А были ли офицеры?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

А были ли офицеры? Хамовнический суд отказал в реабилитации жертв Катыни

"Дело о признании жертвами политических репрессий польских офицеров, расстрелянных в 1940 году в Катыни, пока не получило того же завершения, какое имел другой «исторический» процесс -- по реабилитации Николая II и его семьи. В пятницу Хамовнический суд Москвы отклонил иск потомков десяти военнослужащих польской армии -- жертв катынского расстрела. Как пояснила адвокат Анна Ставицкая, представляющая интересы истцов, родственники офицеров пытались оспорить в суде решение Главной военной прокуратуры (ГВП) России, которая сочла собранные адвокатами доказательства недостаточными для реабилитации поляков. Хамовнический суд не единственная и далеко не первая инстанция, ответившая отказом на обращения представителей потомков жертв трагедии 68-летней давности. Так, 14 октября Московский окружной военный суд (МОВС) признал законным прекращение уголовного дела о расстреле польских офицеров в Катыни -- напомним, что это дело было официально закрыто решением ГВП 21 сентября 2004 года. В результате родственникам расстрелянных офицеров и гражданских лиц тогда было отказано в праве ознакомиться с результатами расследования, ибо, как заявляли прокурорские работники, в деле содержалась секретная информация. Пока безуспешными являются и предпринятые юристами правозащитного общества «Мемориал» попытки добиться через суд реабилитации 16 польских военнослужащих. Что же касается дела, которое ведут адвокат Анна Ставицкая и ее коллега Роман Карпинский, то, как пояснила «Времени новостей» сама представительница польских истцов, в ближайшее время вердикт будет обжалован в Мосгорсуде. Пока же юристам пришлось взять временную паузу. «В гражданском процессе существует такой порядок: сначала зачитывается резолютивная часть -- в данном случае «в жалобе отказать», а потом уже объявляются мотивы отказа, -- поясняет г-жа Ставицкая. -- Мотивов мы пока не знаем (решение будет изготовлено в течение пяти суток), и посмотрев, чем именно был обоснован этот отказ, мы уже будем писать жалобу в вышестоящую инстанцию». Как напомнила г-жа Ставицкая, в феврале 2008 года от имени граждан Польши адвокаты подали в Главную военную прокуратуру заявление о реабилитации десяти офицеров, которые стали одними из тысяч жертв расстрела, проведенного весной 1940 года в Катынском лесу под Смоленском по решению Особой тройки НКВД СССР и с санкции политбюро ЦК ВКП(б), издавшего соответствующее постановление 5 марта 1940 года. Ответ ГВП, с точки зрения г-жи Ставицкой, нельзя назвать логичным. «С одной стороны, прокурорские работники заявляют: да, действительно есть сведения о том, что расстрелы были, -- рассказывает адвокат. -- Представители военной прокуратуры даже приобщили к материалам дела известную записку, которую Лаврентий Берия направил Сталину 5 марта 1940 года». В этом документе нарком внутренних дел сообщает, что в лагерях Западной Белоруссии и Западной Украины, а также в Козельском, Осташковском и Старобельском лагерях в общей сложности содержится 22 750 польских военнопленных. Все они, заявлял глава НКВД, «являются врагами советской власти», и исходя из этого, Берия обратился к вождю с предложением расстрелять заключенных без предъявления им обвинения и без объявления постановления о прекращении расследования. Эта записка возымела действие -- политбюро ЦК утвердило упомянутое выше решение. Это решение советских властей ГВП России сочла незаконным, и несколько человек из числа руководителей НКВД посмертно попали в число обвиняемых в преступлении. «Но при этом военная прокуратура заявляет: так как не была проведена идентификация пострадавших, то нет оснований утверждать, что конкретно были расстреляны «наши» офицеры, -- делится впечатлениями от общения с ГВП г-жа Ставицкая. -- Мы их спрашиваем: «Что же, есть подтверждения того, что эти люди спаслись?» Нам отвечают: «Нет». «Как же вы можете утверждать, что их не расстреляли?» -- «Раз не идентифицировали, то мы и не можем утверждать, что их расстреляли». Исследователи, опираясь на документ, подписанный Берией, считают, что в 1940 году погибло 22 750 граждан Польши. Практически найдены останки 1803 польских военнослужащих. И из этого числа идентифицированы были личности лишь 22 человек, при которых были найдены офицерские книжки и другие документы. «Существует совокупность косвенных доказательств, которые позволяют утверждать, что расстреляли всех и никто из военнопленных не спасся, -- подчеркивает Ставицкая. -- Прокуратура же, судя по всему, полагает, что расстрелять расстреляли, но реабилитация жертв невозможна и, видимо, не нужна. Они, в частности, говорили о том, что нет данных о нарушении прав этих десяти офицеров». «ГВП хочет избежать суда и разбора конкретных обстоятельств катынского дела, -- поделился мнением в разговоре с «Временем новостей» сотрудник научного центра общества «Мемориал» Александр Гурьянов. -- Поэтому и был изобретен такой хитрый ход: не выносить положительного решения о реабилитации и не отказывать в ней». После получения такого ответа от военной прокуратуры адвокаты Ставицкая и Карпинский сделали первую попытку оспорить решение ГВП в Хамовническом суде. «Сначала Хамовнический суд вообще не принял нашу жалобу, посчитав, что мы не имеем возможности обращаться в эту инстанцию, -- рассказывает адвокат Ставицкая. -- Судьи заявили, что с жалобой должны были обращаться граждане, права которых были нарушены. То есть, как ни дико это звучит, сами погибшие польские офицеры!» Далее вышестоящая инстанция -- Мосгорсуд -- отменила это решение и отправила дело обратно -- в Хамовнический (см. «Время новостей» от 11 июня). Теперь же процесс вышел на очередной круг. Впрочем, как говорит адвокат Ставицкая, ее клиенты и не рассчитывают на то, что за них вступится российская Фемида. «Еще тогда, когда представители польских граждан только заключали с нами соглашение, было понятно, что в пределах России дело не решится, -- поясняет юрист. -- Все делалось с прицелом на Европейский суд по правам человека: для того чтобы подать жалобу в Страсбург, нужно пройти инстанции внутри страны. Именно поэтому и была затеяна эта тяжба». Хотя, замечает Анна Ставицкая, она все равно надеялась на то, что в российских судах это дело возымеет положительный результат. «Но любопытно, что на судебном заседании в пятницу один из двух прокуроров -- представителей ГВП заявил, что, на его взгляд, правительство Польши должно обратиться к российскому правительству по поводу реабилитации, и тогда, возможно, вопрос и решился бы положительно, -- говорит адвокат. -- Фактически было сказано, что это должно быть политическое, а не судебное решение, но я считаю, что суд должен быть вне политики. И если есть законное основание, то суд и должен поступать с точки зрения закона, а не с точки зрения того, каковы в данный момент, например, отношения между Польшей и Россией». "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации