Афганистан сажает европу "на иглу"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Афганистан сажает европу "на иглу" Об авторе: Валерий Попов - начальник отдела Пограничной группы ФПС РФ в РТ, полковник.

"Руководство пограничной группы ФПС РФ, несущей боевую службу в Таджикистане, располагает достаточной информацией, чтобы сделать следующий вывод и прогноз: из соседнего Афганистана сегодня исходит и со временем будет только усиливаться угроза тотальной наркоэкспансии. К сожалению, многие на Западе не осознают (или делают вид) ни реального характера, ни подлинных масштабов этой опасности.

Не будет преувеличением сказать, что выращивание, производство и реализация наркотических веществ стали сегодня основой жизнеобеспечения Афганистана. Финансовые поступления от продажи наркотиков направляются преимущественно на содержание вооруженных формирований, независимо от их политических ориентаций. В связи с бесконечным затягиванием боевых действий, международной изоляцией страны, разрухой всех звеньев экономики этот вид преступной деятельности становится в Афганистане с каждым годом все более массовым, организованным и несет угрозу уже не только Центральноазиатскому региону, но и всему миру. Выработка наркотических веществ стремительно увеличивается. Если в 1998 году получено опия-сырца немногим более 300 тысяч тонн, в 1999 году - 450 тысяч тонн, то в текущем году наркосиндикаты планируют произвести уже ни много ни мало - 700 тысяч тонн! 
Если учесть, что для производства одного килограмма героина требуется 10-15 кг опия-сырца, то общий объем изготовленного "тяжелого" наркотика может достигнуть как минимум 45 тысяч тонн. Конечно, для извлечения такого количества наркотиков в Афганистане сейчас нет достаточной технической базы. За увеличением сборов опия-сырца стоит иная, пока ограниченная цель: добиться таким образом снижения цен на первичное сырье, закупаемое у афганского населения. Подобным экстенсивным способом наркокартели намерены увеличивать свои доходы в ближайшие годы. Но не стоит заблуждаться: доля "тяжелых" наркотиков также будет динамично расти и впредь. К примеру, вплоть до 1997 года российские пограничники задерживали лишь считанные килограммы героина. В 1998 году задержали 152 кг. На следующий год "улов" составил уже 384 кг. В первые месяцы текущего года задержано более 80 кг. Тенденция - налицо. 
Международная наркомафия настойчиво стремится превратить этот участок южных рубежей СНГ в основной и постоянно действующий канал контрабанды наркотиков. 
Как грибы после дождя множатся в Афганистане мобильные мини-лаборатории для изготовления героина. Их можно устанавливать даже в частных домах и получать до 40 кг героина в сутки. Если и в дальнейшем сохранится столь динамичный рост производства наркотических веществ, то стоимость героина на мировом рынке будет неуклонно падать. Снижение себестоимости наркотиков позволит охватывать все более широкие и менее обеспеченные слои населения. Таким способом радикальные исламские экстремисты намерены нанести всему цивилизованному миру если не смертельный урон, то удар сильнейшей силы. И это далеко не досужие рассуждения. В настоящее время Афганистан уже вышел на первое место в мире по производству героина и дает более 70% общего мирового производства. 
Вольно или невольно, но все большее число политиков и военных начинают склоняться к мнению, что уход СССР из Афганистана был еще более ошибочен, чем ввод туда Ограниченного воинского контингента. Страна брошена на произвол судьбы. Но тем не менее война против постсоветского пространства не прекратилась. Она лишь обрела иные формы и методы. Так или иначе, но боевые действия ведутся там за счет средств, поступающих извне и преимущественно от продажи наркотиков. Людские потери от них уже давно превзошли боевые. Ежегодно только на территории СНГ от отравления наркотиками погибает до 20 тысяч человек, в подавляющем большинстве это молодые люди. Еще больше - превращаются в инвалидов. Неуклонно растет преступность, первопричиной которой является наркотический дурман. В странах Запада преступления, связанные с наркотиками и алкоголем, занимают 2/3 от их общего числа. К этому уровню ускоренно приближается сейчас и Россия. Все это не случайно, ибо наркотики именно афганского происхождения заполнили российский черный рынок уже более чем на 60%. 
