Антология преступного мира. Его Величество Рэкет. К подножию его трона униженно припадает большинство

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Антология преступного мира. Его Величество Рэкет. К подножию его трона униженно припадает большинство

"По глубокому убеждению экспертов по организованной преступности, ни в одной развитой стране мира рэкет не является основным источником дохода для преступных сообществ. Традиционно главной "кормушкой" мафии были и остаются торговля наркотиками, оружием, контроль над игорным бизнесом и проституцией, то есть нелегальные, а потому самые прибыльные сферы бизнеса. Феномен же российской мафии состоит именно в том, что она возникла, существовала и существует за счет контроля над законными сферами отечественной экономики и регулярной "стрижки купонов" с них. Рэкет в стиле "ретро" Началом эры "Большого Рэкета" в России можно считать конец 60-х годов, когда появились первые "новые русские" - советские миллионеры-цеховики. Эта "социальная прослойка" и стала благодатной почвой, на которой взросли мощные разветвленные мафиозные кланы на просторах СССР. Получая проценты от прибыли, тогда еще неорганизованные преступные группировки охраняли хозяевцеховиков от "наездов" уголовных элементов, помогали возвращать долги, охраняли и сопровождали грузы, налаживали необходные связи с представителями официальной власти путем подкупа или устрашения чиновников. В те годы подобные "бригады" состояли в основном из бывших, а иногда и практикующих спортсменов, городской шпаны, а то и просто парней с крепкими мускулами, которых мало привлекала заработная плата инженера или учителя. Вскоре в силу ряда причин подобные разрозненные и стихийно действующие "бригады" возглавили воры в законе и авторитеты преступного мира. Именно тогда и стали намечаться контуры нынешней структуры российского оргпреступного сообщества. Рэкетирам тогда бояться было некого. Нечистые на руку цеховики хорошо знали, что в Советском Союзе экономические преступления караются гораздо жестче, чем уголовные, и не спешили обращаться в правоохранительные органы с заявлениями о вымогательстве, предпочитая платить рэкетирам, компенсируя накладные расходы "интенсификацией и ускорением". В результате рэкет как социальное явление еще долго оставался в тени, выпадая из системы социологического анализа. Золотой век "Большого Рэкета" С началом эпохи перестройки в Советском Союзе появилось великое множество коммерческих структур, и для "Большого Рэкета" наконец начался золотой век. Поскольку на первых порах случайных людей в новорожденном бизнесе было крайне мало, то большую часть кооперативов возглавили все те же вышедшие из подполья цеховики, которых с легкой руки либеральных экономистов тут же провозгласили предтечами и пророками рыночной эпохи. Особняком обозначились бывшие "советские предприниматели" - номенклатурщики, пришедшие в бизнес из потерявших былое значение райкомов партии и комсомола, исполкомов и прочих когда-то влиятельных государственных учреждений. Имея прочные связи в правоохранительных органах и спецслужбах, они предпочитали их покровительство. С этого момента рэкет как явление начал приобретать новые черты, рекрутируя в свои ряды "силовую номенклатуру" К этому времени уже крепко стояли на ногах "дедушки русского р кета": Сергей Корьков по кличке Монгол, его преемник и "крестник" Вячеслав Иваньков по кличке Японец, вор в законе Калина, Алик Тахтахунов по кличке Тайванчик и ряд других криминальных авторитетов. Именно они сумели поставить рэкет на поток, превратив его из малоприбыльного и опасного промысла в основной источник дохода крупнейших мафиозных кланов. Одновременно активизировалась и кавказская мафия, которая взяла под свой контроль торговлю фруктами и цветами на колхозных рынках. Именно тогда впервые в секретных милицейских сводках и "аналитичках" появился термин "организованная преступность".В тот же период начали обозначаться территориально и границы сфер влияния отечественных преступных группировок.Разрозненные "бригады" начали объединяться и структурироваться по территориальным или этническим признакам, образуя устойчивые группы. Причиной подобной перестановки сил стала непримиримая и жестокая конкурентная борьба между бандитскими кланами за новые источники дохода и нетрадиционные для них дотоле сферы влияния. Ничего не вижу, ничего не слышу.... На заре рыночной эпохи рэкет был достаточно примитивен. Обычно несколько крепких парней приходили в свежесозданное ИЧП или кооператив, напрямик, без объяснений проходили в кабинет директора, где коротко и ясно объясняли последнему, что если он не будет ежемесячно платить определенную сумму или процент от прибыли мафии, то жизнь его будет похожа на кошмар. Чтобы бизнесмен не сомневался в серьезности намерений визитеров, ему откровенно угрожали смертью и пытками. Лишь единицы бизнесменов, попавших "под пресс", решались обратиться в милицию. Подавляющее же большинство предпочитало расплачиваться наличными за свое спокойствие и безопасность своих близких. В противном же случае, даже если милиция и задерживала вымогателей, то очень скоро они оказывались на свободе и вновь наносили "визит вежливости" в офис потерпевшего. Доказать факт вымогательства тогда было практически невозможно - в правоохранительной практике бывшего СССР просто не существовало соответствующих правовых технологий. Аудио- и видеоматериалы по существовавшему законодательству не считались доказательствами, да и технических возможностей для их получения у милиции, как правило, не было. Хотя причина была в ином: перед правоохранительными органами тогда и не ставилась задача борьбы с организованной преступностью. Идеологи от МВД и спецслужб все еще старались не замечать того факта, что мафия в России стала фактором, во многом определяющим криминогенную и экономическую ситуацию в постсоветском пространстве. Лишь в этом году термин "оргпреступность" официальными аналитиками стал ставиться в один ряд с понятием "угроза национальной безопасности". А тогда, на заре перестройки, руководство страны упорно отказывалось признать факт существование мафии в СССР. А за отсутствием подобного явления с ним незачем было и бороться... Передовые "технологии" - в жизнь! Рэкет же развивался вместе с бизнесом. Со временем бандиты начали понимать, что просто получать наличные уже невыгодно. Гораздо перспективнее и безопаснее стало участвовать в бизнесе самим, контролируя его изнутри и диктуя свои условия. В результате к началу 90-х годов каждый уважающий себя рэкетир числился учредителем одного или нескольких кооперативов. прочем, мафиози всегда старались оставаться в тени, не стремились к высоким должностям генеральных директоров или президентов. Их вполне устраивали скромные должности экспедиторов, консультантов, советников или экспертов. В большинстве случаев эти скромные труженики и играли решающую роль в выработке экономической и финансовой политики "своей" фирмы. И избавить от такого "работника" контору не мог ни КЗОТ, ни милиция, а лишь только более мощная "крыша". Круг замкнулся... Тем не менее количество заявлений в милицию о вымогательствах заметно увеличивалось. Правда, многие несговорчивые бизнесмены попадали в больницы, а то и всплывали в Москве-реке или Яузе с простреленными головами. В итоге в МВД по указанию правительства было создано знаменитое Шестое главное управление. У истоков его создания стоял известный ныне писатель и эксперт по организованной преступности Александр Гуров. В тот же период милиция смогла наконец провести несколько громких задержаний вымогателей, которых брали с поличным при получении денег от жертвы или в момент подготовки вооруженной "разборки" с конкурирующей преступной группировкой. Именно в тот период были задержаны ныне покойный Сергей Тимофеев по кличке Сильвестр, одно имя которого повергало в дрожь столичных предпринимателей, не менее известный Вячеслав Шестаков по кличке Слива и множество других лидеров и активных членов оргпреступных группировок. Сложившаяся ситуация вынудила рэкетиров изменить методы. Вымогательство стало подаваться исключительно под видом требования возврата долга или расплаты за охранные и прочие услуги. В конце концов официальные власти, пока косвенно и неофициально, признали, что рэкет существует и, более того, представляет реальную опасность для развития экономики страны в целом. На самом высоком уровне был предпринят ряд мер, направленных на обеспечение сотрудников милиции технической и законодательной базами, а также современными методиками борьбы с вымогательством. Аудио- и видеосъемка была признана вещественным доказательством, активно начали использоваться помеченные специальным составом купюры, кроме того правоохранительные органы развернули среди той части населения, которая была активно включена в рыночные отношения, широкую агитацию, всячески рекомендуя при первой же встрече с рэкетирами обращаться в милицию. В структуре правоохранительных органов появились специализированные подразделения по борьбе с организованной преступностью - знаменитые РУОПы, многие из которых были оснащены современной техникой и даже бронетранспортерами. В 1994 году президент России подписал вызвавший большие споры в среде правозащитников и либеральной интеллигенции Указ 1226 "Об усилении мер по защите населения от проявлений бандитизма и организованной преступности". Среди прочего этот документ позволил задерживать лиц, подозреваемых в причастности к оргпреступности, на срок до 30 суток. В результате в 1993-1994 годах резко возросло число лиц, задержанных за вымогательство. Правда, и рэкетиры стали изощреннее и жестче: от угроз они перешли к похищениям своих жертв и даже к их физическому устранению. Как это обычно происходит Эксперты по организованной преступности отмечают, что в большинстве случаев бизнесмены сами виноваты в своих неприятностях, связанных с рэкетом. Многие ошибочно думают, что в состоянии сами решить возникшие проблемы, и пытаются вести с представителями организованной преступности переговоры, зачастую пытаясь их перехитрить. Результат, как правило, один и тот же - либо предприниматель таинственно исчезает, либо начинает жить на "зарплату", выделяемую ему рэкетирами от прибылей его же собственной фирмы. Обобщив информацию, полученную в правоохранительных органах, бандкругах и у подвергшихся рэкету предпринимателей, можно составить несколько наи олее часто встречающихся схем вымогательства. Например, один молодой предприниматель открыл в Москве автосалон на Тимирязевской улице. Проработав несколько месяцев, бизнесмен уже стал подсчитывать прибыль, как к его офису подъехали два микроавтобуса. Оттуда вышли несколько глыбоподобных молодчиков. Уверенной поступью они прошли в кабинет бизнесмена. "Говорят, ты тут халяву лопатой гребешь и с братвой не делишься", - процедил сквозь зубы один из визитеров, обращаясь к директору автосалона. Опешивший изнесмен попробовал было поддержать разговор и начал его со слова "мужики...". Однако договорить ему не дали. "Мужики в лаптях дерьмо месят, - оборвал монолог один из гангстеров, - А ты теперь нам деньги платить будешь". Узнав, что денег у бизнесмена пока немного, рэкетиры решили довольствоваться двумя иномарками. Поняв, что избежать "опеки" мафии не удастся, предприниматель почел за лучшее свернуть бизнес и вообще уехать из Москвы. В другом случае к несговорчивому бизнесмену громилы явились со сковородкой. Ударив его ею по голове, гангстеры заявили: "Мы сейчас твою печень будем жарить и жрать". Аргумент был настолько убедительным, что несчастный предпочел заплатить требуемую преступниками сумму и исправно платит мзду поныне. Однако это так называемые "солдатские" методы, то есть грубые и прямолинейные. Побывав разок-другой в руках МУРа или РУОПа, бандиты действуют все изощреннее и осторожнее. Один из муровских сыщиков привел наиболее характерный пример. Некий столичный бизнесмен открыл не ольшой магазинчик. Вскоре к нему явились рэкетиры. Это были не громилы в кожаных куртках, а два интеллигентных и улыбчивых молодых человека. Учтиво поздоровавшись, визитеры ненавязчиво осведомились, как идет бизнес и каковы перспективы. Гости заявили, что сами работают неподалеку и хотели бы познакомиться с новым соседом поближе. В ходе беседы парни предложили предпринимателю заплатить им немного денег за обеспечение безопасности. Стоит отметить, что никто предпринимателю не угрожал. Гангстеры, пространно рассуждая о нынешней сложной криминогенной обстановке, говорили, что денег отнюдь не требуют, но от них и не откажутся, если бизнесмен вдруг изъявит желание заплатить. Предприниматель сказал, что подумает. Ночью в новом магазине неожиданно ыли побиты все стекла. А утром к горевавшему бизнесмену пришли все те же двое. Они по-соседски посочувствовали его горю и удалились. Сделавший необходимые выводы коммерсант проконсультировался с владельцами соседних магазинов и принял решение заплатить своим новым знакомым. С тех пор его никто не беспокоил. Но не следует думать, что, заплатив единожды, предприниматель полностью ограждает себя от неприятностей. Как правило, у бизнесмена есть партнеры, а у партнеров - своя бандитская "крыша". В случае возникновения серьезных спорных вопросов между партнерами в дело включаются их нелегальные покровители. Подобные услуги оплачиваются бизнесменами дополнительно "по отдельному тарифу". Кроме того "крыша", сетуя на инфляцию и экономическую нестабильность, постоянно требует индексации оплаты своего труда. Это может быть не только выплата наличных денег, но и дань "борзыми щенками" - покупка членам группировки квартир, автомобилей или загородных вилл. В конечном итоге бизнесмен оказывался перед выбором - или работать по бандитским правилам игры, пропуская через свою бухгалтерию черные деньги, или пытаться вырваться из порочного круга. "Крыша" в погонах В начале 90-х годов в организованной преступности появилось еще одно звено - сотрудники