Байкал и склепы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Классическая двухходовка: напугать общественность возможным запуском грязного БЦБК и отвлечь от реальной угрозы.

1267613848-0.jpg На берегах озера постановлением Путина отныне разрешено захоронение токсичных и ядерных отходов. 9 февраля министр экономического развития Иркутской области Владимир Пашков сообщил, что запуск комбината начнется не ранее 1 марта. Директор БЦБК Константин Прошкин заявлял о начале производства уже в январе 2010 года. Вообще-то о запуске комбината говорят с августа прошлого года. Всякий раз называя новую дату.

Побывавшие осенью на БЦБК сотрудники силовых структур, которые обследовали комбинат на предмет противодействия террористическим актам, увидели картину полного разгрома. Во многих цехах нет даже стекол, оборудование перемерзло и пришло в негодность. Очевидно, что при остановке в октябре 2008 года консервацией комбината никто не озаботился. Его просто бросили.

Почему бросили? Ответ в общем несложный. Ни одного дня за всю свою историю БЦБК не работал с прибылью. Его ведь и строили без расчета на рентабельность. Поначалу предполагалось, что он будет выпускать уникальный суперкорд для сверхзвуковой авиации. Но пока комбинат строили, появился синтетический суперкорд, и таким образом оборонке БЦБК стал не нужен. При советской власти его не закрывали, поддерживая на плаву, потому что не знали, что делать с людьми — ведь целый город построили. В конце концов в 1987 году ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли Постановление № 434 «О мерах по обеспечению охраны и рационального использования природных ресурсов бассейна озера Байкал в 1987—1995 гг.». Предполагалось прекратить сброс сточных вод в Байкал в 1988 году, а Байкальский комбинат перепрофилировать на мебельно-сборочное производство. Постановление не выполнили, так как вскоре начались известные события, в результате которых и ЦК КПСС, и Совет Министров СССР стали историей.

Потом было еще много важных властных бумаг по Байкалу, которые тоже никто не выполнял. И вот наконец 13 января 2010 года — скандальное постановление Правительства РФ № 1 «О внесении изменений в перечень видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории». Именно это постановление вывело иркутян на митинг против беспамятства гражданина Путина.

Постановление это стоит процитировать целиком, благо оно коротенькое:

«Правительство Российской Федерации постановляет:

Внести в перечень видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 30 августа 2001 г. № 643 следующие изменения:

а) абзац двенадцатый исключить;

б) абзац сорок шестой изложить в следующей редакции:

«складирования, захоронения и обезвреживания вновь образующихся отходов I—V класса опасности за пределами специально оборудованных мест размещения отходов, созданных на основании выданных в соответствии с законодательством Российской Федерации разрешений»;

в) абзац сорок седьмой после слов «путем сжигания» дополнить словами «без очистки выбросов до нормативного качества».

Подпись, печать.

Что интересно в этом постановлении? Да, оно разрешает — в том числе — и возобновить работу БЦБК. Правда, как мы уже знаем, для этого крайне недостаточно бумаги, даже подписанной премьером. Простоявший без консервации полтора года комбинат физически вышел из строя. Без капитального ремонта работать он уже не в состоянии. Затраты на такой капремонт сопоставимы с постройкой нового предприятия. Не нужно считать Олега Дерипаску (или нового владельца «Континенталь Менеджмента» Николая Макарова) идеалистами, которые готовы вкладывать деньги в заведомо провальный проект. Потому что БЦБК расположен страшно неудобно, сырье на него возили за полторы тысячи километров — из Усть-Кутского и Казачинско-Ленского районов Иркутской области. Что делало целлюлозу очень дорогой (себестоимость — около 500 долларов за тонну). Тогда как в Харбине сегодня целлюлозу берут только по 360—370 долларов. Возобновлять заведомо убыточное производство никто не собирается. Собственно, оно и остановилось-то по банальной причине: китайцы отказались покупать целлюлозу.

Дерипаска уже избавляется от своего «скандального актива» — 25 процентов он передал своему компаньону Макарову, а остающиеся 25 готов просто подарить муниципалитету города Байкальска. Сбросив тем самым с себя всю ответственность за БЦБК, за Байкал, за Байкальск… 49 процентов акций принадлежат государству, и теперь уже оно, как мажоритарный акционер, будет отвечать за все.

Но ладно, с Дерипаской все ясно. Он как-то выкручивается из скандала и, можно сказать, уже выкрутился. А вот зачем все это правительству? Прочтем внимательнее путинское «постановление № 1». Оно действительно исключает из перечня запрещенных видов деятельности «Производство целлюлозы, бумаги, картона и изделий из них без использования бессточных систем водопользования на производственные нужды». Но это — единственное, что в нем касается БЦБК. А ведь есть и другие пункты. Например, постановление № 643 запрещало в Байкальской природной зоне «сброс в водные объекты и захоронение в них отходов, а также наземное и подземное захоронение отходов, в том числе радиоактивных веществ (материалов)».

Постановление № 1 излагает это иначе: устанавливается запрет «складирования, захоронения и обезвреживания вновь образующихся отходов I—V класса опасности за пределами специально оборудованных мест размещения отходов, созданных на основании выданных в соответствии с законодательством Российской Федерации разрешений». Чувствуете разницу? То есть достаточно огородить «колючкой» участок земли, объявить его «специально оборудованным местом размещения радиоактивных отходов» — и все в порядке, постановление это разрешает.

Но на это никто не обратил внимания. Все-таки Владимир Путин не совсем уж зря работал в разведке. Какие-то приемы и навыки он очевидно приобрел. И вот сегодня мы имеем дело с классической «операцией отвлечения». Внимание общества крутится вокруг БЦБК. Откроют — закроют, запустят — не запустят, любит — не любит, плюнет — поцелует… А под шумок основной, по сути, документ, регулирующий, что можно, а что нельзя делать на Байкале, изменен самым «надлежащим» образом. Производство? Да кому оно нужно? Никому — ни чистое, ни грязное. А вот устроить здесь склад каких-нибудь отходов (например, радиоактивных) — на этом можно заработать.

Грамотная операция отвлечения, похоже, успеха достигла. Все кричат: «Не допустим запуска БЦБК»! Но его запуск и так за пределами вероятного. А когда на воротах комбината окончательно повесят большой амбарный замок — все обрадуются очередной победе общественности, как это было в 2006-м. Когда тот же Путин «чудесным фломастером» изменил маршрут прохождения трубопровода ВСТО. В результате чего смета строительства выросла с 13 миллиардов до 30 миллиардов долларов, подрядчики заработали кучу денег… а сам трубопровод, как уже очевидно, весь дырявый, и за месяц работы на нем уже произошло три аварии. Вернее, три аварии (с сотнями тонн вылившейся на землю нефти) были обнаружены.

С БЦБК ситуация иная. Брошенный за полной ненадобностью собственниками, комбинат стал «тепловой ловушкой», которую отстреливает самолет, чтобы в него не попала зенитная ракета. Он, конечно, не заработает, и общественность Иркутска и мировое сообщество облегченно вздохнут: Байкал спасен! А вот разрешение устраивать в Байкальской природной зоне свалки любых отходов — это осталось незамеченным. Разводка в общем примитивная, но ведь сработало же!

Справка

В 1992 году Правительство РФ приняло Постановление № 925 о перепрофилировании БЦБК и создании компенсирующих мощностей по производству целлюлозы к концу 1995 года. Было решено до конца 1996 года построить очистные сооружения, рекультивировать шламонакопители, удалить пятно загрязнения. Постановление не было выполнено.

В 1999 году президент Ельцин подписывает принятый Госдумой Федеральный закон «Об охране озера Байкал». Закон запрещает любое химическое производство на берегах Байкала и загрязнение озера химическими веществами.

28 марта 2000 года и.о. президента Путин поручает Правительству РФ в срочном порядке разработать Комплексную программу перепрофилирования БЦБК, «чтобы в кратчайшие сроки прекратить сброс загрязняющих веществ в озеро Байкал». Программа не увидела свет.

В 2001 году председатель Правительства РФ Касьянов утверждает постановлением № 643 «Перечень видов деятельности, запрещенных в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории». Производство целлюлозы и бумаги без водозамкнутого цикла запрещается.

В 2002 году появилось распоряжение Правительства РФ № 207-р, которое утверждает перечень строек и объектов для федеральных нужд, финансируемых из федерального бюджета, где в очередной раз предусматривается строительство отдельных очистных сооружений для города Байкальска. Решение не выполнено.

25 июля 2003 года Михаил Касьянов на совещании в Иркутске делает очередное заявление о скорейшем перепрофилировании комбината, прекращении варки целлюлозы и строительстве очистных сооружений для города Байкальска. Заявление не получило практического воплощения.

Михаил Кулехов,

член оргкомитета Байкальского движения, Иркутск

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::03.03.10