Базовый Дестабилизирующий Элемент

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В борьбе за льготы Дерипаска использует любые средства

Фото Михаила Перикова Известная своей агрессивностью группа «Русский алюминий», в очередной раз удивила российское бизнес-сообщество. На сей было атаковано РАО «ЕЭС», структура, ранее не проигравшая ни одного корпоративного конфликта. Причем атака последовала сразу по трем направлениям и ей подверглись самые ценные активы РАО: Саяно-Шушенская, Красноярская и Богучанская ГЭС. Поэтому конфликт быстро принял форму общероссийского скандала.

При этом следует отметить, что у «Русала», да и всего «Базэла» сейчас нет свободных денег даже чтобы пустить первую очередь Богучанской ГЭС, для чего требуется не менее полутора миллиардов долларов прямых инвестиций. Тем более, не хватит средств, чтобы «проглотить», содержать и модернизировать еще такие объекты, как крупнейшие в России Красноярскую и Саяно-Шушенскую ГЭС. А это значит, что наступление на хозяйство Чубайса преследовало какие-то другие цели, чем банальный передел собственности. Для того, чтобы в этом убедиться, придется совершить небольшой экскурс в недавнюю историю.

Приватизационный бумеранг

Олег Дерипаска – типичный представитель той эпохи. Студент- недоучка, приторговывавший цветными металлами неизвестного происхождения, благодаря известной оборотистости и нужным знакомствам сумел за несколько лет превратиться в алюминиевого, а позже и автомобильного короля. При этом совершено логично он для сначала кинул своих бизнес-отцов, братьев Черных. Раз все позволено – почему бы и не кинуть. В те времена, человек, не кинувший партнера, среди коллег по бизнесу воспринимался, грубо говоря, как лох. И как раз главным достоинством считалось то, как «субъект» возьмет «объект». То есть умение захватить собственность, избежав при этом материальных и прочих проблем. В итоге родился целый клан захватчиков и передельщиков, считавших, что если и есть проблема, то это проблема захвата. И они учились этому профессионально, по привычке, не глядя даже на полтора шага вперед. Задачи захвата, надо признать, они освоили профессионально. Но тут появилась следующая проблема.

Дальнейшие успехи Дерипаски и ему подобных заключались не в умении бороться за собственность, а в ее использовании. Проще говоря, производственные топ-менеджеры из них, мягко скажем, не очень удачные. Поэтому они, как правило, не в состоянии реально развивать производство. А работать и получать прибыли могут лишь в условиях «оптимизации расходов» (сокращения персонала, сбрасывания социалки и т.п.), ухода от налогов и выбивания всевозможных льгот.

Живой пример – российский автопром, на добрую половину принадлежащий «Базовому элементу». С легкостью необыкновенной захватив ГАЗ, команда Дерипаски очень скоро обнаружила, что для нормального развития предприятия нужны колоссальные средства и грамотные управленческие решения. Ни избавление от социалки (одних детских садов новое руководство сбросило на город 56 единиц), ни кадровые перестановки в руководстве ничего существенного не дали: сбыт, к примеру, «Волг» падал катастрофически. «Волга» просто не выдерживала конкуренции с подержанными иномарками того же класса. И тогда, пользуясь старыми «семейными» связями, олигарху удалось пролоббировать повышение импортных пошлин на иномарки, что вызвало бурное негодование автолюбителей. Но даже и это не помогло: выпуск «Волги-3110» пришлось остановить. Аналогичная судьба постигла и разрекламированную модель 3111. И ныне завод держится лишь за счет «Газелей», а на публике демонстрирует экспериментальные образцы вроде джипа «Тигр», который в любом случае по соотношению «цена-качество» уступает зарубежным аналогам.

Базовый регион для «Базового элемента»

Нынешний губернатор Красноярского края Александр Хлопонин как-то в интервью сказал, что добиться увеличения ВВП в два раза можно не развитием базовых отраслей ( читай, сырьевых), а развитием базовых регионов. И назвал край в числе таковых.

Это действительно, не пустые слова. Красноярский край – единственный в Сибири регион-донор, имеющий весьма развитую промышленность и производящий самую дешевую электроэнергию. По-мнению Хлопонина, это регион фактически является уменьшенной моделью России. Проблема в том, что он еще являлся базовым регионом для нескольких крупных финансово-промышленных групп и компаний: ЮКОСа, РАО «ЕЭС», «Интерроса» и «Русала». Каждая структура имела свои интересы, как правило, не совпадавшие с интересами других. В этих условиях руководству края было просто невозможно угодить им всем и приходилось либо маневрировать, либо опираться на какую-нибудь одну ФПГ.

