Андрей Бельянинов:обыск в незадекларированном особняке

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Андрей Бельянинов

Как бизнесмены и чиновники из ближнего круга экс-главы таможенной службы Андрея Бельянинова обеспечивали контрабанде «зеленый коридор»

Не успел отгреметь скандал с арестами высокопоставленных сотрудников Следственного комитета, как в силовом блоке страны произошли новые потрясения: сотрудники Управления собственной безопасности (УСБ) ФСБ пришли с обысками к главе Федеральной таможенной службы (ФТС) Андрею Бельянинову. К нему, а также к двум его заместителям — Руслану Давыдову и Андрею Струкову — и приближенному к ФТС бизнесмену Сергею Лобанову, оперативники наведались в рамках расследования уголовного дела о контрабанде алкогольной продукции.


Операция, подготовленная, по нашим данным, всего за одну ночь до начала обысков, завершилась в лучших традициях документальных фильмов времен 90-х: с видеокадрами роскошного генеральского дворца, с фотографиями разложенной на столе наличности, с покинувшим страну «бизнесменом-кошельком» (которому предстоит решить, возвращаться на родину или ожидать объявления в международный розыск). Ничего не меняется, кроме реквизита: вместо коробок из-под Xerox, набитых деньгами, появляются коробки из-под обуви.


Глава ФТС Андрей Бельянинов в результате скандала распоряжением Дмитрия Медведева был отправлен в отставку — его сменит полпред президента в Северо-Западном федеральном округе Владимир Булавин.


Какая информация привела ФСБ к руководству таможни, кто и какие показания дал на Андрея Бельянинова, какие новые схемы контрабанды были выявлены в ходе обысков — в расследовании «Новой газеты».


— Все началось с коньяка — Courvoisier под видом герметика — «Экспресс-контрабанда» — Молдавский след


14 июля Андрей Бельянинов отпраздновал свое 59-летие. На праздничный ужин в ресторане «Бакинский дворик» на Русаковской улице были приглашены самые близкие люди: родственники, коллеги, однокурсники. Весь вечер гости поднимали бокалы за здоровье именинника, вспоминали его несостоявшуюся карьеру актера (в детстве Бельянинов снялся в фильме «Дети Дон Кихота»), делились веселыми историями.


Андрей Бельянинов, рассказывают его знакомые, нетипичный для современной России чиновник: очень открытый, саркастичный. Многие знакомые называют Бельянинова едва ли не самым искренним человеком в федеральных органах исполнительной власти.


«Он и в юности такой был — балагур, повеса. Иногда кажется, что перед тобой взрослый ребенок — наивный, иногда с какими-то совершенно подростковыми затеями. Однажды прогуливались по улице, так он увидел группу каких-то буянов и предложил с ними подраться. «Ты берешь на себя тех, я вот этих!» — говорит. Ему объясняют: «Андрей, успокойся. Ты-то здоровый, а мы — нет. А если победим, что будут чувствовать сотрудники полиции, проверяя твои документы в отделении?» Слава богу, отговорили», — со смехом вспоминает знакомый с Бельяниновым предприниматель.


Другой знакомый, федеральный чиновник, тоже отмечает легкое, порой переходящее в легкомысленное, отношение Бельянинова к жизни: «Человек, занимающий пост руководителя ведомства, которое отвечает за 55% доходной части бюджета, вроде бы должен быть другим — постоянно в напряжении, как солдат на плацу. А Юрьич, наоборот, спокоен, раскован».


Еще один товарищ Бельянинова рассказывает, как тот всячески избегает положенную ему личную охрану: «Он сам за рулем любит ездить. На лобовом стекле висит вкладыш «без права досмотра» — и достаточно, чтобы не беспокоили. Себя, конечно, любит, но удовольствия от холуйского отношения к себе точно не испытывает».


Депутат Госдумы, знакомый с Бельяниновым «на дистанции», видит в нем совершенно другие качества — излишнюю эмоциональность, порой переходящую в хамство, полное неуважение к другим, в том числе к коллегам по силовому блоку.


«Как-то сотрудники Следственного комитета провели обыски в кабинетах рядовых работников ФТС. На следующий день Андрей Юрьевич приехал к Бастрыкину — и буквально с порога: «Ты, Александр Иванович, куда лезешь? У меня спецслужба своя! У тебя есть что предъявить, так предъявляй, но не мешай нам работать», — вспоминает депутат. То же самое, по словам собеседника, Бельянинов позволял себе и в отношении без пяти минут бывшего начальника Управления «К» СЭБ ФСБ Виктора Воронина, чьи подчиненные неоднократно конфликтовали с сотрудниками Главного управления по борьбе с контрабандой (ГУБК) ФТС. «Вместе с тем, когда у Воронина начались проблемы, Бельянинов сказал: «Это мой друг. Мы ссоримся, но я его поддерживаю». Это было неожиданно», — добавляет депутат.


…«Желаю тебе, Андрей Юрьевич, сибирского здоровья, кавказского долголетия и питерского счастья», — поднял тост за именинника кто-то из гостей под всеобщий хохот.



Питерского счастья не случилось: спустя две недели в кабинетах главы ФТС, а также двух его заместителей — Руслана Давыдова (курирует правоохранительный блок в службе) и Андрея Струкова (зампред ФТС, курирует СЗТУ) — Управление собственной безопасности (УСБ) ФСБ провело обыски в рамках уголовного дела, возбужденного Главным следственным управлением (ГСУ) СКР весной этого года по факту контрабанды алкогольной продукции (ст. 200.2 УК РФ). Произведя выемку документов на рабочих местах таможенного начальства, оперативники ФСБ направились в два загородных поместья Андрея Бельянинова, расположенных в деревне Конаково Тверской области и деревне Бачурино в Новой Москве.


В последнем помимо традиционных для российских госслужащих высшего звена роскошных интерьеров оперативно-следственная группа обнаружила крупную сумму денег: в общей сумме по курсу на сегодняшний день — 66 млн рублей. Позже Андрей Бельянинов, собственноручно в домашнем спортивном костюме достававший с антресоли коробки из-под обуви, забитые наличностью, объяснит, что эти деньги — «семейные накопления».


После производства необходимых следственных действий по адресам проживания Бельянинов в сопровождении сотрудников УСБ ФСБ был доставлен на допрос в СКР, в Технический переулок, куда он в свое время приезжал ругаться с Бастрыкиным.


Отпустили главу ФТС, по словам его знакомых, за полночь — в статусе свидетеля.


Дело Courvoisier


Уголовное дело по факту контрабанды алкогольной продукции было возбуждено 29 марта 2016 года. Поводом послужили материалы сотрудников УСБ ФСБ, выявивших в Усть-Лужском порту Санкт-Петербурга незаконный ввоз из порта Гамбурга партии элитного коньяка Courvoisier 1912 года под видом строительного герметика. Впоследствии этот коньяк должен был пополнить барную карту принадлежащего известному питерскому бизнесмену Михальченко (ныне — под арестом) ресторана Buddha-Bar.


Понесенный российским бюджетом ущерб от представления фиктивной таможенной декларации, позволившей злоумышленникам занизить размер таможенных пошлин, как подсчитает следствие, едва ли превысил 1,8 млн рублей. Но, несмотря на незначительную сумму ущерба, в начале апреля оперативники УСБ ФСБ задержали по подозрению в контрабанде алкогольной продукции четырех человек: заместителя генерального директора ООО «Контрейл Логистик Северо-Запад» Анатолия Киндзерского, гендиректора ООО «Юго-Восточная торговая компания» Илью Пичко, начальника службы безопасности холдинговой компании «Форум» Бориса Коревского и — со второго раза — владельца последней, влиятельного петербургского бизнесмена Дмитрия Михальченко.


Все четверо были помещены в СИЗО «Лефортово». По словам сотрудника ФСБ, знакомого с деталями этого уголовного дела, оперативники УСБ еще с 2015 года разрабатывали Михальченко (25 сентября Мосгорсуд санкционировал прослушку телефонов бизнесмена), но только в случае с коньяком Courvoisier получили «неопровержимые доказательства его участия в контрабанде».


«Ущерб может показаться небольшим, но главное — задокументированный факт участия в этих процессах. Там, где коньяк, там же и большие партии одежды и электроники. Это еще предстоит проверить. А по «алкоголю» следствие закрепилось хорошей доказательной базой — есть хорошие результаты прослушек. Были и негласные аудиозаписи объекта — для понимания его планов», — рассказывает сотрудник ФСБ.


Охота за Дмитрием Михальченко была неслучайна — этот бизнесмен, контролировавший львиную долю потоков импорта через СЗТУ (Северо-Западное таможенное управление), считался человеком из ближнего окружения бывшего главы ФСО Евгения Мурова, покинувшего пост в конце мая этого года. Муров, в свою очередь, подчеркивают несколько не связанных друг с другом источников в правоохранительных органах, поддерживал товарищеские отношения с уже упомянутым генералом ФСБ Ворониным, бывшим зампредседателя СКР Василием Пискаревым (в начале мая указом президента его полномочия были прекращены) и, наконец, пока еще действующим главой ФТС Андреем Бельяниновым.


…Контрабанда коньяка Courvoisier, со слов сотрудника ФСБ, была совершена следующим образом: в начале весны Дмитрий Михальченко якобы поручил своему подчиненному Борису Коревскому подыскать компанию, которая завезет для нужд его ресторана алкоголь с минимальными денежными издержками на границе.


Коревский будто бы обратился с этим предложением к совладельцу ULS-Global Игорю Хавронову, но тот ответил отказом — их группа осуществляет ввоз дорогой одежды, но не алкоголя. (ULS-Global — сеть предприятий с автопарком в количестве 350 грузовых автомобилей, авиапарком из 8 грузовых бортов марки Аэробус А300-В4 и А310-300F и собственным паромом Ferry 1.)


В прошлом месяце «Новая газета» писала об этой структуре и ее взаимоотношениях с другими участниками рынка перевозок (см. №65 от 20 июня 2016 года — «Звезды контрабанды»). Тогда, напомню, мы привели выдержки из поступивших к нам писем от автоперевозчика Дмитрия Зарубина, находящегося в СИЗО «Матросская Тишина» по обвинению в уклонении от уплаты таможенных платежей (ст. 194 УК РФ) и создании ОПС (ст. 210 УК РФ).


Зарубин, в частности, отмечал, что на рынке товарной контрабанды в зоне СЗТУ якобы действовали несколько групп влияния — помимо ULS-Global это будто бы были: Дмитрий Михальченко, чиновник петербургского управления Росреестра Борис Авакян и ООО «Контрейл Логистик Северо-Запад».


Представитель последнего, бизнесмен Анатолий Киндзерский, в результате, по словам оперативников, и взялся за перевозку коньяка для Дмитрия Михальченко.


Сотрудник ФСБ, знакомый с деталями уголовного дела, отмечает: Киндзерский и Дмитрий Михальченко якобы были двумя самостоятельными игроками на рынке «товарной контрабанды», хотя оба и обладали статусом «неприкасаемых» (так в своих письмах их называл Дмитрий Зарубин).


Киндзерский, как и Михальченко, имел мощную поддержку в лице руководства ФТС. «В сентябре 2015 года трое оперативников ГУБК ФТС — Дергачев, Муравьев и Старостин — начали разработку Киндзерского по нескольким перевозкам на Балтийской таможне. После того как об этом было доложено руководству, разработку свернули, а оперов в течение одного дня уволили», — приводит пример оперативник ФСБ.


По его словам, Киндзерский на тот момент обладал не только полезными деловыми связями, но и родственными — его родной дядя будто бы работал советником у президента «Роснефти» Игоря Сечина и даже обращался к тому за помощью, когда племянника задержали. Но Сечин проявил принципиальность: сразу после возбуждения уголовного дела дядю из «Роснефти» уволили, заключает работник ФСБ.


Сделка со следствием


В начале лета Анатолий Киндзерский заключил со следствием досудебное соглашение. Он стал первым и пока единственным обвиняемым по делу, согласившимся сотрудничать (Дмитрий Михальченко и вовсе не дает никаких показаний). По данным наших источников в ФСБ, именно благодаря показаниям Киндзерского оперативно-следственная группа получила основания для производства недавних обысков в ФТС.


«Киндзерский показал не только обстоятельства ввоза коньяка для Михальченко, но и согласился изобличить людей, покровительствовавших ему», — говорит сотрудник ФСБ. Что из сказанного замдиректора «Контрейла» могло поставить под удар целого главу спецслужбы?


В соответствии с показаниями Анатолия Киндзерского, на которые ссылается сотрудник ФСБ, «Контрейл» смог заручиться поддержкой руководства ФТС благодаря учредителю ООО «Транслоджистик» Сергею Баусову: «Баусов — человек из близкого окружения Андрея Бельянинова. Его даже устроили в Союз ветеранов таможенной службы, хотя он никогда не служил в ФТС. Все для того, чтобы его контакты с руководством ФТС не вызывали подозрений. Баусов выполнял функции «офицера по связи» между Киндзерским и главой ФТС, за что исправно получал зарплату».


Баусов, по словам собеседника, в ходе допроса в ГСУ СКР во вторник вечером рассказал о том, как и в каких целях познакомил Киндзерского с Бельяниновым.


Еще один «эмиссар» главы ФТС, с которым Анатолию Киндзерскому, согласно показаниям, приходилось общаться, — бизнесмен Сергей Лобанов.


Лобанова, по словам сотрудника ФСБ, можно считать самым близким человеком к Андрею Бельянинову: «В своих показаниях Киндзерский признался, что Лобанов ему был представлен якобы как человек, ответственный за деликатную работу — обеспечение схем ввоза и вывоза товара и проведение взаиморасчетов».

В отличие от Сергея Баусова, застать дома или на работе Сергея Лобанова оперативникам не удалось — во вторник утром он должен был вернуться в Москву из Литвы, однако почему-то задержался.


Лобанов


Сергею Лобанову всего 33 года, однако его можно считать полностью состоявшимся бизнесменом: он руководит крупной страховой компанией, а также владеет долями в коммерческих банках в России и Молдове.


Своим триумфальным восхождением Лобанов, по мнению знакомого с ним предпринимателя, должен быть обязан отцу — бывшему сотруднику КГБ СССР, служившему вместе с будущим главой ФТС в одной резидентуре в ГДР.


В конце 2011 года Сергей Лобанов впервые появился в числе учредителей страховой компании «АрсеналЪ», которая спустя два года стала официальным страховщиком грузоперевозчиков от ФТС. Произошло это после того, как Андрей Бельянинов своим приказом отменил действие так называемых книжек МДП (ранее именно их использовали грузоперевозчики), а вместо них ввел обязательные страховые сертификаты, которые начал реализовывать «АрсеналЪ».


По словам зампреда Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Дмитрия Горовцова, одного из самых последовательных и жестких критиков Андрея Бельянинова, «одним приказом был произведен перехват целого сегмента рынка автоперевозок». «Я неоднократно обращал на этот вопиющий факт внимание правоохранительных и контрольных органов: ФСБ, СКР, ФАС… Последний раз, в апреле этого года, на приеме у председателя Следственного комитета Александра Бастрыкина я в очередной раз акцентировал внимание на том, что связанные с ФТС люди неосновательно обогащаются. Куда уходят эти деньги? В какие банки? Надеюсь, следствие ответит на эти вопросы», — говорит Горовцов.


Впрочем, интересы Сергея Лобанова не ограничиваются страхованием грузоперевозчиков, как отметил официальный представитель СКР Владимир Маркин, молодому бизнесмену «принадлежит не менее 15 компаний». Но самые главные активы предпринимателя — пакеты акций в российском Нефтепромбанке и молдавском банке Victoria.


40% акций в Victoria структуры, связанные с Лобановым, приобрели у компаний молдавского банкира Вячеслава Платона. Посредничал в сделке, по словам знакомого с Лобановым предпринимателя, другой молдавский бизнесмен — Илан Шор, крупнейший владелец сети магазинов Duty Free в своей стране.


И Платон, и Шор сегодня находятся под следствием в СИЗО Кишинева — обоих подозревают в экономических преступлениях.


«С Платоном у Сергея была только одна сделка, а вот Шора можно считать его полноправным бизнес-партнером в Молдавии», — говорит знакомый Лобанова.


Шор и Лобанов, надо сказать, могли стать партнерами и в России — в прошлом году они хотели взять в аренду земельные участки, прилегающие к международным автомобильным пунктам пропуска, для строительства на них 45 магазинов Duty Free. С идеей о выделении этих участков и их передаче коммерческим компаниям выступал Андрей Бельянинов, однако в правительстве эта инициатива поддержки не нашла.


