Арбитраж по-минфиновски, или Как легально украсть $43 млн

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Скандалы.Ру, origindate::14.07.2010, Фото: "Коммерсант"

Арбитраж по-минфиновски, или Как легально украсть $43 млн

Уголовное дело Сергея Сторчака пытаются перевести в гражданское русло

Сергей Воронов

Compromat.Ru

Сергей Сторчак (в центре)

9 июля 2010 года в Московском городском арбитражном суде начался судебный процесс по рассмотрению иска ЗАО «Содэксим» к Российской Федерации в лице Минфина России о взыскании из федерального бюджета более 58 млн долларов США. Данное событие, не нашедшее особого отражения в средствах массовой информации, напрямую связано с громким расследованием фактов коррупции в Минфине России, проводимым на протяжении последних 3-х лет Следственным комитетом при прокуратуре РФ, более известным под названием «дело Сторчака».

Предыстория вопроса

Данное уголовное дело возбуждено СКП в 2007 году, в ноябре которого заместитель министра финансов РФ Сторчак С.А. и ряд коммерсантов были задержаны по подозрению в покушении на хищение более 43 млн долларов США. Сторчаку и коммерсантам, в числе которых был генеральный директор ЗАО «Содэксим», вменялись в вину действия по подделке документов и введению государственных органов в заблуждение относительно наличия у ЗАО «Содэксим» прав на получение из федерального бюджета указанной суммы.

Суть данной, лишь на первый взгляд запутанной схемы, заключается в следующем. В далеком 1997 году между Российской Федерацией в лице Министерства финансов Российской Федерации и ЗАО «Содэксим» был заключен некий гражданско-правовой договор. По данному договору Российская Федерация приняла на себя обязательство предоставить ЗАО «Содэксим» право заключения контрактов на поставку товаров с алжирскими фирмами-поставщиками, контрактная стоимость которых соответствовала уменьшению государственного долга Алжира перед Российской Федерацией и обеспечить юридические условия осуществления предоставленного ЗАО «Содэксим» имущественного права (т.н. квота на поставку товаров). При этом Российская Федерация не брала на себя обязательств обеспечить или гарантировать фактическое получение товаров ЗАО «Содэксим».

Основным условием для предоставления данного права являлось обязательное внесение претендентом в бюджет 30% от суммы квоты, т. е. около 121 млрд. неденоминированных рублей (24 млн долларов). И вот здесь то и начинается самое интересное. ЗАО «Содэксим» не располагало такими средствами, однако они нашлись у другого юридического лица — некоего АОЗТ ПКК «Санта-Рат». Именно эта структура внесла указанную сумму в бюджет за ЗАО «Содэксим». Между ЗАО и АОЗТ был заключен договор комиссии, согласно которому все затраты, связанные с приобретением квоты, брало на себя АОЗТ. Оно же являлось получателем и владельцем товаров. ЗАО «Содэксим» выступало в данной схеме лишь посредником, получавшим 2% от суммы сделок, и не более того.

Следует отметить, что условия договора между Российской Федерацией и ЗАО «Содэксим» не предусматривали возврат Минфином России уплаченных за приобретение имущественного права денежных средств в том случае, если ЗАО «Содэксим» по какой-либо причине не использует предоставленную ему квоту в течение какого-либо срока. Нет подобных предписаний также в актах законодательства Российской Федерации.

По прошествии времени ЗАО «Содэксим» таки и не удалось реализовать полученную квоту, оплаченную за него другим юридическим лицом. К слову сказать, и само АОЗТ ПКК «Санта-Рат» было ликвидирована судебным решением в 2004 году в связи с банкротством, не оставив после себя правопреемников. В 2007 году государственный долг Алжира был списан и возможности договорится с ним по реализации своей квоты ЗАО «Содэксим» объективно уже не могло. Казалось бы, на этом можно было бы поставить точку — ведь собственных убытков ЗАО не понесло (юридические и финансовые обоснования этого отсутствуют), равно как и заработать на указанной квоте. Но не тут-то было. Вот с этого момента на сцене появляется Сторчак С.А. и Ко, который, являясь специалистом в разруливании разного рода государственных долгов (примерно как при погашении российского долга перед Парижским клубом с переплатой кредиторам более 1 млрд. долларов США от суммы долга), усмотрел страшную несправедливость в том, что ЗАО со штатом в несколько человек, не заплатившее ни копейки в бюджет, недополучит свою прибыль, которая с 2% возросла до 200%: нехитрыми арифметически почетами сумма в 24 млн долларов США (из них потенциальная прибыль ЗАО — 2%) возросла почти в 2 раза — до 43, 4 млн долларов. Вот такое вот fair treatment (справедливое соглашение) как говорят наши су-шерпы в области долгов.

Именно такие убытки и насчитал Сторчак вместе с товарищами по министерству. А для того, что бы эти «убытки» более-менее походили на реальные, придумал схему, при которой Санта-Рат или его правопреемник все таким существовали и в жесткой форме требовали от ЗАО «Содэксим» вернуть кровные 24 млн долларов с процентами, которые ранее были внесены Санта-Ратом в казну. Именно эти убытки и пытался «протащить» через Минфин и Правительство РФ уважаемый замминистра, однако это не удалось и перед самым решающим моментом (вынесением распоряжения Правительства РФ, основанном на представленных Минфином документах, о возможности заключения с ЗАО «Содэксим» соответствующего договора) на сцене появился Следственный комитет при прокуратуре РФ и пригласил замминистра провести некоторое время в следственном изоляторе.

Но легко «поднять» такое дело, как показало время, даже СКП оказалось не по силам. В 2008 году усилиями министра финансов Кудрина А.Л. Сторчака освобождают из-под стражи, многочисленные и хорошо оплачиваемые адвокаты начинают активно защищать своего подопечного. При этом позиция главы Минфина России, равно как и проштрафившегося заместителя, весьма проста — «только мы знаем, как урегулировать долги, поэтому все остальные, включая СКП, могут отдыхать, т.к. ничего в этом не понимают». Однако более 80 томов уголовного дела и прямые доказательства вины Сторчака, включая 2 комплексные судебные экспертизы, проведенные следствием, говорят совершенно о другом — в Минфине России в сфере долговых вопросов творится такой же бардак, как и в славные 90-е, когда чиновники управляли казной как собственным кошельком.

В настоящее время следствие по делу завершено, обвиняемые знакомятся с делом, СКП готов направлять его в Генеральную прокуратуру РФ для утверждения обвинительного заключения, а впоследствии отстаивать каждое доказательство вины Сторчака в уголовном суде, однако не тут-то было. ЗАО «Содэксим» решает обратиться в Арбитражный суд г. Москвы, что бы хотя бы там найти «справедливость».

Арбитражный суд г. Москвы

Как сообщается в самом начале статьи, Арбитражный суд г. Москвы принял указанный иск к рассмотрению, несмотря на то, что исследованию в арбитражном процессе подлежат обстоятельства, являющиеся предметом расследования по ведущемуся СКП уголовному делу. По информации наших источников в МГАС, об этом Председатель Арбитражного суда г. Москвы Свириденко О.М. был официально и заблаговременно уведомлен соответствующим письмо СКП. Однако арбитражный процесс все-таки был начат.

В ходе заседания origindate::9.07.10 представитель ЗАО заявил требования к Российской Федерации в размере 58 млн долларов согласно исковому заявлению. Представляющая ответчика директор Правового департамента Минфина России Ячевская С.В. сообщила суду, что министерство придерживается позиции 2007 года, согласно которой у Российской Федерации есть задолженность перед ЗАО, однако отзыв на иск будет представлен позже. Причиной этого назвала переговоры с истцом о заключении т.н. соглашения об установлении фактических обстоятельств дела, после чего будет озвучена согласованная с ЗАО позиция ответчика. Представитель третьей стороны ГК ВЭБ заявил, что полностью поддерживает позицию Минфина России. Суд, выслушав стороны, благополучно назначил следующее заседание на 17 августа 2010 года.

Указанный вид соглашения действительно предусмотрен в арбитражном процессе и его особенностью является то, что судом не исследуются те события или обстоятельства, по которым стороны уже пришли к соглашению. Таким образом, в случае признания Минфином России основной суммы «долга» перед ЗАО «Содэксим» (порядка 24 млн долларов), суд примет это как факт, а предметом обсуждения станут только проценты, в результате чего сумма иска снизится до уже знакомых 43,4 млн долларов США. И, конечно же, это будет «невероятной заслугой» переговорщиков Минфина России. В случае вынесения такого «справедливого» судебного решения перспективы уголовного дела оцениваются специалистами как «нулевые», ну а все доказательства его вину будут похоронены под решением Арбитражного суда г. Москвы.

Наши источники из числа специалистов в арбитражном процессе, владеющие нюансами данного дела, оценивают сам иск ЗАО «Содэксим» как абсолютно бесперспективным с т.з. возможности взыскания каких-либо средств с Российской Федерации. Ведь заявленные убытки в 58 млн долларов надо еще как-то доказать, а соответствующие обоснования отсутствуют. Также очевидным является и тот факт, что сроки данности по данному иску уже истекли (3 года), что уже является основанием для отказа в удовлетворении требований. Однако, по не совсем понятным причинам представитель Минфина России Ячевская С.В. проигнорировала все эти обстоятельства и фактически признала претензии истца в суде, вследствие чего напрашиваются только два предположения: либо юристы Минфина абсолютно профессионально непригодны, либо Минфин России (что более вероятно) продолжает таким образом отстаивать корпоративные интересы главы Кудрина А.Л. и попавшегося замминистра Сторчака С.А. в целях прекращения уголовного дела в отношении последнего. Однако не слишком ли высока цена в 58 млн долларов такой «корпоративной этики» для Российской Федерации, которую, на минуточку, и представляет юрист Ячевская С.В. в суде? Почему Минфин России не отстаивает интересы государства, а сразу же «сливает» позицию и спешит договориться с ЗАО «Содэксим», которое, как и ранее, не смогло представить ни одного убедительного аргумента в свою пользу? Почему арбитражный суд игнорирует обращения СКП и рассматривает дело с участием лиц, находящихся под следствием за совершение тяжкого преступления? И закроет ли на все это глаза уважаемый Арбитражный суд г. Москвы и лично судья Лежнева О.Ю., примет ли на веру т.н. соглашение об установлении фактических обстоятельств дела, не проверив, а имеют ли хоть какое-то основание бредовые претензии коммерческой структуры к Российской Федерации?

На все эти непростые вопросы мы сможем получить ответы уже 17 августа 2010 года.