БОРОДИНская битва за $60 млн.. Бородин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


" Заслать “разведчиков” и присмотреть “домик” в престижном районе. Зайти туда — либо “по беспределу”, либо “получив меры”. Ради “выноса тела” не грех и “ежиков” закошмарить. Завладев “скипетром с державой”, вывести актив через “прокладку” и быстренько спихнуть “объект” какому-нибудь толстосуму из золотой сотни “Форбс” или из рейтинга “Финанса”, куда по итогам прошлого года вошли 720 миллионеров.

“На рынке появились гринмейлеры, которые стали миллиардерами. Вместо того чтобы находиться в местах не столь отдаленных, они у нас находятся на высших местах в рейтинге журнала “Форбс”.
Герман ГРЕФ, министр экономического развития и торговли.

Они изобрели свой язык, мало понятный простому смертному (см. словарик рейдера). Не только золотые баррели с кубометрами, но и обычные квадратные метры гарантируют попадание в топ-лист — рейдеры знают, как быстро стать миллионерами. Один метр — как минимум “штука”. Самое плохонькое здание у тебя на балансе — и сумма с шестью нулями на твоем счету. Хочешь и дальше “качать прибыль” — становись рантье. Работка непыльная, доход стабильный: и недвижимость, и аренда год от года только растут в цене.
Атас, “белые воротнички”!
Впрочем, рейд-пригодных объектов в Москве почти не осталось. Черным рейдерам, как и черным маклерам, поприжали хвост. Еще пару лет назад они чувствовали себя хозяевами на столичном рынке, а сейчас, получив по носу, вынуждены мимикрировать. Рейдеров в чистом виде практически нет — им на смену пришли гринмейлеры.
В чем разница? У рейдеров работающих схем было много, суть — получение контрольного пакета акций предприятия или большинства голосов на собрании акционеров, смена верхушки и продажа земли и активов. Сейчас, когда бизнес научился защищаться (акции консолидированы у руководства, а активы надежно спрятаны), рассчитывать на легкий доступ к пирогу глупо. Но мелкий кусок всегда можно урвать.
Хорошему гринмейлеру достаточно иметь всего одну акцию: по Закону “Об акционерных обществах” даже такое владение позволяет запрашивать список всех акционеров, любую информацию о сделках компании, а заручившись поддержкой прикормленного судьи, добиться запрета на голосование куда более солидным пакетом. То есть перехватить власть у настоящего владельца предприятия. Связываться с опытными корпоративными шантажистами — себе дороже. Поэтому от них предпочитают откупаться. При таком раскладе за крохотный пакет акций удается получить весьма кругленькую сумму. Так и зарабатывают гринмейлеры (по сути — те же налетчики, жадные до чужого добра).
Они гордо называют себя робингудами и “санитарами леса”. Как волки, они выслеживают неэффективных собственников и расчищают угодья от падали (уничтожая предприятие, либо передавая его новому хозяину, который перепрофилирует бизнес или сдаст в аренду). Для остальных они “волки позорные”, ради денег способные затравить любую жертву. И белый воротничок, и сшитый на заказ костюм — лишь фасад.
Тропой лейтенанта Шмидта
Как дети лейтенанта Шмидта, они разделили Москву на секторы. Сотни юных и не очень “разведчиков” занимаются поиском рейд-пригодных объектов в своих “зонах ответственности”. Только в одной крупной конторе, специализирующейся на захватах-гринмейлах, их полсотни. А очень серьезных игроков по Москве — десятки. Рано или поздно их интересы пересекаются на одних и тех же объектах. Ведь в отличие от детей лейтенанта Шмидта все они “работают” на одной территории.
Нет евроремонта? Стеклопакетов? Фасад давно не обновляли? Внешний вид здания порой скажет больше о предприятии, чем любая отчетность. Дальше — запрос в Росрегистрацию по Москве, дабы выяснить, на ком “висит” интересующий объект и кому на самом деле принадлежит.
Следующий этап — “разработка”. “Заказ” справок, неофициальная покупка выписки или реестра акционеров, запросы в правоохранительные органы и т.д. — за все это придется выложить в Москве от 5 до 15 тысяч долларов. Можно и сэкономить, прикупив за тысячу рэ базу НДФЛ (налоговые доходы физлиц). Из нее специалист поймет, у кого какая доля.
Еще пару лет назад столичные предприятия брали штурмом. В ход шли дубинки, дымовые шашки и даже гранаты — раненых выносили десятками. Сейчас “поле битвы” переместилось в провинцию. Участники — все те же. Московские юристы с безупречными манерами и крепколобые сотрудники ЧОПов. Один из последних случаев побил все рекорды: из Москвы в Пермскую область выдвинулось боевое братство из тысячи бойцов! Кровь не пролилась только из-за личного вмешательства первых лиц губернии.
Здание на Китай-городе взяли бы по-черному. Если бы не Администрация Президента, которая находится прямо напротив. Только наличие Старой площади по соседству превратило рейдеров в гринмейлеров…
Семья-то большая...
11 тысяч квадратных метров в центре Москвы. Или 60 миллионов долларов. В старейшем советском Комбинате общественного питания ЦК КПСС столовались высокие партийные бонзы, справляли поминки по очередному лампаснику из спецслужб и бились за спецпайки их жены.
“Колючка” по периметру. Злобные овчарки. Пуленепробиваемые стальные двери. Хозяева этого здания (по документам) — уроженцы г. Стаханова Луганской области (известной среди оперативников как альма-матер “наперсточников” и “лохотронщиков”, зашибающих деньгу на площади трех вокзалов). Миллионер-“стахановец” нынче пошел нетребовательный: живет, как бомж, в вагончике, отстегивает за просроченную регистрацию и раз в месяц отправляет домой почтовый перевод. Впрочем, и украинцы здесь уже не хозяева. “Домик” переоформили на добросовестного приобретателя — гражданина США. Реальные же собственники замуровали себя здесь буквально заживо. О том, что они здесь уже никто, узнали — как это часто бывает — последними.
…Положил же глаз на “домик” легендарный завхоз Кремля Пал Палыч Бородин. Канули в лету многомиллионные счета “Мабетекса”, стерлась из памяти одиночная камера в швейцарской тюрьме (откуда его вытащили под приличный залог, взятый из карманов российских налогоплательщиков), подзабылся скандальный ордер на арест его родной дочери. Пал Палыч восстал как птица Феникс и начал по зернышку собирать новое хозяйство. И если раньше он делал это под крышей Управления делами президента, то сейчас — под вывеской несуществующего Союзного государства Белоруссии и России, госсекретарем которого является. Его отправили на почетную пенсию, а Пал Палыч, как в старом анекдоте про гаишника, которому дали пистолет, начал зарабатывать как умеет.
Пал Палыч и правда — завхоз всех времен и народов. Перечень движимого и недвижимого имущества, переданного ему в управление в 1993 году, за несколько лет увеличился почти в 10 раз. Его стараниями Управделами президента отвечало за эксплуатацию 3 миллионов квадратных метров офисных зданий в Москве, среди которых — Кремль, Белый дом, здания Госдумы и Совета Федерации и т.д. Впрочем, еще будучи “кошельком” и “завхозом” Семьи, он начал готовить отходной плацдарм.
Говорят, что еще будучи всесильным, Бородин подбирал “домики” поприличнее и “засылал” своих “разведчиков” к директорам. Тем, что постарше и посговорчивее. А что: кому и десять баксов не лишние, а что говорить про 60 “лимонов”!.. И всего-то делов: прислать юристов и подготовить документы “под ключ”. За долю малую, сиротскую — на комбинате питания она составила 25% плюс одна акция. Добро оформили на зятя — Хромовских Андрея Владимировича.
Гроб с музыкой
…Утро началось с траурных церемоний. На проходную предприятия доставили гроб. Самый настоящий, красный с черной каемочкой. “Помер, што ль, кто?!” — ахнула старушка на проходной. Следом внесли венки. Бабуля совсем сдулась. “Уважаемому Лихачеву Алексею Алексеевичу. Мы тебя никогда не забудем”. “Да как же это?! Я ж его с утра видела!” — запричитала вахтерша. Срочно позвонили в приемную. Через минуту Алексей Алексеевич Лихачев, живой и здоровый стоял рядом с гробом и гадал, кому перешел дорогу. Акционеры же получили траурные телеграммы: мол, скончался уважаемый товарищ, приходите на поминки! Так началось “закошмаривание” клиента.
Аккурат накануне очередного собрания акционеров материализовался загадочный “друг”. Андрей Хромовских собственной персоной. Его подпись стоит под веером документов весьма сомнительного свойства. Видно, широкая спина тестя казалась ему гарантом неприкосновенности? Как выяснилось, не зря…
На руках у претендентов на собственность было судебное решение из Арбитражного суда Республики Тыва. Владельцам предложили выйти вон — “запретить находиться в нежилых помещениях”. Оказывается, был некий договор аренды с некоей тувинской конторкой, которого ни в Москве, ни — как выяснилось позже — в суде в глаза никто не видел. Однако помещения следовало срочно освободить. Так, получив “кривые меры”, была сделана попытка в первый раз зайти на предприятие. Юристам пришлось срочно лететь в Тыву. Атака захлебнулась. По факту вынесения “левого” определения решением квалификационной коллегии судей Республики Тыва судья Белекпен В.В. лишился полномочий.
Верх цинизма среди рейдеров — “добыть” определение такого суда, чтобы эту точку и на карте не сразу можно было отыскать. Например, Провиденский районный суд (!) (адрес — Чукотский автономный округ, пос. Провидения, ул. Эскимосская), суд военной базы в Камрани или, допустим, Оймяконский суд. Туда и на оленях не всегда доберешься — раз в году атомный ледокол привозит уголь, плюс разница во времени. Короче, защищающаяся сторона изрядно попотеет, прежде чем хоть что-то узнает. И уж тем более — сумеет от чужих притязаний отбиться.
Малость обломавшись, захватчики решили “войти по беспределу”. Не договорились с арендаторами? Не выполнили условий договора купли-продажи? Будьте любезны — новое дело и судебное определение. Имущество — арестовать! Т.е. “подвесить актив” — пока собственник связан по рукам и ногам, добивать его со всех сторон, пытаясь наконец завладеть остальными акциями. А для этого — найти судей, которые подмахнут откровенную липу. В такой роли выступили судьи Московского арбитражного суда Гасанова Н.А. и Стрельцова Т.А. Впрочем — редкий случай — с рук им это не сошло: Стрельцова ушла в отставку, а насчет судьи Гасановой решается вопрос о привлечении ее к дисциплинарной ответственности.
Кому нары, кому Канары
Даже наняв штат юристов, способных отбивать любые атаки, можно остаться без штанов. Точнее — квадратных метров. Акции в конце концов можно банально спереть. Причем обойтись без медвежатников. “Слабое звено” — реестродержатель, в компьютере которого хранится информация о собственниках. Он исчез вместе со всеми файлами. А акции оказались записаны сначала на тех самых украинских “стахановцев”, трудящихся на рынке, а потом на гражданина США.
Чтобы утвердить нового гендиректора, пришлось его “похоронить”. По закону назначать нового гендиректора без согласия старого нельзя. Нарисовать же свидетельство о смерти для виртуозов — раз плюнуть. Последний этап “спецоперации” — “вынос тела” — доверили не обычным наймитам из ЧОПов, а московскому ОМОНу. После этого на Старой площади появились все атрибуты концлагеря — колючая проволока, бронированные двери и овчарки по периметру.
По факту кражи акций было возбуждено уголовное дело. Которое всеми способами попытались закрыть. Может, Пал Палыч Бородин порадел за неудачливого зятя-захватчика Хромовских, может, его подчиненные сами расстарались, но потерпевшим, у которых украли акции, всячески давали понять: не надейтесь на справедливость, дело скоро заберут. В прокуратуру… союзного государства! Которое пока существует только в прожектах.
“Домик” тот в центре Москвы так и стоит на месте. “Слить актив” захватчикам, которые завладели почти всеми акциями, не удалось: на все имущество наложен арест. И это лучший из возможных сценариев, на который могли рассчитывать защитники “спецкормушки”.
Из всех уголовных дел, возбужденных в Москве против экономических террористов, как еще называют захватчиков, до суда дошло только одно. За всех рейдеров мотает срок 24-летний Александр Старатонов (см. “Сашки” на царстве”, “МК” от origindate::17.12.2004 г.). По документам он — миллионер. На самом деле — очередной “зиц-председатель”, исполнитель самого низшего звена, чья подпись красуется под сумасшедшими сделками. Реальные же кукловоды давно уже отмыли капиталы и прожигают жизнь в Монако.
Если кто и ответит за “художества” на Старой площади, то, похоже, лишь торговцы с рынка из украинского Стаханова. Они пока первые и единственные кандидаты на “посадку”. Фигурантам же “Форбса” и “Финанса” беспокоиться не о чем. По оценке экспертов, чуть ли не две трети новых русских миллионеров нажили свои состояния если не прямым рейдерством и гринмейлом, то покупкой результатов их деятельности.

• По данным Управления экономической безопасности правительства Москвы, в 2005 году в столице зафиксировано 117 силовых захватов бизнеса, в 2004-м — 177, в 2003-м — 151. Но это официоз. По оценке экспертов, ежегодно только в Москве рейдеры “наезжают” более чем на 300 предприятий, общая стоимость бизнеса которых — 4 млрд. долларов.

СЛОВАРЬ РЕЙДЕРА
Рейд-пригодный объект/домик — предприятие с дорогими активами, слабо защищенное, с открытыми уязвимыми местами.
Уровень рейд-опасности — пять цветов: зеленый, синий, желтый, оранжевый и красный (аналогичен уровню террористической опасности).
Черный рейдер — захватчик, использующий незаконные методы, в т.ч. подделку документов, подписей, физическое и психическое принуждение.
Белый рейдер — его “инструменты” “почти” законны: взятие объекта через покупку контрольного пакета акций, законное избрание органов управления предприятием; без кривых мер (покупка определений судов, вынесенных на основании поддельных документов; либо фальшивые судебные определения), жестких входов и подделки документов.
Гринмейл — корпоративный шантаж, реализация прав мелких акционеров агрессивным образом или закошмариванием.
Вход — силовой захват предприятия и кабинета генерального директора; взятие скипетра и державы (печати, таблички на кабинете, кресла) сопровождается выносом тела (завершающий этап захвата, заключается в силовом выдворении из правления гендиректора).
Контрвход — силовой вынос рейдеров с захваченного объекта.
Войти по беспределу — войти на предприятие, используя фальшивые документы, поддельные подписи; как правило, сопровождается жестким входом (с использованием тяжелой техники, оружия, водометов, слезоточивого газа и большого количества “бойцов” — 50—1000 чел.; сопровождается погромами и побоями).
Зайти и удержаться/закрепиться на “командной высоте” — провести мероприятия по входу на объект и дальнейшему удержанию контроля над предприятием.
Болото/миноры/ежики/мелкие и жадные/пыль — мелкие (миноритарные) акционеры предприятия-жертвы, в т.ч. и любой работник предприятия, получивший акции предприятия в обмен на ваучер при приватизации.
Спрятать за номинальщика — перевести акции на неизвестный для захватчика счет, чтобы уменьшить риск их ареста.
Мама Кузи/Елена Петровна — гринмейл по-русски, с акцентом на мероприятия уголовно-правового плана — возбуждение уголовных дел, закрытие (заключить под стражу, посадить в тюрьму и т.д.). Обычно сопровождается установкой музыки — прослушкой.
Вывести актив через прокладку — создать добросовестного приобретателя (т.е. конечную компанию, к которой не предъявишь судебных претензий); создается через использование прокладки/помойки (компании-однодневки, которую используют для разовых операций).
Спилить/слить актив — продать основной актив, оставить предприятие пустым.

ЭКСПЕРТЫ “МК”
Юрий ГЛОЦЕР, вице-президент Федерации защиты предпринимателей:
— Еще пару лет назад любое предприятие в Москве стоило ровно столько, столько нужно было потратить на его захват. Сейчас явных беспредельщиков выгнали из столицы — в провинцию и на просторы СНГ. Милиция и прокуратура наконец-то распознали в рейдерстве серьезную угрозу для нашей экономики, увидели признаки организованной преступности. Честь и хвала нашим судам, которые наконец-то стали выносить захватчикам (пока, к сожалению, не главным, а из числа рядовых исполнителей) обвинительные приговоры. Осталось сделать самую малость: добраться до истинных заказчиков и организаторов захватов, которые пока что уютно устроились в зарубежье и, как говорится, в ус не дуют. Общество вправе ждать этого шага.
Александр КОРСАК, начальник Управления правительства Москвы по экономической безопасности:
— Власти и само бизнес-сообщество приняли необходимые меры защиты от рейдеров и гринмейлеров. Сегодня ни один нормальный бизнесмен не приобретет проблемный объект. Это все равно что купить угнанный автомобиль. В 2004—2005 годах было возбуждено 45 уголовных дел в отношении рейдеров. Однако пока только по одному уголовному делу вынесено решение суда и захватчики уже осуждены."