Атомный Куш

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Каха Бендукидзе выводил из ОМЗ оборотные средства, срывая сроки контрактов на постройку Россией АЭС в Китае и Иране

1150184814-0.jpg Наследие Кахи Бендукидзе — купленные Газпромбанком Объединенные машиностроительные заводы — в результате достанется Росатому. Министр экономики Грузии, а в недавнем прошлом владелец ОМЗ Каха Бендукидзе может считать, что ему крупно повезло. Его не отправили на нары, как Михаила Ходорковского, а позволили продать свой пакет в ОМЗ осенью прошлого года Газпромбанку. Хотя память он оставил по себе недобрую. Чиновники от атомной промышленности в приватной беседе с говорят, что именно Бендукидзе виноват в том, что были сорваны сроки контрактов на постройку Россией АЭС в Китае и Иране. «Бендукидзе выводил из ОМЗ оборотные средства, ставя под угрозу не только строительство реакторов и станций в намеченные сроки, но и позиции России на очень перспективных для атомной промышленности рынках», — говорит пожелавший остаться неназванным чиновник. Получить комментарий г-на Бендукидзе не удалось.

Проблем в ОМЗ сейчас хватает. В пресс-службе компании признают, что «негативное влияние на развитие бизнеса в целом в 2006—2007 годах окажет завершение контрактов по атомному дивизиону ОМЗ». Стоит заметить, что именно атомные контракты приносят ОМЗ до половины всей выручки и большую часть прибыли. В прошлом году чистая прибыль ОМЗ рухнула десятикратно: с $61 млн. до $6,2 млн.

Но, похоже, преследовать Бендукидзе и партнеров никто не намерен. Главное — в другом: идея создания объединенного холдинга с участием ОМЗ все ближе к своему воплощению.

«Атомпрому» — от «Газпрома»!

«Нужно построить вертикально интегрированный холдинг, который, по аналогии с «Газпромом», можно назвать «Атомпромом», — сказал в феврале этого года глава Росатома Сергей Кириенко. «Только стабильность и четкость в выполнении зарубежных контрактов могут сохранить для России перспективные, но очень конкурентные рынки строительства АЭС в Китае, Иране, Индии и других регионах, — поясняет пресс-секретарь Росатома Сергей Новиков. — Обеспечить такую стабильность сегодня может только государство».

Для создания холдинга предполагалось объединить в одну цепочку переработчиков ядерного топлива, строителей АЭС, производителей атомного оборудования и сервисные организации. Основой будущего холдинга стало ФГУП «ТВЭЛ» — предприятие, контролирующее 17% мирового производства топлива для атомных станций с оборотом $1,1 млрд. в год. О том, сколь большие ставки сделаны на «ТВЭЛ», говорит хотя бы тот факт, что совсем недавно председателем совета директоров компании избран глава президентской администрации Сергей Собянин.

В начале этого года «ТВЭЛ» создал 100-процентную «дочку» — ОАО «Атомэнергомаш». Следующим шагом стало получение государством контроля над строителем российских атомных станций за рубежом — «Атомстройэкспортом» (АСЭ).

В конце прошлого года контрольный пакет «Атомстройэкспорта» был выкуплен Газпромбанком у частных акционеров во главе с Кахой Бендукидзе. Это дало повод многим аналитикам заподозрить владельца банка — «Газпром» — в намерении самостоятельно собрать атомные активы и развивать новое для себя направление бизнеса. Тем более что топ-менеджеры «Газпрома» не раз говорили о намерении внедриться и в атомную, и в электроэнергетику. Однако, по словам Сергея Новикова, уже в мае этого года совладелец «Атомстройэкспорта» — Росатом — выкупил у Газпромбанка около 4% акций АСЭ, получив контрольный пакет в компании.

Поначалу было не совсем понятно, зачем Газпромбанк расстался с контролем над весьма перспективным активом. Источник в Росатоме объясняет это так: «Если бы банк не захотел передать контроль над «Атомстройэкспортом», уже завтра строительные подряды перешли бы к другой компании. А так Газпромбанк останется акционером компании».

В мае этого года был сделан следующий шаг в объединении машиностроительных активов. «Атомэнергомаш» подписал соглашение о создании совместного предприятия с частной компанией «ЭМАльянс», владеющей предприятиями еще советского средмаша — «ЗиО-Подольск» и «ЗиОМар». Контрольным пакетом в СП будет владеть Росатом.

Сердце атома

Без ОМЗ, которые выпускают корпуса для атомных реакторов, производственная цепочка создаваемого на базе «ТВЭЛ» холдинга была бы неполной. И на помощь пришел все тот же Газпромбанк.

В начале этого года банк шокировал рынок сообщением о планах по делистингу ОМЗ на мировых биржах и грядущей смене формы собственности концерна с ОАО на ЗАО. А в мае Газпромбанк выставил оферту на приобретение 19% обыкновенных акций, или 17,6% уставного капитала ОМЗ. Это означало, что в общей сложности структура «Газпрома» намеревалась консолидировать не менее 95% акций ОМЗ. Впоследствии все они должны будут перейти на баланс компании «Форпост-Менеджмент». Механизм увеличения доли «Форпоста» предполагает «одну или несколько сделок в период с 12 по 30 июня 2006 года», — говорится в сообщении компании, размещенном на сайте Лондонской фондовой биржи.

Каким образом контроль над ОМЗ перекочует впоследствии на баланс «Атомэнергомаша», не знают пока даже в Росатоме. «Механизм сделки находится в стадии проработки», — говорит Сергей Новиков. При этом он добавляет, что в активах ОМЗ Росатом интересует только атомный дивизион. Производство спецсталей, бурового оборудования и танков на «Уралмаше» Росатому совершенно ни к чему. Поэтому еще до конца этого года мы можем узнать о разделении ОМЗ с выводом атомных активов в отдельную структуру.

Судьба «неатомных» дивизионов ОМЗ пока не ясна. Быть может, впоследствии часть из них объединится с другим крупным холдингом — «Силовыми машинами». Оставшиеся «неприкаянными» дивизионы могут быть проданы заинтересованным инвесторам.

Не исключено, что в будущем ОМЗ сохранят статус ОАО. Дело в том, что делистинг компании довольно часто используется в мировой практике только затем, чтобы максимально снизить стоимость акций поглощаемого предприятия. И главная цель инвестора в данном случае была очевидна — снизить стоимость ОМЗ перед заявленной офертой по выкупу акций у миноритариев. Оферта закончилась 31 мая. И объявлять новую Газпромбанк не намерен.

Похоже, план банкиров сработал. Как сообщил эксперт, в недавнем прошлом начальник Центра анализа рыночной конъюнктуры Газпромбанка Сергей Суверов, «банк близок к поставленной цели по консолидации 95% акций ОМЗ, и вряд ли кто-то или что-то помешает ему добиться своего».

Миноритариев не спросясь

Подмогой Газпромбанку стали и изменения в закон «Об акционерных обществах», вступающие в силу уже 1 июля нынешнего года. Закон предоставит право владельцам 95-процентного пакета компании требовать от мелких акционеров продажи оставшихся акций. Некоторые СМИ и аналитики поспешили заявить, что поправки позволят Газпромбанку заставить миноритариев ОМЗ продать оставшиеся у них акции в обязательном порядке.

Однако на деле все далеко не так однозначно. Как заявил управляющий партнер юридической фирмы «Вегас-Лекс» Альберт Еганян, «нормы российского права никоим образом не отменят нормы права международного». «Любой международный суд защитит в данном случае права миноритариев, — говорит Еганян. — По причине сложности и неоднозначности формулировок изменений к закону практика его применения вряд ли будет единообразной и наверняка потребует изменений в принятый закон, а также разъяснений Высшего арбитражного суда».

Таким образом, Ситибанк и ЗАО «Брансвик Ю Би Эс Номиниз», которым совместно принадлежало на конец 2005 года 5,8% обыкновенных акций ОМЗ, вполне могут сохранить свои пакеты в ожидании лучших времен. Правда, принимать какое-либо участие в оперативной деятельности компании они не смогут. Как, впрочем, и помешать запланированному делистингу. Однако если хватит терпения, то через несколько лет они могут оказаться совладельцами куда более крупной компании, чем нынешние ОМЗ.

Перспективы роста ОМЗ открылись после оглашения плана главы Росатома Сергея Кириенко, представленного им в начале этого года президенту Путину и получившего полное одобрение главы государства. До 2030 года Росатом рассчитывает построить в России 40 новых энергоблоков по 1 ГБт каждый. «Создание одного энергоблока обходится примерно в $1,5 млрд.», — сообщил Сергей Новиков.

Стоит учесть, что примерно четверть всех затрат по строительству новых станций приходится на корпус атомного реактора. Таким образом, ОМЗ могут быть обеспечены на ближайшие 25 лет госзаказом в размере до $15 млрд. А если приплюсовать к этой цифре объем заказов на строительство АЭС со стороны Китая, Индии, Ирана и других потенциальных стран-заказчиков, то портфель ОМЗ может при оптимистическом развитии ситуации вырасти еще вдвое — до $30 млрд. Впрочем, этот рынок сильно политизирован, не учитывать этого — особенно при сделках с Ираном — было бы неразумно.

Александр Борисов

Оригинал материала

«Профиль» origindate::13.06.06