Бадруди дали 12 лет

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Газета", origindate::18.05.2003

Ямадаеву-младшему не помогла помощь влиятельных братьев

Он признан виновным в покушении на убийство

Павел Куйбышев

На 12 и 11 лет соответственно отправятся в колонию строгого режима Бадруди Ямадаев и Шарип Джабраилов. Мосгорсуд признал их виновными в покушении на убийство заместителя главного санитарного врача Москвы Александра Мельникова летом 2000 года. При этом Ямадаев являлся исполнителем, а Джабраилов его подстраховывал.

Неубедительное алиби

Решение суда, который полностью согласился с выводами следствия, было явно неожиданным для главного обвиняемого. Спустя несколько минут после того, как председательствующий на процессе судья Алексей Мариненко начал оглашать приговор, лицо улыбчивого Бадруди Ямадаева утратило обычное оптимистичное выражение.

Был явно расстроен и брат подсудимого Сулим, в прошлом "бригадный генерал" армии Джохара Дудаева, а ныне заместитель военного коменданта Чечни.

Активная поддержка Ямадаева-младшего друзьями и родными, которые составляют известный в Чечне клан, перешедший на сторону федеральных сил, на этот раз не помогла.

Бывший сослуживец Бадруди Ямадаева, помощник военного коменданта Чечни Владимир Яремко, обещавший стоять до конца, выполняя в суде функции общественного защитника, не смог сдержать своего слова. Через месяц после начала процесса он умер от сердечного приступа.

Показаний же соседей и родственников, уверявших, что в день покушения на чиновника Бадруди Ямадаев находился в Гудермесе, суд не принял.

Люди в черном

Покушение на Александра Мельникова произошло 6 июня 2000 года. Около 11.00 двое неизвестных проникли в здание Госсанэпиднадзора в Графском переулке. На них были темные костюмы, на глазах - солнцезащитные очки. Один из визитеров (как установил суд, это был Бадруди Ямадаев) поднялся на пятый этаж, вошел в служебный кабинет Мельникова и дважды выстрелил в чиновника. Первая пуля прошла мимо, вторая угодила в грудь.

В это время подельник киллера, которым, согласно выводам суда, был Шарип Джабраилов, курил на лестничной клетке. Его опознали несколько сотрудников Госсанэпиднадзора, одного из которых удивил наряд посетителя, выглядевшего словно герой фильма "Люди в черном".

Пока Мельников истекал кровью, ожидая прибытия "скорой", злоумышленники покинули здание. Джабраилов выбрался через центральный вход, отвлекая внимание от Ямадаева на себя, сел в серую "Волгу" и скрылся. Догнать его охране не удалось.

"Доходный дом"

25-летнего Ямадаева и 30-летнего Джабраилова задержали только осенью 2001 года. Оба отрицали свою причастность к нападению на Мельникова. Ямадаев утверждал, что в момент покушения находился дома, в Гудермесе. Джабраилов, хотя и не исключал, что мог в это время быть в Москве, заявил, что не имеет к покушению никакого отношения.

Мотивы совершения преступления в начале судебного процесса выглядели весьма туманными.

Обвинение гласило, что оно было совершено по найму, однако кто являлся заказчиком и сколько денег получили исполнители, так и осталось невыясненным.

Выживший Мельников, которого пуля приковала к инвалидному креслу, в суде мало что смог прояснить.

Заявление чиновника о том, что ни до, ни после покушения он не получал никаких угроз, выглядело малоубедительным. Создалось впечатление, что Мельников явно что-то не договаривает.

Истинные мотивы преступления стали известны позже. Причиной покушения на Мельникова стала его профессиональная деятельность, поскольку он отвечал за имущественный комплекс санэпиднадзора столицы. В частности, чиновник курировал вопрос приобретения здания на Азовской улице для санэпиднадзора Юго-Западного округа Москвы.

Это строение принадлежало Институту перерабатывающей промышленности и находилось в оперативном управлении ООО "АНБКК", возглавляемого некой Мариной Аникиной, тесно связанной с чеченским преступным сообществом во главе с Мустафой Дургаевым (он был замгендиректора АНБКК).

Фирма, в свою очередь, сдавала помещения в аренду еще 55 различным организациям. Только вот по отчетности значилось, что вся прибыль не превышает 5--6 тысяч долларов в месяц. Хотя, по самым скромным подсчетам, сумма арендных платежей составляла не менее 70 тысяч долларов. Разница же оседала в карманах «управленцев», принося им в год почти миллион долларов «черного» нала.

Столь своеобразное распределение доходов явно не устраивало руководство института. Аникиной было заявлено, что здание выставляется на продажу. Причем это была не пустая угроза. Был заключен договор с риелторами и даже найден потенциальный покупатель - столичный Центр санэпидемнадзора. Чтобы устранить потенциального покупателя "доходного дома", чеченская группировка решила ликвидировать Мельникова. Кстати, любопытный факт: сразу после стрельбы в Графском переулке руководство института заявило об отказе продажи здания на Азовской улице.

Впрочем, никакого официального обвинения по поводу причастности к покушению на убийство следствие Аникиной так и не предъявило. Ей было предъявлено обвинение в мошенничестве, но совсем по иному делу.

Дургаев же был арестован в октябре 2002 года (вскоре после захвата заложников в театральном центре "Норд-Ост") за хранение взрывчатых веществ.

К покушению добавили разбой

На суде потерпевший уверенно опознал Ямадаева, хотя в момент совершения преступления тот был в темных очках. Он поведал, что за два месяца до покушения Ямадаев под видом посетителя приходил к нему на прием.

"Я не художник, чтобы описать черты лица, но лицо стрелявшего я запомнил на всю жизнь", - сказал Мельников.

В свою очередь, подсудимый заявил, что стал жертвой провокации, которую организовали, чтобы дискредитировать его родственников, поддержавших на выборах главы чеченской администрации Ахмада Кадырова. (Напомним, старший брат Бадруди Джабраил Ямадаев, командир

роты особого назначения военной комендатуры Чечни, погиб весной этого года. Ему присвоено звание Героя России посмертно.)

Показаний подсудимого, что стрелять в Мельникова он не мог, поскольку указательный палец правой руки у него якобы не сгибается после травмы, суд не принял. Судья процитировал заключение медиков, а также слова самого обвиняемого, заявившего, что он владеет любым видом оружия.

Помимо покушения на убийство суд также счел доказанной вину Ямадаева и Джабраилова в разбойном нападении на мелкооптовый магазин компьютерных аксессуаров (ООО "Кундум") на улице Академика Королева, совершенном 27 июля 2000 года.

Тогда преступники похитили из кассы 24 450 рублей, заперев работников в подсобном помещении.

За совершение этого преступления вместе с Ямадаевым и Джабраиловым был осужден их земляк Сулеман Сайгатхаджиев. Все трое помимо разбоя были признаны виновными в лишении свободы человека, не связанном с его похищением.

Учитывая молодой возраст фигурантов дела, положительные характеристики главного обвиняемого, возглавлявшего один из отрядов народного ополчения, и наличие у Шарипа Джабраилова хронических заболеваний, суд назначил Ямадаеву и Джабраилову наказание ближе к минимальным санкциям инкриминировавшихся им статей УК.

Сайгатхаджиев приговорен к восьми годам лишения свободы. Отбывать наказание ему предстоит в колонии строгого режима.

"За рамки обвинения"

После оглашения приговора адвокат Бадруди Ямадаева Игорь Яртых не скрывал своего возмущения: "Приговор абсолютно не правомерен и подлежит отмене, - заявил он. - Судья вышел за рамки обвинения, указав, что причиной совершения преступления стали проблемы, возникшие с руководством коммерческой фирмы, занимавшейся сдачей в аренду здания на Азовской улице. Между тем следствие в обвинительном заключении не установило мотива совершения преступления. В нем ни слова не говорилось о гражданке Аникиной и о ее причастности к совершению преступления".

Адвокат полагает, что суд весьма необъективно подошел и к оценке показаний свидетелей защиты, отвергнув алиби Ямадаева по мотиву родственных или дружеских отношений со свидетелями. "Я думаю, что в Верховном суде приговор будет отменен", - заявил он.