Аптечное дело мэра Майкопа

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Аптечное дело мэра Майкопа

Михаила Черниченко подозревают в лоббировании интересов фармацевтической фирмы своей супруги

Оригинал этого материала
© "Российская газета", origindate::26.04.2010, Фармацевтический спор с юридическим уклоном, Фото: "Коммерсант"

Малик Алимов

Compromat.Ru

Михаил Черниченко

Когда в прессе появляются удивительные цифры о десятках уголовных дел, заведенных против руководителей администраций городов и муниципальных образований разного уровня, это, с одной стороны, можно считать очевидным успехом правоохранительных органов в борьбе с коррупцией.

Правда, эти же цифры вольно или невольно заставляют задаться вопросом: неужели все так плохо? Слава богу, речь не идет о градоначальниках крупнейших городов России. Однако провинциальные столичные мэры в эту статистику, как говорится, вхожи. Например, Михаил Черниченко, глава администрации муниципального образования "город Майкоп" или, проще, мэр столицы Адыгеи.

Город Майкоп по российским меркам невелик — примерно 155 тысяч жителей. Основан аж в позапрошлом веке, точнее 25 мая 1857 года генералом Викентием Михайловичем Козловским как русское военное укрепление. Кавалер множества российских орденов, храбрый до безрассудства генерал одну из своих последних наград — золотую шашку с алмазами — получил "за мужество и распорядительность в боях на реке Белая" в том самом 1857 году. Тогда, несмотря на постоянное противодействие горских мятежников, он завершил строительство так называемого Майкопского укрепления, превратившегося ныне в столицу Адыгеи Майкоп.

Героические будни отцов-основателей Майкопа весьма серьезно отличаются от рутинной жизни сегодняшней адыгейской администрации как с точки зрения масштабов, так и качества дел ратных и гражданских. Общее же у них то, что ни тогда, в далеком от нас XIX веке, ни сегодня, в фантастическом XXI, нет покоя городским начальникам. Борьба продолжается!

Ареной сегодняшнего противостояния мэра Майкопа Михаила Черниченко и его оппонентов стала фармацевтика не в глобальном смысле, а во вполне приземленном — аптеки, таблетки, микстуры. При всей незначительности на первый взгляд таблеточно-лекарственной темы она, судя по всему, очень денежна и надежна: люди во все времена лечились охотно и помногу. Поэтому борьба и конкуренция в этой области тоже всегда существовала, велась без компромиссов, уступок, то есть все было по-взрослому, как говорится.

И в нашем случае позиции сторон, как часто бывает, оказались абсолютно противоположными и не имеют точек соприкосновения. Это не помешало тем не менее правоохранительным органам приступить к разбирательству дела, как говорится, по существу. Конфликт получил огласку в прессе еще в декабре 2008 года. Тогда мэра Майкопа вдруг заподозрили в лоббировании интересов фармацевтической фирмы его же супруги.

Все началось, как писали газеты, в том числе центральные, (все-таки Майкоп — столица, хотя и региональная) с проверки заявления одной из коммерческих организаций правоохранительными органами. В результате проверки республиканское следственное управление возбудило в отношении Черниченко уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 2 статьи 285 УК РФ — злоупотребление должностными полномочиями главой органа местного самоуправления. Градоначальник подозревается в том, что он использовал свои большие возможности и авторитет главы муниципалитета не в интересах службы. Он, как считает следствие, из корыстных побуждений действовал в пользу частной фирмы, одним из учредителей и руководителем которой является его супруга.

По мнению следователей, Черниченко неоднократно давал указания своим заместителям, другим чиновникам мэрии, а также контролирующим органам о создании препятствий для фирмы-заявительницы, которая, возможно, могла быть конкурентом фирмы жены. Можно предположить, что цель подобных действий заключалась в том, чтобы не допустить к экономически выгодным контрактам по поставкам лекарств для муниципальных нужд. Следствие, как писала пресса, полагало, что мэр нанес этой фирме очень крупный, по некоторым оценкам, ущерб.

Казенный язык постановления о возбуждении уголовного дела звучит, как ни странно, ярче, чем газетные заметки. В нем говорится и о нарушении статьи Конституции РФ и Закона о "Защите конкуренции", и о корыстной и личной заинтересованности Черниченко. Лаконично, но исчерпывающе рассказывается, как мэр Майкопа, "используя функции представителя власти и организационно-распорядительные функции должностного лица в органе местного самоуправления, а также свой авторитет главы административного муниципального образования "город Майкоп" вопреки интересам службы, неоднократно давал указания своим заместителям, руководителям структурных подразделений администрации, а также контролирующих органов о прямом воспрепятствовании ООО "Юнона" (оппонент мэра в настоящем конфликте. — Ред.) в открытии аптеки" и других действиях. Следственные органы подсчитали и оценили материальный ущерб как "результат предпринятых по указаниям Черниченко М.Н. действий и бездействий должностных лиц" в виде прямого вреда на сумму не менее 330 тысяч рублей и упущенной выгоды на сумму не менее 370 тысяч рублей.

В итоге и появилось уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 2 ст. 285 УК РФ, — злоупотребление должностными полномочиями. Санкции этой статьи предусматривают максимальное наказание до семи лет лишения свободы или минимальное — штраф в размере заработной платы осужденного.

Естественно, что сам Михаил Черниченко категорически не согласился с такой постановкой вопроса. "Мы, — заявил он журналистам, — только стали наводить порядок в городе, приняли нормативно-правовые акты, направленные против коррупции, обеспечили законность и прозрачность в предоставлении земельных участков, муниципальных заказов. Но такие перемены, как видно, не могут устроить тех, кто привык ловить рыбу в мутной воде. Их почерк выдает стремление раздуть "процесс" и тем самым сформировать негативное общественное мнение вокруг мэра, оказать давление на правосудие". Точка зрения мэра тоже прозвучала в прессе, так что никакого замалчивания или однобокого толкования никто не усмотрел.

Как определенная поддержка позиций и действий мэра Майкопа, писали СМИ, выглядел тот факт, что Майкопский городской суд отказал в ходатайстве республиканского следственного управления об отстранении Черниченко на период следствия от должности руководителя города. В прессе появилось сообщение, что суд счел доводы ходатая, то есть следствия, неубедительными: мэр города, оставаясь у власти, не может воспрепятствовать полному и объективному расследованию и установлению истины по делу. Это решение, как сообщали СМИ, может быть обжаловано.

По самому же уголовному делу с разной степенью активности продолжалось предварительное следствие, которое закончилось лишь осенью 2009 года. Во второй декаде ноября газеты сообщили, что следственное управление СКП РФ по Республике Адыгея завершило расследование уголовного дела в отношении мэра Майкопа Михаила Черниченко. На страницы газет попали и некоторые подробности конфликта. Например, сообщалось, что после того как фирма из Краснодарского края стала собственником помещения в Майкопе, где собиралась открыть первую в Адыгее аптеку сети, она столкнулась с требованиями, которые, по словам заявительницы, "не укладывались в границы здравого смысла". Так, "Водоканал", например, потребовал согласовывать использование аптекой водопровода со всеми жильцами многоэтажного дома.

Наверное, кому-то это покажется пустяшным согласованием. Возможно, даже сотрудники организации действовали строго по правилам или по инструкции, но для фирмы подобные требования создали практически непреодолимые препятствия в работе.

Удивили журналистов и сроки проведения следствия. Однако они получили ответы на свои вопросы в этой связи. Явно затянувшееся, по мнению прессы, расследование следствие объясняет объективными причинами. Как пояснила журналистам старший помощник руководителя республиканского следственного управления Оксана Бельдинова, ряд экспертных исследований проводились в Москве. Сейчас, сообщила Оксана Бельдинова, городской глава знакомится с материалами уголовного дела, затем оно будет передано в прокуратуру. Так оно и случилось.

Был еще один нюанс. В самом конце прошлого года, как сообщали СМИ на судебном заседании Майкопского городского суда под председательством судьи Демьяненко, было вынесено повторное решение не отстранять главу администрации Майкопа от занимаемой должности.

Прокуратура, как писали СМИ, с таким решением не согласилась, сформулировав свою точку зрения так: "В связи с воспрепятствованием проведению предварительного следствия по уголовному делу в отношении мэра Майкопа М. Черниченко прокуратура РА вновь будет отстаивать свою позицию о необходимости его временного отстранения от должности главы администрации". Ожидалось, что уже Верховный суд Адыгеи повторно рассмотрит кассационное представление прокуратуры республики об отстранении мэра Майкопа.

За самыми последними деталями этого действительно затянувшегося противостояния коммерсантов-фармацевтов, чиновников и представителей правоохранительных органов мы обратились к представителю потерпевшей стороны адвокату Осколкову Дмитрию Сергеевичу.

Российская газета: Как представитель защиты прокомментируйте, пожалуйста, сегодняшнее состояние дел в данном конфликте.

Дмитрий Осколков: Действительно, 2 февраля 2010 года мэру Майкопа Черниченко Михаилу Николаевичу было предъявлено обвинение, как уже говорилось, по статье 285, часть 2 УК РФ. 24 февраля данное уголовное дело вместе с обвинительным заключением было направлено прокурору Республики Адыгея для утверждения и направления в суд.

Однако уже в начале марта исполняющим обязанности прокурора Республики Адыгея Губиным С.А. было вынесено постановление о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования.

РГ: По этому поводу, кажется, была жалоба со стороны потерпевших?

Осколков: В Майкопский городской суд действительно была направлена жалоба потерпевшей по делу Ларисы Юрьевны Денеко. По ее мнению, дело должно было быть направлено не на доследование, а в суд после его утверждения прокурором. Жалоба Ларисы Денеко была датирована мартом 2010 года.

РГ: И что, началось новое расследование?

Осколков: Нет. Данное постановление было обжаловано следователем с согласия руководителя следственного органа Генеральному прокурору России в порядке ч.4 ст. 221 УПК РФ и п.5 ч.2 ст.38 УПК РФ. То есть в соответствии со всеми процессуальными нормами.

РГ: И каково же решение высшей инстанции?

Осколков: Какое решение принято Генеральным прокурором России по данному делу, в настоящее время неизвестно. Но я хотел бы подчеркнуть следующее. Во-первых, срок предварительного следствия составляет уже 16 (!) месяцев. А ведь совершенно очевидно, что само дело не представляет такой уж невероятной сложности. Во-вторых, мы, сторона защиты, не вполне понимаем позицию прокуратуры Республики Адыгея, которая, как нам кажется, по меньшей мере неоднозначна. Так, с самого начала прокуратура соглашается с возбуждением уголовного дела в отношении Черниченко, однако затем трижды вносит требование руководителю следственного органа о прекращении уголовного дела.

Далее. Cледственное управление Следственного комитета при прокуратуре РФ по Республике Адыгея трижды выходило в Майкопский городской суд с ходатайством об отстранении Черниченко М.Н. от должности на период следствия и суда. Дважды прокуратура республики соглашается с данными ходатайствами, а в третий раз — нет.

РГ: Что же будет дальше?

Осколков: Ситуация, на мой взгляд, безрадостная: постановление о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования вообще приводит его в нашем случае в некий правовой тупик.

РГ: И выхода нет?

Осколков: Выход есть всегда. Если уж мнения прокуратуры и следственного органа о наличии или отсутствии в действиях Черниченко состава преступления расходятся, то вывод напрашивается один: уголовное дело надо направить в суд. Для этого не надо обладать специальными познаниями в юриспруденции. Расхождение во мнениях между двумя правоохранительными органами затягивает принятие окончательного решения по делу и тем самым нарушает конституционные права не только потерпевших, но и всех остальных участников процесса.

РГ: Возвращать или не возвращать дело на дополнительное расследование — это все же право прокурора...

Осколков: Конечно, и это не оспаривается. Однако в резолютивной части своего постановления и.о. прокурора указал "уголовное дело возвратить ... для производства дополнительного следствия и устранения выявленных недостатков". Но совершенно неясно, какие дополнительные следственные действия или процессуальные решения необходимо выполнить и какие устранить недостатки?

Полагаю, что при возвращении дела следователю прокурор обязан, ну, или скажем мягче, мог бы указать выявленные недостатки и, возможно, способы их устранения. Однако это не было сделано. Почему? Наверное, прежде всего потому, что никаких нарушений не было выявлено. Следовательно, у нас появляются основания считать данное постановление немотивированным.

РГ: И что это означает?

Осколков: Если так, то это, на наш взгляд, просчет прокуратуры, который совсем не поздно исправить. Если нет, то мы, сторона защиты, вправе требовать разъяснений по существу вопроса и готовы дальше участвовать в процессе в рамках юридического поля.

В Федеральном законе "О прокуратуре РФ" сказано, что "предметом надзора является соблюдение прав и свобод человека и гражданина органами местного самоуправления" и что "при осуществлении возложенных на него функций прокурор разъясняет пострадавшим порядок защиты их прав и свобод; принимает меры по предупреждению и пресечению нарушений прав и свобод человека и гражданина, привлечению к ответственности лиц, нарушивших закон, и возмещению причиненного ущерба". Так что мы очень хотим, чтобы полностью, на 100 процентов, была соблюдена, как говорится, буква закона.

В заключение я хотел бы напомнить еще об одном очень важном, на мой взгляд, документе — Указе президента Российской Федерации от 12 августа 2002 года N 885 "Об утверждении общих принципов служебного поведения государственных служащих". Не все его помнят, соответственно, не все, видимо, готовы руководствоваться им. Но от этого президентский указ не становится менее значимым и полностью применим в нашей ситуации. И что самое главное, он носит не рекомендательный характер, то есть можешь выполнять, а можешь и повременить, а обязательный. На то он и указ главы государства.