Ахмед Рессам: Я, биотеррорист Аллаха

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Ахмед Рессам: Я, биотеррорист Аллаха Алжирец Ахмед Рессам, находящийся в тюрьме США с 1999, решил пойти на сотрудничество. И сейчас он дает сведения о подготовке к химической войне

"Всего их было около пятидесяти. Алжирцы, турки, чеченцы, выходцы из Саудовской Аравии и Иордании. Там было даже два человека, которые прибыли в Афганистан с немецким и шведским паспортами. Выстроенные в ряд, как послушные школьники, все они внимали словам своих инструкторов: Мустафы аль Магреби (Mustafa al Maghrebi) и Абу аль Сулеймана (Abu al Saleiman). Будущие террористы отложили в сторону автоматы Калашникова и натянули противогазы.

В тот солнечный сентябрьский день в 1998 году, на возвышенностях, окружающих Джелалабад, где Усама бен Ладен организовал лагерь военной подготовки Деронты, начались лекции по химической войне. "Так тоже возможно уничтожить врагов-американцев" - дал простое разъяснение один из инструкторов. И начал обучение. На середину площадки была приведена собака, которую запихнули в коробку. Один из террористов взял шприц, наполненный цианидом, выпустил его в чашку, добавил серной кислоты. И тут же стало образовываться облако смертельного газа. Глаза всех были прикованы к часам. После четырех минут агонии собака сдохла. 
Адам Кохен (Adam Cohen) и Джеймс Хелли (James Helly), специальные агенты Федерального Бюро Расследований, смотрели на прокурора Нью-Йорка Джозефа Бьянко (Joseph Bianco). Они пытались понять, что же он думает в то время, как из магнитофона раздаются слова Ахмеда Рессама (Ahmed Ressam), который рассказывает об обучении ведению химической войны. 34-летний алжирец, чья миссия - совершить террористический акт в аэропорту Лос-Анджелеса во время Нового Года в 2000 - провалилась, был арестован на границе между США и Канадой в машине, наполненной шестьюдесятью килограммами взрывчатки. Этот человек провел несколько месяцев в лагере Деронты. 
Впервые очный свидетель предоставил следственным органам доказательства того, что Усама бен Ладен готов воспользоваться любыми средствами в своей священной войне против Америки и Запада. Такое подозрение уже существовало, благодаря признаниям другого террориста, который участвовал в попытках покупки атомных материалов. А теперь о планах биотерроризма рассказывает солдат саудовского шейха, который говорит от первого лица и обвиняет самого себя. Встреча с агентами ФБР состоялась 24 мая 2001. 
А сегодня свидетельство Ахмеда Рессама придает вес ужасному подозрению, что конверты, наполненные бактериями сибирской язвы (около двадцати зараженных, один умерший во Флориде, под прицелом - члены Сената США) являются дьявольской акцией исламских террористов. Все письма были посланы после 11 сентября из Флориды, Нью-Джерси, Малайзии. Они содержат сероватый порошок, в котором находятся бактерии сибирской язвы, выведенные непонятно в какой лаборатории. 
"Мы знаем, что в прошлые годы бен Ладен пытался обеспечить себя оружием массового уничтожения, как химическим, так и биологическим" - сказал вице-президент США Дик Чейни (Dick Cheney) 13 октября, когда зараженные письма достигли своего результата и напугали всю Америку, еще не отошедшую от предыдущего шока. "У нас есть копии учебников, используемых для военной подготовки и содержащих инструкции по применению этих веществ. Сейчас мы пытаемся соединить все доказательства вместе. Исследования еще не завершены, и, может быть, речь идет о простых совпадениях. Но должен сказать, что я так не думаю". Совпадения? Может быть, но еще год назад глава ЦРУ Джордж Тенет (George Tenet) заявлял: "Террористы Аль-Каэды проходили подготовку к биотерроризму". 
Однако Чени ничего не сказал о существовании прямого доказательства планов Усамы бен Ладена. Вице-президент не процитировал слова Ахмеда Рессама. Решение алжирца признаться во всем созрело 6 апреля 2001 года, когда судья Лос-Анджелеса объявил его виновным по девяти статьям Уголовного Кодекса. И когда Рессам услышал слово "guilty", "виновен", он понял, что его жизнь кончена. Он приговорен к максимальному сроку лишения свободы - 130 лет, - и проведет в тюрьме всю оставшуюся жизнь. Перед лицом такой перспективы он решил предложить свои услуги американскому правительству. 
"Была приготовлена коробка, в которую садили собак, - рассказывал Рессам на одной из 15 встреч с агентами ФБР и прокурором Нью-Йорка. - Потом мы все надевали маски, чтобы не отравиться ядом, который уже был приготовлен". Это был цианид, к которому, для усиления эффекта, добавлялась серная кислота. "Я лично принимал в этом участие под руководством Мустафы аль Магреби и Абу аль Сулеймана. Собака страдала недолго, смерть наступила через три или четыре минуты". Это была генеральная репетиция к тому, что Рессам назвал "войной в городе" - один из ключевых моментов обучения, которое в первые четыре месяца посвящено, в основном, использованию оружия и взрывчатых веществ. 
Но на кого направлена химическая война? "Американцы - мужчины и женщины - враги Ислама, - ответил Рессам, - а с ними и все те, кто поддерживает правительство Израиля. И все те, кто сражается против нас. Если бы возникла необходимость, хоть это и очень трудно осуществить, мы смогли бы применить химическое оружие в городах". Был разработан и четкий план по поводу использования смеси цианида с серной кислотой. "Мы должны были бы наметить себе какое-либо правительственное здание или гостиницу с большими залами, где проходят заседания, и распространить газ через кондиционеры. Нас было бы трудно обнаружить, а сами мы легко могли бы избежать смерти от отравления, воспользовавшись маской". 
В военном лагере Деронты террористам был предложен и другой способ использования цианида. "Он мог быть смешан с маслянистым веществом и нанесен на дверные ручки, - продолжает Ахмед Рессам, - тот, кто прикоснулся, был бы заражен. Яд проник бы в кровь через кожу, и человек бы умер". Эта процедура устрашающе похожа на ту, которая использовалась в случаях с сибирской язвой: достаточно дотронуться до порошка или, еще хуже, вдохнуть его, и организм был поражен. И эта система имела точную цель: конкретных людей, которым посылались письма. "Цианид, добавленный к маслянистому веществу, должен был уничтожить агентов секретных спецслужб и vip-персон" - объяснил алжирец. 
Это свидетельское показание было повторено полтора месяца спустя, 7 июля 2001 года, во время процесса федерального суда Манхеттена против Мухтара Хауари (Mokhtar Haouari), еще одного члена ячейки Аль-Каэда в Канаде. Ахмед Рессам, который 23 июня подписал договор с правительством США (главы ЦРУ должны были написать письмо судье Лас-Анджелеса, подтверждая ценность свидетельства, и тогда приговор был бы смягчен до 27 лет заключения) здесь был менее откровенен: он снова рассказал об экспериментах в лагере Деронты, но себя он назвал простым наблюдателем того, что делали другие. 
После событий 11 сентября алжирец из Аль-Каэды стал одной из главных фигур в расследованиях. Целыми днями ему приносили фотографии тех, кто подозревался в участии или помощи команде камикадзе. Его слова подвергались скрупулезному анализу. Его адвокат сказал только: "Рессам выполняет свой долг". Впрочем, что еще он мог сделать, чтобы снизить меру наказания? 
Ахмед Рессам оставил свою страну в 1992 и отправился во Францию, на Корсику, где работал на сборе винограда, потом переехал в Канаду. Там он вошел в контакт с группой мусульман, готовых к священной войне под предводительством Усамы бен Ладена. Он с энтузиазмом принял предложение поехать в Афганистан для прохождения военной подготовки, и через полгода вернулся в Канаду с другими людьми из своей ячейки, готовыми, как и он, к подвигам на священной войне. Но его первая акция стала последней. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации