Анжела Стеблина: "Моего отца пытались отравить"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Футбол. Плюс. Хоккей", январь 2006

Анжела Стеблина: "Моего отца пытались отравить"

Сенсационные откровения дочери президента ФХР

Так что же все-таки произошло 8 января в Питере? Все участники скандала, стоившего Александру Стеблину кресла президента ПХЛ, упорно хранят молчание. И президент ИИХФ Рене Фазель, которого, по версии, которая сейчас считается почти официальной, глава российского хоккея обматерил. И руководитель генерального спонсора Кубка европейских чемпионов Петр Макаренко, в которого, по той же версии, Стеблин запустил тарелкой с апельсинами. И давний приятель и переводчик Александра Яковлевича Всеволод Кукушкин, которому и вовсе досталось испытать на себе силу стеблинского удара. Пока хранит молчание и сам главный хоккеист России. Что стало причиной инцидента: банальное алкогольное опьянение или провокационное отравление? Докопаться до истины корреспондентам «Ф+Х» помогает дочь Александра Яковлевича Анжела. Приводим ее откровенный монолог без купюр.

Сдавленный голос

– Когда я собиралась давать интервью, меня все отговаривали, говорили, что это очень опасно. И все-таки я решилась. Вспомнив о том, что совсем недавно журналисты газеты «Ф+Х» смело написали о «деле Сыча», я набрала номер редакции. Так состоялось мое первое в жизни интервью…

Мне трудно говорить о том, что произошло в Питере, я не была очевидицей, но, естественно, после этого скандала я попытаюсь воспроизвести картину случившегося. Обо всем я узнала из прессы и тут же позвонила отцу. Я даже не сразу узнала его голос – он был тихий и сдавленный. Отец сказал: «Не волнуйся, это все провокация». Но меня все равно очень испугало, что папа был сам не свой. Он сказал: «Мне сейчас очень плохо, я потом сам перезвоню».

Позже я набрала номер мамы. Она сказала, что в этот злополучный день отец позвонил из Питера. Его речь была сбивчивой и бессвязной. Но он несколько раз повторил: «Они, они хотят…» – и при этом очень нервничал. Было плохо слышно. Он сказал маме, что перезвонит позже и все объяснит. Она сразу забеспокоилась, а когда не увидела его по телевизору на церемонии награждения победителей Кубка европейских чемпионов, почувствовала, что произошло что-то неладное.

Провокация

Отец – опытный чиновник. Неужели все думают, что он мог так легко дать себя спровоцировать? Все было хорошо продумано. Его отравили в Питере, а не в Москве. Так как в столице, почувствовав себя плохо, можно было бы сразу обратиться к врачу, а Питер же – другой город. «Так что же там случилось?» – сама спросила об этом папу.

Он сказал мне: «Я с середины дня 8 января ничего не помню. 5, 6, 7-го все было нормально. Мне рассказывали, что я громко разговаривал, что-то доказывал, размахивал руками, в общем, вел себя странно и необычно. Я помню, что поднял глаза на картину, висевшую на стене, и тут же опустил их. Изображение на картине расплылось. Я спрашивал у всех, кто был со мной рядом: «Что случилось? Я много выпил?» Мне отвечали: «Нет, ты не пил ничего. Максимум – полбокала вина на официальном обеде. Мы все сами не понимали твоего возбужденного состояния».

Я думаю, что отец обиделся на Всеволода Кукушкина, официального переводчика ИИХФ. На то, что тот не выпустил его на лед на церемонию награждения. А ведь выиграло «Динамо» – клуб, который в эпоху разрухи 90-х годов отец фактически нес на своих руках. Мама сказала мне, что Всеволод Владимирович Кукушкин как раз на отца не в обиде. Он понял, что произошла провокация…

Представляете себе, что могло бы произойти на льду во время церемонии награждения на виду у всего стадиона, в присутствии тысяч болельщиков, на глазах миллионов телезрителей? Расчет тех, кто отравил моего отца психотропными средствами, был очень точен!

Попытка ограбить ФХР

Перед Новым годом была попытка украсть с банковского счета деньги Федерации хоккея. И у них опять ничего не получилось! Отец тогда сказал: «Господь повернулся ко мне. Деньги удалось спасти».

Отец избегал раскола

А вы вообще знаете, почему отец совмещал два поста – президента ПХЛ и ФХР? Как он сам мне рассказывал, только для того, чтобы не было разлада между этими структурами. После убийства Сыча хоккейные руководители пытались сами себя таким образом обезопасить. Потому что одной из версий в деле убийства бывшего президента ФХР как раз и была борьба за власть в российском хоккее из-за конфликта между руководителями ФХР и Межнациональной хоккейной лиги.