Знаком Илан Шор будто бы и с самим Бельяниновым, рассказывает знакомый последнего. По его словам, их познакомил якобы Кожин (бывший глава Управделами президента. —А.С.). Шор обеспечивал централизацию поставок молдавской плодоовощной продукции по каналам Лобанова».


«Шор — ключ к деньгам Лобанова, находящимся в Молдавии, — дополняет сотрудник ФСБ, но предлагает не торопиться с их поисками: — Сейчас важно понять, какие механизмы позволяют недобросовестным перевозчикам обманывать российский бюджет».


По его словам, помимо известных схем по незаконному декларированию товаров (когда под видом товара с низкой таможенной пошлиной провозится товар с высокой) в последнее время очень популярным направлением стала так называемая «экспресс-доставка», внедренная приказом Андрея Бельянинова в ноябре 2014 года.


Суть ее такова: отдельные компании были наделены ФТС исключительными правами на беспошлинный ввоз товаров народного потребления, заказываемых гражданами России в иностранных интернет-магазинах. Таможенные декларации в случае такого импорта не заполняются, а единственный документ, предоставляемый в таможенный орган — реестр заказчиков товара.


По данным источников из ФСБ, после внедрения этого новшества часть контрабандных потоков переместилась как раз в «экспресс-доставку»: «Допустим, есть компания, получившая от ФТС право на беспошлинный ввоз товаров. Вы заключаете договор с условным итальянским экспедитором, который имеет договор (а может, и нет) с каким-то итальянским интернет-магазином. Байер (покупатель. — А.С.) бутика закупает коммерческую партию одежды весом 5 тысяч кг для российского магазина, однако формальным получателем этой одежды в Шереметьево указывается компания, получившая полномочия от ФТС. Здесь даже не приходится рисковать, занимаясь недостоверным декларированием, — просто в таможенный орган передается реестр заказчиков (это таблица, в которой могут быть указаны случайные ФИО, без паспортных данных, без подписей, из расчета 20–30 кг одежды на одного человека) и так растаможивается товар».


По словам собеседника, стоимость услуг «экспресс-доставки» партии товара весом в 5 тысяч кг составляет 90 тысяч евро. «И эти деньги может получать только тот, кого руководство ФТС наделило правом на такую перевозку», — говорит он.


Эта тема может быть поднята и в рамках текущего дела о контрабанде алкогольной продукции, говорит сотрудник ФСБ, поскольку в офисе страховой компании «АрсеналЪ» Сергея Лобанова оперативниками УСБ был изъят «неофициальный отчет» одного из таких перевозчиков — ООО «Тамарикс Лоджистикс» (2 июня 2015 года Бельянинов включил эту компанию в число других организаций, имеющих право заниматься «экспресс-доставкой»)


Отставка


Сразу после произведения обысков в ФТС в СМИ появились сообщения о грядущей отставке главы ведомства Андрея Бельянинова. Вскоре глава правового управления ФТС Лариса Черкесова эту информацию опровергла. По нашим данным, сам высокопоставленный таможенник в отставку уходить не собирался — его не смущали ни подозрения (пускай даже не вылившиеся в соответствующие следственные постановления) об участии руководства ФТС в контрабанде, ни вызывающие фотографии миллионов «семейных накоплений», спрятанных в коробках из-под обуви. Однако утром 28 июля Дмитрий Медведев своим распоряжением отправил Бельянинова в отставку, назначив на пост главы ФТС полпреда президента в СЗФО Владимира Булавина. Фото оперативной съемки во время обыска дома у главы ФТС Бельянинова. Фото: Газета.ру


Деньги 2.jpg

Фото оперативной съемки во время обыска дома у главы ФТС Бельянинова. Фото: Газета.ру


По словам знакомого нам федерального чиновника, однажды на межведомственном совещании, где присутствовали генералы из Управления «К» ФСБ, Следственного комитета и Генпрокуратуры,


Андрей Бельянинов, отвечая на саркастическую реплику коллеги о рецепте «долголетия» (он возглавляет ФТС более 10 лет), якобы развел руками: «Я как тот гаишник, который не поднимает жезл, — никому не мешаю нарушать. Если бы мешал, работал бы я так долго?»


Кажется, генерал от таможни не обратил внимания, что многие из тех, кому он «не мешал», сами лишились своих постов или отправились в следственные изоляторы.


Андрей Сухотин

Ссылки

Источник публикации