Арбузный блокпост

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Арбузный блокпост

"Подавляющее большинство москвичей любит арбузы и не испытывает теплых чувств к их продавцам. Между тем совсем скоро в Москве не останется ни тех, ни этих.

     Арбузный сезон заканчивается. “Все, завоза больше не будет”, — говорит продавец, проживший у нас на углу все лето. Днем он жил в арбузной клетке, ночью — в напрочь убитой “девятке”. Умывался из перевернутой пластиковой бутылки, привинченной к клетке. Сидел на драном кресле, которое приволок с помойки. Обедал на деревянном ящике. Набрать воду и согреть кипяток ему позволяли в соседней забегаловке с игральными автоматами. Впрочем, он старался не злоупотреблять гостеприимством и питался в основном всухомятку — хлебом, помидорами и колбасой.
     Сезон на самом деле еще не заканчивается. Арбузы можно было бы возить в Москву до Нового года, но... уже невыгодно. Слишком холодно, мокро и грязно в Москве осенью. Для арбузов придется арендовать крытое обогреваемое помещение, продавцы тоже на улице уже не смогут жить. А если за все это заплатить, так уже и неинтересно торговать станет.
     О том, какую прибыль дает одна арбузная “точка” в летние месяцы, — можно только догадываться. Но, видимо, немаленькую. По-хорошему она должна давать хотя бы в два раза больше, чем уходит на ее содержание. А уходит на нее тысяча долларов — столько стоит одна точка в месяц ее хозяину. В эту сумму включены все “пошлины”, которые необходимо уплатить милиции, санэпидстанции, пожарникам, налоговикам, префектуре, мэрии и прочим организациям, дозволяющим у нас любую торговлю. 
     У хозяина той клетки, где торгует мой знакомый Раджаб, всего три точки. Однако сам хозяин не занимается уплатой пошлин и раздачей взяток, это делается на более высоком уровне. В Москве есть, как говорят, арбузные короли — их всего несколько человек (возможно, вообще только один или двое), — которые покупают права на все точки столицы разом, а потом сдают их в субаренду мелким хозяевам. Некоторые из них способны потянуть двадцать точек, другие — как хозяин Раджаба — берут три-четыре. Но понятно, что чем больше точек, тем больше прибыль.
     Не секрет, что в арбузном бизнесе работают азербайджанцы, — это узконациональное предприятие. Впрочем, в низшее звено — в продавцы — иногда попадают и русские. Но и русские продавцы — как правило, тоже бакинцы, приехавшие на заработки.
     Нанимаются на работу продавцы прямо здесь — в Москве. “Мы как делаем, — объяснил Раджаб, — приезжаем и за пятьсот рублей сразу делаем регистрацию на три месяца. Это значит, я могу здесь три месяца работать и три раза получить зарплату. Три месяца поработаю, уеду домой. Отвезу деньги семье, отдохну месяца полтора и опять поеду в Москву. Тяжело так жить, но в Баку работы нет вообще никакой. Только нефтяником. Но чтоб туда устроиться, надо сразу пять тысяч долларов заплатить”.
     В Москве азербайджанцу без связей обычно удается устроиться на зарплату 6—8 тысяч рублей в месяц. В основном в торговле, хотя есть и другие варианты. Арбузы считаются хорошим местом, потому что здесь зарплата больше — 400 рублей в сутки, то есть 12 тысяч в месяц. 
     Но есть и минусы. Если у продавца выходит недостача, она вычитается из зарплаты. “А недостача здесь всегда будет, — говорит Раджаб, — без нее не получится, поэтому я теперь считаю, арбузы — для нас невыгодно”.
     Хозяин закупает арбузы на оптовом рынке — берет сразу машину, пять тонн по три-четыре рубля за килограмм. Но продавцу в клетку он эти пять тонн разгружает уже по той цене, по которой тот будет торговать — летом было семь рублей за килограмм, сейчас — шесть.
     “Но ведь пять тонн я сразу не продам, а арбузы пока лежат, сохнут, — объясняет Раджаб. — Становятся легче по весу. Это уже потеря для меня. А еще сколько приходится отдавать бесплатно! Каждую ночь — то милиция, то пьяные, то наркоманы. Все лезут, все наезжают, всем дай. Конечно, много вот так уходит. А потом приходится обвешивать. Но что же, мне за арбуз жизнь отдать, что ли?”
     Каждый год в Москве продавцы арбузами несут потери. Кого-то из них убивают или ранят. Страшнее всего ночью. До Раджаба на нашей точке работала женщина Нина. Я спросила, не бывает ли ей страшно по ночам, так у нее глаза тут же наполнились слезами. Нам, говорит, такое здесь приходится переживать, что лучше не вспоминать.
     А Раджаба в августе чуть не зарезали. Кто? Он думает, что наркоманы. В самый разгар драки патрульная машина медленно проехала мимо и даже не остановилась. Ему плохо пришлось бы, но из игральных автоматов выскочили охранники. Раджаб с ними дружит — при помощи тех же арбузов, конечно.
     В принципе можно нанять и своего охранника, но за это продавец арбузов должен платить из своих денег. Нина Раджаба нанимала охранником — за двести рублей в сутки. У нее, соответственно, тоже двести оставалось. Мало. Потом у Нины оказалась недостача, и она ушла, где-то на другой точке торговала, а Раджаб вместо нее стал продавцом. 
     Наслушавшись ужасов, я пару недель назад решила увидеть своими глазами ночные мучения продавцов арбузов и осталась рядом с клеткой — дежурила в своей машине примерно до полвторого. Сначала приехала машина ППС — милиционеры взяли три арбуза, но это было не страшно. А часов в 12 появилась компания юношей студенческого возраста, абсолютно пьяных. Они тут же заявили, что “пришли бить зверей”, обозвали арбуз “хач-ягодой” и потребовали, чтоб Раджаб им дал самую хорошую ягоду бесплатно. Они откровенно намеревались схватиться с ним, провоцировали драку, но Раджаб благоразумно отступил. Юноши взяли арбуз, тут же его уронили и принялись кидаться корками. Потом один лег и попытался уснуть. Другие стали его поднимать, отвлеклись и, слава богу, забыли про арбузы. 
     ...Во время первой войны в Чечне у военных журналистов считалось высшим шиком провести ночь на блокпосту. Мне тоже как-то раз довелось вкусить такой “экстремальной журналистики”. Так вот теперь я могу сказать, что провести ночь вместе с продавцом арбузов в центре Москвы — это круче, чем блокпост. 
* * * 
     Если почитать Трудовой кодекс РФ, который действует на всей территории Российской Федерации, то станет очевидно, что торговля арбузами в Москве происходит с совершенно немыслимыми нарушениями трудового законодательства. 
     Нормальная продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов в неделю, а продавцы работают круглосуточно. И даже если считать, что в ночное время они работают не продавцами, а сторожами по совместительству, то и здесь тоже нарушение. Работа по совместительству не может продолжаться дольше, чем 4 часа в сутки. 
     На глазах у всей Москвы, включая трудовую инспекцию (есть у нас такая организация, обязанная следить за соблюдением Трудового кодекса), люди месяцами работают круглые сутки. И ничего. Все все видят, все всем довольны, никому ни до чего дела нет.
     По кодексу, из зарплаты работника нельзя вычитать материальный ущерб, нанесенный работодателю, тем более если этот ущерб возник “вследствие непреодолимой силы, крайней необходимости или необходимой обороны либо из-за неисполнения работодателем обязанностей по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику”. Но отдать арбузы милиционерам — это как раз ущерб, нанесенный крайней необходимостью. А отдать их пьяным студентам — это необходимая оборона. И если работодатель не обеспечил таких условий для хранения арбузов, чтоб подобных прецедентов не возникало, то и к работнику у него не может быть претензий.
     И в конце концов “работники имеют право на отдых”, как сказано в кодексе. И даже если они очень хотят заработать, они не могут месяцами спать в полглаза в ржавых “шестерках” и “девятках”, расставленных возле арбузных клеток, и умываться из бутылочки. Это дикость. Это уклад и порядки, приличествующие какому-нибудь кишлаку, но не Москве, которая, как любят подчеркивать городские власти, “хорошеет день ото дня”. 
     При таком подходе она хорошеет лишь на поверхности и становится цивилизованным городом только с виду. А внутри она гниет, съедаемая взяточниками, и превращается в дикий край, где за деньги легко нарушаются любые законы, правила, приличия и традиции. Причем происходит это безо всякого стеснения, на глазах у всех, включая президента и правительство, и в том числе министра труда Починка, который, помнится, уж так расхваливал свой Трудовой кодекс, так расхваливал... 
Интересно, этим летом Починок хоть раз покупал арбуз? Или хотя бы видел, как они продаются?"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации