембурга (BIL). По данным Tracfin, "экономическими бенефициариями" этих счетов были сам Фальконе, господин Фигуередо, и президент Анголы, Жозе Эдуардо Душ Сантуш. В апреле 2001 господин Душ Сантуш пожаловался Жаку Шираку (Jacques Chirac), на то, что во Франции идет следствие, которое наносит "тяжелый моральный ущерб" его стране.
На тот момент не было никаких доказательств того, что он мог получать деньги от господина Фальконе.
Впрочем, Аркадий Гайдамак утверждает, что русско-ангольская операция "не привела ни к малейшему расхищению". Он заявил корреспонденту "Le Monde", что он и два его партнера по "Abalone", господа Фальконе и Малкин, разделили 50 миллионов долларов за 5 лет. "Это была классическая трейдинговая операция, чрезвычайно выгодная для нас", - объяснил он. 14 марта 2001 года господин Фальконе объяснил в суде, что его предполагаемая доля в этой сделке была "не ниже 15 миллионов долларов", но он "предоставил кредит государству Ангола". Со своей стороны, женевский судья Даниэль Дево (Daniel Devaud), который руководил расследованием в Швейцарии, направил господину Курруа судебное поручение, прежде чем приступить к допросу господина Фальконе. В письме от 4 января господин Дево назвал "весьма вероятным" участие господина Фальконе в "отмывании денег".
В рамках этой процедуры, прокуратура Женевы приняла решение о замораживании 700 миллионов долларов в форме простых векселей, которые были размещены на счете, открытом в банке UBS. В конце 1996 года Россия и Ангола подписали соглашение о реструктуризации долга, предполагавшее, что Ангола выплатит 1,5 миллиардов долларов вместо 5 миллиардов. На этот момент центральный банк Анголы выписал по требованию министерства финансов России 31 простой вексель на сумму в 48, 362 миллионов долларов каждый, выплата по которым должна была осуществиться до 2016 года.
Весной 1997 года Россия, желавшая получить эти деньги, сделала запрос в компанию "Abalone Investments Limited", находившуюся под управлением Гайдамака и Фальконе, к которым затем присоединился господин Малкин. Гайдамак находился в тесном контакте с правительством Виктора Черномырдина; Фальконе входил в окружение ангольского президента; Малкин руководил банком "Российский кредит" до 2000 года, когда Гайдамак сменил его на этом посту. Их целью было повторное использование векселей, полученных Москвой, которые они хотели вложить с выгодой для министерства финансов, благодаря ангольской нефти: в итоге 30 мая 1997 года "Abalone" подписала соглашение о покупке нефти на сумму в 1, 5 миллиардов долларов с компанией "Sonangol", которая действовала от имени правительства Анголы. Параллельно "Abalone" подписало соглашение с трейдинговой компанией "Glencore", единственной способной выдать аванс. По словам Гайдамака, около 800 миллионов долларов - во избежание риска в работе трейдинговой компании, были положены на счет женевского банка UBS, который затем направил эти деньги в министерство финансов России. Также "Abalone" удалось перекупить 16 аккредитивов из 31, до тех пор, пока правосудие не заблокировало сделку, заморозив счета.
КОНТАКТЫ С КРЕМЛЕМ
Проверка счетов "Abalone" в UBS, между 16 июля 1997 и 17 июля 2000 года, однако, показала, что деньги были перечислены на московский счет министерства финансов лишь дважды: 145,1 и 16, 7 миллионов долларов соответственно, тогда как нефтяной компанией "Sonangol" были перечислены около 773 миллионов долларов. По словам Гайдамака, есть объяснение для этого расхождения: после выплаты по первым векселям, компания "Abalone" и российское правительство подписали дополнительное соглашение. Вместо того, чтобы получить поступления фондов, Россия решила выкупить свои облигации при посредстве "Abalone". Схема операции, по описанию Гайдамака, была следующей: "Abalone" переводит деньги, полученные от "Sonangol" пяти компаниям, расположенным в Израиле, Люксембурге и на Кипре, которые затем выкупают российские облигации.
Несмотря на то, что лишь очень малая часть ангольского долга попала в кассы государства, Аркадий Гайдамак, кажется, сохранил прекрасные отношения с Кремлем. Следствие располагает "записной книжкой" господина Фальконе, безусловно, "отредактированной" в 1999 году, где написано: "А. Г. сообщил мне, что встречался с Путиным, который сказал ему, что в рамках политического сотрудничества готов предоставить ему безвозмездно 1000 миллионов долларов". Господин Гайдамак заверил нас, что "никогда не встречался с Владимиром Путиным"."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации