Атака на Большой – фарс и трагедия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::07.12.2005, Фото: "Коммерсант"

Атака на Большой – фарс и трагедия

Андрей Терещенко

Converted 20338.jpg

Дмитрий Амунц

«А также в области балета мы впереди планет всей» - эти строки известны, пожалуй, каждому жителю нашей страны. И любому ясно, что слова эти, в первую очередь, - о Государственном Большом театре.

Более чем за 200 лет своего существования Большой, так же, как и Красная площадь, стал визитной карточкой не только столицы, но и всего российского государства. Попасть в главный театр страны было и остается главной мечтой любого иностранца (ну или – провинциала), оказавшегося в Москве: для всего мира именно Большой театр олицетворяет великое российское музыкальное наследие.

Особую значимость образу Большого придает и тот печальный факт, что «область балета» - одна из очень немногих оставшихся у нас вещей, которыми по прежнему может гордится каждый житель страны.

Перечислять все эти общеизвестные истины не было бы смысла, если бы за последние годы упоминания о великом театре из колонки «Культура» в статусных изданиях, не переместились бы в рубрику «Скандалы» желтой и полу-желтой прессы.

Причем характер этих скандалов и периодичность их возникновения, оставляет ощущение, что удары по репутации главного театра России наносятся целенаправленно.

Как это было

Сначала вся страна с интересом следила за борьбой Анастасии Волочковой с директором Большого Анатолием Иксановым, причем решение последнего об увольнении своенравной балерины приравнивалось к преступлению против всей российской культуры, а на самом театре после ухода Волочковой вообще едва ли не предлагалось поставить крест….

Истеричные вопли, как это нередко бывает, оказались «немного» преувеличенными, однако пыл отдельных товарищей, как выяснилось, не угас.

В апреле 2005 года, совпав аккурат с процессом переназначения директора Большого, театр оказался в центре нового скандала, на этот раз вызванного постановкой оперы «Дети Розенталя» (на либретто писателя Владимира Сорокина). Любому незаинтересованному наблюдателю, между тем, было очевидно – травля театра не имеет никакого отношения к художественным достоинствам или недостаткам сорокинского либретто. Зато сам «наезд» на Большой был организован по всем правилам дискредитационной ПР-кампании: ее инициатором стал мало кому известный депутат Госдумы от «угольного» Кемерово Сергей Неверов, который, как и положено, сам «Детей Розенталя» не смотрел, либретто не читал, но был «глубоко возмущен». Потом к разъяренному парламентарию присоединились молодые хунвейбины из «Идущих вместе», превратившие премьеру оперы в политическую клоунаду…

Вакханалия вокруг Большого прекратилась только после личного вмешательства Президента. Путин, к слову, подчеркнул, что репертуарная политика театра является сугубо его внутренним делом, остудив пыл «поборников культуры и нравственности».

И тем не менее, от этой истории выиграли почти все: и писатель Сорокин, книги которого в одночасье стали бестселлерами, и лидеры различных общественных движений, вдоволь покрасовавшиеся перед камерами, и СМИ, азартно освещавшие все нюансы разгорающегося скандала. Проиграл, в очередной раз, только сам театр, доброе имя и репутация которого были снова втоптаны в грязь.

Позднее в центре внимания оказалась кадровая политика руководства театра, которая, по сути также является внутренним делом любой организации. Но каждое увольнение сотрудника преподносилось как пример чудовищного самодурства Иксанова, а коллектив призывали чуть ли не к забастовке. На этот раз дело не ограничилось только информационным давлением. Сегодня, около двадцати бывших сотрудников БТ, не прошедших профессиональную аттестацию и потому уволенных, подали на бывшего работодателя в суд. Восемь исков ими уже проиграны, а, принимая во внимание что все увольнения были проведены четко в рамках законодательства, аналогичный результат ждет и остальные заявления.

Но (звучат фанфары) снова на арене тонкий ценитель и защитник культурного достояния страны – господин Неверов!

Поклонник эпистолярного жанра настолько близко к сердцу воспринял мольбы «неправедно уволенных», что разродился новым шедевром. 3 октября 2005 года, Сергей Иванович написал письмо в Генеральную прокуратуру РФ, с просьбой провести проверку законности увольнений. Дело было взято под особый контроль, но и это не помогло «налетчикам» - состава найдено не было, все увольнения выполнены в рамках закона.

Но «безумству храбрых, поем мы песню» - недоброжелатели не успокоились, а ринулись в новую атаку очертя голову. И, как это бывает, когда действия импульсивны, а думать времени не остается, вновь сделали большую глупость – показали свое истинное лицо.

В писательском порыве, к Неверову присоединился ни кто иной как… …министр культуры и массовых коммуникаций РФ А.С. Соколов!

Вместе, они инициировали новые проверки со стороны Московской городской прокуратуры, Тверской межрайонной прокуратуры г. Москвы и Федеральной службы по труду и занятости.

Легко представить, во что превратилась жизнь театра – постоянные проверки, суды, общая нервозная атмосфера связанная с переездом и реконструкцией… Не удивительно, что и в труппе и в руководстве театра нарастает напряжение и уже появились первые его жертвы – заявления об уходе подали заместители директора Большого по кадрам и по правовой работе.

Налицо – попытка развала коллектива с тем, чтобы на освободившиеся места пришли люди, действия которых будут направлены на дальнейшее «качание» ситуации в театре.

Собрав и проанализировав вышесказанное, становится очевидно – мы наблюдаем последовательные акты увлекательного спектакля «Недружественное поглощение национального достояния» на либретто целого коллектива авторов.

Зачем это нужно

Каким будет следующий повод для новой атаки на Большой театр и его руководство, сказать трудно. Ясно только одно: эта атака непременно случится и, скорее всего, в ближайшее время, ведь часики тикают, а время уходит.

Трудно представить себе силу, которая поставила бы себе целью извести Большой театр. Ситуация довольная абсурдная: воевать с театром, являющимся национальной гордостью страны,– то же самое, что пытаться дискредитировать МГУ или бороться с гжельской росписью.

Однако причина для атак на Большой театр все же есть. И это, конечно, деньги. Если точнее – большие деньги, почти миллиард долларов США. Именно такую сумму изначально планировалось потратить на реконструкцию Большого театра.

Деньги на ремонт тогдашний министр культуры Швыдкой попросил лично у президента во время визита Путина в Большой театр. Услышав, о какой сумме идет речь, Путин заметил: «То, что на таких объектах кто-то хочет заработать, это, действительно, ничего особенно нет. Но мы, к сожалению, знаем, что у нас в России на других не менее знаковых объектах зарабатывали. И зарабатывали немало».

Президент как в воду глядел. С тех пор как бюджет предстоящей реконструкции был официально озвучен, театр постоянно находится в центре событий, но, увы, не художественных, а финансовых и административных.

Кому это выгодно

Пожалуй, нет человека, который не слышал о громкой ссоре между министром культуры Соколовым и его предшественником, ныне руководителем Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаилом Швыдким, в ходе которой чиновники пытались выяснить, кто из них более коррумпирован, но, к счастью для всех, так и не выяснили. Хорошо, что дело не дошло до суда – это стало бы очередным свидетельством того, до какого состояния низведена отечественная культура. Однако конфликт этот, в первую очередь, связан именно с реконструкцией Большого театра.

На сегодняшний день деятельность Большого курирует не Министерство культуры, а Федеральное агентство по культуре и кинематографии, стало быть, и контроль за отпущенными на ремонт средствами выскользнул из рук министра.

Это обстоятельство показалось господину Соколову крайне обидным. Но еще больше раздосадован заместитель министра Дмитрий Амунц, человек, которого называют серым кардиналом и теневым руководителем министерства.

Справка. Дмитрий Амунц родился в 1962 г. в городе Железнодорожный Московской области. В 1984 году окончил факультет экономической кибернетики Московского института народного хозяйства им. Г.В.Плеханова. После службы в армии работал в Министерстве внешних экономических связей в отделе Западной Африки. В 1994–97 годах был начальником департамента «Роспрома» и председателем финансово-промышленной группы «Российский текстиль», входивших в состав группы МЕНАТЕП. В 1997–98 годах возглавлял торговый дом «Никитин» . В 1998–99 годах был вице-президентом австрийской группы компаний «Мабетекс», занимавшейся реставрацией Кремля и Московской консерватории, которую тогда возглавлял нынешний министр культуры Александр Соколов. В 2000–2001 годах был заместителем генерального директора ОАО «Аэрофлот». С 2001 по 2004 год – заместитель управделами Союза России и Белоруссии, председатель Фонда «Инвестиционный комитет содружества государств». С марта 2004 года – советник министра культуры и массовых коммуникаций России, с мая 2004 года – директор Финансово-экономического департамента министерства. 9 октября 2004 года назначен заместителем министра культуры и массовых коммуникаций. 

Дмитрий Амунц был одним из первых, кого новый министр культуры Александр Соколов пригласил на работу в свое министерство. Из чего можно сделать логичный вывод, что опыт совместной работы этих господ по реконструкции Консерватории, для обеих сторон полон радужных воспоминаний. Отметим, что противников назначения крайне социально-активного бывшего вице-президента «Мабетекса» на эту должность было немало, и с первой попытки сделать это не удалось. Однако, как только новый министр немного пообвыкся в кресле, деятельный Амунц стал одним из ближайших его помощников.

Люди, не понаслышке знающие ситуацию в ведомстве утверждают, что именно Амунц сегодня курирует всю коммерческую деятельность министерства и фактически контролирует и направляет все действия бывшего ректором Московской консерватории.

Как человек деятельный, и имеющий большой, хотя и довольно специфический, опыт ремонтных работ в государственных заведений, Амунц не мог равнодушно смотреть на то, как «реконструкция века» уплывает из его рук

Однако и Швыдкой, как человек в аппаратных играх поднаторевший, все попытки поучаствовать в распределении бюджета успешно отбил. Был проведен конкурс на реконструкцию, и с июля театр был закрыт на ремонт.

Тогда группой Соколова и Амунца была предпринята попытка найти во всей схеме слабое звено. Им, судя по всему был признан, сам Большой театр и его директор. И именно с этого момент началась неприкрытая травля театра. Наступление, как было показано выше, велось не только через газеты и суды, но и напрямую через министерский административный ресурс. На менеджмент Большого оказывалось беспрецедентное давление. Мы упоминали, что уже покинул театр директор по кадрам и начальник юридического департамента, написал заявление финансовый директор. На их места претендуют доверенные люди Амунца.

Поскольку от Иксанова сама ситуация с ремонтом зависела мало, такое давление на директора могло быть объяснено либо простой мстительностью, либо тем, что таким образом Амунц и Соколов готовили фундамент и зачищали плацдарм для атаки.

Второе предположение подтвердилось довольно скоро: совершенно неожиданно на сцене, вернее на заседании Минэкономразвития, появился некто Виктор Столповских и, как фея из сказки, объявил, что его компания «Мерката трейдинг энд Инжиниринг С.А» (не менее печально известная чем «Мабетекс», также принадлежавшая Столповских) готова провести реконструкцию театра на за 25 миллиардов рублей, как было изначально объявлено, а всего за 9.

Справка. Виктор Столповских родился в 1963 г. в деревне Софиевка Оренбургской области. По окончании Оренбургского сельхозинститута работал главным инженером в отделе снабжения железной дороги. После окончания Московского открытого университета стал доктором коммерции. Созданная им фирма занималась строительством молочного завода, реконструкцией Дома правительства и Центра охраны материнства и детства в Якутске, когда мэром этого города был Павел Бородин – будущий управделами президента России, а ныне госсекретарь Союза Беларуси и России. В 1992–1994 годах Столповских возглавлял московское отделение компании «Мабетекс», которая получила заказы на строительство спорткомплекса для сотрудников таможни, теннисных кортов для резиденции президента РФ «Русь» в Завидово, резиденции правительства в Сочи и для Кубка Дэвиса. В 1994 году зарегистрировал в Швейцарии фирму «МТ Мерката Трейдинг энд Инжиниринг С.А.», которая вместе с «Мабетекс» провела техническое переоснащение президентского самолета Ил-96М, оборудовав его современной связью и медицинским кабинетом. Также сделала электронную начинку Дома правительства, Госдумы, Совета Федерации, реконструировала здание Счетной палаты, занималась ремонтом Белого дома после событий 1993 года, работала над масштабным восстановлением исторического облика Московского Кремля. В 1998–2001 годах имена Виктора Столповских, Павла Бородина и главы «Мабетекса» Беджета Пакколи фигурировали в уголовных делах, возбужденных в Швейцарии и России. Сейчас через свою фирму «V.А.V.S.» Виктор Столповских владеет Томским, Саранским, Уфимским электроламповыми заводами в России и Майлуу-Сууйским заводом в Киргизии.

Сам тот факт, что Столовских несмотря на свою сомнительную репутацию, смог появиться на заседании МЭРТ, говорит о том, что у него по-прежнему есть покровители в правительстве. Причем один из них уже в нашей истории упоминался – это тот самый Дмитрий Амунц (напомним – бывший вице-президент компании «Мабетекс»), который открыто лоббирует интересы проверенного партнера.