Так исторически сложилось, что при губернаторах Зубове и покойном Лебеде предпочтение отдавалось «Русскому алюминию», ставленником которого, по общему мнению, до сих пор является влиятельный председатель краевого парламента Александр Усс. Отношение к РАО «ЕЭС» и ЮКОСу было в целом нейтральным, а вот «Интерросу» изрядно доставалось. Его «Норильский никель» тащил на себе 70% налоговой нагрузки края. В то же время остальные с помощью различных схем уходили от налогов, а принадлежащий «Русалу» Красноярския алюминиевый завод не только пользовался толлинговыми схемами, но еще и получал энергию практически по себестоимости, да еще и задерживал платежи. К тому же «Русалу» удалось получить контрольный пакет Красноярской ГЭС (блокирующим владело РАО «ЕЭС»). Аналогично, кстати, действовал и расположенный в соседней Хакасии «русаловский» Саянский алюминиевый завод, поставщиком которого была Саяно-Шушенская ГЭС. Фактически Дерипаска был неофициальным хозяином двух регионов.

Естественно, Потанину и директору «Норникеля» Прохорову (сменившему, кстати, на этом посту Хлопонина) это активно не нравилось. И когда губернатор Лебедь потребовал от предприятия заплатить налоги за год вперед и спать спокойно, норильчане возмутились не на шутку. Высказав губернатору претензии, что у него все предприятия равны, но некоторые равнее, представители «Интерроса» решили увести город вместе с предприятием под юрисдикцию Таймырского округа.

Разгорелся «матрешечный конфликт». Дело в том, что в Красноярский край входят Эвенкийский и Таймырский округа с не совсем ясно определенными полномочиями. То есть, с одной стороны, они как бы подчинены Красноярску, а с другой – равноправные субъекты федерации. И неизвестно, чем бы конфликт закончился, если бы не трагическая гибель Александра Лебедя. Кстати, первая стычка между Олегом Дерипаской и Анатолием Чубайсом произошла еще при жизни губернатора. В эпоху борьбы с неплатежами Чубайс потребовал от КрАЗа погасить долги по электроэнергии. Алюминщики было попытались спустить ситуацию на тормозах, и тогда «Красноярскэнерго» резко снизило поставки энергии и едва не обанкротило завод. Тогда конфликт удалось разрешить: остановка завода с непрерывным циклом производства грозила непредсказуемыми последствиями и Чубайс отступил. Но ничего не забыл…

Месть объективная

К началу нынешнего года ситуация существенно изменилась. К власти в Красноярске пришел губернатор, мягко говоря, не питающий симпатий к «Русалу». С другой стороны поджимало правительство, требовавшее жестких мер к неплательщикам по электроэнергии.

В таких условиях энергетиками к «Русалу» был предъявлен очень простой ультиматум: плати, как все. Ответ не заставил себя долго ждать.

В средствах массовой информации была развернута мощнейшая информационная кампания. Поначалу активно муссировалась тема Богучанской ГЭС, долгостроя еще советских времен. С подачи «Русала» РАО «ЕЭС» обвинили в затягивании строительства, халатном отношении станции, недостаточном финансировании объекта и т.д. Вывод – РАО «ЕЭС» не в состоянии довести стройку до ума, а значит, надо отдать ГЭС в руки крупного бизнеса, то есть «Русала». И уж тут-то стройка будет закончена в рекордные сроки и с хорошим качеством.

Справедливости ради стоит сказать, что финансирование строительства осуществляется явно недостаточно. Но при этом следует иметь в виду, что на шее у РАО «ЕЭС» есть еще более долгий советский долгострой – Бурейская ГЭС. В отличие от энергоизбыточного Красноярского края Дальний Восток испытывает ее острый дефицит. Поэтому основные инвестиционные средства энергетики направили именно уже запустили первый энергоблок. Что же касается «Русала», то он до сего времени не был замечен в таких серьезных проектах, как строительство гидроэлектростанций: дело это весьма долгое, хлопотное, да и работать здесь должны профессиональные энергетики и строители, а не торговцы краденым цветным металлом. Так что под официально озвученное благородное стремление помочь родной стране – не более, чем ширма, прикрывающая объективное желание отомстить за поднятые тарифы.

Естественно, Богучанской ГЭС дело не ограничилось. Почти одновременно «Русский алюминий» объявил о решении провести дополнительную эмиссию акций Красноярской ГЭС. В результате допэмиссии блокирующий пакет акций РАО попросту размывался и энергетики становились миноритарными акционерами, что их категорически не устраивало. В качестве «акта доброй воли» алюминщики предложили энергетикам выкупить допэмиссию за такую сумму, за которую можно было купить ГЭС целиком. В довершение ко всему был нанесен и фланговый удар. Руководство Хакасии как-то очень своевременно «вспомнило», что при приватизации Саяно- Шушенской ГЭС десять лет назад случились некие нарушения закона. И под аккомпанемент публикаций о диктатуре закона и возврате народного добра последовал иск в арбитражный суд о признании приватизации незаконной. Самое удивительное, что команда Алексея Лебедя, за которой без особого труда угадывалась тень «Русала», сумела выиграть суд в двух инстанциях и таким образом решение вступило в законную силу и могло быть обжаловано только в порядке надзора в Высшем Арбитражном суде. Это был, пожалуй, самый болезненный удар для Чубайса ибо был создан наглядный прецедент пересмотра итогов приватизации – дела всей жизни главного энергетика страны. К тому же данный прецедент мог вызвать цепную реакцию с труднопредсказуемыми последствиями.

Рубежи обороны

Руководству РАО «ЕЭС» под массированным огнем тяжелой информационной артиллерии пришлось в срочном порядке готовить ответные меры. Решение о допэмиссии удалось заблокировать буквально в последний момент. Позиции по Богучанской ГЭС, несмотря на мощный лобовой натиск, удалось сохранить неизменными. Для отражения же хакасского флангового удара пришлось придумывать целую комбинацию. Так сложилось, что Саяно- Шушенская ГЭС с водохранилищем расположилась на территории трех субъектов Федерации: Красноярского края, Хакасии и Тувы. Соответственно, зарегистрировать ГЭС при желании можно было на территории любого региона.

Собрание акционеров РАО «ЕЭС» предпочло Красноярск и 21 мая на внеочередном собрании приняло соответствующее решение. Шум поднялся невероятный: и без того дотационная Хакасия в случае перерегистрации ГЭС с ходу лишалась 500 миллионов налоговых поступлений. Естественно, в Такой ситуации Алексей Лебедь не горел желанием оказаться крайним. Только после этой реальной угрозы наши «борцы» осознали, что дело зашло слишком далеко и дали задний ход. Оперативно были проведены переговоры всех заинтересованных сторон и восстановлено статус-кво. Но все понимают, что конфликт может вспыхнуть в любой момент с новой силой.

Цена вопроса

К сожалению, эта цена оказалась слишком велика и не только в денежном выражении. Как минимум несколько сотен миллионов рублей потратили на информационную войну бойцы невидимого фронта из «Русала». Собственно результата в виде сдачи позиций РАО «ЕЭС» не добились, но уронили капитализацию компании на несколько сотен миллионов уже американских рублей. Плюс судебные «издержки» сторон, прежде всего «Русала». Несколько месяцев крупнейший регион страны и его окрестности стояли, что называется, на ушах. Но куда серьезнее оказался ущерб имиджу страны на мировой арене. Серьезная западная деловая пресса, понаблюдав за этой «войнушкой», практически однозначно пришла к выводу, что бизнес в России ведется недозволенными и непредсказуемыми методами. А мы еще что-то говорим о стабильности, инвестиционной привлекательности, президент и премьер регулярно приглашают западных деловых людей вкладывать средства в Россию. Да кто же из серьезных бизнесменов будет вкладываться в страну с такой репутацией и после подобных событий? Дальше подобное положение терпеть уже просто нельзя. А вот если бы, к примеру, правительственная или думская комиссия просчитала конкретный ущерб от инициатора этой войны и выставила ему счет, к примеру миллиарда на три в зеленых бумажках в портретом американского президента, то количество желающих устраивать такие заварушки поубавилось бы значительно, если не совсем. Кстати, по нынешним временам властной вертикали — задача вполне реальная…

Андрей Павлов.

Скандалы.ру