правоохранительных органов. Уставшие от бесконечных нападений разномастных рэкетиров, предприниматели обращались в милицию, но не по официальным каналам, а в обход, пользуясь в основном своими связями или связями своих друзей. Сотрудники правоохранительных органов, да и спецслужб обычно соглашались помочь попавшим в переплет бизнесменам. Приезжая на встречу с представителями мафии, они давали понять последним, что бизнесмена лучше оставить в покое. Благодарный и растроганный предприниматель щедро расплачивался со спасителями наличными. Вольно или невольно милиционеры становились его "крышей", получая солидную прибавку к зарплате, превышающую зачастую официальный оклад в несколько десятков раз. В результате некоторые представители правоохранительных органов ныне разъезжают на новых автомашинах отечественного, а чаще импортного производства, отдыхают на престижных зарубежных курортах и вообще пытаются ни в чем себе не отказывать. Конечно, речь идет не о рядовых постовых, частенько обирающих коммерческие палатки и старушек с сигаретами у метро прямо среди бела дня. Обычно, чем крупнее и солиднее фирма, тем выше занимаемая ее покровителями ступенька в иерархической лестнице правоохранительных структур. Нетрудно заметить, что после увольнения в запас большинство милицейских руководителей уходят на высокие должности в крупные банки, биржи или охранные агентства. Некоторые из последних, кстати, являют собой не что иное, как мощные легализованные рэкетирские формирования. Конечно, неприятно сознавать, что милиция вынуждена брать на себя роль бандитского прикрытия, однако до тех пор, пока зарплата муровского сотрудника будет ненамного превышать ставку уборщицы в столичном метрополитене, с этой тенденцией придется мириться и тут не поможет и десяток операций "Чистые руки". К новым высотам Совершенно очевидно, что примитивный рэкет с поглаживанием предпринимателей утюгами и другими подобными сюжетами в стиле "триллер" уходит безвозвратно. Рэкетиры новой генерации - это в первую очередь опытные бизнесмены, за спиной которых стоит их собственная преступная организация. И не секрет для посвященных, что одна из столичных преступных группировок получает стабильный процент от всех кредитов, выделяемых государством на нужды сельского хозяйства. Под контролем организованной преступности находится и торговля нефтью, цветными металлами, автомашинами, а также деятельность большинства коммерческих банков. По данным экспертов Главного управления по организованной преступности МВД России, первое место в рейтинге популярности среди российской мафии в настоящее время занимают именно операции на финансовом рынке, где порой уже трудно отделить легальный бизнес от криминала. Кроме того, наметилась устойчивая тенденция к вытеснению преступных группировок милицией. Есть данные, что именно сотрудники правоохранительных органов контролируют всю проституцию на Тверской улице. Кстати, милиция и рэкетиры, как правило, мирно уживаются друг с другом, если, конечно, их интересы не пересекаются. На вопрос, почему предприниматели охотнее сотрудничают с милиционерами и представителями спецслужб, последние обычно отвечают, что представители "крыши в погонах" не такие жадные, как их коллеги по ту сторону аррикад. Доколе!? Рассматривая перспективы противостояния государства и организованной преступности, стоит отметить, что по-прежнему последняя явно опережает на два-три хода неповоротливые власти. Сначала советское государство вообще не признавало оргпреступность, застенчиво называя ее "групповой". Затем, когда щупальца российской мафии проникли практически во все сферы бизнеса и экономики, а иногда и в госорганы, существование оргпреступности было признано, однако борьба с ней, а следовательно, и с рэкетом как основным ее проявлением на практике так и не началась. До сих пор все аналитические исследования по этой проблеме носят социологический характер и сводятся к написанию толстенных справок о возрастном, профессиональном, социальном и тническом составе преступных группировок, количеству имеющихся у их членов судимостей и так далее. Эксперты отмечают, что борьба с рэкетом и организованной преступностью вообще - дело не только МВД, но и государства в целом. Можно задержать всех без исключения российских бандитов, однако вскоре на их месте появятся новые. Пока в государственной системе (особенно в законодательстве) есть лазейки для проникновения мафии в легальный бизнес, борьба с преступностью будет напоминать игру в казаки-раз ойники. Так что пока "Большой Рэкет" чувствует себя в относительной безопасности."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации