Арье Л. Гелер

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::19.02.2000

Геллер - "темная лошадка"

Александр Хочинский

Самая «темная лошадка» из этого стойла. Его кредо было и есть – не высовываться. Для «высовывания», для публичных действий в «группе» имеется Д.

Арье Л. Гелер (или как он себя часто называет Лев Геллер) появился в России из Израиля в разгар перестройки.

(Комментарий А.Хочинского:
"Гражданин Израиля Арье Гелер и Лев Геллер – это одно и то же лицо.
Разница в написании объясняется тем, что так он, в определенных целях, себя указывает в разных документах.
Как бы одна персона - израильский бизнесмен (на которого в Израиле заводят дело о невозврате кредитов), другая - новорусский банкир".)

Он сразу начал наступательные действия по всем направлениям. Прежде всего, он объявлял всем при втречах, что является действующим сотрудником израильских спец-служб «Моссад» и «Шин Бет». Это вызывает достаточные сомнения, поскольку не в правилах работников какой-либо секретной службы декларировать свою принадлежность к ним.

Подобная позиция Геллера помогала ему прикрывать себя и свою деятельность от тех или иных «наездов», а также осуществлять для своих знакомых услуги по «решению споров», а точнее – по выбиванию чужих долгов.

Учредив в Австрии вместе со своим израильским партнером Натаном Дрором компанию Simonton Industriemanagement GmbH, Геллер повел атаку на российский рынок.

Simonton Industriemanagement GmbH учредила компанию Bepat Holding GmbH, находящейся, якобы, по адресу Мариахил штрассе 133, Вена, Австрия (там имя президента – Лев Геллер), которая далее активно участвует в роли учредителя иных многочисленных структур.

22 января 1991 года Геллер через Bepat Holding GmbH вместе с другими своими партнерами В.Н.Басом, израильским гражданином Натаном И. Дрором и др. зарегистрировал КБ «Делвая Россия», в которой имел более 40 % акций.

Далее Bepat Holding GmbH учредила АОЗТ «Ян-Рон» и книготорговую и издательскую компанию «БДР-Трейдинг» (структура КБ «Деловой России», что видно и из аббревиатуры).

«Ян-Рон» учредил «дочку» «Фирма «Ян-Рон» и строительныю и инвестиционную фирмы МЖК «Центр 2000» и Инвестиционно-строительную компанию «Центр-2000».

«Ян-Рон» и «Центр 2000» учредили охранную фирму«БИГР», ОАО «Молодежный жилой комплекс «Измайлово» (строительные, монтажные и пуско-наладочные работы) и строительную фирму «Гелиос Центр –2000».

«БДР-Трейдинг» и «Фирма «Ян-Рон» учредили ООО «Рекламное агентство «Искра-Сервис», которое возглавил соратник Геллера А.В.Новоскольцев.

«Центр 2000», ТЩЩ «Центриу Лтд» и ТОО «Стройсервис» учредили компанию «2Ц+С», занимающуюся проектированием.

«Центр 2000» учредил ООО «Домашний адвокат» (выпуск и распространение печатной продукции).

Также в этих кровесмешениях участвовали фирмы Геллера (или зависящие от него): ООО «ИТАР», «Вотум», ЗАО «Парма Медикал Ко. Лтд», ТОО «ЭРГО», Учебно-воспитательный комплекс «Измайлово», «Дом удачи» и мн. мн. др.

Своими компаниями Геллер вошел в «Ассоциацию инвесторов Москвы», чтобы попытаться качать инвестиции из московского бюджета. В частности, через программы Москомзайма. Для этого он через «Центр 2000» развил небывалую активность и давление на членов московского правительства.

На вышеприведенной схеме внизу показаны компании, зарегистрированные Геллером по украденным паспортам.

Большинство компаний Геллера располагаются в его штаб-доме по адресу Последний пер., 11.

Впрочем, в этом же «гнезде» располагаются и офисы партнеров Геллера – адвокатских контор «Александр Добровинский и партнеры» и «Падва, Розенберг и партнеры».

Совершенно потрясающую по наглости аферу провел Геллер в отношении компании «Консто», владеющей в центре города большой торговой базой, приносящей ежемесячную прибыль (по неофициальным данным) – более 250 тысяч долларов.

Воспользовавшись трудным экономическим положением и разногласиями бывших партнеров и владельцев этой базы, он использует незаконные методы воздействия на акционеров «Консто» Быховского и Либермана, забирает у них 72 % акций, выслав для этого в Европу (где те находились) «специальную группу».

Вернувшись в Москву, Геллер тучей опускается на базу: все 72 % отобранных акций он регистрирует на 9 фирм, 7 из которых были открыты в один день! Практически все эти фирмы были открыты на ворованные и утерянные паспорта. Позже истинные хозяева паспортов дали соответствующие показания о том, что в глаза не видели ни фирм ни собраний ни всего прочего, связанного с осуществлением этой Геллеровской аферы.

Разумеется все подписи на договорах купли-продажи 72% акций «Консто» поддельные, и истинные хозяева утерянных когда-то паспортов о том, что вдруг стали совладельцами крупного предприятия, узнали намного позже.

От тех «призраков» Геллером были сфальсифицированы доверенности на право участия на собраниях акционеров и в Совете директоров, в который Геллер сажает своих подручных – Виталия Николаевича Баса (партнер Геллера по КБ «Деловая Россия», Заместителя Председателя Правления банка с объявленной долей – 6,51%), Натана И. Дрона (Члена Совета Директоров КБ «Деловая Россия», владельца офшорной компании Luxcraft Trading Ltd, с долей 15,11%), Андрея Владимировича Новоскольцева.

Далее, от имени формальных совладельцев «Консто» (от людей потерявших паспорта, на которые были оформлены компании-совладельцы «Консто») были сфальсифицированы купчие и дарственные, по которым акции компании переходят к трем компаниям Геллера – «Магра», «Си-Кей», «Люксория».

А далее эти уже три фирмы Геллера продают все свои акции фирмам Геллера «Ян-Рон» (учрежденной вышеупомянутой фирмой Bepаt Holding GmbH и «Кантри Лтд» (птицеферма в Раменском).

Потрясающий факт: собрание акционеров «Консто» состоялось 4 марта 1997 года, а договора купли-продажи акций были заключены только 25 марта 1997 года. То есть телега ехала впереди лошади! Прокуратура, ты где?

Особую дополнительную привлекательность фирме «Консто» придает то важное обстоятельство, что эта фирма имела 10% акций ЗАО «Союзплодоимпорт» - монополиста, который «держит в своих руках» все российские сорта водки, идущие на экспорт. При годовом обороте ЗАО «Союзплодоимпорт» более 1 млрд. долларов и при наличии у ЗАО зарубежной недвижимости на сумму более 250 млн. долларов 10% - это неплохие деньжата!

На эту долю в ЗАО были покупатели. Например, «Менатеп Импекс» предлагало за эти 10% акции ЗАО Геллеру 3,5 млн. долларов. Он отказался и увел – на всякий случай! – эти 10% акций ЗАО, продав их…. За 15 тыс. долларов (!) фирме «ЭЛЕРИ». Очень похоже на организованную Д. сенсационную продажу пакета акций «Пурнефтегаза» за 10 млн. долларов.

Кстати, эта компания «ЭЛЕРИ» зарегистрирована на скромную жещину из Тулы Кочерыжкину Елену Сергеевну, 1970 г.р., прож.: Тула, Скураторский м-н, д.2, кв.87, на которую зарегистрировано более 90 компаний в течение 2-х месяцев. Она и знать ничего не знает о том, что является такой богатой «акционеркой»,

Таким образом, Геллер представляя компании, образованные противоправными способами по ворованным документам, сфальсифицировав поддельные подписи «акционеров» на доверенностях, протоколах собраний и т.п., провел и проводит антизаконную деятельность.

Как пример деятельности «моссадовца» Геллера можно привести и его аферу с большим электронным табло, находящемся на крыше у Большого театра.

Это табло стоимостью в 3,5 млн. долларов принадлежало АОЗТ «Электронный путь», принадлежащему основателю небезызвестной компании «Русская Америка» Марку Нуделю. Нудель имел некие делишки с Геллером. Когда же Нудель в конце 1995 года был похищен в аэропорту Шереметьево-2, а затем убит, Геллер.

Мошенничество не наказано до сих пор!

 

Из газеты «Московский комсомолец» от origindate::20.01.2000 г.:

ИЗ-ЗА "БОНИ" ДОХНУТ КОНИ

Российских крестьян "кинули" через нью-йоркский банк О грандиозном скандале вокруг отмывания российских денег через американский "Бэнк оф Нью-Йорк", еще месяц назад не покидавшем первых полос газет всего мира, кажется, уже все благополучно забыли.

Как ни старались ушлые репортеры и ни делали умные лица прокурорские работники, ни одного конкретного доказательства, подтвердившего бы нечистоплотность американских банкиров, никому предъявлено не было. Но как стало известно "МК", у российских правоохранительных органов они все-таки есть. Мало того, прокуратура и администрация Алтайского края, откуда были похищены бюджетные деньги, делают все возможное, чтобы вернуть российские капиталы на родину…

Своими корнями эта многоходовая афера, построенная по принципу - "вор вора обворовал", - уходит в 1995 год. В конечном итоге бюджетные деньги были перечислены в Республиканский национальный банк города Нью-Йорк, а уже оттуда на счета мошенников в европейских банках…

Все участники похищения алтайских миллиардов уж точно не агнцы небесные. Возьмем хотя бы банк "Деловая Россия", который был ключевой частью всей аферы. В России его тогдашний хозяин г-н Геллер зарекомендовал себя как первостатейный махинатор. Многие даже считали его агентом Моссада, и Геллер не отказывался от этой славы. В конце концов он, видимо, и сам поверил в это и вел себя с конкурентами, как израильский спецназ с арабскими террористами. Его операция "по захвату" базы "Консто", крупнейшей в московском регионе по реализации конфискованной правоохранительными органами алкогольной продукции, расположенной на Красной Пресне, напоминала добротный детективный фильм.

Эту операцию Геллер провел в 1996 году. Всего через несколько месяцев после того, как в "Деловой России" рубли алтайских крестьян превратились в доллары Адольфа Шпехта. "Консто" в то время руководил г-н Быховский. Поначалу люди Геллера попытались заставить Быховского продать им конфискованное спиртное по демпинговым ценам, но тот остался непреклонен. Тогда на базу наслали бандитскую бригаду. После одного из наездов Быховский уехал в Германию. Однако посланцы Геллера нашли его и здесь. Они заставили Быховского дать им доверенность на продажу принадлежащих ему акций "Консто". Тому некуда было деваться, и он согласился.

Мудрый Геллер, опасаясь, что глава "Консто" рано или поздно опомнится, сразу записал эти акции на 9 подставных фирм. Одна из них - "Магра" - оформлена на жителя Тульской области Вячеслава Михайлова. Чтобы отнять его паспорт, Михайлова подкараулили на железнодорожной станции и страшно избили металлической трубой.

Потом все эти 9 "левых" фирм продавали акции "Консто" друг другу, пока они не оказались в трех надежных руках. То, что всю эту акцию провели именно люди Геллера, становится понятно, когда видишь кто же в итоге оказался в совете директоров "Консто". Итак: г-н Новоскольцев - совместно с "БДР-трейдинг" ("дочкой" "Деловой России") являлся учредителем фирмы "Искра-Сервис". Другой - г-н Бас - один из крупных акционеров "Деловой России" и третий - г-н Дрор - член совета директоров банка Геллера.

Хорошо еще, что пыл "Деловой России" несколько охладил августовский кризис 1998 года. А то, того и гляди, он не только бы весь российский бюджет перекачал в нью-йоркские банки, но и устроил в стране криминальную войну похлеще той, которую Израиль некогда развязал в Ливане.

 

Функцией Добровинского стало «торговать лицом», то есть лично по указанию своих зарубежных шефов создавать липовые структуры, вербовать соратников (или лучше – подельников), обеспечивать юридическое оформление афер и воровства, подкупать чиновников. В зависимости от конкретной поставленной задачи в команду входили (и остаются в ней) различные известные люди.

В афере с Магнитогорским металлургическим комбинатом это был живущий сейчас в той же Швейцарии бывший его директор Рашит Шарипов.

В афере «Роснефть» - «Пурнефтегаз» это был Сергей Чижов, разделивший с Добровинским его «скромный» гонорар в 1,5 млн. долларов. Теперь по заданию Михаила Черного и Арье Л. Геллера «сладкая парочка» Чижов - Добровинский занимаются продвижением проекта в Болгарии.

Борьба между государством и «Лукойлом» перемещается на международуную арену
 

Приватизация нефтянки привычно ассоциируется с драмой. Иногда переходящей в боевик или вовсе в кровавый триллер. Но загадочная история с продажей госпакета акций крупнейшей болгарской сбытовой компании «Петрол» скорее похожа на фарс с переодеванием, где перепутались все привычные российские нефтяные «лейблы».

«ЛУКойл» прикинулся «Роснефтью», а сама «Роснефть» почему-то обрядилась в личину ЮКОСа. Когда ряженые наконец приподняли маски, то враз переругались. Потому как вроде бы и не ждали друг друга.

В последнее время между «ЛУКойлом» и патронировавшем «Роснефть» бывшим министром топлива и энергетики Сергеем Генераловым наблюдались весьма напряженные отношения. Министр хотел объединить госкомпании «Роснефть», «Славнефть», ОНАКО и, возможно, Тюменскую нефтяную (через добровольную национализацию) и даже «Сибнефть» (через национализацию принудительную, то бишь банкротство) в единый колхоз под условным названием «Российская национальная нефтяная компания» (РННК). «ЛУКойл» же не хочет входить в РННК на правах статиста, произносящего «кушать подано», подавая нефтяные блюда на государственный стол.

Поэтому «ЛУКойл» страстно желал и добился (или дождался) отставки Генералова, полагая, что вместе с лоббистом РННК уйдет и сама проблема объединения. Однако проблема не только не уходит, но еще и расширяется. В балканском направлении.

Чуть ли не за несколько часов до окончания приема заявок на покупку 51% акций «Петрола» стало ясно, что Генералов умудрился подставить «ЛУКойлу» подножку. Оказалось, что против «ЛУКойла», представленного на конкурсе фирмами «Роснефть Интернэшнл» (Rosneft International) и «ЛУКойл Петрол» (LUKOIL Petrol), играет опять-таки Минтопэнерго в лице Ukos Petroleum Bulgaria. Вернее, Ukos представляет интересы госкомпаний «Роснефть» и «Славнефть», которые в случае победы на конкурсе намерены выкупить контрольный пакет акций болгарского «юкоса» и вместе с ним войти в состав РННК. Госкомпании позарез будет нужна живая валюта от реализации розничных нефтепродуктов. Ведь, если все нефтепродукты внутри России поставлять практически бесплатно, откуда же взять деньги на зарплату своим работникам?

Вырядились в чужие личины нефтяные игроки как бы случайно. «Роснефть Интернэшнл», очевидно, сохранилась у «ЛУКойла» благодаря тесным связям с экс-вице-президентом настоящей «Роснефти» Валентином Златевым. А компания «Юкос Петролеум» прибилась к «Роснефти» и «Славнефти», потому как основной учредитель ЮКОС давно уже покинул болгарский рынок, не забыв при этом отказаться от болгарской «дочки».

Наблюдающее за спектаклем российских гастролеров болгарское правительство оказалось в таком замешательстве от необычного поворота событий, что никак не может объявить результаты приватизационного конкурса. Победителя намечено было выявить еще 12 февраля, но на момент подписания номера госагентство по приватизации еще хранило растерянное молчание.

Зато шум поднялся в болгарской прессе. Бурную реакцию СМИ вызвал визит Сергея Чижова - доверенного лица и заместителя министра топлива и энергетики Сергея Генералова (и партнера Д. по афере с продажей-возвратом акций «Пурнефтегаза»; афера не прошла, но 1,5 миллиона долларов Д. с Чижовым увести из «Роснефти» успели). Буквально накануне официальной даты подведения итогов конкурса российский чиновник (вместе с Д., конечно!) посетил главу болгарского агентства по приватизации Захария Желязкова. По утверждению местной газеты «Стандарт», сославшейся на неназванные источники, Чижов намерен лоббировать интересы одного из участников конкурса - компании «Юкос Петролеум» (Ukos Petroleum Bulgaria), за которой, пишет газета, стоит один из «алюминиевых братьев» - Михаил Черный. Также журналисты «Стандарта» предположили, что «Юкос Петролеум» еще связан и с бывшим генералом болгарского комитета госбезопасности Любеном Гоциевым и его людьми. «Генераловцы» тоже молчать не стали. Наконец, ряд источников утверждают, что визит Чижова обусловлен попыткой каким-то образом отстранить «ЛУКойл» от участия в конкурсе, так как уже известно, что заявка одной из доверенных компаний Вагита Алекперова на $10 млн превышает прочие предложения.

Из кругов, близких к Минтопэнерго, просочилась информация, что глава «ЛУКойл Петрол» Валентин Златев пользуется в Болгарии дурной славой. Якобы бывший вице-президент «Роснефти» в октябре прошлого года пытался через процесс банкротства заполучить контрольный пакет акций «Пурнефтегаза» («Ко» неоднократно писал об истории с продажей 38% голосующих акций «Пурнефтегаза» за $10 млн). В качестве политического наезда на «ЛУКойл» источники «Ко» выдвинули версию о связях Златева с непопулярной в Болгарии коммунистической партией. Версия построена на основании того, что отец Златева являлся высокопоставленным функционером БКП и даже был ближайшим соратником Тодора Живкова.

Кроме того, у команды Генералова есть дополнительный козырь. После визита Чижова агентство по приватизации сообщило, что с заявками «ЛУКойла» не все ладно. Дело в том, что конкурс по продаже «Петрола» проводится уже второй раз. В октябре прошлого года на акции сбытовой компании претендовали турецкая Park Hold., болгарская Ukos Petroleum Bulgaria (тогда еще, очевидно, не представлявшая интересы «Роснефти» и «Славнефти»), и Международный консорциум, включающий Rosneft International Ltd., Petrol Holding и австрийскую компанию OMV. Болгарских приватизаторов не устроили суммы, предложенные всеми тремя заявителями за «Петрол». Участников конкурса попросили изыскать побольше денег. По нашим данным, ныне ставки за «Петрол» будут колебаться на уровне $40 - 50 млн. Но февральский повторный конкурс опять отложили из-за того, что агентство по приватизации поставило под сомнение легитимность участия в конкурсе обеих «лукойловских» компаний. Спорным вопросом считается, имела ли право «Роснефть Интернэшнл» после выхода из состава международного консорциума подать на конкурс отдельную заявку, а также правомерно ли вступление в борьбу нового участника - «ЛУКойл Петрол». Свой вердикт болгарские чиновники должны были вынести 26 февраля. Однако обсуждение затянулось.

Подобно буриданову ослу, болгарские чиновники не могут решить, в чью сторону двигаться, чтоб не прогадать. С одной стороны, предпочтительнее «ЛУКойл». Компания работает на балканском рынке уже очень давно и достаточно прочно окопалась на полуострове. Правда, неизвестно, сумеет ли заявитель заплатить задекларированную немаленькую сумму.

С другой стороны, не очень хочется ссориться с правительством огромного восточного соседа. Участие «Юкос Петролеум» в приватизации «Петрола», а также нефтеперерабатывающего завода «Нефтехим» согласовано Генераловым с вице-премьером Булгаком и обсуждалось на межправительственном уровне. Однако вероятность реальной оплаты за акции «Петрола» со стороны этой группы еще более низка. «Роснефть» и «Славнефть» - компании практически нищие и некредитоспособные, а в госбюджете-99 покупка болгарской компании, разумеется, не предусмотрена.

Трудное решение. Вдобавок еще и потому, что договариваться между собой не выносить сор из избы российские соперники никак не хотят. Внутрироссийская борьба между государством и частным бизнесом перемещается на международную арену. Очевидно, фарс на тему «Как родное государство ловко умеет расправляться с собственными же хозяйствующими субъектами» требует более впечатлительных зрителей, нежели привычное ко всему российское население.

Есть и еще чрезвычайно важное обстоятельство, спрятанное от глаз болгарских и российских журналистов. Исполнители данного коварного плана - Чижов и Добровинский – кроме Михаила Черного имели и еще «задание» другого их партнера по «группе» – Арье Геллера, у которого с ЛУКойлом имеются давние конфликтные отношения. Будучи совладельцем банка «Деловая Россия» Геллер остался должным ЛУКойлу более 20 млн. долларов!

Чувствуете знакомый почерк? Правильно! За отказ в конкуренции в Болгарии «группа» Черного – Геллера – Некрича - Добровинского представила бы (а может быть и уже этот ультиматум сделан!) ЛУКойлу счет на много миллионов долларов!

Независимая газета. О.Э.. 20 Февраля 1999:

«Как стало известно вчера "НГ", заместитель министра топлива и энергетики Сергей Чижов 15 февраля совершил ранее не планировавшийся визит в Болгарию. По данным "НГ", визит носил неофициальный характер и организовал его известный в России бизнесмен Михаил Черный, специально предоставивший г-ну Чижову частный самолет. Свою поездку заместитель министра объяснил тем, что, представляя интересы российских нефтяных компаний "Роснефти" и "Славнефти", он ознакомился с ходом приватизации крупнейшей болгарской нефтепродуктовой фирмы "Петрол" АД.

Сергей Чижов "совершил незапланированный визит в Софию для поддержки фирмы "Юкос-Петролеум-Болгария", за которой "с болгарской стороны стоит бывший генерал местных спецслужб Любен Гоциев", а "с российской - металлургический "король" Михаил Черный". В статье отмечается, что Сергею Чижову "угрожает перспектива скорой отставки", так как, "по неофициальной информации", он является одним из двух кандидатов на увольнение из министерства. И "если болгарская версия поездки (Сергей Чижов представлял в Болгарии интересы частной российской металлургической компании братьев Черных) верна, то это может быть решающим фактором в дальнейшей карьерной судьбе г-на Чижова", - подчеркивает автор статьи.

Ведь не случайно в свой самый последний день работы Сергей Чижов, будучи главой «Роснефти», подписал со «знаменитым» (у Черного, Геллера, Лучанского и т.п.!) адвокатом Добровинским воистину грабительский контракт по делу, по которому выиграл бы и ребенок (после соответствующего-то распоряжения Президента Ельцина Черномырдину!).

Всем известный подельник был у этой «группы» и в афере с Тюменьской нефтяной компанией.

Кто-то «из своих» всегда покупается Сашей для решения поставленных перед ним задач.

Особняком и очень мрачно стоит история участия Д. в перманентно конфликтной ситуации в Красноярске. Уже - «не халявщик, а партнер» братьев Черных, Некрича и Геллера – Добровинский был заслан ими в стан их тогдашних противников, соперников и конкурентов, который возглавлял Анатолий Быков (с ним Добровинского познакомил также Андрей Пестов – «Дипломат»). Сумев втереться в доверие, Саша выполнил свое задание – помочь отодвинуть Быкова от «алюминиевой кормушки». Тут, конечно не обошлось без связей Геллера в правоохранительных органах, которые «вдруг» завели уголовное дело против Анатолия Быкова, обвиняя его в преступном отмывании денег. Откуда вдруг появились у органов такие данные? Не главная ли денежная прачка – Добровинский подставил Быкова, конфликтующего в последнее время с «группой».

В данной истории дилетанты могут возразить что-то типа: Быков – преступная личность («Толя-Бык») и его незачем защищать. Но в таком случае нужно сказать, что все личности противной стороны перепачканы криминалом почище Быкова.

Сейчас началась вторая - «холодная» пока - алюминиевая война. В первой на поле брани народу много полегло. Банкир Олег Кантор, заместитель генерального директора Красноярского алюминиевого завода Вадим Яфясов, представитель американской финансовой компании AIOC Феликс Львов...

Все эти люди стояли по другую сторону баррикады, воздвигнутой «группой»…

20 июля 1995 года на территории правительственного дома отдыха "Снегири" был зверски убит президент банка "Югорский" Олег Кантор, один из столпов бизнес-элиты столицы. (В свое время банк, наряду с "Империалом" и "Российским кредитом", слыл частью "банковского холдинга Черномырдина".) Страсти тогда быстро поутихли, дела "Югорского" тихо пошли под гору.

По свидетельству оперативников, на Канторе не было живого места - его буквально выпотрошили разделочным ножом, - а его охранника добили выстрелом в спину.

Удивительно, но охрана правительственного санатория при этом ничего не слышала.

Сразу после убийства банкира в прессе высказывалось множество версий. Все они в основном связывались с "алюминиевыми" войнами.

Через некоторое время, в “КоммерсантеЪ” появилась душещипательная история Алексея Герасимова о том, как Добровинский три недели с утра до ночи ходил по малюсенькой Женеве, разыскивая компанию, застраховавшую убитого Олега Кантора.

Любому специалисту ясно, что найти такую компанию можно за один день, наведя по имеющимся на руках страховым полисам все необходимые справки в Швейцарской Торговой палате или в налоговом ведомстве, которые знают все обо всех компаниях, работающих в стране.

Но обмануть действительно попавшую в большую беду женщину было для Добровинского в порядке вещей. Тем более, что с нее, наверное, есть, что получить, ведь Саша спонсорством никогда не занимается - в альтруизме замечен не был.

Однако, в этом случае интересно другое – каким образом Добровинский оказался рядом с вдовой?! Кто его подставил к семье Кантора? Михаил Черной!

Ответ очевиден! Добровинский являлся заинтересованным лицом. Именно он оказывал Кантору услуги в приснопамятном Inter Maritime Bank, Geneva, где на счетах у банкира осталось более 300 миллионов долларов.

***

Теперь, когда готовится новый передел сфер влияния в алюминиевом бизнесе, Добровинскому партнеры поручили ответственное задание – придать тактическим действиям группы законный вид.

По данным прессы: «24 ноября 1999 года в Пресненском межмуниципальном суде состоялся самый громкий бракоразводный процесс за всю историю России. Истец — один из богатейших людей мира, алюминиевый магнат, глава могущественной "Trans World Group" Лев Черной, которому через сеть подставных фирм фактически принадлежит почти вся металлургия и половина энергетики Красноярского края, ответчица — его теперь уже бывшая супруга Людмила. И ту и другую сторону на суде представляли адвокаты. Любопытно, что интересы Людмилы Черной защищал Александр Добровинский, имеющий репутацию самого высокооплачиваемого корпоративного адвоката России. Причину, по которой Добровинский согласился на время поменять свое амплуа и принять участие в гражданском процессе, его коллеги видят исключительно в размерах материальных претензий Людмилы Черной к ее "благоверному" — 150 миллионов долларов, из которых, по непроверенным сведениям, 10 процентов (!) составит адвокатский гонорар. Процесс прошел быстро и без лишней волокиты — иск Льва Черного был удовлетворен, но и требования его экс-супруги нашли свое отражение в решении суда. Теперь "алюминиевый король" будет обязан выплачивать ей ежемесячно четверть от своего совокупного дохода, а дело о получении Людмилой Черной упомянутых 150 миллионов будет выделено в отдельное производство и подлежит рассмотрению уже в первой половине декабря. Скорее всего и этот процесс Добровинский выиграет (хотя бы потому, что до сих пор за "провальные" дела он не брался). Однако дело это может и не дойти до суда, поскольку, по слухам, адвокаты Черного уже обратились к Добровинскому с предложением подписать мировое соглашение. Почему расстались супруги Черные, не знает никто. Известно только, что это случилось в прошлом году по инициативе Льва, и после этого в жизни Людмилы началась полоса неприятностей. По ее словам, у нее стали исчезать деньги и драгоценности (последних из ее депозитного сейфа украли якобы больше чем на миллион фунтов). В ее лондонский особняк, где она живет с двумя сыновьями Черного, кто-то бросил зажигательную бомбу, а однажды ее даже арестовали по ложному, как оказалось, обвинению в краже из супермаркета. Пиком ее "приключений" стало выдвинутое против нее израильской полицией обвинение в организации покушения на... собственного мужа. Доказать это не удалось, однако с этого момента терпение Людмилы было исчерпано и она смирилась с мыслью о разводе. Нельзя не отметить, что для самого Льва Семеновича решение суда стало еще одной ложкой дегтя, добавленной жизнью в бочку его "медовой" миллиардерской судьбы всего за несколько последних месяцев. Арест Анатолия Быкова, вмешательство Березовского в раздел акций Красноярской ГЭС, потеря Красноярской угольной компании, которая была почти у него в кармане, доставляют Леве, по свидетельству его ближайших друзей, массу беспокойства. Если так будет продолжаться и дальше, то уходящий год станет для Черного действительно "черным"».

[page_9467.htm Продолжение материала]