Анюков поверил "племяннику Кумарина" по кличке Беспризорник и потерял 70 млн руб

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

  Анюков поверил "племяннику Кумарина" по кличке Беспризорник и потерял 70 млн руб. Футболисты "Зенита" "инвестировали" личные средства в обнальный бизнес под крышей "авторитета" Хлоева Оригинал этого материала
© "Фонтанка.Ру", 13.01.2014, Как Анюков поверил "племяннику Кумарина" и потерял миллионы, Фото: via sport.mail.ru

Борис Ливанов

583b498d281924cd98a77228513f5f9a7a06b6e1.jpg
Александр Анюков
Футболисты «Зенита» снова засветились в криминальной хронике Петербурга. На этот раз в роли неудачливого инвестора выступил защитник сине-бело-голубых Александр Анюков. Объект для того, чтобы вложить свои 70 миллионов рублей, Анюков выбрал совсем уж неудачный — бизнес одного из известных петербургских авторитетов Андрея Хлоева по прозвищу Беспризорник, человека, которого Владимир Барсуков (Кумарин) любил называть «племянником». Теперь Анюков дает показания в суде в качестве свидетеля. Бизнес Незаконное обналичивание денег в настоящее время, когда все денежные операции проводятся через банки, а любое получение наличными крупных сумм денег сразу подпадает под внимательный взгляд соответствующих органов, стало весьма прибыльным бизнесом. Те, кто может предложить "чистый" вариант получения налички (без привлечения внимания правоохранительных органов), зарабатывают на этом весьма серьезные суммы денег. За счет процента от обналичивания денег. Нужно лишь предложить такую схему, чтобы получатель денег остался вне подозрений.

В самом конце прошлого года в Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд поступило на рассмотрение дело в отношении одного из последних представителей тамбовского сообщества Андрея Хлоева, в определенных кругах известного под именем Беспризорник.

Согласно материалам дела, к уголовной ответственности Хлоев впервые привлекался в 1991 году (в возрасте 17 лет), когда был осужден по части 3 статьи 117 УК РСФСР (изнасилование в составе группы). Тогда Хлоев отделался условным сроком. Но, по некоторым данным, именно с того времени начинается карьера Беспризорника в криминальном мире.

К тому времени Хлоев, по оперативным данным, был кем-то вроде "сына полка" тамбовского ОПС. Хлоев был лично знаком с Владимиром Барсуковым (Кумариным), который называл Хлоева "племянником".

По оперативным данным, Хлоев участвовал во многих "стрелках" и разборках "тамбовских" в середине 90-х. Несмотря на юный возраст, он отличался бесшабашностью и авантюризмом. Даже на мирных "стрелках" демонстративно оголял полу куртки, за которой виднелась рукоять пистолета. По легендам, он частенько устраивал форменный беспредел в местах общего пользования. Как рассказывали в криминальном мире — то пальбу в ресторане устроит из-за того, что мясо ему подали плохо прожаренное, то с топором в казино вломится, потому что крупье якобы жульничал, то устроит поножовщину в престижном ресторане "Невские мелодии". И что самое примечательное, все это сходило Хлоеву с рук. Наверное потому, что "старшие братья" берегли "сына полка" и постоянно отмазывали его от неприятностей.

Несмотря на жалобы от "крышуемых", поведение Беспризорника нравилось его "старшим братьям". По сути, он был этаким эталоном бандитского беспредела 90-х. Но когда бандитский беспредел пошел на спад, Хлоев стал удаляться от своих покровителей. Когда в середине 2000-х "тамбовцы" бросились в новое направление криминального бизнеса — рейдерские захваты — Хлоев уже имел собственную "грядку". Которая называлась обналичиванием денег. Имелась к тому времени у Беспризорника и собственная бригада, которая могла постоять за интересы бригадира. При этом Хлоев не забывал засылать долю "тамбовским" и по-прежнему пользовался их покровительством.

Однако когда в 2007 году был арестован предполагаемый лидер тамбовского ОПС Владимир Барсуков-Кумарин, Хлоев посчитал, что на время, пока идет разгром "тамбовской группировки" и всех имеющих отношение к ней структур, лучше куда-нибудь исчезнуть. И придумал весьма изящный и нетривиальный ход — подписал контракт с Министерством обороны на контрактную службу.

Несмотря на то, что за плечами Беспризорника была судимость, да к тому же имелась оперативная информация о том, что Хлоев имеет серьезное притяжение к криминальному миру, служить он попал в элиту: спецназ военной разведки, батальон "Восток". Так из Питера исчез серьезный криминальный авторитет Беспризорник, который даже в ресторан приезжал на двух автомобилях люкс-класса, а появился скромный старший сержант — инструктор спецназа ГРУ.

За время своей военной карьеры Хлоев успел поучаствовать в улаживании грузино-осетинского конфликта и даже заработать несколько правительственных наград. Во время службы Хлоев познакомился с несколькими военнослужащими, которые впоследствии, по мнению правоохранительных органов, стали активными участниками преступной группировки, главой которой был Хлоев.

Контракт Беспризорника закончился в марте 2009 года. После чего Хлоев вернулся в Питер и сразу восстановил связи с бывшим партнером по бизнесу Лашой Гогуа. Который еще в начале 2000-х занимался незаконной обналичкой денег. Механизм данной аферы довольно подробно описан: вполне добропорядочная фирма иногда испытывает острую необходимость в наличных деньгах. Чтобы получить их законным путем, необходимо отчитаться перед контролирующими органами — зачем им понадобилась серьезная сумма наличностью. Ну не будешь же рассказывать, что наличка нужна для выкупа конфиската, контрафакта или контрабанды.

А такой товар при законной реализации приносит до 500% прибыли. Вот и приходится обращаться к специалистам, которые предоставят наличку. Фирма переводит деньги на счет некоего предприятия, затем эти деньги раскидываются по фирмам-однодневкам, затем переводятся на еще одну фирму-однодневку в "своем" банке, со счета которой уже и снимаются наличные деньги. После снятия денег фирма прекращает свое существование, и дальнейший путь денег остается за кадром. Ну а те, кто предоставят наличные деньги, получают свой процент от обналичивания денег. От 20 до 40% от суммы обналичивания. А "карманный" банк, если к нему приходит проверка, на голубом глазу заявляет, что выдавал деньги мелкими суммами, которые необязательно фиксировать в Центробанке.

При этом все участники аферы остаются довольны: фирма, которая желала получить наличность, ее получает, посредник (в данном случае Хлоев) получает свой процент, которым делится с представителями банка. А в результате из-под финансового контроля выводятся несколько миллионов евро, которые идут то ли на закупку контрабандной электроники, то ли на закупку партии наркотиков. Проследить путь наличных денег намного сложнее, чем банковские переводы.

Но в этой схеме имеется одно слабое звено: иногда наличные деньги требуются вот прямо сейчас, а всякие проводки через банки занимают некое время. Именно поэтому Гогуа частенько требовались деньги сразу. Причем "чистые" деньги. И Хлоев нашел, где эти деньги взять. У спортсменов. И тут в истории о Беспризорнике неожиданно появляется защитник петербургского «Зенита», судя по всему, уже экс-футболист сборной России по футболу Александр Анюков. Инвестор Как рассказал на следствии защитник футбольного клуба "Зенит" Александр Анюков, когда он познакомился с Хлоевым, точно не помнит. В своих показаниях он заявил, что первоначально не догадывался о том, что Хлоев является криминальным авторитетом. Но то, что его слову доверяют весьма солидные люди города, знал. И когда Хлоев предложил выгодно вложить три миллиона долларов, а затем получать от вложенного солидные дивиденды, согласился. И передавал деньги не только без нотариально заверенных обязательств, но даже и без расписок.

Любопытно, что, по некоторым данным, наличные деньги Гогуа предоставлял не только Анюков, но и другие футболисты "Зенита". Впрочем, в уголовном деле, которое сейчас рассматривается в Военном суде, в качестве свидетеля (почему-то не потерпевшего!) фигурирует лишь Анюков. По его словам, он передал 70 миллионов рублей тремя партиями Гогуа, и какое-то время получал проценты. По словам Гогуа, за лето 2009 года он передал Анюкову 35-40 миллионов рублей. Футболист же утверждает, что денег было намного меньше. Примерно 300-500 тысяч в месяц.

Как бы то ни было, но выплаты прекратились осенью 2009 года. Когда Гогуа был арестован по подозрению в убийстве. После ареста Гогуа (его задержали 29 октября 2009 года) Хлоев как гарант сделки между Анюковым и арестованным оказался в затруднительном положении. Ведь как на гаранта, долг ложился на него… И тогда, по версии следствия, Хлоев решил получить долг с отца арестованного — Георгия Гогуа, который имел прибыльный бизнес в Мурманске. Запугав Гогуа-старшего, Хлоев вынудил его выложить крупную сумму денег и оформить договор дарения ООО "Мир мороженого" на Александра Анюкова.

Сам Анюков о том, что участвует в преступлении, не подозревал. В своих показаниях он заявил, что все переговоры вел Хлоев, а сам футболист был уверен, что Гогуа-старший действительно желает расплатиться по долгам сына. Однако предприятие никакого дохода не приносило. Неудивительно, потому что Хлоев и другие обвиняемые, согласно материалам дела, успели вывести со счетов фирмы практически всю имевшуюся наличность, распродать оборудование и товар со складов, и даже отобрать автомобиль Гогуа-старшего, стоимостью более миллиона рублей. Всего в результате этой "операции", по версии следствия, подсудимые заработали более 20 миллионов рублей, из которых Анюкову ничего не досталось. Не получая с дареной фирмы никакого дохода, Анюков, с подачи того же Хлоева, переоформил бизнес на некоего Кипиани.

Остается непонятным единственный вопрос: если Анюков потерял несколько десятков миллионов рублей, то почему он не требует их возврата? К тому же, по оперативным данным, наличные деньги Гогуа передавал не только Анюков, но и другие футболисты, и если они были обмануты, то почему не предъявляют претензий? Возможно, им не очень хочется, чтобы их имена в очередной раз звучали в криминальной хронике.

Напомним, что Вячеслав Малафеев так и не смог ни получить свои деньги у агентства недвижимости «Невский проспект», ни вернуть миллионы, переданные на «решение вопросов» лжесотруднику ФСБ, а Александр Кержаков пытается вернуть средства, «инвестированные» в нефтеперерабатывающий завод.