Архимандрит Тихон - пастырь с Лубянки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Нелегкое бремя духовного наставника первого лица российского государства

1064923458-0.gif Архимандрита Тихона (Шевкунова), наместника московского Сретенского монастыря, называют духовником президента. Хотя сама возможность приближения этого батюшки к Кремлю — уже повод для тревоги. От интервью архимандрит Тихон отказывался — через секретаршу — несколько раз: «Занят, много работает на Архиерейском соборе». Мне ничего не осталось, как в последний день Собора отправиться к тому, кого пресса и околоцерковные знатоки называют «духовником президента», в его обитель — московский Сретенский монастырь, что на Большой Лубянке.

В храме шла будничная служба. Вне его, в обширном дворе Сретенского монастыря, цветут розы; подле них прохаживается капитан милиции с дубинкой — явно свой, со священством на «ты». Рядом вовсю идет строительство большого дома для братии, «КамАЗы» со стройматериалами глушат вечерний звон. У монастырской конторы — машина отца Тихона, черная представительская «ауди» восьмой серии (говорят, что бронированная; не знаю, не пробовал). Наконец, служба закончилась, и архимандрит быстро двинулся к конторе, рассекая кинувшихся за благословением верующих.

— Ну что я могу знать о взаимоотношениях церкви и власти после Собора? Я ведь там был как гость. На Соборе было сто двадцать архиереев, обратитесь к ним. Я же не архиерей, слава Господу! — Речь быстрая, но внятная и тихая, взгляд чистый; пожатие, коим почему-то обхватил отец Тихон мое левое запястье, мягкое — но крепкое.- Однако многие говорят о вашей близости к верховной власти России, — отчаявшись, пошел я напролом.

— Чушь какая! — фыркнул Шевкунов, отпустил руку и засеменил, окружаемый все слышавшей паствой, к конторе, — где и скрылся с глаз.

Не люблю, когда говорят неправду, причем публично. Отец Тихон еще в мае дал короткое интервью интернет-агентству «FreeLance Bureau», где определился вполне ясно: «Я проголосовал за Путина, потому что знаю его лично. А для пастыря отдать свой голос — это все равно, что поручиться». Неэлектронные СМИ же ссылаются на еще более конкретные утверждения архимандрита, согласно которым «Владимир Путин постоянно исповедуется у него. Именно он наставляет президента в духовной жизни» («МК», origindate::6.08.2000). Чему здесь верить, а чему нет — пусть остается на совести отца Тихона.

Однако нам в любом случае стоит поближе взглянуть на прошлые и нынешние деяния архимандрита, на которого — признает он это или нет — молва возложила нелегкое бремя духовного наставника первого лица российского государства.

ПЕВЕЦ НОВОЙ ВЛАСТИ

Пожалуй, отец Тихон стал одним из самых первых церковных деятелей, после Патриарха Алексия II, кто публично поздравил Владимира Путина с восшествием на российский престол. В этом не было бы ничего странного, если бы поздравление архимандрита новому президенту не сопровождалось, мягко говоря, демонстрацией неуважения к ушедшему главе РФ. По странному совпадению, последний крупный информационный проект шевкуновского Сретенского монастыря — сайт «Православие-2000″ (www.pravoslavie.ru) появился в Интернете аккурат 31 декабря прошлого года, в день отставки Бориса Ельцина.

Архимандрит Тихон и его сподвижники назвали уход Ельцина «лучшим

подарком к Юбилею, который Борис Николаевич мог сделать своему народу», определили время передачи власти Путину как «самое оптимальное» и с удовлетворением отметили «покаянные ноты» в прощальном обращении первого Президента РФ.

Неизвестно, насколько подобное вмешательство в мирские дела было авторизовано Патриархом Алексием II, по благословению коего действует «Православие-2000″. Но по крайней мере отношение «теневого пастыря» второго президента к широко объявленному Кремлем тезису «преемственности курса» было высказано вполне определенно. Вполне вероятно, на правах близкого к Путину священника отец Тихон получил право «проговориться», что никакой преемственности вопреки официальным заверениям не предвидится. Для православно-патриотической общественности, с которой «работает» Шевкунов, это должно было стать знаком: ведь только на условии полного разрыва с «ельцинизмом» она согласилась поддержать Путина. Впрочем, как раз у архимандрита Тихона имеется опыт решения щепетильных вопросов методами «прямого действия».

БОРЕЦ ЗА ВЕРУ

Одна из самых громких операций, проведенных отцом Тихоном на

ниве православного просвещения, состоялась в 1994 году. Заключалась она в выдворении из храма, у которого мы с ним и встретились — Владимирского собора Сретенского монастыря, — Сретенской же общины отца Георгия Кочеткова, известной своим стремлением к модернизации православия.

В начале девяностых кочетковцы начали совершать богослужения

в соборе, в котором до этого находилось общежитие, принадлежавшее

совсем другому зданию на Лубянке. Сделав ремонт, стали служить — на современном русском языке; да еще мирян вроде многомудрого Сергея Аверинцева к праву читать проповеди допускали. Подобное «неообновленчество», понятно, не могло не вызвать неудовольствия ортодоксов РПЦ, которое в конце концов и вылилось в указ

Патриарха Алексия II. Согласно указу, община Кочеткова переводилась в соседний храм Успения, на тот момент занятый морским музеем и к службам непригодный, а в Сретенский монастырь назначался более чем лояльный отец Тихон. Кочетков и его паства не имели особого желания покидать обустроенный ими собор; тогда отец Тихон сам явился к ним.

— Пришел Шевкунов к нам вроде бы с миром, — вспоминают свидетели «выгонки» кочетковской Сретенской общины. — Тихим, сочувствующим голосом извинялся: «Я понимаю, вы сами восстановили

Владимирский собор, но ничего не поделаешь, распоряжение Святейшего…» И так — почти три часа.

Я зримо представил себе, как Шевкунов может журчать таким образом сколь угодно долго: сам ощутил за короткое время. Но изложенная кочетковцами концовка разговора — столь же тихая и смиренная по тону — буквально потрясла: — А в завершение отец Тихон сказал: «Если вы не уйдете, мы проведем свою службу во дворе монастыря. И на следующий день проведем во дворе. А на третий — придут казаки…»

Все так и случилось. Казаки под предводительством атамана Московской заставы Оренбургского казачества Вячеслава Демина действительно явились в Сретенскую общину на третий день — как раз на Сретение. Демин — фигура весьма колоритная. Бывший уголовник, он в начале 90-х годов стал активистом Союза православных братств, через который пропагандировал идею о ритуальных жертвоприношениях иудеев. Тогда, в 1994 году, в «штурме оплота кочетковщины» ему помогали доблестные бойцы «Черной сотни», возглавляемой отколовшимся от общества «Память» Александром Штильмарком. Черносотенцы откликнулись на призыв к борьбе с «жидовствующим» отцом Георгием — определенным так именно из-за современного русского, а не церковнославянского языка общения с Богом.

Но кочетковцы ушли сами, встретив казаков и черносотенцев открытыми дверями Владимирского собора. Погрома не получилось, а отец Тихон спокойно воцарился в Сретенской обители — закрепив, впрочем, за собой своеобразный «патент» на насильственное решение внутрицерковных проблем в демократической России.

ГОНИТЕЛЬ ДЬЯВОЛА

Кроме «ереси», боролся отец Тихон и с самим дьяволом в различных его проявлениях — правда, не с таким успехом. Так, Шевкунов не сумел отвратить русских людей от посещения недавних гастролей Дэвида Копперфильда указаниями на то, что «магические трюки этого вульгарного американского Воланда» ставят пришедших на представление «в зависимость от самых темных и разрушительных сил».

Гораздо менее комично выглядит противостояние отца Тихона

такому проявлению «американской глобализации мира», как компьютерные штрих-коды на товарах — которые, по мнению Шевкунова и его единомышленников, содержат дьявольское число 666. К этому приходится относиться серьезно хотя бы потому, что вышедшая два года назад статья отца Тихона «Шенгенская зона», программная для православных фундаменталистов в этом вопросе, была помещена не только в журнале «Русский дом», но и в газете баркашовского РНЕ «Русский порядок»:

«Меня поразило в Нью-Йорке какое-то несоизмеримое количество

цифр 666… Три гигантские шестерки светились на небоскребе, на крыше такси, телефонный аппарат был украшен теми же цифрами… Я, не удержавшись, спросил у одного из жителей города, зачем им такое количество именно этих цифр. Мой собеседник ответил… неожиданно серьезно: «А вы разве не догадываетесь?» Я ответил, что с ужасом догадываюсь, но пытаюсь списать эти догадки на свое «православное мракобесие» и «фундаментализм» — Не надо ничего списывать, — так же серьезно ответил собеседник. — Ваши предположения совершенно верны. Просто с ним нам больше везет».

(«Русский дом» N 3, 1998 г.)

Судя по тому, что православный «джихад» Соединенным Штатам до

сих пор не объявлен, можно сделать вывод: Шевкунов пока не допущен

к решению вопросов внешней политики. Так что пусть Америка отца Тихона еще немного подождет…

История архимандрита Тихона (Шевкунова) не была бы так важна для общества, если бы он в любом случае — как духовник или просто как «пастырь», знающий президента лично, — не оказывал значительное «духовное» влияние на Кремль. Возможно, выбор такого

приближенного самим Владимиром Путиным был случайностью. Окончателен ли этот выбор — вот главный вопрос.

ДОСЬЕ «МН»

Сретенский монастырь является крупнейшим идеологическим центром православного фундаментализма и антизападной религиозной пропаганды. Здесь издается журнал «Русский дом» и редактируется web-сайт «Православие-2000″. По данным сборника «Экономическая деятельность РПЦ», издательство Сретенского монастыря выпускает почти половину российской православной литературы — общим тиражом миллион с небольшим экземпляров в год, при обычных 10 — 50 тысячах у других православных печатен.

«Черная сотня», радикальная национал-патриотическая

православно-фундаменталистская организация подчеркнуто монархического толка. Образовалась в июне 1992 года, издает свою газету с таким же названием. Выступает за объединение всех монархических сил, несмотря на династические споры. Много внимания уделяет так называемым «ритуальным убийствам», в которых обвиняет иудеев. Ее лидер Александр Штильмарк — сын писателя Роберта Штильмарка, автора авантюрного романа «Наследник из Калькутты». В 1994 году Штильмарк сыграл ключевую роль в расколе РПЦЗ, обвинив ее российского иерарха — епископа Суздальского Валентина (Русанцова) — в гомосексуализме.

(По материалам ИИЦ «Панорама»)

Архимандрит Тихон (в миру — Георгий Александрович Шевкунов)

родился в 1958 г., окончил сценарный факультет ВГИКа. Был послушником Псково-Печерского монастыря под началом влиятельного в РПЦ старца о. Иоанна (Крестьянкина), затем работал в Издательском отделе Московского патриархата. Как идеолог православного фундаментализма впервые выступил еще десять лет назад, опубликовав в «Литературной России» статью «Церковь и государство», где утверждал, что «демократическое государство… неизбежно будет стараться ослабить наиболее влиятельную церковь в стране» («ЛР» N 45, 1990 г.).

В 1991 году Шевкунов публично обвинил в «злонамеренном поджоге» малого собора Донского монастыря «агентов западных спецслужб» в лице верующих Русской православной церкви за рубежом (РПЦЗ). Просьбу аргументировать обвинение отклонил. Видимый абсурд навета выглядит вполне логично в контексте существовавшей в 1991 году реальной угрозы перехода значительной части приходов Московского патриархата в юрисдикцию РПЦЗ, которую надо было любой ценой скомпрометировать. Вскоре следствие нашло истинного поджигателя — пьяного сторожа, уснувшего с папиросой.

Отец Тихон является членом редколлегии фундаменталистско-патриотического журнала «Русский дом» и одним из основных духовных лидеров одноименной телепрограммы. В редколлегию входит также отставной генерал-лейтенант КГБ Николай Леонов, некогда заместитель начальника Первого Главного управления госбезопасности, в котором проходил службу Владимир Путин. Скорее всего, именно через Леонова Шевкунов получил доступ к нынешнему президенту России — хотя сам о. Тихон хранит молчание и по этому поводу.

(По материалам «FreeLance Bureau»)

ЮРИЙ ВАСИЛЬЕВ

Оригинал материала

«Московские новости»