Армия "гнилых яблок"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Армия "гнилых яблок"

" Вышедшая было «из моды» больная тема дедовщины в армии на днях была реанимирована международной правозащитной организацией «Хьюман Райтс Вотч». Правозащитники представили 80-страничный доклад с результатами своего трехлетнего исследования по проблеме неуставных отношений в российских вооруженных силах. Как бы подтверждая международный характер исследований, «Хьюман Райтс Вотч» делает вывод: неуставные отношения, ослабляющие армию, подрывают совместную борьбу с терроризмом. Представлявший доклад старший научный сотрудник организации по Европе и Центральной Азии Дидерик Лохман, чье выступление очень напоминало доклад политработника времен застоя на закрытом совещании, сообщил потрясенному залу: десятки тысяч российских молодых солдат ежегодно подвергаются жестокому обращению со стороны старослужащих, десятки погибают, сотни совершают самоубийства, тысячи пытаются себя убить или об этом думают, и тысячи же получают физические увечья на всю жизнь или психологические травмы. А то мы не знали! Главный военный прокурор каждый год констатирует: число неуставных отношений увеличилось едва ли не на треть. За первые девять месяцев этого года число самоубийств в армии приблизилось к сотне, из общего числа погибших военнослужащих треть, признал министр обороны Сергей Иванов, гибнет в результате неуставных отношений. Вопрос не в констатации происходящего, а в том, что делать, чтобы этого не было. И тут международный опыт был бы весьма кстати. Да, признает г-н Лохман, дедовщина, сопровождаемая унижениями человеческого достоинства, есть и в других армиях мира. Там тоже возникают эксцессы, о них пишут, показывают сюжеты по телевидению. Например, про то, что происходило в тюрьме «Абу-Грейб» в Багдаде, на американской базе Гуантанамо на Кубе, где содержатся военнопленные. Канадские новобранцы во время ритуала инициации (так называют дифференциацию первогодков и старослужащих) должны были есть хлеб, на который они только что блевали, отжиматься на листе картона, измазанного фекалиями. В Англии в последние годы неуставные отношения привели к смерти четырех человек -- об этом шумела вся страна, виновники были наказаны. Однако в России это явление по своим масштабам выходит далеко за европейские и любые другие рамки. Если в Великобритании, рассказал директор лондонского представительства «Хьюман Райтс Вотч» Стив Крошоу, редких солдат, склонных к казарменному хулиганству, называют «гнилыми яблоками», то в России это явление -- массовое. Неуставные отношения имеют конкретные формы: старослужащие отбирают у «молодняка» деньги и продукты, в городах выгоняют солдат на улицу попрошайничать, заставляют убирать за собой, стирать обмундирование. Все это сопровождается избиениями, часто бессмысленными, «в удовольствие», унижением человеческого достоинства. Дедовщину в России давно считают явлением неискоренимым, чем-то вроде стихийного бедствия. Каков народ -- такова и армия, говорят военные. Находят и исторические корни: мол, пошло это от суворовских бравых ребятушек, служивших по 25 лет. Каждый вновь забритый рекрут попадал под опеку «деда», пребывая при нем своего рода ординарцем. Естественно, пока сам не становился «дедом». Часть офицеров считает дедовщину даже полезной: с помощью старослужащих, которым они «делегируют» часть своих полномочий, легче управлять взводом и ротой. Да и кому охота горбатиться за мизерное денежное содержание. Усугубляет положение то обстоятельство, что почти половину должностей младшего офицерского состава занимают двухгодичники, «пиджаки» -- выпускники гражданских вузов, не знающие, с какого боку подойти к солдату. Любопытно, что и на Западе есть люди, которые признают: через систему инициации можно создать более эффективную военную единицу. Опрос миссионерами из «Хьюман Райтс Вотч» российских «дедов» показал, что они об этом и не помышляют. В основе отечественной дедовщины -- месть, циклические воздаяния: первогодки терпят издевательства потому, что сами скоро перейдут в разряд «стариков» и будут издеваться над новобранцами. О рациональных целях речь не идет вообще. Несмотря на явную безнадежность положения, представители «Хьюман Райтс Вотч» в будущее смотрят с оптимизмом: с дедовщиной бороться можно. Специалисты организации побывали в семи регионах, интервьюировали добрую сотню солдат, их родителей, адвокатов, помогли и экспертные советы комитетов солдатских матерей. Исследователи пришли к выводу: все дело в офицерах. Там, где они дали понять «дедам», что не собираются закрывать глаза на дедовщину, и реагируют на все случаи ее проявления, там неуставных отношений просто нет. Но сегодня, итожит «Хьюман Райтс Вотч», абсолютное большинство офицеров о солдатах не заботится. Тем не менее если даже один командир части может в корне изменить ситуацию с дедовщиной, каких глобальных перемен можно ожидать, если проблемой займется руководство Министерства обороны и всей страны! Однако ни в одном из многочисленных заявлений и заклинаний генералитета по поводу военной реформы нет ни слова о дедовщине. Весьма любопытно, что в рейтинге частей по дедовщине, по подсчетам солдатских матерей, первые места занимают президентский полк и бригада охраны Министерства обороны. Отсюда идут обращения по наиболее тяжким случаям неуставных отношений. Служба в президентском полку, например, стоит от 3 до 8 тыс. долл., утверждает председатель координационного совета нижегородского областного Комитета солдатских матерей Наталья Жукова. Дидерика Лохмана очень удивляет, что заботящийся о боеспособности армии президент, он же верховный главнокомандующий, не принимает решительных мер по искоренению дедовщины. Она между тем подрывает мощь российской армии. Хотя бы потому, что состоятельные и образованные родители всячески стараются уберечь сына от армии. В результате она формируется за счет выходцев из социально отсталых и малообеспеченных групп населения. Армия становится именно рабоче-крестьянской. Качественный состав вооруженных сил значительно хуже, чем мог бы быть. Весной нынешнего года «Хьюман Райтс Вотч» направила президенту России письмо, в котором предлагает создать межведомственную рабочую группу для разработки программы борьбы с неуставными отношениями. В письме есть еще одно очень важное предложение -- создать в России пост уполномоченного по правам военнослужащих. Что же, как говорится, если нет пророка в своем отечестве, не грех прислушаться к чужим голосам. Наталья Жукова довольна тем, что проблема поднята на международный уровень и ее, возможно, заметят те, от кого зависит благополучие армии. Тем более что дедовщина в последние годы отягощена неуставными отношениями уже между офицерами и солдатами. Особенно она обострилась после возвращения офицеров, воевавших в Чечне. В комитеты солдатских матерей пошло значительно больше жалоб. Так называемый чеченский синдром, уверена Наталья Жукова, не что иное, как вседозволенность. Еще одно ответвление неуставных отношений -- этническая дедовщина. Сплоченные в группы представители одной национальности (особенно выделяют «дагов», или «дагестанцев») вне зависимости от срока службы подчиняют себе остальных. Ни введение альтернативной службы, ни хождение в казармы представителей религиозных конфессий никак не повлияло на ситуацию с дедовщиной. Это признают и солдатские матери, и правозащитники. Поэтому руководству военного ведомства остается, видимо, лишь поблагодарить «Хьюман Райтс Вотч» за очередное напоминание о назревшем гнойнике и наконец вскрыть его. Тем более что в соответствии с Конвенцией о правах человека и Конвенцией ООН против пыток Россия должна расследовать любые факты бесчеловечного или унижающего достоинство обращения. В том числе -- и с военнослужащими. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации