Архангельское-юрт

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


  Во что превращают музей-усадьбу "платиновый" Муса Бажаев и его связи в министерстве Мединского

Оригинал этого материала

© "Совершенно секретно", 09.06.2015, Фото: "Коммерсант"

Архангельское-юрт Антон Северский

0f1326554509f3c371fa759b00325e42.jpeg
Муса Бажаев

Знаменитую усадьбу Архангельское, вокруг которой с начала 2000-х ломались копья градозащитников и инвесторов, ждут большие перемены. Дворцово-парковый ансамбль конца XVIII века, прозванный за живописный парк «подмосковным Версалем», в ближайшие годы может прекратить свое существование в прежнем виде.

Под видом реконструкции усадьбы значительная часть ее парка будет перекопана и застроена. По некоторой информации, осуществление реконструкции, утвержденной попечительским советом, несмотря на множество претендентов из числа крупных бизнесменов, вероятнее всего, достанется не кому иному, как чеченскому бизнесмену Мусе Бажаеву . На днях директор Архангельского Андрей Бусыгин уже снят с должности.

История не прошла незамеченной, а среди определенного круга людей вызвала некий скандал, несмотря на то, что Бусыгин уволился «по собственному желанию». Кстати, на эту должность Бусыгин пришел из Министерства культуры, где он несколько лет был заместителем у Владимира Мединского .

Редакция «Совершенно секретно» решила разобраться, как принималось решение о застройке и во что превратится наследие князей Одоевских, Голицыных и Юсуповых после «реконструкции». И как удалось выяснить, связь Бажаева с представителями министра культуры была не единственной «ниточкой» во всей этой истории.

Усадьба раздора

Споры вокруг судьбы Архангельского не утихают вот уже много лет подряд. На лакомый кусок земли, удачно расположенный на берегу Москвы-реки в Красногорском районе, зарились многие — но до сих пор получали отпор общественников. Первые попытки «воткнуть» на территории парка какие-нибудь дома или коттеджи начались еще в «нулевые», однако с 2008 года многочисленные суды поддерживали сторонников сохранения усадьбы, которая является объектом культурного наследия.

Несмотря на это, в апреле этого года руководство музея-усадьбы приняло решение отдать часть парка под автостоянки, гостиницы и другие объекты капитального строительства. Реконструкцию (которую защитники Архангельского небезосновательно называют «варварством») планируется начать уже в следующем году. По иронии судьбы, радикальная трансформация парка, простоявшего в неизменном виде более 200 лет, приурочена к 100-летию музея — который, по определению, призван сохранять культурно-историческое наследие, а не наоборот.

Согласно обнародованному плану, на землях лесного фонда усадьбы появятся стоянки для машин и туристических автобусов. Планируется возвести визит-центр площадью 833 кв. м, два здания фастфуда и проката по 355 кв. м. Рядом же с Театром Гонзаго предусмотрено «освоение подземного пространства» — под землей должны появиться музейно-театральный комплекс, ресторан и конференц-зал. А около Горятинских прудов появится гос­тиница на 100 номеров со спа- и фитнес-центром (7630 кв. м), кафе, рестораны, антикварные магазины и даже лодочная станция. Общая площадь запланированных строений превышает 15 тыс. кв. м.

Стоит ли говорить, что в результате такого масштабного строительства часть паркового ансамбля будет безвозвратно уничтожена (по предварительным оценкам, для возведения всего задуманного придется вырубить не менее 10 га старинного парка), а сама усадьба утратит свой уникальный исторический облик.

«Данный объект является достоянием не только всероссийской, но и мировой культуры, и он заслуживает самого пристального внимания. Мы должны сделать все, чтобы музей сохранить и сделать его достоянием культуры для гостей нашей страны», — буквально в конце прошлого месяца говорил на заседании попечительского совета Архангельского вице-премьер РФ Дмитрий Козак. Его словам о том, что лесопарковая зона усадьбы должна быть сохранена и приумножена, кивали на том же заседании тогдашний глава музея Андрей Бусыгин и министр культуры РФ Владимир Мединский.

А на деле получается, что под правильные речи о необходимости сохранить подмосковный музей и сделать его памятником культуры усадьбе выносится приговор. Ведь именно Бусыгин подписал роковой документ о реконструкции и вырубке лесов на территории собственного музея. Ведомство же Мединского еще с сентября прошлого года пытается изменить статус Архангельского с объекта культурного наследия на достопримечательное место! И если Министерство культуры преуспеет в своем начинании, это снимет с усадьбы большинство действующих охранных режимов, нивелирует ранее принятые решения судов и, наконец, развяжет руки строителям.

Однако, чтобы сделать такой хитрый ход, надо иметь надежные связи. И они нашлись у Мусы Бажаева. Со стороны Министерства культуры «своим человеком» был Сергей Ларьков, советник министра культуры. А с другой стороны доверенным лицом был Анатолий Анатольевич Авдеев, вице-президент по связям с государственными органами компании «Русская платина». Бусыгин, который до работы в Архангельском был заместителем Мединского, хорошо знал аппарат министра и мог поддерживать старые связи через того же Ларькова.

Большой куш

Как же так получилось, что государство, которое обязано сберегать культурное наследие, мало того что очень быстро согласилось с предложенным планом реконструкции, но и готово выделить на это миллиарды рублей из бюджета? Ответ на этот вопрос напрашивается сам собой: значит это кому-то очень выгодно. Очевидно, что судьбу Архангельского предрешила буквально «золотая» земля, на которой оно стоит. Стоимость земель рядом с усадьбой, по оценке экспертов, сос­тавляет от 40 до 95 тыс. долларов за сотку, оптом же ее продают по цене 1,5 млн долларов за гектар.

Купить участок в этом районе очень сложно (предложений практически нет), не менее дорого (по той же причине), но невероятно престижно. Так, неподалеку расположена загородная резиденция Президента России Владимира Путина — Ново-Огарёво. А в примыкающем к усадьбе дачном поселке Архангельское есть свои участки, например, у министра строительства и ЖКХ Михаила Меня и других замечательных людей.

Но кто же тот человек, слова которого оказались настолько убедительны и для Минкультуры, и для бывшего директора музея-усадьбы, что они не стали чинить препятствий и согласились во всем содействовать потенциальному застройщику? По информации целого ряда СМИ и известных блогеров, им является чеченский бизнесмен, глава группы компаний «Альянс» Муса Бажаев.

Примечательно, что идея «осовременить» Архангельское изначально пришла из попечительского совета музея-усадьбы. Это может показаться не менее странным, чем нынешнее поведение Министерства культуры — ведь в течение 10 лет именно попечительский совет плечом к плечу с общественниками воевал то с Минобороны, то с другими охотниками до земель усадьбы. Однако это было давно, в прошлой жизни, когда совет состоял из музейщиков, режиссеров и деятелей культуры — в него входили глава Эрмитажа Михаил Пиотровский, артист Александр Калягин, режиссер Марк Захаров и другие.

В прошлом же году состав попечительского совета сменился. Места для деятелей культуры и музеев в нем теперь нет — там заседают только чиновники и бизнесмены: губернатор Московской области Андрей Воробьев , представители Промсвязьбанка, банка «Зенит» и другие заинтересованные лица. Членом нового совета является и господин Бажаев, который не понаслышке знает, сколько стоит земля вокруг Архангельского.

Дело в том, что клану Бажаевых принадлежит значительная часть того самого одноименного коттеджного поселка неподалеку от усадьбы — с дачами Медведева и других высокопоставленных лиц. Подобное соседство стоит дорого, и глава группы компаний «Альянс» лучше других понимает, как конвертировать его в огромную прибыль. Может быть, именно благодаря соседству с чиновниками из правительства бизнес Бажаева много лет идет в гору?

И здесь, пожалуй, следует сделать небольшое лирическое отступление о том, как именно случилось так, что выходец из Чечни сумел то, что не удалось ни министру обороны Анатолию Сердюкову , ни кому-либо еще до него…

Брат своего брата

Клан Бажаевых на сегодняшний день является одним из самых обеспеченных в России — с капиталом в размере 1,24 млрд долларов журнал Forbes отвел ему восьмое место в рейтинге богатейших семей страны. Личное же благосостояние самого Мусы Юсуповича — порядка 500 млн долларов, а основу его бизнеса составляет добыча драгоценных (компания «Русская платина») и других металлов.

Однако так было не всегда. Нынешний чеченский олигарх не является основателем принадлежащей ему бизнес-империи — он унаследовал ее от своего старшего брата, Зии Бажаева, который погиб в авиакатастрофе в Шереметьеве в марте 2000 года.

В 1990 х годах будущий мультимиллионер вместе с братом трудился в малоизвестной швейцарской нефтетрейдинговой компании Lia Oil. Зия занимал там руководящую должность и работал в Женеве, тогда как Муса пришел в московское представительство компании простым инженером-технологом. Пока он строил свою карьеру внутри фирмы, его старший брат стремительно пробивался в высшие деловые круги.

О Бажаеве-старшем принято вспоминать как о талантливом предпринимателе. В 1996 году он уже возглавлял чеченскую «Южную нефтяную компанию» (ЮНКО), затем на правах наемного менеджера руководил небезызвестной компанией «СИДАНКО», а к концу 1990 х учредил группу компаний «Альянс», основой для которой также стал нефтяной бизнес. Компания росла и развивалась, но карьеру «самого молодого нефтяного генерала» оборвала авиакатастрофа.

Муса всемогущий

После смерти брата Муса Бажаев продолжил семейное дело, и немало в нем преуспел, укрепив нефтегазовое подразделение компании за счет поглощения West Siberian Resources. Серьезно выросло и горнодобывающее подразделение группы. Не последнюю роль в этом успехе сыграла дружба с высокопоставленными чиновниками, на которую делал ставку еще его покойный брат.

В частности, близким приятелем чеченского бизнесмена является «правая рука» Дмитрия Медведева — в прошлом помощник президента, а ныне заместитель премьера Аркадий Дворкович . Знакомство более чем полезное — в правительстве вице-премьер курирует и ТЭК, и горнодобывающую отрасль. По слухам, не без поддержки Дворковича Бажаеву удалось выиграть лицензию на разработку месторождения Норильск-1, нарушив местную региональную монополию самого «Норильского никеля».

Месторождение с запасами в 851,3 тыс. тонн никеля, 1,2 млн тонн меди, 35,9 тыс. тонн кобальта и других металлов было выставлено на конкурс Роснедрами в 2012 году. Главным претендентом на него считался ГМК «Норникель» — компания уже разрабатывала северную часть месторождения, имела развитую инфраструктуру и была единоличным лидером в регионе и отрасли. Однако победу в конкурсе неожиданно одержала Артель старателей «Амур», которая входит в структуру бажаевского холдинга «Русская платина».

С итогами конкурса «Норникель» не согласился и подал иск с требованием признать результаты недействительными. О том же руководство компании попросило премьера Дмитрия Медведева, Генпрокуратуру и Минприроды. Однако премьер-министр отдал предпочтение Бажаеву — за которого, видимо, похлопотал перед своим шефом господин Дворкович.

Правда, дальше у «Русской платины» начались трудности с освоением месторож­дения. Пообещав вложить в разработку и развитие региона 220 млрд рублей (соответствующее соглашение было подписано на Красноярском экономическом форуме в прошлом году), компания так и не приступила ни к инвестициям, ни, тем более, к производству. Проект забуксовал за отсутствием средств, инфраструктуры и договоренностей с местными властями.

Однако для такого опытного лоббиста, как Муса Бажаев, безвыходных положений не бывает. Не так давно в прессе появилась информация, что «Русская платина» обратилась с просьбой о выделении ей господдержки в виде государственных гарантий по кредиту. Как уточнил источник в правительстве, компании требуется по меньшей мере 220 млрд рублей. Учитывая серьезные связи Бажаева в правительстве, его шансы на господдержку можно оценить как высокие.

Из нефти в недвижимость

Любопытный нюанс: в прошлом году господин Бажаев все-таки продал свой неф­тегазовый бизнес Независимой нефтяной компании (ННК), принадлежащей бывшему руководителю «Роснефти» Эдуарду Худайнатову . Сумма сделки не называлась, рассчитать ее из-за непубличности Alliance Oil тоже сложно — однако эксперты оценивали стоимость проданных активов на уровне 2–3,5 млрд долларов. Этих денег вполне хватило бы, чтобы запустить Норильск-1. Однако Бажаев, видимо, предпочел не вкладывать деньги в дорогостоящий и осложненный проект, а найти им другое применение.

Через некоторое время после сделки с ННК стало известно, что одна из структур Бажаева — компания Progetto Esmeralda — закрыла сделку по приобретению курорта премиум-класса на острове Сардиния Forte Village. За туристический комплекс, состоящий из восьми отелей на 770 номеров и 33 отдельных сьютов, компания заплатила 180 млн евро. Впервые интерес к курорту на Сардинии Бажаев естественно проявил в 2013 году: российские предприниматели победили на аукционе за право управлять этим курортом.

С тех пор туда зачастил на отдых все тот же Дворкович, который провел там уже два летних отпуска. Сам же владелец Forte Village отдыхает в нем только «по работе», а в жизни предпочитает Канны да небезызвестный Куршевель, где до сих пор закатывает шумные вечеринки. Например, на одну из них, которую вел Николай Басков, он пригласил одновременно итальянского певца Тото Кутуньо и звезду французской эстрады Патрисию Каас.

Другую же часть средств Бажаев, видимо, планирует вложить в строительство объектов в Архангельском. Общественники и защитники музея опасаются, что вместо (или помимо) заявленных в плане реконструкции объектов на территории музея-усадьбы могут появиться и жилые коттеджи. И тогда уже территорию вокруг можно будет смело называть Архангельское-юрт — по аналогии с чеченскими поселениями.

Подобное перепрофилирование строительства, к сожалению, у нас не редкость — в той же Москве не раз и не два заявленная реконструкция исторического здания завершалась его сносом и строительством на его месте элитного жилого комплекса.

Впрочем, сам Муса вероятно не очень по этому поводу переживает, поскольку в его «связниках» в Министерстве культуры есть Ларьков, а до недавнего времени был и директор комплекса (и так же бывший замминистра культуры) Бусыгин.

Вот новый поворот

Пока готовился этот материал, в битве за Архангельское произошел очередной крутой поворот. Тема разрушительной для парка реконструкции привлекла внимание Общероссийского народного фронта (ОНФ), который обратился к властям Подмосковья с просьбой сохранить памятник. Активисты областного отделения ОНФ 1 июня провели выездную проверку состояния музея-усадьбы, и выявили массу нарушений на его территории.

Особое беспокойство «фронтовиков» вызвал проект по перепрофилированию усадьбы из объекта культурного наследия в достопримечательное место. «Новые режимы, предлагаемые этим проектом, призваны заменить действующие охранные режимы усадьбы Архангельское, запрещающие строительство. В связи с изменением охранного статуса появляется угроза пересмотра многочисленных судебных решений, принятых в 2008-2014 годах в интересах сохранения усадьбы», — сообщил руководитель рабочей группы «Общество и власть» подмосковного отделения ОНФ Юрий Фокин.

Вскоре после визита активистов фронта директор музея Андрей Бусыгин покинул свой пост «по собственному желанию». На его место был назначен Вадим Задорожный, директор крупнейшего в России частного Музея техники, расположенного неподалеку от Архангельского, в Красногорском районе. Пока неясно, остановит ли это строительство на территории усадьбы — новый директор от комментариев пока воздерживается, ссылаясь на необходимость войти в дела музея.

У Архангельского, впрочем, есть и свои высокопоставленные заступники — его застройке в свое время сопротивлялись глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев и Росимущество, за музей пару раз лично вступался и сам президент. Один раз Мусе Бажаеву уже удалось добиться нужного ему решения. Остается лишь надеяться, что вмешательство ОНФ (лидером которой является все тот же Владимир Путин) склонит чашу весов в затянувшейся битве в нужную сторону.

 


Ссылки

Источник публикации