Ахмедов судится с Россией

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Ахмедов судится с Россией Сенатор и хозяин “Нортгаза” требует с российских властей $4,5 млрд.

"Сенатор и хозяин “Нортгаза” Фархад Ахмедов требует с российских властей $4,5 млрд. На этот отчаянный шаг Ахмедов решился после того, как “Газпром” почти отобрал у него месторождения на Ямале. Владельцы “Нортгаза” требуют с правительства 119,6 млрд руб. 26 апреля они подали в Арбитражный суд Москвы иск о взыскании ущерба на эту сумму. Ответчиком по иску выступает Минфин, а соответчиками — Минприроды и Федеральное агентство по недропользованию. Как следует из искового заявления (его копия имеется в распоряжении “Ведомостей”), совладельцы “Нортгаза” утверждают, что такова сумма ущерба, который компания может понести от “незаконных действий госорганов”, намеревающихся отнять ее главный актив — лицензии на Северо-Уренгойское месторождение. В середине апреля московский арбитраж по иску “Газпрома” обязал агентство по недропользованию восстановить лицензию, выданную “Уренгойгазпрому” еще в 1993 г., и аннулировать лицензию “Нортгаза”. Судьи потребовали немедленного исполнения этого решения. Оно стало самой крупной победой “Газпрома” в его многолетней тяжбе с “Нортгазом” за возврат Северо-Уренгойского месторождения. С того времени, как “Газпром” возглавил Алексей Миллер, монополия вернула себе бизнесы на несколько миллиардов долларов, растерянных при прежнем менеджменте. В копилку “Газпрома” вернулись активы, принадлежавшие “Итере”, “Стройтрансгазу” и другим. “Нортгаз” оставался единственным газовым активом, где “Газпрому” не удавалось вернуть контроль, утерянный во времена Рема Вяхирева. Но Ахмедов не захотел сдаваться просто так. “Кто-то должен возместить нам ущерб и восстановить справедливость”, — заявил он “Ведомостям”. В иске “Нортгаза” говорится, что за 11 лет компания вложила в обустройство Северо-Уренгойского месторождения 4,5 млрд руб. При этом, лицензия на это месторождение действует до 2018 г. и за это время недропользователь мог бы получить доходы на сумму 115,1 млрд руб., что “является упущенной выгодой” в случае аннулирования лицензии. По Гражданскому кодексу возместить этот ущерб должна РФ. По словам Ахмедова, Минфин является распределителем бюджетных средств, поэтому он и выступает ответчиком. В Минфине отказались от комментариев, заявив, что не получали искового заявления. А представитель Минприроды Ринат Гизатулин заявил, что в его ведомстве не признают претензии “Нортгаза” на 119,4 млрд руб. “Мы намерены защищать интересы государства и эти средства не должны быть потеряны бюджетом”. — говорит он. При этом Минприроды обещает поддержать Ахмедова в борьбе за само месторождение: по словам Гизатулина, его ведомство на днях подаст апелляцию на решение арбитражного суда об аннулировании лицензии “Нортгаза”. Ведь иск “Газпрома” был адресован Минприроды и федеральному агентству по недропользованию, выдававшим лицензию. Но “Газпром” будет биться до победы. “Мы вернем этот актив”, — говорит представитель монополии. Он называет иск “Нортгаза” попыткой давления на руководство монополии с целью заставить его выкупить “Нортгаз” по высокой цене. “Фактически компания, вложив 4,5 млрд руб., хочет получить теперь за этот актив 119,4 млрд руб.”, — говорит он. Дмитрий Лукашов из “Атона” полагает, что шансов выиграть иск к правительству у Фархада Ахмедова почти нет. Он сравнивает этот иск с претензиями Group Menatep, которая в Европейском суде требует у России $33 млрд за разгром “ЮКОСа”. Ахмедов идет ва-банк, понимая, что теряет и основную стоимость “Нортгаза”. “Сопротивляться "Газпрому" — все равно что дуть против ветра. Ахмедов отрезает себе возможности к сотрудничеству с монополией. А нам по крайней мере удалось сохранить за собой рынок Свердловской области”, — заключает топ-менеджер “Итеры”."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации