Анклав, еще анклав!. Воробьев, Колокольцев , Собянин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
UuT2qqJDcWQhgWmR.jpg

События в Западном Бирюлеве вновь заставили заговорить об очень непростом для Москвы национальном вопросе. Приезжие, компактно расселяясь в одном районе, создают здесь свои анклавы . А местное население, недовольное обилием «чужаков», старается из района съехать и купить жилье на других концах Москвы, где проблема с мигрантами стоит не так остро, пишет журналист «КП» Александр Рогоза.

Эксперты говорят, что такие анклавы могут возникнуть в нескольких районах столицы - и не только в Западном Бирюлеве, ситуацию в котором мы подробно описывали. Но реальная ли это угроза или просто страшилка на вооружении у националистов?

Где в столице предпочитают селиться мигранты

Комсомолка» составила карту районов, которые активнее всего обживают мигранты:


Просмотреть Где в столице предпочитают селиться мигранты на карте большего размера

Зачистки нелегалов после событий на Матвеевском рынке свои результаты дают: неевропейских лиц на улицах стало меньше. Вопрос, надолго ли?

«Таких местечек, как Капотня, в Москве немало, - говорит старший научный сотрудник Института социологии РАН кандидат социологических наук Игорь Кузнецов. - Оттуда те, кто может, и без мигрантов стараются уехать. А для приезжих в подобных районах привлекательны низкие цены на жилье. Они выбрали Капотню не потому, что решили создавать анклав, а потому что им там жить дешевле .

«Капотня - это юго-восток столицы. А в ЮВАО - самые низкие цены на недвижимость в пределах МКАД . И не только потому, что почти четверть округа - это не дома да парки, а дурно пахнущие промзоны. В последние годы - еще и потому, что здесь находится преемник Черкизона - рынок «Садовод», крупнейший рынок Москвы . Да бог бы с ним, с самим рынком. Но сюда в поисках работы стекаются тысячи мигрантов из стран СНГ, китайцев да вьетнамцев. Какая-то их часть живет на территории рынка - в специальных общежитиях по 6 тысяч рэ в месяц за койко-место. Другие находят жилье в окрестных районах. А то и в ближнем Подмосковье - например, в микрорайоне «Белая дача» города Котельники.

Первый зампред комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству, депутат фракции «Справедливая Россия» Александр Агеев направил запрос министру МВД Владимиру Колокольцеву по Капотне, сообщается на сайте «Справедливой России». Депутат отмечает, что все выявленные нелегалы сразу после рейда начали снова заселяться все в те же общежития. В связи с чем Агеев просит Колокольцева провести проверку всех фактов этого дела: «В свете последних событий в Бирюлево, уверен, что министр внутренних дел не оставит без внимания мой запрос и необходимые меры действительно будут приняты», пишет «Полит.Ру».

Гарлем в Москве

Один из районов «повышенного» риска в Москве - Капотня . Недавно Владимир Жириновский назвал Капотню Гарлемом. И действительно, русские там боятся выходить на улицу...» (Гарлем - это район в Нью-Йорке, где живут лишь афроамериканцы. Многие годы он был настолько криминальным, что даже полицейские туда соваться боялись. Сегодня порядок в нем поддерживается через огромные финансовые вливания.)

Напомним, что 27 сентября группа активистов молодежных организаций «Щит Москвы» и «Нарко-стоп» пришли «защищать» одно из здешних общежитий.

Штурм общежития в Капотн

По их данным, среди живущих здесь нелегалов есть дилеры, наводнившие наркотиками весь район. Активисты врывались в комнаты, строили мигрантов в коридорах и выводили на улицу. В ответ один из здешних жильцов, дагестанец, открыл стрельбу из травматики...

Александр Рогоза решил сам лично проверить, действительно ли Капотня становится анклавом? Вот как он описывает увиденное.

«Поехал к тому самому общежитию. На двери - бумажка с печатью: «Опечатано полицией». Но она сорвана. Первая дверь открыта, а та, что за ней, - не поддается.

С другой стороны здания - второй вход. Ни запоров, ни вахтерш. Идем по этажам. Многие двери опечатаны или закрыты на замки.

- Слушай, тут у нас просто капец был, - размахивает руками Олег Елисеев, живущий в этой общаге с женой и детьми. - Ну не соврать - 90 процентов жильцов были мигранты. До того как эти активисты пришли, ты бы такого тихого двора не увидел. Тут во дворе было - азиаты, кавказцы, дети их, старики, а на лавочках молодежь своим насваем все заплевывала».

Многие жители говорят, что если бы не активисты, ситуация в Москве была бы еще хуже! «Посмотри - из Капотни же нормальные люди бегут. Гадюшник! Мы бы тоже убежали, если б было куда!», - говорит Олег Елисеев.

«Многие мигранты разбежались, - говорит здешняя жительница Светлана. - Но и теперь кое-кто из них приходит. Часов в 11 вечера в окна камешками покидают, им откроют. Переночуют, и снова кто куда...»

Возникает вопрос: если изначально общежитие предназначено для москвичей, стоящих на очереди на получение жилья, то кто подселяет сюда приезжих?

Котельниковский анклав

2856 иностранных граждан задержано на территории городского округа Котельники в Люберецком районе за последние два месяца полицейскими совместно с сотрудниками областного управления Федеральной миграционной службы

Как-то в конце мая, занимаясь созданием Совета дома у себя в Котельниках, мне надо было обойти свой подъезд. Из 66 квартир после 21.00 мне удалось застать дома только 8 собственников жилья, то есть хозяев. Около 30 квартир, где дверь открыли, сдаются приезжим. Люди разные живут, да и в квартирах в основном чисто. Но вот в одной из таких я увидела человек 8-10 узбеков, а еще до «матвеевских зачисток» в подъезде толпами гуляли вьетнамцы.

Безусловно, как говорят в ГУВД по Московской области, нужно понимать, что в эти квартиры мигранты ведь не самовольно заселяются. Их сдают россияне .

Объявления типа «Сдам двухкомнатную квартиру иностранцам, до 10 человек», сама видела в Котельниках. Понятно, что «оптом» за аренду жилья можно получить больше.

Год назад сдали два дома, напротив, через дорогу. С самого начала туда стали заселяться приезжие с баулами. Через пару недель на выезде между двумя новыми домами стали собираться несколько машин. Как-то просыпаюсь рано утром от ругани. Посмотрела на часы - около четырех утра. Подхожу к окну. Наблюдаю картину. 6-7 машин (от шестерки до мерседеса) перекрыли выезд из двора между новыми домами, человек двенадцать рядом с машинами то, покуривая, хотят от одной машины к другой, то садятся в одну-две, то, засунув руки в карманы, бродят по проезжей части, периодически сплевывая на дорогу. Парковаться в Котельниках практически негде, ну не предусмотрены большие парковки при застройках. Новая дорога, по две полосы в каждую сторону, перекрыта практически наполовину машинами. Для того, чтобы поехать во двор, надо, чтобы эта группа как-то рассосалась, но им не хочется. Автомобилист протискивается между ними, задевает машину, начинаются разборки. Наблюдаю, что будет дальше. Из двора выходят люди: девушки в платках и джинсах, мужчины в кожаных куртках, подходят к группе, здороваются, о чем-то болтают, потом рассаживаются в несколько машин. Через несколько минут три-четыре машины уезжают. Предполагаю, что работники «Садовода» поехали на работу. Автомобилист стоит, машина на аварийке, продолжает мигать. Еще через несколько минут вдруг еще несколько машин, перекрывая проезжую часть, разъезжаются, а к месту ДТП подъезжает автомобиль ГИБДД. О чем-то поговорили, что-то померили, разошлись, разъехались. Тихо.

Не всегда с ДТП и ГИБДД, но всегда с такой вот «тусовки» начинается утро в Котельниках. Иногда идет борьба за клиента, иногда приезжают новые машины, а их хозяева начинают дружно обниматься, похлопывая друг друга по плечам.

Вечерами, благо тепло, на новую баскетбольную площадку собирались летом человек двадцать - поиграть. В общем, живут дружно, с утра до утра. И в соседний гипермаркет за продуктами ходят семьями.

Только вот прохожие с колясками, местные жители и проезжающие автомобили вынуждены обходить, объезжать и быстро удаляться от этого места. Боятся? Не хотят связываться? Наверное…

Кто анклав породил?

1299498064 526.jpeg
Схем заполнения новостроек мигрантами много, и проблема не только в том, что некий
бизнесмен, у которого в Москве бизнес и много приезжих работников, заселяет в «двушку» человек 20 работяг, с которых этот же бизнесмен собирает навар. А и в том, что простые люди, для того, чтобы жить по московским меркам и ценам, специально скупают жилье в еще строящемся доме только для того, чтобы потом сдать квартиру. А выгодно сдавать (то есть получить больше денег), если вселяется в квартиру не меньше 10 человек.

Купить квартиру группа условных таджиков, конечно, вряд ли сможет, а уж тем более сотня-две. Поэтому вопрос низких цен на жилье в Подмосковье – не основной аргумент.

41008 1 1381846208.jpg
А вот сдать жилье для извлечения дополнительного дохода – это давно зарекомендовавшая себя тема. И жители Москвы и Подмосковья знают уже давно, что приобретение жилья на этапе строительства в основном связано с последующей прибылью, которую хозяин будет извлекать из сдачи своего жилья в аренду. И цена вопроса оборачивается созданием таких вот анклавов. Так кто же виноват в том, что мигранты (легалы или нелегалы) селятся большими группами вместе? И что с этим делать?

«Если бы Москва развивалась как обычный европейский город, анклавы должны были давно появиться, - рассуждает социолог Игорь Кузнецов. - Но в нас еще с советских времен сидит особое отношение к своему жилищу. В США и Европе люди проще переезжают с места на место. А наш человек рассуждает: «С чего мне переезжать, если я коренной? Пусть лучше приезжие под нас подстраиваются!» Наше общество не терпит закрытых культурных пространств. Нам не нравятся анклавы. Живите среди нас, но обосабливаться не нужно. События в Бирюлеве Западном - опасный сигнал. Там приезжие объединились не в национальный, а единоверческий анклав. Подобные вещи могут привести к самым печальным последствиям», - пишет Александр Рогоза.

«По последним оценкам, уже около 15 процентов населения страны - приезжие, - говорит ведущий специалист Института демографических исследований Игорь Белобородов. - В Москве их доля выше, но я бы не стал говорить об анклавах в целых московских районах. Скорее мигранты предпочитают селиться у «кормушек». Знаете, я только что вернулся из Парижа и в очередной раз посмотрел, насколько там доигрались с мигрантами. В городе есть целые районы, где больше нет французов. В метро поздно вечером лучше не появляться - ограбят, хорошо, если не убьют. Когда-то Франция открыла свои границы для выходцев из своих бывших колоний, и вот что они получили. В нашем случае, если мы не хотим подобных европейских сценариев, нужны только радикальные меры: закрывать ворота».

Здесь стоит напомнить, что этнический анклав - место компактного проживания одного народа, полностью окруженное территорией проживания другого народа .

381c2ed48e255585aeb99890d6a2fe46.jpg

По словам экспертов, места подобного компактного проживания мигранты выбирают по двум основным параметрам: дешевизна и близость к месту работы. А основные места работы расположены чаще всего на рынках и территории промзон .

720154.jpg

«По данным агентства недвижимости «Миэль», Бирюлево Западное - самый дешевый район в пределах МКАД. Средняя стоимость вторички - 131 тысяча рублей, продолжает журналист «МК». Что касается районов Москвы, которые находятся за МКАД, то самые низкие средние цены на квартиры - в Зеленограде (122,2 тыс.). Там мигранты тоже есть, но ситуация некритична. Да, вокруг города несколько промзон, но большинство предприятий, куда устраиваются мигранты, расположены на соседних территориях Подмосковья. Там же приезжие и селятся.