Отцу удалось на многие годы этот конфликт погасить и не допустить криминала. Неужели все забыли то громкое убийство 22 апреля 1997 года? А теперь кто-то, пытается вернуть нас на 10 лет назад. Они, не зная глубоко историю российского хоккея, сами того не осознавая, могут ввергнуть его в пучину раздора. Или вы думаете, что теперь, особенно после ухода Александра Стеблина с поста президента ПХЛ, такой конфликт невозможен?

И всю эту возню устроили накануне Олимпиады в Турине. Вы понимаете, насколько игра, затеянная ими, опасна и во что она может перерасти? И тогда потушить этот костер войны будет ой как непросто. Запомните, кто был поджигателем…

Вот как, оказывается, можно рядовой внутренний конфликт превратить в войну миров. А ведь конфликт не стоил выеденного яйца. И сейчас будет очень хорошо понятно, кто на самом деле друг, а кто враг. Не отца, а всего российского хоккея. И кто же выступает за раскол!

Параллели с Сычем

Я очень опасаюсь за жизнь своего отца. Все помнят, что его предшественник Валентин Лукич Сыч был убит. И перед выборами в 1997 году президента ФХР нам домой звонили, угрожали, пытаясь тем самым заставить его снять свою кандидатуру. Некоторое время ему даже пришлось ходить с охраной, хотя постоянное присутствие чужих людей было папе не по душе.

Вячеслав Колосков перед своей отставкой говорил в интервью, что опасается за свою жизнь. А ведь атаки на него и на моего отца со стороны Фетисова начались одновременно. Отец никогда не занимался черным пиаром в отношении Фетисова. Он редко и неохотно отвечал на его выпады в прессе, но не более. Хотя ему, конечно, было что сказать.

Из жизни семьи

Восьмого января я со своими детьми – сыном Сашей и дочкой Лизой – ездила в Сергиев Посад в Троице-Сергиеву лавру. Мы отстояли службу, написали поминальные записки, купили сувениры и возвращались домой в прекрасном настроении. Мы ничего не знали о том страшном случае…

Я хочу немного рассказать о своем отце. Он родился в Москве почти сразу после войны – в 1946 году. Когда ему было восемь лет, у него умерла мама. Они с семьей поехали отдыхать к родственникам на Кубань на машине. По дороге маме стало плохо с сердцем, и пришлось отвезти ее в больницу. А когда наутро мой папа и мой дедушка пришли ее навестить, мама уже умерла. Бабушке тогда было 29 лет. Когда они повезли ее, мертвую, обратно в Москву на маленьком «Москвиче», то попали в аварию. Врезались в столб ночью на мосту и чуть все не погибли.

То, что у отца было нелегкое детство, вы понимаете. Но он не связался со шпаной и не стал хулиганом, хотя и мог всегда за себя постоять. Он увлекся хоккеем. И именно хоккей помог ему не пропасть в то тяжелое для него время. Тогда он спасал себя и не знал, что хоккей станет делом всей его жизни.

Отец рано женился – в 19 лет. Когда ему было 21 год, родилась я. Папа тогда играл в Риге у Виктора Васильевича Тихонова. В тот же год умер и его отец. В 21 год мой папа остался без отца и без матери. И у него уже была своя семья, о которой нужно было заботиться. И, как вы понимаете, все, что отец на сегодняшний день имеет, он добился сам.

Папа всегда много работал, и вся наша жизнь зависела от его графика. Когда я пошла в первый класс, папа закончил играть, и мы стали чаще видеть его дома. Тогда отец пришел работать в хоккейную команду «Динамо». И вот так постепенно, шаг за шагом, работая всегда только в спорте и хоккее, он стал президентом ФХР и ПХЛ. А на этой должности слабые и мягкотелые не выживают. Необходима жестокость...

Саша и Маша

Мой сын и непризнанная дочь Фетисова, Маша Исаева, случайно познакомились на крестинах. Они, ровесники, оказались крестными одной малышки. С тех пор они подружились и часто общаются. И поэтому о жизни этой девочки я знаю не понаслышке.

Это та самая девочка, мама которой хотела через суд получить от Фетисова признание, что он является отцом Маши. Фетисов так и не идентифицировал генетическую экспертизу. Он так и не смог представить доказательства того, что Маша действительно не его дочь, но суд выиграл. Позже адвокат Фетисова в частной беседе своим друзьям сказал: «Он заплатил мне столько денег за процесс! Лучше бы отдал их своему ребенку!»

Сейчас Маша вполне самодостаточна. Она учится в лингвистической гимназии, изучает три языка, кандидат в мастера спорта по художественной гимнастике. Маша любит Булгакова и Достоевского, катается на лошадях и на горных лыжах, занимается в школе юного журналиста при МГУ.

И вот, представьте себе, отец девятилетней девочки – Фетисов – говорил, что любит ее, обещал перевести в лингвистическую школу (куда позже перевела ее мама), он говорил Маше, что она всегда может рассчитывать на его поддержку. А через два года прилюдно отказался от своей дочери. Так кому верит вся страна?
Зачем кричать, что надо развивать детский спорт, убирать детей с улицы, если он не помогает собственному ребенку?!

Киевская драка

Фетисов приехал из Америки. В этой стране человек с таким отношением к своему ребенку никогда не смог бы сделать политическую карьеру! А в нашей стране, получается, возможно все.

Фетисов говорит одно, а делает другое. В Киеве он устроил драку с милицией, после чего его лишили капитанской повязки в ЦСКА.

Виктор Васильевич Тихонов часто его спасал, а Фетисов предал своего учителя. У Тихонова тогда спрашивали: «Почему вы не отвечаете Фетисову в прессе?» На что Виктор Васильевич говорил: «Мне некогда, я готовлю команду к чемпионату мира».
Почему мой отец, много зная о Фетисове, не говорил о нем и не отвечал ему? Потому что он работает, ему некогда заниматься склоками, а Фетисов живет скандалами. Он находит себе жертву и устраивает на нее гонения.

Если нет скандала, Фетисов не живет. У Фетисова нет друзей. Он использует людей, когда ему это нужно, и тут же их подставляет. Особенно если чувствует, что проиграл (пример – Ирина Роднина и ее выборы в президенты ОКР). Он использует любые методы, для него все средства хороши. Чтобы убрать из Госкомспорта своего предшественника Павла Рожкова, Фетисов и его люди в канун Нового года устроили в приемной Рожкова пожар, предварительно вытащив из кабинета всю оргтехнику! Жалко стало…

Машина Рожкова стояла у здания Госкомспорта, а Рожков в этот момент находился на совещании в другом месте, но Фетисов и КО этого не знали. Позднее к Рожкову подошли люди от Фетисова и сказали, что Слава готов замять инцидент взамен на заявление Рожкова «по собственному желанию…» Рожков отказался, так как сто человек могли подтвердить его присутствие в этот момент в другом месте.

Моего отца пытались отравить и дискредитировать. Фетисов не может пережить, что Федерация хоккея ему неподвластна. На что он еще может пойти?

Фетисов способен на все

Человек, который предал своего ребенка, предаст и подставит любого. Я очень опасаюсь за жизнь своего отца.

В самые тяжелые времена для нашей страны отцу удалось сохранить один из самых любимых видов спорта. Да, были проблемы, были взлеты и падения, но хоккей жил и развивался. В то время, когда Фетисов уехал в Америку за деньгами, при этом поливая весь наш строй.

А кто-то остался здесь выживать и выжил. Где был Фетисов, когда все получили свои нищие федерации и пытались их сохранить? Он был в Америке. А когда ситуация в стране стабилизировалась, он вернулся. Не успев еще ничего сделать, он написал огромный список благ, которые должны ему были здесь предоставить, как только он возглавил федеральное агентство.

Кем Фетисов вернулся из Америки?

Вот слова вице-президента ОКР, президента федерации плавания Геннадия Алешина: «Кому-то выгодно нас всех перессорить!»

Такое ощущение, что, вернувшись из Америки, Фетисов стал больше гражданином той страны, нежели гражданином России. Фетисов пытается влезть в дела каждой федерации и каждую разрушить. Вот вам разрушитель атак! Фетисов приехал из Америки с целью разрушить весь российский спорт. Он говорит о расколе в российском хоккее. А в чем раскол? Фетисов не может выиграть в честной борьбе. Он придумывает создание альтернативной лиги, и здесь у него ничего не получается. Он-то и пытается внести раскол и всех перессорить.

Нет причин для того, чтобы придраться к работе, так пытаются отравить и обокрасть. Помните фильм «Добровольцы», в котором была гениальная фраза: «Один посеял ложь, сотня других отравилась ею…» Так и здесь.

Обращение к Президенту России

Уважаемый Владимир Владимирович!

Мой сын сейчас сдает сессию в институте. Он не может нормально готовиться к экзаменам. Он боится, что с дедушкой может что-то случиться. Мы все понимаем: они способны на все!

К тому же как можно перед Олимпийскими играми устраивать травлю президента Федерации хоккея России? Кому это выгодно? Какой нужен результат? Как в таких условиях нормально проводить подготовку сборной команды? Так на кого работает Фетисов?

Не допустите раскола в нашем спорте! Не дайте разрушить наши спортивные федерации! Люди выстояли в самые тяжелые времена, и они достойны вашей поддержки и вашей помощи.

P.S.

На днях я была в Олимпийском комитете, и все, кого я встречала, говорили мне:
– Мы понимаем, что это провокация. Мы на стороне твоего отца и мы будем за него бороться.

Боюсь, что отец не одобрит этого моего выступления в газете. Но я не могла молчать.