Андреев выступает не по существу

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


экс-совладелец "Ингосстраха" и Автобанка пытается манипулировать общественным мнением

1052893837-0.gif Эпицентр судебных тяжб вокруг проданных полтора года назад «Ингосстраха», Автобанка и сотни других компаний переместился из России на Кипр. На прошлой неделе адвокаты новых собственников подали апелляцию на вынесенное в апреле 2003 года промежуточное определение суда Никосии, снявшего обеспечительные меры с одной из офшорных компаний — Домедко Холдингс, на которую была оформлена часть спорного бизнеса. Суть апрельского определения кипрского суда заключается в том, что представители Домедко, не имевшие права участвовать в судебных процессах, выдвигать свои требования и вообще вести какую бы то ни было деятельность от лица компании, теперь такую возможность получили. При этом Андрей Андреев, до сих пор безуспешно оспаривающий в России и на Кипре права новых собственников, попытался интерпретировать это промежуточное и не относящееся к существу спора судебное определение чуть ли не как свою окончательную победу. Новые собственники, в свою очередь, говорят о том, что Андреев умышленно искажает суть решения, имея целью оказать моральное давление на суд.

Напомним, что обеспечительные запретительные меры были применены к Домедко в рамках взаимных судебных претензий одного из бывших владельцев холдинга Андрея Андреева и новых собственников — компаний «Нафта-Москва» и «Русский алюминий», купивших осенью 2001 года весь бизнес. В процессах, которые длятся уже около года, задействованы и граждане России, и граждане Кипра. Сложная и непрозрачная система собственности проданного холдинга сделала невозможным быстрое принятие решений.

Поскольку собственность трех партнеров — Родиона Гамзаева, Натальи Раевской и Андрея Андреева была зарегистрирована на десятки различных фирм, процесс передачи компаний после сделки был разбит на несколько этапов. На одном из них акции офшорных фирм бывших партнеров должны были быть переданы в одну компанию, которая, в свою очередь, должна была перейти новым собственникам. Это было оговорено в основном соглашении, подписанном 28 сентября 2001 года между партнерами и альянсом «Нафта-Москва» и «Русский алюминий».

Часть проданных компаний была записана на фирмы кипрского адвоката Христодоулоса Вассилиадеса. Поэтому процесс их переоформления контролировал он лично и его сотрудники. Другие номинальные владельцы еще в начале октября 2001 года специальными письмами доверили адвокату осуществлять передачу акций продаваемых фирм в одну компанию, которая должна была перейти к новым собственникам. В первую очередь Вассилиадес доставил все учредительные документы на проданные компании в Центральный банк Кипра. Часть акций была переведена, но некоторым компаниям ЦБ отказал: для перерегистрации было необходимо провести аудит. Подготовкой аудиторской проверки и занялся адвокат.

В это время в России только начинал разгораться скандал: Андреев решил пойти на попятную и отменить сделку. Выполняя новые задачи, директора кипрских компаний, лично подконтрольные Андрееву, написали заявления о том, что их якобы обманом заставили подписать договоры купли-продажи. Следующим шагом Андреева стала подача исков к своим бывшим офшорным компаниям. Он пытался опротестовать передачу их акций в компанию, переходящую к новым собственникам. Одним из ответчиков был привлечен и адвокат Вассилиадес. Новых собственников — «Нафта-Москва» и «Русал» — на суд не пригласили. И на первом же заседании Вассилиадес признал все требования Андреева. Суду ничего не оставалось, как закрепить договор между экс-владельцем бизнеса и адвокатом. Фактически Андреев предъявил иск самому себе, хотя в качестве ответчиков должны были выступать компании, купившие бизнес. Юристы — представители новых собственников — считают, что налицо сговор между Андреевым и Вассилиадесом, мошенничество и введение суда в заблуждение.

«По мнению новых акционеров, указанные решения были получены путем сговора Андрея Андреева с директором кипрской секретарской юридической компании г-ном Вассилиадесом и являются фактически мировыми соглашениями, утвержденными кипрским судом, в которых г-н Вассилиадес нарушил свои профессиональные обязанности, так как действовал от имени компаний-ответчиков, не имея на то полномочий и инструкций со стороны новых собственников этих компаний», — говорится в официальном пресс-релизе компании «Ингосстрах».

Снятие запретительных мер — промежуточное решение, принятое по формальным причинам и не затрагивающее существа спора, считают юристы новых собственников и представители «Ингосстраха» и Автобанка. Эти решения никак не могут повлиять на права новых законных владельцев. Однако они вполне могут быть использованы для манипуляции общественным мнением. Уже звучат заявления Андреева о том, что суд подтвердил его права на проданный бизнес. Однако они являются чистой воды популизмом: до окончательного решения по этому делу еще очень далеко. Впрочем, у этого решения будет и еще одно применение. Обеспечительные меры были приняты в отношении еще двадцати двух кипрских компаний, что Андреев также пытается опротестовать. И, несмотря на то что решение по Домедко Холдингс не может быть прецедентом, представители Андреева наверняка будут использовать его для морального давления на суд, чтобы запрет был снят и с других офшоров. Впрочем, новые владельцы бизнеса уже обжаловали это решение, поэтому манипулирование им будет затруднено.

Виктор Уваров

Оригинал материала

[1]«Независимая Газета»