Бадри Патаркацишвили - исполнитель щекотливых поручений Березовского

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Исполнитель щекотливых поручений Березовского

© Компания, origindate::02.10.2000

Финансовый флибустьер эпохи первоначального накопления

Олег Громов, Вахтанг Якобидзе

«Были когда-то и мы рысаками»

Converted 11050.jpg[...]Бадри Патаркацишвили почти 55 лет. В грузинском По-литехе его, наверное, помнят как комсомольского активиста. Потом — трудная, но при определенных навыках и талантах весьма прибыльная работа в автосервисе. Этот бизнес был сильно криминализирован еще в СССР, поэтому нет ничего удивительного в том, что Бадри постоянно припоминают руководство некими группировками, курировавшими автомобильный бизнес. Когда стало можно, Патаркацишвили создал инжиниринговую фирму. Примерно тогда же он познакомился с выдающимся математиком Борисом Березовским, который занимался внедрением автоматизированных систем управления на «АвтоВАЗе».

Другая жизнь началась в 1990 году, когда Бадри возглавил кавказское представительство «ЛогоВАЗа» и стал одним из шести соучредителей материнской компании. Четыре года в «ЛогоВАЗе», если судить по анкетным данным, ознаменовались планомерным продвижением вверх по служебной лестнице. Оборот «ЛогоВАЗа» тогда рос очень быстро, появлялось множество новых идей и проектов.

Это было безумное время в жизни Бадри. На волне успеха казалось, что можно все. Березовский уже тогда активно внедрялся в правительство (через совет по промышленной политике). Тогда же был придуман скандальный AWA (Автомобильный Всероссийский Альянс). В той истории восхищают даже не финансовые результаты «альянса», а то, сколь виртуозно были распределены риски в самом начале операции. Это сейчас все знают такие приемчики, и на них никого не поймаешь, а тогда все было в диковину.

То есть на всякий случай замазали всех. И когда акции «альянса», чуть было не запустившего в производство «подлинно народный автомобиль», оказались неликвидными, претензии к организаторам пирамиды не помешали авторам проекта успешно продолжить другие бизнесы. Разве что с главой «АвтоВАЗа» Каданниковым разругались — тот считал, что «ЛогоВАЗ» кинул завод на 160 млрд руб. образца 1995 года.

AWA не отвратил акционеров и менеджеров «ЛогоВАЗа» от общественной работы на ниве бизнеса. Наоборот, он стимулировал их к подобной работе. В 1994 году Березовский с Патаркацишвили организуют ассоциацию автомобильных дилеров. Это оказалось очень полезным для налаживания контактов с западными автомобилестроителями. Ход был гениальным: Березовский объявил, что ассоциация нужна для модной борьбы с «серым» импортом. Это привлекло «западников», причем очень вовремя: вскоре отношения Березовского и коллег с «АвтоВАЗом» стали портиться.

Тогда же было придумано АОЗТ «ОРТ». Собрали солидный банковский консорциум для покупки, но сразу было понятно, кто здесь главный. Березовский получил акции других членов консорциума в доверительное управление, а финансовым менеджментом занялся Бадри Патаркацишвили. Дальше Патаркацишвили вел все ключевые финансовые операции Березовского — даже (по данным вездесущего Александра Хинштейна и снабжавших его организаций) операции по выкупу заложников у чеченских полевых командиров.

Ключи в руках

Converted 11051.jpgБадри Патаркацишвили никогда не упускает ключевые моменты. На завоевание ОРТ у Патаркацишвили ушло всего полгода. В начале 1995 года он стал первым заместителем гендиректора ЗАО «ОРТВ» и директором ОРТВ по коммерции и финансам. Затем последовала темная история с убийством Влада Листьева (Патаркацишвили задерживали и допрашивали). Однако уже через полгода Патаркацишвили не только замкнул на себя все финансовые потоки, но и влез в рекламу, возглавив комиссию по тестированию роликов. А затем и ЗАО «ОРТ-Реклама». Круг замкнулся — контроль над расходами оказался дополненным контролем над доходами. Остальные могут быть свободны.

Естественно, недовольных было много. Счетная палата, например, возмущалась созданием в 1995 году прописанного в Париже АО «ОРТ Интернасьональ» с уставным капиталом в 1 млн франков. Президент — Бадри. Но Счетная палата исторически не понимает очень простых вещей в бизнесе. В частности, ей невдомек, что такие компании жизненно необходимы телеканалу «для упрочения своего присутствия на международном рынке». Ну и что — перечислили $350 тыс. «без оснований для перечисления»? Ну и что — не смогли представить учредительные документы? Зато потом нашли другое генеральное соглашение за тем же номером и с той же датой. Правда, у президента «Интернасьональ» была уже французская фамилия. Это просто связи упрочились. Да и вообще Счетная палата не должна вмешиваться в финансовые дела ОРТ, говорит уже по другому поводу Игорь Шабдурасулов. Ведь она имеет право контролировать только правильность управления госпакетом акций. А он находится в Мингосимуществе: в отличие от Рема Вяхирева Березовский не взял госпакета в доверительное управление.

Использовались и более тонкие приемы. Мнимое банкротство ОРТ в 1999 году потребовалось, чтобы отсрочить выплату долга Внешэкономбанку. При этом команде Березовского всякий раз удавалось представить ситуацию так, что речи об обратной передаче ОРТ государству не было. Напротив, это государство во всем виновато — оно не финансирует общественное телевидение из федерального бюджета. А рекламные доходы ОРТ мизерны и не позволяют ему поддерживать контент, закупать любимые народом сериалы и т.д.

Организатор наших побед

Converted 11052.jpgПатаркацишвили сыграл ключевую роль и в приватизации «Сибнефти». Сейчас такое уже невозможно. Ведущий менеджер команды Березовского стал в 1997 году руководителем конкурсной комиссии по продаже контрольного пакета акций АО «Сибнефть». Главной задачей Патаркацишвили было, естественно, «вписаться» в цену и при этом не допустить к аукциону конкурентов. Заявка фирмы, представлявшей интересы ОНЭКСИМбанка, просто не была принята. Это сейчас залоговые аукционы кажутся почти варварским способом приватизации. А тогда, в 1995 году, работа была проделана очень тонкая. Борис Ельцин принял решение о передаче «Сибнефти» в залог «в целях обеспечения гарантированного поступления в федеральный бюджет в 1995 году средств от использования госимущества». Вот и использовали. Стартовая цена — $100 млн. Все честь по чести. Двенадцать заявок. На аукционе присутствуют представители «Инкомбанка» и МЕНАТЕПа. Но первый к торгам не был допущен (как и связанная тогда с ним металлургическая «Самеко»), а второй, наверное, не очень-то и хотел покупать компанию. Победила заявка НФК (группа Березовского) — $100,3 млн. А Виноградов был готов заплатить $177 млн.

В 1998 году Патаркацишвили возглавил передовые части, бросившиеся в атаку на авиакомпанию «Трансаэро». Сколько точно акций удалось собрать структурам Березовского — неизвестно. Но 55% акционеров избрали Патаркацишвили председателем совета директоров. В совет вошел и соратник Патаркацишвили — Александр Красненкер. И очень своевременно: до 17 августа оставалось ровно 10 дней.

Правда, здесь не все получилось так, как задумывалось. Были суды, признания недействительными актов о покупке акций... На высшем уровне было решено, что отдавать две авиакомпании — «Аэрофлот» и «Трансаэро» в одни руки нельзя. Это пагубно влияет на конкуренцию.

Опасный человек

На ОРТ Патаркацишвили побаиваются. Даже Константин Эрнст с гордостью рассказывает, что ходил к Бадри за деньгами и пробил «положительное решение». Бадри достаются весьма щекотливые миссии. Именно он сообщил редактору «Коммерсанта» Рафу Шакирову о приобретении Березовским акций издательского дома.

Весной 1999 года Патаркацишвили чуть было не отправился за решетку вместе с Березовским. Его обвинили в незаконной предпринимательской деятельности: «Аэрофлот» за пару месяцев до президентских выборов 1996 года обязал 152 своих зарубежных представительства переводить 80% доходов на счет «Андавы».