А Еще Я Продаю Друзей — Это Хороший Бизнес

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Неизвестные детали покупки "Менатепом" 20% акций "Апатит"

1107338953-0.jpg Сейчас все хорошо наслышаны о «деле Лебедева – Ходорковского», а ведь этот судебный процесс вполне мог, не изменяя своей сути, получить другое название, например «дело Ольшанского – Гидаспова». Николай Ольшанский и Борис Гидаспов. Бывший депутат Верховного Совета, министр по производству минеральных удобрений СССР, председатель государственной агрохимической ассоциации «Агрохим» и бывший первый секретарь Ленинградского обкома партии, член Политбюро ЦК КПСС.

В настоящее время первый – председатель совета директоров ОАО «Минеральные удобрения» (Россошь, Воронежская область), а второй – генеральный директор ФГУП «Прикладная химия».

Раньше их многое объединяло. Теперь это самое многое разъединяет их. Последнее мероприятие, в котором они вместе принимали участие – судебное заседание по делу Лебедева – Ходорковского. На процессе они были в числе первых заслушанных свидетелей. Давали показания по эпизоду с 20% акций ОАО «Апатит» и, к сожалению прокурора, ничего полезного для обвинения вспомнить не смогли. По иронии судьбы тот инвестиционный конкурс 10 летней давности и положил конец их приятельским отношениям и деловому партнерству.

Николай Ольшанский, в то время председатель государственной агрохимической ассоциации «Агрохим», созданной на основе возглавляемого им ранее министерства по производству минеральных удобрений СССР, принимал участие в организации инвестиционного конкурса. Николай Михайлович прекрасно понимал, что выставляется на продажу пакет акций базового для всей минерально-химической отрасли предприятия. Понимал и не хотел его упускать из своих рук. Поскольку самостоятельно выступать в качестве покупателя государственному чиновнику было не с руки, то он призвал в союзники своего давнего знакомого Бориса Гидаспова.

В созданной для участия в конкурсе компании «Технохим» Борис Гидаспов занял место генерального директора. И вполне возможно, что комбинация Ольшанский продает – Гидаспов покупает, сложилась бы, если б не жадность Николая Михайловича. Ольшанский не был уверен, что ему удастся в полной мере контролировать действия «старого волка», опытного аппаратчика Гидаспова. А потому, когда на горизонте появился молодой и энергичный Ходорковский, Ольшанский решил сделать ставку на него. «Технохим» Гидаспова был технично «торпедирован». Фонд имущества Мурманской области отказал «Технохиму» в праве участвовать в конкурсе из-за того, что доля государства в уставном капитале «Технохима» превышает 25%. Посчитав данное решение необоснованным Гидаспов оспорил его в арбитражном суде, но безрезультатно.

Взамен «Технохима» была создана компания «Флора» (учредители: компания «Флорахим» подконтрольная Ольшанскому и «Маяк», принадлежащий по словам все того же Ольшанского МЕНАТЕПу).

Разрабатывать инвестиционную программу «Флоры» должен был «Флорахим», а вносить инвестиции обязался банк МЕНАТЕП. При этом Ольшанский утверждает, что не догадывался тогда, что МЕНАТЕП участвует в конкурсе не только совместно с «Флорой», но и с рядом других фирм. Видимо действительно не догадывался. Не предполагал, что кинув друга вскоре сам окажется в роли кинутого.

«Флорахим» подготовила для «Флоры» инвестпрограмму на 110 млн. долларов. Однако, по непонятным для Ольшанского причинам на конкурс оказалась выставлена совсем другая инвестпрограмма от «Флоры», которая предполагала инвестиции уже в размере 620 млн. долларов. В итоге МЕНАТЕП финансировать такую программу официально отказался и «Флоре» пришлось снять свою заявку с участия в конкурсе. В итоге 20% пакет акций достался «Волне». Кстати, оказывается что утверждение Прокуратуры, будто бы на участие в конкурсе выставлялись только фирмы полностью аффилированные с группой МЕНАТЕП, действительности не соответствует.

В конце того допроса Ольшанский сказал, что теперь, по прошествии времени, он считает позитивным тот факт, что «Апатит» достался «Волне». Видимо в этот момент Николай Михайлович припомнил, что все амбициозные проекты, которыми руководил его бывший приятель Гидаспов получили более чем скромную реализацию.

Таким образом, Николаю Ольшанскому крупно не повезло в 1994 году, тогда он потерял друга и упустил «Апатит». Но спустя 10 лет выяснилось, что большое невезение может обернуться огромной удачей. Ольшанский потеряв «Апатит» не потерял свободу, впрочем, жизнь продолжается и она полна неожиданностей, так что зарекаться не стоит.

Максим Сентерев