Так, почти год назад Бутырский суд Москвы признал незаконной регистрацию в одной из московских квартир 333 рабочих-мигрантов из Средней Азии. В квартире в Бибирево общей площадью 44,7 квадратных метра помимо семьи собственника, были зарегистрированы 333 иностранных гражданина, писал в декабре 2012 Trud.ru

B 088c45a48525504418fe8b316bd18fd9.jpg

Или взять Молжаниновский район САО, самый малонаселенный из 125 районов столицы (3 тысячи человек). По сути, это несколько бывших деревень и сел. Работы в районе немного, свободного жилья - тоже. А вот если все-таки дойдет до застройки, появятся здесь и рабочие места, и квадратные метры под съем.

Конечно, антикриминальная операция, которая проводится в Москве, пока никем не отменялась, рейды продолжаются, мероприятия по выявлению незаконных мигрантов совместно с ФМС проводятся каждый день в разных районах города. Также как и продолжается выявление так называемых «резиновых» квартир, на владельцев которых заводятся дела. (По закону за организацию незаконной миграции грозит до пяти лет лишения свободы). Но что-то не работает в королевстве, раз ситуация практически не меняется.

«Приезжие расставляют на криминальной карте новые акценты»

- Речь идет о демографическом перераспределении в столице. В советское время город был более-менее однороден, - цитирует Рогоза завкафедрой уголовного права и процесса Госуниверситета управления доктора юридических наук Виктора Гладких. - Хотя считалось, что на западе и северо-западе живут более благополучные слои населения, на востоке и северо-востоке - лимитчики. Но потоки мигрантов, приезжающих в Москву в последние годы, расставляют на карте новые акценты. Приезжие усиливают криминальную напряженность . Раньше этнические банды более четко делились по сферам деятельности. Мы знали, что уроженцы Азербайджана в основном занимаются наркотиками, преступники из Грузии - кражами, из Армении - финансовыми махинациями, из республик Северного Кавказа - разбоями. А сейчас картина размывается. Среднеазиатские группировки укрепляются в Москве.

Но на долю выходцев из стран СНГ сейчас в Москве приходится около 15% от всех преступлений. Остальное - это приезжие из других регионов России, в том числе с Северного Кавказа, жители Подмосковья и сами москвичи».

720156.jpg

Национальные анклавы – угроза безопасности Москвы

«По оценкам экспертов, пишет Вести FM , сегодня в России около 5 миллионов мигрантов. На конец прошлого года разрешение на работу получили чуть более 1 миллиона, примерно столько же запаслись патентами для работы у физлиц. Остальные трудятся нелегально. Основные поставщики мигрантов - Узбекистан и Таджикистан. Около трети легальных работников (значит, и нелегальных тоже) находятся в Москве. Много сезонных рабочих. После окончания контракта большинство не спешит возвращаться на родину, переходя в категорию нелегалов .

37.jpg

А так быть не должно, считает мэр столицы Сергей Собянин: «Я против того, чтобы эти люди просто так оставались. Если кого-то оставлять, то в первую очередь русскоязычных, с адекватной культурой. Это соотечественники, так мы условно называем. Людям, которые плохо говорят по-русски, у которых совершенно другая культура, лучше жить в своей стране. Поэтому мы не приветствуем их адаптацию в Москве. Я считаю, что это, скорее всего, сезонные рабочие, которые, поработав, должны ехать к своим семьям, в свои дома, в свои страны».

Для того чтобы было именно так, необходимо создавать определенные условия, как это делается в Европе, считает руководитель общественного фонда «Таджикистан» Гавхар Джураева: «Без сезонных работ трудно обходиться. Наши россияне и украинцы, например, выезжают на сезонные работы в Испанию. Но там созданы условия приема, работы и отъезда. А у нас сезонный рабочий, если он поработал и не получил деньги, уже становится не сезонным рабочим, а нелегальным иностранцем на территории России. Конечно, это все возможно делать. Было бы желание».

Так же Сергей Собянин заявил, что не приветствует идею создания национальных кварталов на территории столицы . Россия - многонациональная страна, все национальности и традиции перемешаны. Но выделять их отдельно, противопоставлять другим культурам взрывоопасно для Москвы, считает столичный градоначальник. Такую точку зрения полностью разделяет генеральный директор Межгосударственного миграционного центра Сергей Ткачук: «Абсолютно правильная мысль, потому что создание анклавов приводит, в принципе, к дестабилизации и создает обстановку, в которой нет разного общества . Конгломерат такой получается. Плюс ко всему - надо же понимать, что приезжает один таджик, везет за собой братьев, сестер, всех, кто живет с ним поблизости. Вот этого как раз создавать нельзя, нельзя создавать анклавов. А анклавы имеют такую особенность - они разрастаются. Это достаточно серьезная угроза для безопасности страны и, в том числе, для Москвы».

