Атакующий монстр

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Атакующий монстр «Связьинвест» меняет стратегию и переходит от защиты к нападению. Уступив своим «дочкам» и «внучкам» половину российского телекоммуникационного рынка, холдинг опомнился. «Связьинвест» намерен наступать на альтернативных операторов семью колоннами (межрегиональными компаниями). Главным направлением удара станет развитие дополнительных услуг связи, целевой аудиторией – корпоративный сектор.

"Телекоммуникации вырвались вперед благодаря либеральной политике, проводимой Министерством связи РФ в 1990-е годы. Владимир Булгак, возглавлявший Минсвязи (на протяжении 1990-х ведомство называлось то Госкомитетом, то министерством) с 1990-го по 1997 год в интервью «Ко» сказал: «Связисты более, чем представители других профессий, были готовы к рыночным реформам. Когда существовал СССР, мы сотрудничали со связистами 170 стран и представляли, как устроена телекоммуникационная отрасль за границей. Внутри Советского Союза мы работали в рамках плановой экономики, а за рубежом – в условиях рынка. Реформы, начавшиеся в декабре 1990 года, проводились абсолютно осознанно. Мы начали отделять регулирующую функцию Минсвязи от хозяйственной деятельности, выдавать операторские лицензии, как это принято во всем мире».

Либерализм Владимира Булгака нашел поддержку у отечественных реформаторов. В конце 1996 года, выступая на одном из брифингов, тогдашний глава президентской администрации Анатолий Чубайс заметил, что «министр связи делает очень правильные вещи». «Он выставил рамочные ограничения для развития отрасли, причем делает это в основном за счет технических инструментов – понятной процедуры регистрации операторов связи, технических стандартов и т.д. В саму же отрасль он практически не лезет. И вот результат – связь у нас растет быстрее любой экспортоориентированной отрасли».
Но разумное (что в российских условиях означает минимальное) регулирование – лишь одна из причин быстрого подъема отрасли. Быстрый рост российского телекоммуникационного сектора ведущий аналитик Standard & Poor’s Павел Кочанов объясняет так: «Сфера телекоммуникационных услуг одной из первых реагирует на усиление деловой активности. Во-первых, вследствие экономического подъема увеличилось потребление стандартных услуг связи. Во-вторых, расширились границы телекоммуникационного сектора в экономике. Расходы на телекоммуникационные услуги в структуре потребления населения и компаний растут в значительной степени за счет появления новых услуг. В 1990-е годы флагманом среди услуг такого рода выступали мобильная связь и доступ в Интернет. Насыщение ими рынка связи еще не закончено».
Слишком много «дочек» Как это ни странно, конкуренты «Связьинвеста» родились раньше, чем был создан холдинг-монополист. Инфраструктура связи, доставшаяся России от СССР, была мало пригодна для ведения бизнеса. Пионеры иностранного бизнеса, приехавшие работать в Россию в начале 1990-х, были неприятно удивлены состоянием местных систем связи. Телефонные сети общего пользования были не в состоянии пропускать трафик корпоративных клиентов. Иностранные операторы, пришедшие в РФ вслед за своими клиентами, решили построить «параллельную реальность» – проложить в России новые сети для корпоративных пользователей. 
Однако российское законодательство запрещало иностранным операторам связи создавать на территории РФ стопроцентные дочерние предприятия. Единственная возможность проникнуть в Россию для иностранных операторов состояла в создании совместных предприятий с местными телефонными компаниями. В этих условиях российские предприятия электросвязи начали плодить СП с иностранцами. Например, в Москве МГТС создала с участием AT&T компанию «Телмос», вместе с Metromedia учредила «Комстар», совместно с Аlcatel – «Голден Лайн». Не менее активно действовала ЛГТС – в Петербурге было образовано около 20 СП с иностранными компаниями. Такие СП создавались, как правило, по принципу «здания и провода – российские, оборудование – иностранное». 
«Связьинвест» как холдинг в тот период еще организован не был. Местные «Электросвязи» представляли собой полугосударственные образования, в которых переплетались интересы региональных баронов, амбиции менеджеров и надежды трудовых коллективов.
Выдавая в начале 1990-х лицензии совместным предприятиям, Минсвязи поощряло приток новых технологий в отрасль. Результат получился «пестрым» и избыточным – на территории РФ было создано большое число дублирующих друг друга альтернативных операторов фиксированной связи. В конце 1990-х владельцы этих компаний поняли, что наплодили больше «дочек», чем нужно рынку. Именно поэтому ныне альтернативные операторы стали сливаться друг с другом. 
Десять лет назад Минсвязи не стремилось при помощи административных мер ограничить число «дочек» у «Электросвязей». Павел Кочанов объясняет эту ситуацию так: «Не было особых причин ограничивать выдачу лицензий для фиксированной связи. Появление множества операторов, создавших мелкие дублирующие друг друга сети, было вызвано не политикой выдачи лицензий, а теми условиями, в которых находились базовые операторы. Менеджеров «Электросвязей» к этому подталкивала неповоротливость полугосударственных структур, возможные проблемы с повышением тарифов на традиционную связь в случае появления доходов от новых услуг, и желание обеспечить себе «запасной аэродром». В этих условиях инвестиционные ресурсы были потрачены на создание дублирующих инфраструктур». В результате Россия уже на первом этапе реформы смогла получить очень дорогие новые качественные телекоммуникационные услуги, но развитие отрасли в среднесрочной перспективе замедлилось.
Таким образом, плодовитость традиционных операторов в деле создания СП объясняется тем, что руководители традиционных «Электросвязей» искали лично для себя возможности вписаться в нарождающийся телекоммуникационный рынок. Неудивительно, что на первом этапе реформы конкуренция разворачивалась не столько между традиционными и альтернативными операторами, сколько между «своими» и «чужими». Аналитик ACM Consulting Михаил Алексеев говорит, что в российских регионах структуры, связанные с руководством местных государственных телефонных компаний, всегда доминируют в наиболее прибыльных сегментах проводной связи: «Руководители местных «Электросвязей» проводят протекционистскую политику в отношении операторов, которые прямо или опосредованно принадлежат им».
Однако, сколь бы несовершенной ни была эта конкурентная среда, все же это был шаг вперед по сравнению с той ситуацией, когда на всем телекоммуникационном пространстве страны господствовало одно ведомство – Министерство связи.
Два кризиса спутали карты Пока московские, питерские и областные руководители «Электросвязей» создавали дочерние предприятия с иностранцами, ведомство Владимира Булгака готовило документы для реформы отрасли. В сентябре 1995 года в соответствии с указом Бориса Ельцина был создан холдинг «Связьинвест». Холдингу были переданы принадлежащие государству контрольные пакеты областных «Электросвязей», а также оператор дальней связи «Ростелеком». В нескольких регионах, например, в Костроме, Республике Коми, на Сахалине, «Связьинвесту» по ряду причин не удалось получить контрольный пакет. Также «Связьинвесту» не удалось взять контроль над МГТС (здесь у холдинга 28% акций). «Парламент телекомов», как называли «Связьинвест», через областные «Электросвязи» участвует в капитале альтернативных операторов. Причем в регионах «Связьинвест» владеет не только операторами фиксированной связи, но и компаниями мобильной связи.
В июле 1997 года государство продало первый пакет акций «Связьинвеста» (25% + 1 акция) за $1,875 млрд, а в 1998 году хотело продать второй, но карты спутал финансовый кризис, связанный с крушением пирамиды российских ГКО в августе 1998 года. Продажа второго пакета была отложена. Но беда не приходит одна: в 2000 году на мировом телекоммуникационном рынке начался затяжной кризис, в условиях которого продажа второго пакета стала попросту невыгодной. Привлечь необходимые деньги на развитие «Связьинвеста» не удалось, поэтому реформирование холдинга затормозилось.
Таким образом, российская телефония в ходе реформ разделилась на два лагеря: альтернативные операторы, оснащенные современным оборудованием, и традиционные, входящие в государственный холдинг «Связьинвест» и работающие в большинстве своем на оборудовании 60-х годов прошлого века.
Проникновение фиксированной телефонной связи в России, по данным Международного союза электросвязи, составляет 23 линии на 100 человек, в Финляндии аналогичный показатель составляет 55 линий. Уровень цифровизации сетей «Связьинвеста» тоже очень скромный – 32%. Отсутствие цифровых АТС, в свою очередь, не позволяет «Связьинвесту» развивать новые услуги (телеконференции, кабельное телевидение, широкополосный доступ, видео по запросу) с большой нормой прибыли. В результате, по данным заместителя гендиректора «Связьинвеста» Вадима Белова, основной доход холдингу приносит традиционная телефония: «Примерно 30% выручки приходит от местной телефонии, 50% – от международной и междугородной связи. Доходы от новых услуг разнятся в зависимости от региона. В отсталых областях они составляют менее 5%, в развитых регионах – до 30%». 
Вынужденная идеология «чучхе» По оценкам «Связьинвеста», чтобы достичь уровня восточноевропейских стран, отечественным государственным операторам на переоборудование требуется не менее $10 млрд. Проанализировав ситуацию, в холдинге посчитали, что в сложившихся условиях нужно надеяться на собственные силы. «Сегодня мы тратим до $1 млрд в год из собственных средств на инвестиционные программы», – говорит Белов.
По совету Arthur Andersen «Связьинвест» в 2000 году начал объединение областных «Электросвязей» в семь крупных межрегиональных компаний – по количеству федеральных округов. В четырех компаниях – «ЦентрТелеком», «Северо-Западный Телеком», «Южная телекоммуникационная компания» и «Дальсвязь» – процедуры, связанные с объединением активов компаний, в октябре 2002 года были завершены, осталось провести общие собрания акционеров. На Урале, в Сибири и Поволжье процесс объединения сейчас проходит последние стадии. «Связьинвест» хочет завершить процедуры по объединению до конца года. 
Планы приватизации межрегиональных компаний в «Связьинвесте» еще не строили, у холдинга другие задачи, о которых Вадим Белов говорит следующее: «На объединении компаний электросвязи реформы не заканчиваются. Акционеры поставили перед холдингом задачу – выстроить бизнес в новых компаниях. Мы должны наладить работу с клиентурой, обеспечить прозрачность компаний, уточнить маркетинговую стратегию». Главная задача – научить межрегиональные компании оказывать новые телекоммуникационные услуги и на равных конкурировать с альтернативными операторами». 
«Ростелеком» эти реформы пока не затронут. Эксперты не раз задавали представителям «Связьинвеста» вопрос: насколько оправданно существование «Ростелекома», ведь укрупненные компании будут иметь между собой хорошие соединения, смогут передавать трафик и самостоятельно заниматься дальней связью. Однако гендиректор «Связьинвеста» Валерий Яшин придерживается иной точки зрения: «В течение ближайших пяти лет «Ростелеком» сохранит свою инфрастуктуру и останется национальным оператором дальней связи». Причину столь трепетного отношения к компании объясняет Вадим Белов: «Ростелеком» дотирует за счет доходов от дальней связи местную связь, которая рентабельна далеко не везде. Но монополистом он будет не всегда: либерализация рынка дальней связи неизбежна. Мы готовим «Ростелеком» к работе в жестких рыночных условиях. Может быть, он начнет работать не только в России, но и в других странах. Стратегия «Ростелекома» сейчас вырабатывается, но еще не обнародована. Надеюсь, что это состоится либо в конце этого, либо в начале будущего года». 
Тем временем на монополию «Ростелекома» покушаются ведомственные операторы связи, созданные другими российскими монополистами. Детище железнодорожного ведомства компания «Транстелеком», «дочка» РАО «ЕЭС» «Энифком» и операторы «Газпрома» «Газком» и «Газтелеком» покушаются на долю «Ростелекома». Наибольший аппетит у «Транстелекома», но реальную угрозу «Ростелекому» ни один из альтернативных операторов пока не представляет. 
Активы «Связьинвеста» в области сотовой связи выглядят очень скромными на фоне операторов «большой тройки» – МТС, «Вымпелкома» и «МегаФона». «Связьинвест» в качестве оператора мобильной связи не может составить реальную конкуренцию «большой тройке». Тем не менее конкуренция между ними будет нарастать. В середине 1990-х годов мобильная связь была доступна только самым обеспеченным пользователям и в этом своем качестве представляла собой обособленный сегмент рынка связи. Ныне ситуация изменилась: в октябре совокупное число всех российских компаний сотовой связи составило 15 млн человек. Таким образом, уровень проникновения мобильной связи перевалил за отметку 10% населения (см. «Ко» № 42 (238) от 4 ноября 2002 года). Сотовая связь – самый быстрорастущий сегмент рынка. По мере того как пользоваться услугами сотовых операторов начинают все больше россиян, мобильная связь становится конкурентом фиксированной связи. Она реально может замещать собой связь фиксированную, особенно в тех местах, где количества фиксированных телефонных линий недостаточно.
Контрнаступление Итак, в 2003 году «Связьинвест» посредством семи межрегиональных компаний намерен перейти в наступление. Главным направлением удара, как говорит Белов, станет развитие дополнительных услуг связи, целевой аудиторией – корпоративный сектор (см. таблицу «Поле битвы»). 
Логика понятна. Наступать в секторе местной телефонной связи для населения «Связьинвесту» нет смысла, поскольку в этом секторе «Связьинвест» всецело зависит от тарифов, регулируемых МАП. Переговоры с МАП о повышении тарифов «Связьинвест» ведет постоянно и, по утверждению Белова, достиг некоторого прогресса. В октябре 2002 года были повышены тарифы на местную телефонию в 13 российских регионах: Брянской, Ивановской, Калужской, Тамбовской, Пензенской и других областях. Однако этот процесс проходит очень осторожно, тарифы поднимают лишь до уровня себестоимости. Надеяться на радикальное изменение ситуации в данном случае не приходится.
Сектор нерегулируемых дополнительных услуг, востребованный прежде всего корпоративными клиентами, не контролируется антимонопольным ведомством, но в этом секторе уже хорошо освоились альтернативные операторы. На долю «Связьинвеста» сейчас приходится 80% инфраструктуры электросвязи РФ, на долю альтернативных операторов – 20%. Однако в доходах распределение иное. В середине 2002 года случилось знаковое событие: альтернативные операторы перешли «экватор». Если в 2001 году «Связьинвест» и его альтернативные конкуренты поделили рынок в соотношении 50:50, то в первой половине 2002 года, по данным самого «Связьинвеста», на холдинг приходилось 49,1% доходов российской связи, на альтернативных операторов уже – 50,9%. Причем эти деньги альтернативные операторы заработали прежде всего в корпоративном секторе путем предоставления клиентам комплексных услуг связи.
Примитивная конкуренция между «своими» и «чужими» уже давно ушла в прошлое. Альтернативные операторы показали, что они представляют все возрастающую силу на телекоммуникационном рынке. Эти компании ожесточенно конкурируют друг с другом и отнюдь не горят желанием пускать «проснувшийся» «Связьинвест» на свое поле. Консультант McKinsey Денис Бургов на Третьем российском форуме коммуникаций, проведенном компанией LBS International Conferences в октябре, заявил, что у традиционных операторов есть много поводов для пессимизма, в том числе и такие: в корпоративном секторе очень жесткая конкуренция, традиционные операторы уже потеряли множество корпоративных клиентов в крупных городах. Маркетинговые навыки и возможности традиционных операторов Бугров охарактеризовал как «ограниченные». 