В том, что бюджета, о котором говорит Столповских, вряд ли хватит для полноценного ремонта театра, большинство специалистов не сомневается. Особенно учитывая стиль работы г-на Столповских и его компании. Руководство Большого впрямую назвало предложение «Мерката трейдинг» обычным блефом. Известно, что по той же схеме реконструировался и Кремль – «Мабетекс» предлагал сравнительно маленькую денежную сумму, однако потом Столповских выбивал для себя нефтяные квоты, которые могли с лихвой компенсировать и затраты на ремонт и совсем не маленькие «благодарности» лояльным чиновникам.

Главное для Столповских и Амунца – ввязаться в драку, а дальше будет видно. В принципе это не слишком сильно отличается от поведения бригады шабашников из дружественной Молдавии, делающих ремонт в вашей московской квартире.

Справка. Швейцарская фирма 'Мерката Трейдинг' и ее владелец Виктор Столповских тесно связаны с фирмой 'Мабетекс', которую возглавляет албанец Беджет Пакколи (Столповских был владельцем 'Мабетекс' до Пакколи). В 1995 году 'Мабетекс' и 'Мерката' вместе проводили реконструкцию Кремля, за что получили около 450 млн. долларов, которые были перечислены на счета в швейцарских банках. Компании также проводили реконструкцию Белого дома и строительство здания Счетной палаты

В октябре 1998 года Генпрокуратура, расследуя обстоятельства получения контрактов на реконструкцию Кремля, возбудила уголовное дело по фактам злоупотребления служебным положением и получении взяток в размере 25 млн. долларов чиновниками Управления делами президента (его в то время возглавлял Павел Бородин).

Свое 'кремлевское' дело возбудила и швейцарская прокуратура. По ее версии, 'Мабетекс' получила подряд через Столповских, который был советником экс-премьера Виктора Черномырдина. Швейцарская прокуратура обвиняла Столповских, Павла Бородина, вице-президента 'Меркаты' и зятя Бородина Андрея Силецкого в незаконном получении 30 млн. долларов.

В отличие от российских прокуроров швейцарские довели дело до суда и арестовали счета Столповских, Пакколи и возглавляемых ими фирм. В 2000 году Швейцария выдала ордер на арест Бородина, а в январе 2001 года власти США арестовали его и передали Швейцарии. Но в апреле 2001 года Бородина освободили под залог в 5 млн. швейцарских франков (около 3 млн. долларов). Дело против него было прекращено, а он сам отделался штрафом в 300 тыс. франков.

Когда это закончится?

Но, иногда в жизни происходят невероятные совпадения, которые позволяют поверить в возможность чуда на земле. Несколько недель назад, прокуратура города Тренто (Италия) выдала ордера на арест фигурантов скандальной реконструкции Кремля в числе которых – дочь Бородина, а также еще один соратник Амунца по работе с «Мабетекс» Бондаренко. Тоже, кстати, советник министра культуры…

Взвесив все возможные риски, Герман Греф от сотрудничества со Столповских отказался. Но это, к сожалению, так и не означало конца злоключений Большого театра. Скандалы вокруг него продолжаются множиться как грибы после дождя. И в том, кто является их заказчиком, дирекция театра уже не сомневается.

Зачем Столповских и Амунц продолжают терроризировать старейший театр страны? Почему их стараниями, заказные СМИ упорно превращают символ российской культуры в рассадник гомосексуализма, где ставят исключительно порнографические оперы и где нормальным артистам делать нечего?

Судя по всему, Амунц и его партнеры все-таки не теряют надежды на получение госзаказа. И действуют в логике, хорошо известной по грабительской приватизации середины 90-х: прежде чем приобрести предприятие, необходимо по возможности искусственно занизить стоимость его активов. А активы Большого театра – это его репутация и творческий коллектив, которые стали заложниками ситуации…

Не исключено, что Президенту придется вновь вмешиваться в конфликт вокруг театра. И вряд ли кто-то сомневается в его способности навести порядок и защитить Большой. Но пока, атаки продолжаются, причем, похоже – уже просто из злобы и мстительности, ведь собственная репутация закрыла перед «реконструкторами» из «Мабетекса» все возможные двери.

К сожалению, как это часто бывает, люди, которым уже терять нечего, стараются разрушить то хорошее в окружающих, чего нет в них самих.

А потому репутация, и творческий потенциал всемирно известного и любимого театра страны под угрозой.

Еще немного – и его придется не реконструировать, а спасать…