Армян научат любить футбол

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В Малоярославце, где за нанесение ножевого ранения в драке судят выходца из Армении, стянули ОМОН из  соседних городов и ожидают новый  приезд футбольных фанатов из Москвы

Mjar1-150x100.jpgСтарый «Жигуль» стонал на ухабах. У лобового стекла качается иконка Богородицы. То ли соглашаясь. То ли в знак укоризненного «нет»…

«Ты русский, да? Ай, как хорошо! Вот скажи, русский, как бы ты поступил? — пытал меня водитель-армянин, которого я похоже уже разозлил. Но я молчал. Разговор был жесткий, а тут уже по-гамбургскому счету — молчи или отвечай честно. А что тут ответишь…

Такие командировки — настоящая головная боль. За наглую уверенность найти ответ получаешь дьявольский ребус, где то ли сотня правильных решений то ли ни одного вообще. А сначала кажется — как все просто. Миниатюрный городок Малоярославец Калужской области, чистенький (как-никак второе место в России по благоустройству), ровненький, в респектабельных для российской необъятности сотне километрах от Москвы. Город не самой удачной судьбы (его каждый век старательно сравнивали с землей то французы, то немцы), но вполне себе благополучный. Промышленность благодаря выигрышному расположению шоссе и железной дороги, все еще есть. Да и деньги судя по московским ценам — тоже…

И даже тревожные строки Векипедии посвященные Малоярославцу поначалу не настораживали:

«Население 30,6 тыс. Ежегодная потеря 0,5-1 %. Приток населения, осуществляется за счет приезжих граждан бывших республик СССР».

С одной стороны, конечно, грустно. Но не удивительно. Такая сейчас малонаселенная и бесповоротно погрязшая в безвизовости СНГ и планетарной глобализации Русь…

502205.jpg

Болельщики высадились из московской электрички и колонной прошли по провинциальному городку, потребовав «справедливого суда» над кавказцем, который ранил их товарища. Фото: Александр БОЙКО

В общем история эта их разряда бодрящих случаев, когда на вас посреди леса вдруг падает кирпич. Вот и жители Малоярославца сильно удивились, когда в тихий городок вошла колонна из трехсот футбольных фанатов. Об этом потом с восхищением писали газеты, рисуя романтический образ сурового фаната-гражданина. Что-то вроде «Они шли не толпой, ни ордой, а благочинно — колонной. Затылок в затылок, строем по двое. Безмолвно. Цивилизованно. Без лозунгов, криков, зажженных «фаеров»…

Mjar3-500x216.jpg

Их конечно ждали. В соседнем квартале стоял ОМОН, авто-заки готовы были принять постоянных клиентов. Но фанаты остановились на центральной площади, передали властям бумагу, и также спокойно — строем — ушли, оставив всполошенный город гадать — что это было? И что теперь будет?

Кто-то этот документ потом назовет доказательством пробуждения гражданского общества.(,не всем же на Болотной языки трепать) Самые перепуганные — шантажом и тихой Кондопогой.

И даже самые осведомленные малоярославцевские чиновники были крайне изумлены.

Mjar11-500x333.jpg

«А я то думал, чего Москва каждый день нас звонками дергала — ворчал один из них, — все требовала доложить: какая что в Малоярославце межнациональная обстановка. Я им, ребята, вы чего паникуете?! У нас же не бездельники — работы много. Чай не Кондопога какая — у нас здесь всегда разные народы жили. Цыганская деревня уже полвека под боком, для нас они как свои… А тут на тебе — ультиматум!

Но если формально — не ультиматум. Бумажка в общем-то невинная. Если что, не подкопаешься. Фанаты — как это не парадоксально — попросили власти не накалять межнациональную ситуацию в городе и всего лишь честно разобраться в одном уголовном деле. Чтобы диаспоры не давили на суд и свидетелей.

Только и всего!

502149.jpg

Депутат ЛДПР Сергей Кременев считает, что давить на российский суд нужно, иначе справедливости не добьешься.

«У НАС С АРМЯНАМИ ДАВНО НЕ  ЛАДНО»

ЧП случилось в сентябре прошлого года. Это был один из самых нелюбимых местной полицией дней, когда молодежь рассредоточивается по клубам и кабакам. Кто «надраться», кто подраться. Праздник узаконенного кутежа официально называется День города и как мне с грустью рассказали в редакции местной газеты»Маяк» : полицейские в этот день просто объезжают злачные места собирая дебоширов, как грибы после теплого дождя…

Так что ставшую исторической драку в клубе «Пять звезд», где получил ножевые ранения 24-летний судебный исполнитель Алексей Ершов, город в пестрой ленте криминальных происшествий не заметил. (Я даже провел эксперимент — опросил несколько десятков прохожих и оказалось, что добрая четверть этого милого города — слава «Дому-2″ с Муз-ТВ — не в курсе событий до сих пор!)

Бармен клуба с видом философа, повидавшего всевозможные грехи человечества, рассказывал:

«Я внимательно посмотрел видео с камер наблюдения. Классика. Два пьяных армянина за стойкой ругаются, бьют кулаками по стойке, разбивают тарелку. Подходит охранник, зовет на подмогу по старой памяти Ерша (Ершов у нас когда-то охранником работал). Они вытаскивают армян на улицу. Там видекамер нет, но все и так понятно. За своих побежали вступаться армяне, за русских — русские. В итоге во дворе целая толпа, начался ор. Несколько человек драться. Секунд 10. Вижу несут Ерша — весь в крови.»

Все вроде сходится — в интернете есть видео, где Ершов благодарно встречает фанатов на площади и показывает как его били.

502150.jpg

Следствие уверено, что на этом месте лидера местных фанатов Алексея Ершова ударил Алик Симонян. Но в беспристрастность суда теперь не верят ни фанаты, ни армяне.

«Подбежал человек, я не заметил, что у него в руках — и получил ножевые удары вот сюда. Повреждено легкое» (показывает на грудь)

Найти подозреваемого милиции помогла простая процедура — сопоставление свидетельских показаний с видео камер наблюдения. На кадрах видно — как 19-летний Алик Симонян последним выбегает на улицу. Его потом опознают сам потерпевший, его супруга и охранник, который пытался разнять дерущихся.

Через две недели в полицию вызывают старшего брата Симоняна, и тот узнает на видео в дискотеке Алика, звонит ему. Тот сам приезжает в милицию, на него одевают наручники.

«Тут у нас с армянами давно уже неладно — зло усмехается бармен, — Достали. Молодежь наглая, придут кампанией и чтоб не платить за вход, просто сметают контролеров… Когда армянина в ноябре выпустили (под залог в 600 тысяч — В.В) Мы поняли — «отмазывают». Даже подумывали замутить что-нибудь. Но как-то не собрались. Ну как у нас бывает в России — на кухне поболтать это мы можем, а вот на улицу выйти…. И вдруг — наши фаны из столицы приезжают, всех на уши ставят… С одной стороны — правильно, конечно. За своих надо стоять. С другой — а чо так поздно?! Армянин-то давно на свободе разгуливает. Странно. Мы тут теперь подозреваем — выборы, буза на площадях, может и наши политикой занялись…»

- Наши — это кто?

- Так город-то у нас красно-белый (цвета футбольного клуба «Спартак»). Пара сотен фанов точно есть…

Это прозвучало солидно. Тут вообще чувствовалась организация. Мне даже предложили организовать встречу с «нашим депутатом». Им оказался депутат городской думы Клушин, тренер местной футбольной команды, который говорят — и был одним из вдохновителей приезда московских фанов.

Мой новый знакомый сказал в трубку :

«Привет. Это бармен из клуба. Тут с вами хотят поговорить» — его заговорщическая интонация мне показалась знакомой. (кто видел фильм «Бойцовский клуб» поймет). Но на том конце скомандовали — нет.

В клубе было малолюдно. Ни одного кавказца. На улицах — мало. Как мне потом расскажет начальник милиции Горборукоов, он попросил армян «не реагировать на провокации». Полу тысячная диаспора просьбу поняла правильно. И — шесть сотен малоярославских армян теперь стараются «не реагировать», не выходя из дома.

И казалось бы — все в порядке!

Вот мэр города Александр Гейзер — после приезда фанатов у него счастливо-растерянный вид. Думаю, примерно так выглядит человек, которого неожиданно выбросили с самолета, но за спиной так же неожиданно раскрылся парашют…

Вот глава местной милиции Юрий Горборуков с облегчением рассказывает , какие все-таки молодцы эти футбольные болельщики. Что к ним тоже надо прислушиваться. Что они часть нашего общества. Что на площади он с ним прекрасно пообщались и поняли друг друга. Без экцессов, без споров, без нагнетания…

«Я им даже автобусы предложил до Москвы довести! — говорил добрый Горборуков. (В этот момент он напомнил мне местного депутата Кременева — тот яростно ругал невежливого мэра, позволившего себе на площади резко спросить фанов, а чего они собственно приехали. «Ну разве можно так разговаривать!!! — возмущался депутат, — С этими ребятами так нельзя, разве можно их провоцировать?!» )

А я слушал этого хорошего полицейского и думал — что-то тут не так….

Но только — что?

Горборуков например мне рассказывал, что судебный пристав Ершов долгое время не сотрудничал со следствием…

«Пришлось даже вызывать его к себе на разговор — вспоминает начальник полиции.

После «визита фанатов» предводитель местных спартаковцев прячется от журналистов — не желая уточнять как именно армянская диаспора давит на него и суд. (На мой звонок Алексей Ершов весело говорит, что Антон и бросает трубку)

Звоню одному из знакомых спартачей, навестивших Малоярославец, спрашиваю — зачем приезжали?

«Пришли данные, что готовится решение суда в пользу армянина — отвечает. Что за данные, от кого пришли — не в курсе.

И тут я взрываю наш благостный разговор.

«Так было давление диаспоры на свидетелей и суд, как утверждает Ершов — спрашиваю у Горборукова — Почему вы отпустили Симоняна до суда? И вообще — где этот Алик?

- Почему выпустили… — задумался полицейский — А потому что основания были. Раньше не привлекался, прописан в городе, живет здесь с детства Да и хороший этот парень, Алик…

- ?!

- Хороший — вздыхает Горборуков. — Ну если честно.

502151.jpg

Алексей Ершов

«ИМ ВСЕ РАВНО КОГО ПОСАДИТЬ — ГЛАВНОЕ НЕ  РУССКИЙ»

Алик пришел на встречу не один. Его сопровождали два друга, девушка и улыбчивый пожилой армянин. Не родственник, но чувствовалось — в этой кампании он главный.

«Какой сигнал к вам пришел Оттуда? — сразу спросил он, внимательно заглядывая в глаза.

«Оттуда? — смеюсь — Пришел Что все люди братья»

Армянин с сомнением качает головой. Чувствовалась его железная уверенность, что в России просто так никогда ничего не делается.

Подозреваемый — тут Горборуков скорее прав — не производил впечатление «отморозка». Недавно вернулся из армии, служил в десанте. Живет в Малоярославце с годовалого возраста. Занимался в дзюдо в том же спортзале, куда ходил на бокс Ершов. Говорит почти без акцента, прямо смотрит в глаза. Уверенно утверждает: «Я не виноват!»

Говорит — «они полезли первыми, потому что нас было 7-8, их 20″.

Показывает свое главное алиби… цепочка с крестом.

«Охранник утверждает, что нападавшем были бусы, — объясняет он, — но на на видео я в этой цепочке. И я знаю, кто подрезал Ерша. Грузин, живет в Москве, зовут Сократ,. Я даже разговаривал с ним по телефону. Но он не хочет в тюрьму…

Слушая эту красивую версию с сомнением качаю головой.

- Они хотят меня осудить лишь на показании трех человек! — возмущается Алик.

- Это не так уж мало…

- Поймите, — горячится подозреваемый, — Там было много свидетелей, они писали видео на телефоны — но город маленький, все боятся. За нас вступился в драке только один из русских Бабушкин — так его избили уже через неделю у бойлинг-клуба. Я знаю Ершова (главу фан-движения Малоярослаца армяне подозревают в махровом национализме — В.В.) ему все равно кого посадить — главное, чтоб он был нерусский.

При упоминании о приезде московских фанатов Алик морщится.

- Да как отношусь — нейтрально — говорит он, тоскливо глядя в окно, — Старший брат попросил не выходить из дома, но я сам прекрасно понимал — зачем провоцировать. Но вот что интересно — до той субботы я не знал когда следующее заседание суда, а тут мне адвокат позвонил — оказывается 7, 8, 9 февраля. У нас в деле 16 свидетелей — и они хотят за три дня все быстро завершить. Разве это не давление?

- Многие думают, что вы купили суд, следствие и «работаете» со свидетелями. — парирую.

И тут Алик взрывается.

- Я не понимаю этого не понимаю! — кричит он, — Мы люди работящие. Что-то делаем — открываем магазины, рестораны. А русские смотрят на нас

- Не говори — «русские»! — хватается за голову старший армянин.

… и завидуют — Алик упрямо завершает крамольную мысль.

Тут к разговору азартно подключается друг Алика Гагик Микоян — местный чемпион по вольной борьбе.

- Вы ищите кто давит на Ершова? — пробасил он, — Хорошо — я давлю. 3 октября в день задержания Алика мы с его братом подъезжали к Ершу, объясняли — Лех, ты обознался. Говорили спокойно, не повышая голос. Тот отвечает — меня чуть не убили, кто-то должен сесть, тем более что охранник и моя девушка не могли ошибиться. То есть он точно не помнит — кто его ударил! Вот и все давление. Самое мерзкое — что теперь суд не будет разбирать — кто прав, кто виноват. Все бояться Манежки!

- А я надеюсь — есть же в России закон! — вопросительно посмотрел на пожилого армянина Алик. Тот честно промолчал.

- А вам некогда не хотелось сбежать? — спрашиваю

Армяне напряженно посмотрели на Алика. (теперь для диаспоры это похоже катастрофа).

- Нет. — после мучительной паузы вздыхает подозреваемый, — У меня было много времени для этого до ареста (тут я начал понимать логику полицейского Горборукова, и главы местного суда Гонтова, заявившего журналистам: «После освобождение под залог Симоняна я могу прямо смотреть вам в глаза!»). После оправдания уеду к родне на Украину — чтоб тут все успокоилось…

502152.jpg

Алик Симонян

ДЬЯВОЛЬСКИЙ ВОПРОС

В Малоярославец съехались съемочные группы чуть ли не всех федеральных телеканалов. Они уже густо стояли на улицах, вылавливая изумленных столичным вниманием прохожих.

Из любопытства постоял с оператором телеканала «Комсомольская правда», послушал глас народа. Точнее — полюбовался.

Типичный ответ начинался с раздражения кавказцами вообще (сколько же их на рынках и наглые какие!»), потом вдруг вспоминались соседи по лестничной площадке или коллеги по работе («впрочем есть среди них хорошие люди!»), далее обычно следовала мысль, что все люди одинаковы и надо просто навести в стране порядок…

Мы долго не могли отбиться от старичка, который замучил нас рассказом о своем Кустанае. Дескать, там он жил при Союзе и теперь у него ностальгия по искренней дружбе народов.

«20 лет там не был — поехал недавно! И что вы думаете?!»

- Переругались, конечно, время сейчас такое — морщимся мы

Нееее — смеется старичок, — Мир, как при Советах. Я после России там даже душой отдохнул. Только у них теперь и церковь и мечеть и синагога чуть ли не рядышком стоят…

Вечером сыграл партию в бильярд с одним из владельцев злосчастного клуба «Пять звезд». Тоже мигрант — но для этого клуба правильный. Из Луганска. Он задумчиво заколачивал шары в лузы. Я его даже не спрашивал — он это делал сам .

Кто-то должен сесть? Должен — говорил он сам с собой — Тут как ни крути. Мне плевать — кто из них … С другой стороны если начнется — пострадает кто? По закону подлости — самые невинные. Организаторы этого бардака исчезнут, а попадет какому-нибудь случайному армянину или таджику, который вообще не при делах.

- И что делать? — спрашиваю.

А что раньше делали: терпеть, да работать — хмурится он.

А в это время к розыску неуловимого Ершова подключился самый известный в городе депутат — жириновец Сергей Кременев (он кстати, и принял письмо фанатов на центральной площади). Кременев упорно каждые пять минут набирал номер, но лидер «спартаковцев» в упорстве депутату не уступал.

Нормально все прошло, организовано — победоносно улыбался депутат. — А то что за порядки — подходят к Ершову, говорят — у нас связи с губернатором, мы тебя посадим. Вот такой армянский почерк!

Что вы говорите! — заинтересовался я, обнаружив наконец откровенного собеседника, — А не разрушат ли такие марши межнациональный мир?

- У нас в стране межнациональный мир? — удивился в свою очередь Кременев.

- Мы в состоянии войны?

Уже недалеко. Армяне убивают, воруют, насилуют…

- Например?

Та-а-ак, нужны примеры. — задумался Кременев, — Действительно. Надо же говорить предметно (пауза) Примеры на сегодняшний момент такие… (опять пауза). Вот черт их ведь много…

(Лишь через неделю Кременев прислал криминальную статистику за 2011 год. За армянами значилось две поножовщины и две драки. Между торговцами на рынке из-за прилавка и между таксистами за парковочное место).

Чем больше люди будут требовать правосудия — тем меньше будет убийств — подвел итог разговору Кременев.

Бедный судья — вздыхаю, — У него теперь нет вариантов.

У Сергея? — с улыбкой машет рукой депутат, — Нормальный парень! Законник! Мой одноклассник — надеюсь справится. Кстати, я по жизни участвую в разных судебных процессах, и запомните — (депутат поднимает палец) — в России всегда давят на суд как с одной стороны так и с другой стороны…

Возвращаясь домой я завел с армянином-таксистом нервный разговор.

- Слушай, что ты все о кавказцах, — вспылил он, — Тебя послушаешь — вы не такие! И будто не в одной стране живем и не знаем, как здесь все решается! Вот к тебе приходит родственник, говорит несправедливо сажают твоего любимого племянника, деньги нужны — дашь?

Я не ответил. И задаю себе этот дьявольский вопрос до сих пор. С тоской начиная понимать — в какой на самом деле стране мы живем.

P.S. Когда верстался номер в Малоярославце начался судебный процесс. В город стянут ОМОН с соседних городов. Ожидается приезд футбольных фанатов и контр-митинг армянской диаспоры, протестующей против давления на суд.

Оригинал материала: "Комсомольская правда"