Львиная доля в данном виде противозаконной деятельности принадлежит наркосиндикатам, находящимся под опекой радикальных исламских экстремистов из движения "Талибан". На контролируемых талибами территориях расположены огромные посевные площади опийного мака. Эмиссары от наркомафии в открытую и в организованном порядке скупают опий-сырец у пуштунских племен, которые являются этнической основой этого движения. Далее сырье перерабатывается в огромных лабораториях и даже на заводах, основное количество которых сосредоточено в районе городов Пешавар и Джелалабад. 
Изготовленный в Афганистане героин доставляют в цивилизованный мир по шести основным каналам: 
1. Пешавар - пакистанский порт Карачи и далее морским путем в страны Азиатско-Тихоокеанского региона и Запада; 
2. Джелалабад - Кандагар - Гильменд - Иран - Турция - Европа; 
3. Кандагар - Герат - Туркмения - СНГ - Европа; 
4. Кандагар - Балх - Джаузджан - Республика Узбекистан - СНГ - Европа; 
5. Кундуз - Хатлонская обл. Республики Таджикистан - Россия - Европа; 
6. Пешавар - Читраль (северо-западный Пакистан) - афганский Бадахшан - Горно-Бадахшанская автономная область (Таджикистан) - Киргизия - СНГ - Европа. 
Правовой вакуум По вышеназванным каналам переправа наркотического зелья давно отработана и осуществляется с минимальными для наркомафии потерями. Если реально оценивать ситуацию, то настоящую борьбу против этого крайне опасного явления по периметру афганской границы ведут только погранохрана и спецслужбы Ирана, а также российские пограничники, расквартированные в Таджикистане. Следует отметить, что иранские службы в течение прошлого года смогли задержать, как утверждают СМИ Ирана, порядка 40 тонн наркотиков. У российских пограничников результат несколько скромнее. Но надо учесть испытываемые ими серьезнейшие проблемы, связанные с обеспечением материальными средствами, в первую очередь ГСМ. Получаемые горюче-смазочные материалы покрывают самые минимальные потребности только на 25-30%. Нет современных средств связи. Недостаточно подготовлен к службе и поступающий в погрангруппу призывной контингент. 
К тому же, находясь на территории суверенного государства, российские пограничники оказались в правовом вакууме. Например, проведение оперативно-поисковых мероприятий возможно только в пограничной полосе, которая редко когда превышает ширину в 1-3 километра. Если контрабандист успел незамеченным преодолеть этот рубеж и скрыться в приграничном населенном пункте, то его задача, можно считать, выполнена на 99%. Преследовать его в глубине таджикской территории российские пограничники не могут по причине отсутствия на то юридических оснований, а взаимодействие с силовыми и правоохранительными органами РТ в низовых структурах крайне неэффективно. К тому же полностью самоликвидировались структуры добровольных народных дружин. В таких условиях даже доверительное, негласное сотрудничество местных жителей с пограничниками стало нынче для них смертельно опасным занятием. 
Наркомафия не теряет времени даром, постоянно совершенствуя тактику действий. Она широко использует современную мобильную связь закрытого типа, которой нет у пограничников. Активно применяются приборы ночного видения. Непосредственно перед переправой наркотиков в течение многих суток проводится интенсивная разведка местности. На ложных направлениях имитируются демонстративные и отвлекающие действия. Сам прорыв осуществляется под прикрытием боевых групп как с афганской, так и с таджикской территории. Зачастую упредить такие действия наркоконтрабандистов попросту не удается, что приводит к боестолкновениям, ставшим уже привычным элементом служебно-боевой деятельности Пограничной группы. 
В отличие от иранских спецслужб, которые вольны проводить беспрепятственно оперативную работу на всей территории своей страны, российские пограничники, предельно стесненные в правовом и материально-техническом отношении, показывают в целом неплохие результаты. Можно с полной уверенностью заявить, что наркосиндикаты предпочитают все же обходить российские пограничные заставы стороной, используя более "надежные" и "безопасные" маршруты доставки своего смертоносного груза. 
Растопыренные пальцы Самой больной проблемой, несмотря на обилие в Таджикистане и СНГ в целом большого числа спецслужб, нацеленных правительствами на борьбу с транспортировкой наркотиков, является отсутствие единого центра, который бы направлял и координировал эту работу. Активнейшим образом взяться за нее должен бы созданный недавно при президенте РТ Комитет по контролю за наркотиками. Однако и здесь дело тормозится недопустимо низким кадровым и финансовым обеспечением. 
Однако, несмотря и вопреки перечисленным здесь трудностям, борьба на транспортных наркокоммуникациях ведется. Российским пограничникам и взаимодействующим с ними международным организациям, а также силовым и правоохранительным структурам Республики Таджикистан и Республики Кыргызстан в результате целенаправленных мероприятий удалось в значительной мере нейтрализовать "Ошский узел" - своеобразный перевалочный пункт. Выставленные на Памирском тракте пограничные посты, усиление таможенного контроля, более решительные действия спецслужб заставили наркомафию отказаться от концентрации здесь основных объемов наркотиков. Однако этот успех имеет чисто относительное значение и не снимает проблему в целом. Наркомафия попросту сместила свою деятельность в сторону от "опасного" участка. Ограничив свои операции в Оше, наркокурьеры всего-навсего переместились в Худжанд и туркменский город Гушгы. 
Это еще раз говорит, что без единого фронта, без единого руководства, которое бы объединило государственные и международные организации, полностью пресечь или хотя бы ограничить поступления афганских наркотиков в пределы СНГ не удастся. 
Корень зла находится, конечно, в самом Афганистане. Покуда в этой многострадальной стране не будет установлен признанный международным сообществом государственный порядок, ориентированный на нормы международного права, а не на обычаи и порядки средневековья, борьба будет вестись не с первопричинами, а со следствиями, что не даст весомого успеха. 
Под защитой талибов Основные наркопотоки внутри Афганистана осуществляются специальными курьерами, под охраной боевых групп покровительствующих им полевых командиров. Господствующее влияние здесь принадлежит командирам движения "Талибан". К границам СНГ масса наркозелья направляется через подконтрольные талибам северо-западные провинции из города Шибирган Джаузджанской провинции. С этой перевалочной базы наркокурьеры на вертолетах без опознавательных знаков доставляют наркотики в приграничные районы Туркмении и обменивают героин на оружие, боеприпасы и амуницию. 
Незначительно уступают в этом отношении северо-восток Афганистана и север Пакистана, хотя наркобизнес здесь имеет не столь открытые формы. 
Несмотря на серьезные заявления пакистанских властей о решительной их борьбе с незаконным оборотом наркотиков, Читральский регион этого государства в производстве наркотических веществ, ориентированных в пределы СНГ, играет весьма существенную роль. Здесь продажа наркотиков ведется через подставных лиц из числа местных торговцев, которые сумели создать глубоко законспирированную подпольную сеть. Они самым тщательным образом скрывают свое взаимодействие с талибами. В провинции Читраль уже изготовленными наркотиками торгуют преимущественно оптом. Закупают наркотики в большинстве своем выходцы из афганского Бадахшана, которые приобретают 1 кг героина по достаточно низкой цене в 650 долларов. Характерно, что, как и в других случаях, наркомаршрут у контрабандистов предельно отлажен и безопасен. Доставка наркотиков из этого региона в Афганистан осуществляется путем подкупа пакистанских таможенников и полицейских. По установленной таксе за пропуск 10-12 кг героина они получают 150 долларов "премиальных". Героин в основном перебрасывают из населенного пункта Шах-Салим, через перевал Дора-Ан (Тупхома) в Зебакское Алякадарство и Ишкашимское Улусволи, а также через Барогиль в Ваханский уезд. В уездном центре Ишкашим наркотики реализуются мелким торговцам и растекаются по всему приграничью с Республикой Таджикистан. Затем с серьезным риском для жизни наркотики переправляются контрабандистами на сопредельную территорию, где опять же скупаются наркокурьерами и транспортируются в центральные районы. 
На территории Масуда Подобный, хотя и менее отлаженный, но действующий без сбоев механизм наркоторговли отмечается и со стороны антиталибской коалиции (АТК). Здесь следует иметь в виду то немаловажное обстоятельство, что в условиях высокогорья Гиндукуша очень мало земли, пригодной для посевов опийного мака. Поэтому выращивается его здесь существенно меньше, чем на подконтрольной талибам территории. По нашим оценкам, на контролируемой АТК территории, собирают не более 10% опия-сырца от общеафганского объема, хотя реальнее всего этот показатель вряд ли превышает даже 6-7%. К тому же на территории, подконтрольной АТК, пока еще нет крупных мощностей по переработке опия-сырца в героин. 
Основной объем выпуска наркотиков сконцентрирован в районе города Файзабад. Контролирующий данную территорию главнокомандующий правительственными войсками Ахмад шах Масуд, по причине его зависимости от поставок военной помощи от стран СНГ, вынужден был даже издать специальный указ, запрещающий выращивать на подконтрольной АТК территории опийный мак, а войсковым подразделениям предписано уничтожать выявленные посевы. Это распоряжение, конечно же, имеет чисто номинальное значение, к которому мало кто прислушивается. Однако говорить, что через территорию, подконтрольную АТК, и далее через Таджикистан налажен главный наркопоток в пределы СНГ, будет неправильно. Попросту у АТК в настоящее время для этого пока нет соответствующих ресурсов и возможностей. Есть сведения, что талибы, используя конспиративные связи, пытаются направлять наркотики и через враждебную им территорию, но это скорее единичные случаи по причине слишком большого риска. При задержании неподконтрольных АТК наркокурьеров проправительственные подразделения выявленные у них наркотики попросту отбирают и присваивают себе. 
Конечно, наркотики идут, но на таджикско-афганской границе, где несут службу российские пограничники, такая противоправная деятельность, по сравнению с другими направлениями, осуществляется в большей степени стихийно. Об этом говорят и регулярные боестолкновения на границе. По общим показателям всего периметра афганской границы, боестолкновения именно на таджикском участке занимают 70% от их общего числа, что свидетельствует об отсутствии какого бы то ни было "взаимопонимания" между пограничниками и наркокурьерами. 
Вне контроля Надо признать, что недостаточная результативность в пресечении деятельности наркомафии находится в прямой зависимости и от уровня коррумпированности государственных структур. Раздаются подобные обвинения и в адрес российских пограничников, несущих свою службу в Республике Таджикистан. Однако, даже если судить по общему объему задержанных наркотиков, то российские пограничники в этом деле являются абсолютными рекордсменами по сравнению со всеми взаимодействующими силовыми структурами. Уже в начале нынешнего года на таджикско-афганской границе нами задержано более 150 нарушителей границы и изъято около 300 кг наркотических веществ. 
На таком фоне совсем не радуют результатами, к примеру, наши узбекские коллеги. Своеобразно отношение к борьбе с наркоэкспансией киргизских и туркменских пограничников. В свое время, когда границы этих государств охраняли россияне, задержание наркотиков осуществлялось регулярно. С выводом российских пограничников задержания каких бы то ни было крупных партий наркотиков практически прекратились. Это говорит либо о их крайне низком профессионализме, либо о серьезной коррумпированности. Поэтому у нас есть все основания утверждать, что если через таджикско-афганскую границу и осуществляется контрабанда наркотиков, то она имеет гораздо меньшие масштабы. Во всяком случае, наркотики в Республику Таджикистан в зоне ответственности ФПС РФ поступают не вагонами и контейнерами. Сюда их доставляют отдельные бандгруппы наркокурьеров в заплечных мешках, подвергая себя при этом смертельной опасности. 
В последнее время у командования Пограничной группы в РТ появилась серьезная обеспокоенность по поводу ситуации в районе аэропорта поселка Пархар, который оказался вне контроля российских пограничников. 
Означенный аэропорт начал функционировать по просьбе посольства ИГА в РТ. Это, мол, обусловлено большими затратами, которые несет афганское правительство в связи с переправкой афганской транспортной авиацией военных грузов. Маршрут полетов афганских вертолетов следующий: Курган-Тюбе - Пархар - г. Талукан провинции Тахор и Пандшерское ущелье. Есть все основания считать, что на данном направлении афганским наркоконтрабандистам, подконтрольным АТК, удалось наладить основной транзитный поток наркотиков на таджикскую территорию. По данным спецслужб, именно таким способом на таджикскую территорию поступает более 70% всех наркотиков. 
Российские пограничники постоянно фиксируют несанкционированные полеты на данном направлении. Неоднократные предупреждения афганских пилотов о недопустимости самовольных полетов над территорией Таджикистана ни к чему не приводят. Так, за период 1999-2000 гг. было совершено более 800 вылетов из РТ в ИГА и обратно, из них более 200 - без оповещения российских пограничников. Без их присутствия осуществляется также досмотр грузов и пограничный контроль. Это нарушает заключенное между Россией и Республикой Таджикистан соглашение. 
В целях пресечения возможной противозаконной деятельности на данном направлении необходимо восстановить должный пограничный и таможенный контроль. Во избежание подкупа, угроз расправы и коррупции это могли бы делать не только российские пограничники, но и взаимодействующие с ними силовые структуры РТ, а также представители международных организаций. Подобный порядок будет в полной мере соответствовать подписанному в мае 1993 г. Соглашению между Российской Федерацией и Республикой Таджикистан о статусе Пограничных войск РФ. 
Политические предпосылки Подводя итог, можно определенно утверждать, что в расширении масштабов наркобизнеса и деятельности наркомафии в Центрально-Азиатском регионе, как в зеркале, отражается крайне низкая результативность совместных усилий государств СНГ и мирового сообщества в целом в борьбе с этим злом. Несмотря на большие силы и затраты, привлекаемые Россией и Республикой Таджикистан на проведение совместных спецопераций, объем оборота наркотиков все равно продолжает неуклонно расти, приобретая с каждым годом все более массовый характер. 
Причины этого страшного явления лежат на поверхности. Ему напрямую сопутствуют общественно-политическая нестабильность, ослабленный экономический потенциал. Сказывается и незаинтересованность отдельных руководителей в окончательном искоренении этой проблемы. Ведь ликвидация наркоструктур автоматически потребует от руководства реализации дорогостоящих социальных программ для переориентации деятельности больших групп населения, на что попросту нет ни материальных средств, ни интеллектуальных ресурсов. Самым серьезным образом настораживает вовлечение в наркодеятельность граждан практически всех социальных слоев общества. Это коррумпирует социум и кардинально мешает эффективной работе силовых структур. Дает о себе знать и слабость юридической базы, что ведет к подрыву авторитета власти и органов правопорядка. Несмотря на довольно частые задержания наркокурьеров российскими пограничниками, очень редко дело доходит до суда. Неужели нас ничему не может научить в этом отношении предельно жесткий опыт стран Юго-Восточной Азии? Там для вынесения наркокурьеру исключительной меры наказания достаточно наличия у него самой минимальной дозы наркотиков. 
По-прежнему остается нерешенным вопрос неоправданно низкого материального содержания военнослужащих. Не трудно спрогнозировать решение сотрудника, ведущего полунищенское существование, когда ему предлагают "закрыть глаза" на противоправную деятельность наркомафии и получить вознаграждение, равное сумме его 10-20-летнего денежного содержания. В противном случае в ход идут угрозы расправы, которые зачастую осуществляются с предельной жестокостью. Поэтому немаловажное значение здесь обретает еще и обеспечение личной безопасности тех, кто борется с наркомафией. 
Стали уже хроническими болезнями и острейший недостаток спецаппаратуры, плохое техническое оснащение спецсредствами, недостаточная численность сотрудников и их низкая квалификация. Ею умело пользуются иные госчиновники, имеющие свой корыстный интерес в сфере наркобизнеса и потому тормозящие борьбу с ним. Явление это тем более нетерпимое и непростительное, если иметь в виду, что международная наркомафия выработала четко отлаженный механизм взаимодействия, железную дисциплину, чуть ли не идеальные методы конспирации. К этому надо приплюсовать мобильность, живучесть, взаимовыручку и круговую поруку, основанную на родоплеменных отношениях, где самым страшным преступлением является предательство. Демонстрируя потрясающую приспосабливаемость к новым условиям, наркомафия заранее ставит госструктуры, с их неповоротливостью, в невыгодное, если не сказать проигрышное, положение. 
Существующая на пространстве СНГ общественно-политическая, социально-экономическая и административно-правовая деформация основ государственности создает для криминальных структур организованной преступности благоприятный климат. Ее подпитывают также определенный рост криминализации государственного аппарата, продолжающийся развал торгово-экономических и других связей с передовыми зарубежными странами. Все это мы вправе расценивать, как объективные предпосылки для дальнейшей эскалации наркоэкспансии со всеми вытекающими отсюда последствиями. 
В контексте укрепления взаимодействия международных наркосиндикатов отмечается их повышенный интерес именно к СНГ. Преступные сообщества намерены и в будущем расширять в странах СНГ объемы сбыта и транспортировки через их территории наркотиков. Происходящие на постсоветском пространстве процессы приватизации бывшей госсобственности, правовая неразбериха и откровенная слабость многих государственных структур служат как бы катализатором не только для безнаказанной деятельности этих сообществ, отмывания ими финансовых средств, но и для тесного сращивания их с элементами государственной власти. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации