Атомный барон

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Оригинал этого материала
© Новая Газетаorigindate::25.05.2000

Атомный барон

Как Велихов летает верхом на ядре. За прибылью

Степан Кречетов

Converted 10593.jpg
В конце восьмидесятых стало модно рассуждать о «золоте партии». Его упорно искали за границей на секретных счетах, а «золото» все это время валялось под ногами у кладоискателей. И наши новые друзья (бывшие вероятные противники) стали активно подбирать то, что плохо лежит, благо у них нашлось огромное количество добровольных помощников. Настоящим золотом, а не мифическими сокровищами оказался оборонный и научный потенциал СССР. Кладезь, который за пятнадцать лет разбазаривания так и не удалось вычерпать окончательно. Впрочем, усилия добраться до самого дна не прекращаются

Ядерный славянский шкаф уже продан

Концепция термоядерного реактора сформулирована академиками Таммом и Сахаровым еще в те далекие времена, когда Сахаров был не диссидентом, а кузнецом ядерного щита Родины. В 1954 году создана тороидальная камера с магнитными катушками (токамак) — СССР стал мировым лидером термоядерного синтеза и до последнего времени этой позиции не сдавал.

Термоядерная электростанция превосходит обычную АЭС приблизительно настолько же, насколько АЭС эффективнее топливной электростанции. Прорыв в энергетике, которого может достичь страна, поставившая термоядерное производство электроэнергии на поток, дает совершенно невероятные преимущества. Правда, полностью оценить эти пока еще теоретические возможности могут только профессионалы. И только профессионалам известно, как долог путь от токамака до полноценной ТЯЭС. Этот путь Россия не прошла до сих пор.
       По утверждению академика Велихова, президента российского научного центра «Курчатовский институт», в 1968 году был совершен предпоследний шаг к созданию первого в мире термоядерного реактора — создана установка «Токамак-10». В 1976–1982 годах СССР должен был вплотную подойти к решению задачи и получить интенсивную термоядерную реакцию на испытательном реакторе «Токамак».

Экспериментальный термоядерный реактор, однако, стоит безумных денег — порядка 10 миллиардов долларов. Михаил Горбачев договорился с американским президентом Рейганом о совместном проекте: «Бензин ваш, идеи — наши». Американская сторона, естественно, ответила согласием. И в 1988 году было подписано соглашение о международной программе создания экспериментального термоядерного реактора ITER. В проект вошли США, СССР (позднее — Российская Федерация), Япония и организация «Евратом». Целью программы являлся запуск примерно к 2010 году реактора мощностью 1,5 ГВт и постройка к середине XXI века промышленной термоядерной электростанции. Штаб-квартира совета программы ITER разместилась, само собой, в Москве. А председателем совета стал академик Евгений Велихов.

В декабре 1990 года эскизный проект реактора был закончен. В его основу был положен советский проект «Токамака», поскольку у остальных стран-участниц, кроме денег и понятного энтузиазма, за душой ничего не было. В июле 1992 года началась работа над инженерным проектом. О готовности технического проекта было объявлено в декабре 1998 года.
       Но проект не увидел свет. И если увидит — то, скорее всего, не в России.

Друг дяди Сэма — не наш друг

За время, которое было необходимо для доведения до ума термоядерного реактора, у академика Велихова появилась масса новых интересов. За достаточно короткий период он успел оказаться в руководстве восьми государственных, девяти коммерческих и двадцати шести (!) общественных организаций. Академик возглавил все: от добычи нефти на арктическом шельфе до обучения детей компьютерной грамоте. Юлий Цезарь, умевший, говорят, читать и писать одновременно, — просто мальчишка по сравнению с российским ученым. До реакторов ли тут?

Следует заметить, что практически все велиховские начинания так или иначе связаны с США. Причем связаны любопытнейшим образом.

Скажем, решает Велихов обучать детей основам экономики и информатики. Естественно, учебники экономики — только американские. А информатика может преподаваться только в рамках международной программы «Дети как социальные изобретатели и творцы XXI века». «Международная программа» в понимании Велихова — это программа с США. А общаться в рамках этой программы американские и российские дети могут только в закрытом для иностранцев городе Троицке. Велихов надавил на все доступные ему рычаги, и Троицк «открылся» для американцев. Казалось бы, в России полно городов, в которых «дети разных народов» могут дружить сколько угодно. Но в данном случае для Велихова география была явно важнее детской дружбы.

Или, положим, организовывает Велихов «Международный фонд за выживание человечества». Даже академик Сахаров, которого трудно заподозрить в антиамериканизме, с большой прохладцей отнесся к очередному велиховскому начинанию и заявил, что фонд рассматривает «не те вопросы». От деятельности «фонда за выживание» Сахаров тихо отстранился. После поездки по делам фонда в США Сахаров посчитал, что его использовали как приманку для выжимания денег «под имя». Кстати, «под Сахарова» фонд, по некоторым данным, собрал порядка миллиона долларов.

Впрочем, покрутившись в фондах и накатавшись по зарубежью, Велихов научился привлекать деньги уже под собственное имя.