Председатель комиссии по законодательству Мосгордумы Александр Семенников указывает на зарубежный опыт стихийного создания таких национальных кварталов. Ни к чему хорошему это не приводит: «Чайнатаун, скажем, сначала, сейчас арабские, африканские кварталы в европейских странах - они ни к чему хорошему не ведут. Потому что есть культурологические законы, что если более 10 процентов мигрантов проживает в конкретном районе, у них уже не возникает необходимости адаптироваться к новым условиям, изучать язык, законы, обычаи страны пребывания. Они просто воспроизводят ту культуру, откуда они вышли». Чтобы понять всю опасность образования национальных анклавов, достаточно вспомнить арабские погромы в пригородах Парижа или недавние беспорядки в благополучном Стокгольме. Там мигранты сожгли несколько автомобилей, разгромили витрины магазинов. Полиции понадобилось несколько дней, чтобы навести порядок. В Москве теоретически при определенных условиях может произойти то же самое».

Как все начиналось

Люди постарше помнят о «беспредельной» приватизации, которая шла в Москве во времена Попова и Лужкова, причем шла настолько обвально, что коренные москвичи не успели даже заметить, как все колхозные и вещевые рынки, все овощные базы были приватизированы или захвачены кавказскими преступными группировками, главными из которых были азербайджанская, чеченская, дагестанская и кабардино-балкарская...

«...Эти рынки и овощные базы стали источником богатств, которые позволили скупить недвижимость в Москве и земли в Подмосковье и других русских регионах... и монополизировать рынок сельхозпродукции. Поставили в жесткую экономическую зависимость мелких сельхозпроизводителей, блокируя создание государственных или частных закупочных центров, баз, которые могли бы создать конкуренцию нынешним владельцам рынков. Почти два десятилетия российские фермеры вынуждены продавать продукцию только перекупщикам по себестоимости или ниже ее. Такая система позволяет, с одной стороны, нагло изымать прибыль из сельского хозяйства, тормозя развитие российской деревни, а с другой стороны - лишать население городов возможности получать местные продукты по низким ценам, пишет участник интернет-форума банковских аналитиков .

«Пресловутая толерантность заменила христианство»

Интернет-журнал «Православие.ру» разместило на своем ресурсе своеобразный призыв монахини Серафимы (Фордхэм), (Покровская обитель, Бюсси-ан-От, Франция, которая пишет:
«Не дай бог, если Россия пойдет по пути Запада, который сейчас находится практически на пороге смерти! Я имею в виду смерть как физическую, так и духовную. Такую, когда произнести слово «Христос» становится опасным. У нас, на Западе, это именно так.

Начиналось все с того, что ради «привлечения свежей рабочей силы» власти западных стран распахнули настежь ворота для совершенно чуждых, а то и прямо враждебных христианству людей. Огромное количество их хлынуло во Францию, Великобританию, Германию и другие страны. В очень скором времени коренные жители Европы перестали ощущать себя в собственной стране дома. Типичным пейзажем Европы раньше были храмы- сегодня церкви стремительно исчезают, а на их месте не менее стремительно возводятся мечети и минареты.

Пресловутая толерантность сделалась религией вместо христианства. Смеяться над ним, издеваться - это признак современного члена общества. А быть христианином - признак чужака, а то и изгоя.

Вы думаете, у нас демократия? Всего пару месяцев назад большинство французов протестовало против этого кошмарного закона о гомосексуальных «браках» - разве принято было во внимание мнение народа?

Сейчас, я думаю, Запад испытывает террор с двух сторон: со стороны агрессивного ислама и со стороны агрессивного либерализма. И очень не хочу, чтобы моя любимая Россия пошла по такому же пути - не берите пример с Запада, пожалуйста!»