Заместитель начальника департамента маркетинга «Связьинвеста» Игорь Марин настроен более оптимистично. На том же форуме он заявил, что перед традиционными операторами стоит стратегический вопрос – как выжить в условиях постоянно изменяющегося конкурентного ландшафта. Для решения этого вопроса традиционным операторам предстоит понять, какие сегменты необходимо оборонять, а в каких лучше нападать, как увеличить портфель «нападающих услуг», как обеспечить гибкость, инновационность и нацеленность на рост? «Связьинвест» над этими вопросами уже размышляет.
Разведка боем Серьезность своих намерений «Связьинвест» ппродемонстрировал в октябре этого года. Холдинг запустил в строй цифровую мультисервисную сеть компании «ЦентрТелеком», собранную на оборудовании Lucent Technologies. По словам гендиректора «ЦентрТелекома» Рубена Амаряна, в создание сети было инвестировано $10 млн. Сеть охватывает 25 городов Московской области, в дальнейшем она будет расширяться и охватит другие области европейской части России, в которых работает «ЦентрТелеком». Возможности сети не ограничены традиционной телефонией. По сети можно передавать данные в широкополосном формате, сигнал кабельного телевидения и т.д. Валерий Яшин говорит, что создание аналогичных мультисервисных сетей идет во всех семи межрегиональных компаниях «Связьинвеста». 
Еще одно наступление на фронте дополнительных услуг развивает компания «РТКомм.Ру». Это национальный Интернет-провайдер, создаваемый «Связьинвестом» на базе инфраструктуры «Ростелекома». Фактически «РТКомм.Ру» отбирает у региональных телефонных компаний высокодоходный бизнес по предоставлению доступа в Интернет. В «Связьинвесте», однако, так не считают. «Нужно было свести вмести интересы «Ростелекома» и региональных компаний, – говорит Вадим Белов. – Поэтому мы предложили региональным компаниям принять участие в проекте «РТКомм.Ру». Формы сотрудничества могут быть различными: участие в уставном капитале, создание совместных предприятий, использование франчайзинга. Так мы стремимся избежать ненужной холдингу конкуренции между «Ростелекомом» и региональными компаниями».
Проблема в том, что МАП требует от государственных операторов выделять все нерегулируемые услуги в отдельные дочерние компании. Связисты дали МАП обещание выполнить это требование, но продолжают жить «по-старому». Вадим Белов по этому поводу говорит: «Связьинвест» согласился с требованием МАП выделить нерегулируемый бизнес, но это было тактическое согласие. Если бы мы не сделали этот шаг, то надолго затормозили бы процесс реорганизации. Мы понимали, что позднее вернемся к диалогу с МАП. Буквальное выполнение требований антимонопольного ведомства не принесет пользы. Предлагая выделить нерегулируемый бизнес в отдельные компании, МАП отбирает у нас инвестиционный ресурс, который мы могли бы использовать для обновления парка оборудования и строительства новых сетей». 
«Связьинвест» считает несправедливым, что ему приходится в одиночестве нести затраты по поддержанию 80% национальной инфраструктуры связи. «Альтернативные операторы строят лишь те элементы инфраструктуры, которые им необходимы, но доступ к сети общего пользования обеспечиваем мы. На нас лежит большая социальная нагрузка – льготные категории граждан и льготные услуги связи для бюджетных и государственных предприятий. Хотя мы и получаем компенсации из бюджета, далеко не всегда они выплачиваются в полной мере. Если называть вещи своими именами, мы дотируем государственный бюджет», – говорит Белов. 
Еще одна идея «Связьинвеста» по установлению справедливости состоит в создании фонда универсальной услуги. Замысел прост: все операторы – и государственные, и альтернативные – обязаны делать регулярные взносы в фонд, из которого будет финансироваться строительство телефонных сетей в низкорентабельных районах – в сельской местности и в удаленных областях. «В России 50 000 населенных пунктов, где отсутствует телефонная связь. Установка телефона в некоторых из них может окупиться лишь за десятилетия. Ни один коммерческий оператор туда не пойдет. Чтобы каждый гражданин имел возможность в любом месте получить информационную услугу по телефону или через Интернет, нужны отчисления от бюджета и тот механизм резервирования, который мы предлагаем», – говорит Белов. 
Таким образом, «Связьинвесту», для того чтобы выжить, необходимо сражаться на двух театрах военных действий одновременно. Первый фронт – это битва с альтернативными операторами за платежеспособного клиента. Основное оружие на этом фронте – маркетинг. К несчастью для «Связинвеста», конкуренты владеют этим оружием лучше, чем холдинг: альтернативные операторы уже десять лет занимаются изучением рынка, тогда как подразделениям холдинга только предстоит освоить маркетинговые технологии.
Второй фронт представляет собой бесконечную дискуссию холдинга с антимонопольным ведомством по поводу регулирования телекоммуникационного бизнеса. Здесь возможны тактические победы и поражения, однако в стратегическом смысле подарков от МАП холдингу ожидать не приходится. Если только Россия не сменит политический курс, МАП будет ориентироваться на все большую либерализацию телекоммуникационного рынка. Консультант McKinsey Денис Бугров считает, что бизнес традиционных операторов в решающей степени зависит от отношений с государственными органами и что, к сожалению для операторов, в России «не формализованы масштабы и темпы дальнейшей либерализации отрасли».
Открытие третьего фронта – конкуренции на рынке дальней связи – откладывается на несколько лет. Пока Минсвязи не спешит выдавать международную лицензию ни одному из конкурентов «Ростелекома». Для «Связьинвеста» эта пауза очень важна: ведь в войне на три фронта победить невозможно. По крайней мере, мировая военная история таких примеров не знает.
Комментарий читателя Отступление "Атакующего Монстра" Автор: Alexei Kondrashov
Дата: 12.11.2002 21:26:58 
Cтатья , как всегда написан почти безупречно. Однако тому , кто хоть чуть чуть знаком с работой "АКТИВНО реформирующихся" сейчас традиционных операторов с трудом верится в то , что в 2003-2010 годам им удаcца хоть как то переломить ситуацию в свою пользу. На это есть минимум две причины (только одна из них упомянута в статье): -традиционные операторы практически не представлены в наиболее доходных отраслях (я имею в виду в первую очередь Мобильную связь) - они полностью потеряли наиболее доходные регионы (Москву в первую очередь, приносящую треть всех доходов по стране и во вторую в меньшей степени Питер) , где и расположены фактически все Корпоративные клиенты за счет которых собственно они и собираются наращивать свои доходы. Пока , что Вся "демонстрация серьезность намерений " походит больше на "надувание" щек. Коммерческая выгода проекта Центртелекома более чем спорна и имеет очень большой срок окупаемости, а доходы от интернета вообще и компании РТКОМм (11 миллионов за первое полугодие) в частности смотрятся более чем блекло на фоне финансовых успехов за этот период Экванта , Голден Телекома и Системы (интернет пока составляет малую часть доходов отрасли Связь) Пока основные компании Связьинвест демонстрируют не наступление , а отступление похожее на бегство. Если по результатам 2001 года доля Традиционщиков в доходах отрасли составляла 50,2 против 49,8 (отнюдь не 50 на 50 как упомянуто в статье) ,то к середине года она уменьшилась до упомянутых 49,1 к 50,9 , а по результатам работы за 9 месяцев 2002 года счет стал 47 к 53 не в их пользу. По результатам за 3 квартала 2002 года Ростелеком ВПЕРВЫЕ с после кризисных времен показал доходы в долларовом эквиваленте меньшие чем за аналогичный период прошлого года (480 Миллионов USD в этом году и 486 в прошлом ). Есть о чем задуматься ...... В том числе и авторам статьи, придумывающим столь броские заголовки."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации