Архивы Счетной Палаты

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


'Махинации' ректора МГУ Садовничего

Оригинал этого материала
© Новая Газета, origindate::26.06.2000

Что увидел Степашин в архивах Счетной палаты

Александр Васильев

Ректор МГУ Виктор Садовничий
Ректор МГУ Виктор Садовничий

Назначение Сергея Степашина на должность председателя Счетной палаты повлечет за собой массу интересных последствий. Такую информацию мы получили от нашего источника в окружении Сергея Вадимовича. Под «интересными последствиями» подразумеваются дальнейшее расследование и огласка недоступных ранее широкой общественности фактов проводившихся ранее проверок некоторых учреждений и предприятий.

От себя добавим, что Счетная палата сумела добиться для своей деятельности существенных полномочий. Теперь ее члены вправе проверять финансовую деятельность таких, казалось, неприкасаемых структур, как налоговая полиция, Сбербанк и т. д. А самое, пожалуй, для нас с вами главное — то, что мы получаем уникальную возможность знакомиться через средства массовой информации с результатами проведенных проверок. Таким образом, Счетная палата стала «настоящим» государственным органом, с мнением и работой которого нельзя не считаться. Вот уж действительно, казалось бы, демократия в действии...

Но, как говорит небезызвестный ведущий, однако...

Однако поговаривают, что в архивах Счетной палаты существует некий список учреждений и предприятий, на которых при проведении проверок были выявлены существенные финансовые махинации и злоупотребления. Рассказывают также, что когда Степашин прочитал эту записку и проглядел список «неприкасаемых», то был потрясен. В списке фигурировали такие «монстры», названия которых даже страшно произносить вслух. В кулуарах руководителей этих «монстров» величали не иначе как «хорошими людьми, которых надо оградить от обсуждения широкой общественностью». То есть от нас с вами. Делалось это просто и незатейливо. Счетная палата проверяла деятельность того или иного предприятия и, естественно, выявляла существенные нарушения, которые в тех же самых кулуарах называли «недочетами в работе». Естественно, что если руководитель предприятия был «хорошим человеком», то данные проверки не оглашались, а руководителю сообщалось о выявленных «недочетах», и тот их быстренько устранял.

Одним из ярких примеров подобного подхода стала проходившая еще в 1998 году проверка финансовой деятельности МГУ, данные которой до сих пор (!) не опубликованы. Кстати, это первая проверка главного вуза страны после аж 34-летнего перерыва. Последний раз подобная проверка была проведена еще при Леониде Ильиче Брежневе и, как водится, особых результатов не дала, так как «никаких нарушений выявлено не было».

И вот через столь длительный период МГУ вновь проверяют. На этот раз отчет больше напоминает материалы уголовного дела. В четких и лаконичных фразах аудиторов сформулированы злостные факты коррупции, махинаций, нецелевого использования бюджетных средств, банальное расхищение собственности МГУ. Счетная палата зафиксировала грубейшие нарушения, и эти нарушения до сих пор не обнародованы. А это беспрецедентный случай в истории Счетной палаты. По закону палата обязана опубликовать в средствах массовой информации свой отчет в течение месяца. Но это по закону... А так, сами понимаете, один звонок председателю — и все плавно спускается на тормозах. Так и получилось. На протяжении двух лет от народа скрывались факты коррупции и вседозволенности университетских чиновников.

Доподлинно известно, что простые сотрудники МГУ, а это, между прочим, профессора, доктора и кандидаты наук, получают жалкие гроши за свой нелегкий труд. Читая лекции нерадивым студентам, среди которых сотни поступили за деньги (этот бизнес крайне развит в МГУ), эти люди получают в среднем 1000—1500 рублей в месяц. И это при том, что весь ректорат МГУ разъезжает на шикарных иномарках и живет в элитных коттеджах. Например, ректор перевозит свое тело исключительно в «Мерседесе», прозванном в народе шестисотым. Живет он в шикарном элитном поселке неподалеку от Барвихи, рядышком с первым президентом России. Поговаривают, что этот «скромный» домик общей площадью 500 квадратных метров «выбил» для светила отечественной математики сам Юрий Михайлович, близкий друг и партийный босс ректора. Говорят также, что именно Юрий Михайлович оплатил Виктору Антоновичу этот шикарный особняк из так называемого внебюджетного фонда столицы. Ни для кого, кстати, не секрет, что этот фонд финансируется в добровольно-принудительном порядке крупными московскими коммерческими структурами. Но это так, для понимания общей картины.

А если уж речь зашла о мэре Москвы, то расскажем вкратце и историю с так называемыми «лужковскими университетами» (не путать с «потемкинскими деревнями»!). История такова. В рамках программы московского правительства по оказанию помощи российской части Черноморского флота мэр Москвы Юрий Лужков решил посодействовать детям военных моряков и служащих флота получить высшее образование, и по его инициативе были выделены деньги на создание Черноморского филиала Московского государственного университета. Деньги, в соответствии с крепнущей у нас традицией переведенные Московской мэрией на счет МГУ, почему-то не были сразу же перечислены по назначению, что существенно задержало выезд в Крым сотрудников университетской приемной комиссии. Поэтому прием документов проводили в рекордно короткие сроки — четыре дня, а на отделение журналистики — и вовсе два дня. К тому же преподаватели МГУ, понимая, что уровень подготовки крымских абитуриентов окажется намного ниже среднероссийского, придумали предельно легкие экзаменационные задания и имели установку не заваливать поступающих. Но и это не спасло ситуацию. Налицо оказался явный недобор. В конечном результате цель благого начинания не была достигнута, а затраченные средства были использованы неэффективно. Ну ладно, «хотели, как лучше, а получилось, как всегда». Но почему же ректор Виктор Садовничий, заранее зная экономическую несостоятельность этого проекта, так настойчиво проталкивал в верхних эшелонах власти идею создания Черноморского филиала МГУ?

В продолжение «морской» тематики приведем еще одну историю, отмеченную упоминавшейся комиссией из Счетной палаты. В условиях выявленного комиссией беспорядка в учете основных фондов МГУ отчалили и уплыли в неизвестном направлении три университетских судна: «Московский университет» и «Академик Петровский» (порт приписки — Новороссийск), а также «Эксперимент» (порт приписки — Красноводск). Руководство МГУ этим событием не опечалилось, а постаралось зафрахтовать для морской практики студентов другие корабли. Посредники для этой операции нашлись быстро, деньги в сумме 50 тысяч баксов за свои услуги получили сполна и тоже отбыли в неизвестном направлении. А студенты так до сих пор и сидят на берегу.

В условиях «самоуправляемости» и «никому неподотчетности» руководители МГУ «наклепали» под своей маркой не менее полутора сотен (!) различных коммерческих структур. Среди бесчисленных ООО, ЗАО, ТОО, НОУ и УПЦ, имеющих в своем названии авторитетную аббревиатуру — МГУ — либо юридический адрес на Воробьевых горах, нашлось место и юридическому колледжу МГУ. Одним из учредителей этого негосударственного не то вуза, не то техникума был государственный университет. Московский государственный университет. Ректор этого колледжа уже второй год разыскивается правоохранительными органами за крупные финансовые нарушения. Сигналы об этих нарушениях поступали руководству «большого» МГУ давно, но это не мешало Виктору Садовничему ставить свою подпись в «красных» дипломах выпускников рядом с подписью «беглого» ныне ректора. При этом Виктор Антонович слывет непримиримым противником «самозваных» и «липовых» (цитируем по самому Садовничему) коллег-частников.

Выявила комиссия и многочисленные факты незаконной сдачи в аренду тысяч (!) квадратных метров площади — как нежилой в учебных и лабораторных корпусах, так и жилой — в главном общежитии МГУ. При этом было отмечено, что при ректоре Садовничем в МГУ продолжает накапливаться огромное количество проблем, которые ректор не хочет и не в состоянии решить. Среди проблем — и слабая оснащенность оборудованием, и нехватка учебно-методической литературы, и давно не проводившийся ремонт учебных и жилых помещений университета, и многое другое. По мнению комиссии, не решаются также многие проблемы у преподавательского состава МГУ. Это — и низкая зарплата, и отсутствие условий для профессиональной самореализации, и отсутствие перспективы должностного роста. При этом МГУ имеет 272 (двести семьдесят два!) банковских счета, через которые регулярно прокручиваются огромные деньги, приносящие бешеную прибыль руководству. А вот к оплате коммунальных услуг Виктор Антонович испытывает патологическую неприязнь. В результате у элитного в государственном финансовом обеспечении университета накопились по «коммуналке» немереные, как сейчас говорят, долги.

Вернемся, однако, к тому, с чего начали. С приходом Степашина появилась надежда на то, что многие «секреты», хранящиеся в анналах Счетной палаты, увидят свет. Возможно, увидят. И речь идет не только об МГУ. МГУ — это лишь малая толика того, что хранится в черных списках главного и более чем всемогущего аудиторского органа страны. На самом же деле и по большому счету, если опубликовать всю информацию, содержащуюся в тех самых списках, то многие горячие головы полетят со своих мест, а многие попросту окажутся за решеткой.

Поэтому сегодня перед Степашиным стоит почти гамлетовский вопрос: «Обнародовать или не обнародовать?» Какой вариант выбрать, решать самому Сергею Вадимовичу...