Торговали, веселились, подсчитали — прослезились

АО «Росшельф» возникло на базе странной идеи, будто России нужно добывать больше нефти и газа. Недавнее беспрецедентное давление США на ОПЕК (организацию стран — экспортеров нефти) показывает, что для России увеличение вывоза нефти смерти подобно. Цена на мировом рынке падает, российский бюджет пустеет, отечественные экспортеры в истерике бьются у трубы, а нефтепродукты для внутреннего пользования дорожают, угрожая срывом посевной. США же (основной импортер нефти), напротив, получают прямую выгоду в виде удешевления нефтепродуктов для своего внутреннего потребления. Так что увеличение экспорта нефти кем бы то ни было выгодно США и категорически невыгодно СССР. Впрочем, Велихов может этого и не понимать — он академик совсем в другой области. А рыночным отношениям он все больше обучает детишек — вместо того чтобы освоить азы самому.

«Росшельф» получил для освоения два месторождения на арктическом шельфе Печорского моря. Президент «Росшельфа» Велихов пообещал не только добывать сумасшедшее количество нефти и газа, но и создать под этот проект 250 тысяч (!) рабочих мест и загрузить заказами чуть ли не всю российскую оборонку. Освоение месторождений на арктическом шельфе требует создания технологических цепочек практически с нуля: ледостойкие платформы, танкеры-ледоколы, даже обычные подводные коммуникации для северных широт нужно сначала придумывать, а потом запускать в производство, поскольку аналогов ни у нас, ни даже в северной Норвегии нет.

За восемь лет существования «Росшельфа» под руководством Велихова не сделано практически ничего. Иностранные инвесторы отвернулись от него, поскольку академик постоянно нарушал обязательства и норовил раз в год «перерешить все по-новому». За дело взялось РАО «Газпром», десятки миллионов долларов вложены в геологоразведку, строится уникальная буровая платформа. Но за годы велиховского руководства проект так и оставался проектом. Зато ряд западных компаний (в первую очередь американских и канадских) получил уникальные научные и технологические разработки в свое безраздельное пользование. И они, безусловно, постараются обогнать «Газпром», отставший из-за велиховского стиля руководства на восемь лет от освоения перспективнейших месторождений.

Практически по той же схеме сработал и менее масштабный велиховский проект «Ист-Вест Текнолоджиз». Это совместное предприятие по торговле передовыми научными технологиями Велихов основал, по старой привычке, именно с американским участием. И что же? Более тридцати научных разработок «ушли» на Запад. Мы взамен, естественно, никаких технологий не получили: тамошнее правительство жестко требует соблюдения соответствующих ограничений в отношении России. Получили ли наши ученые хотя бы более или менее пристойные деньги — неизвестно.

Зато известно, что американский участник СП — компания Би-Ди-Эм организована Френком Карлуччи, Джеймсом Бейкером и Эммануэлем Уайгенсбергом. Это активнейшие участники скандала «Иран — контрас», которых во всем мире считают беспринципными торговцами оружием. Компания Би-Ди-Эм прославилась среди прочего и тем, что по заказу спецслужб США приобрела в Белоруссии российский противоракетный комплекс С-300, надо полагать, исключительно с целью подкормить белорусских военных. Но Велихов сделал вид, что не понимает, какими именно технологиями интересуется его американский партнер.

Антисоветско-американская дружба

Для завершения проекта термоядерного реактора ITER Велихов тоже нашел достойного партнера. Это израильтянин Якоб Нимроди, личность примечательная, поскольку хорошо знаком с упомянутыми выше основателями Би-Ди-Эм и тоже продает оружие.

Да, кстати, любезные велиховскому сердцу американцы из проекта ITER вышли. И вышли сознательно именно в такой момент, когда, с одной стороны, получили все необходимое, чтобы закончить проект самим, а с другой — полностью подкосили ITER срывом финансирования на решающей стадии.

Прямо диву даешься: что, Велихову медом намазаны эти Штаты? Хоть бы для разнообразия послужил интересам какой-нибудь Франции или Великобритании. Но нет! Велихов лоббирует закупки «Боингов» российскими авиакомпаниями. Велихов создает «Ассоциацию развития информационных технологий» вместе с Олегом Калугиным. Наконец, Велихов — известный, кстати, лидер международного экологического движения — изо всех сил добивается разрешения ввезти в Россию из Штатов отработанное ядерное топливо (ОЯТ).

У американцев есть серьезная проблема — АЭС, которые они построили на Тайване и в Южной Корее. По международным нормам, США обязаны забирать обратно отработавшее ядерное топливо с этих электростанций. Само собой, тащить отходы к себе домой им неохота. Зачем рисковать родной Невадой, где высится американская святыня Лас-Вегас, когда в России есть Красноярский край с какой-то там никому не нужной речушкой Енисей. Тем более что российский академик Велихов заверяет, что захоронение ОЯТ в карстовых пустотах Красноярска-26 — дело абсолютно безопасное. Правда, другой компетентный академик Алексей Яблоков располагает данными, что под Красноярском-26 уже загрязнены грунтовые воды и образовалась радиоактивная «линза», которая двигается к Енисею и может достигнуть его через 7—8 лет. Но зачем же слушать академика, который говорит неприятные вещи, когда есть академик, говорящий как раз то, что надо? Напихаем в красноярские пещеры побольше всякой дряни и уже через год сможем проверить, кто прав — Яблоков или Велихов. Только американских «детей-творцов» лучше не возить дружить с красноярскими детишками — боязно все-таки.

К счастью, ввозить в Россию свое ОЯТ США пока не дают. Не из заботы о нашей экологии. Просто боятся, что мы из этого бывшего топлива сделаем что-нибудь полезное с помощью технологий, которые еще не успели продать...