Байки из склепа

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Среди избирателей города Ломоносов, выполнивших свой долг на выборах 1 марта, обнаружились усопшие

1242116744-0.jpeg Нешуточным скандалом обернулось очередное заседание городского суда Ломоносова по делу о махинациях на муниципальных выборах. Как выяснилось, многие уважаемые избиратели, проявив гражданскую сознательность, отдавали свои голоса «на дому» за кандидатов от той или иной партии прямехонько с того света.

Птичка в клюве принесла

Руководитель общественной организации «Город Ораниенбаум», активист ВООПИК, местный краевед, он же кандидат в муниципальные депутаты по спискам КПРФ Владимир Журавлев выступает в этом процессе против избирательной комиссии МО «Ломоносов» с требованием признать выборы по одному из 10 округов незаконными «в связи с грубейшим нарушением при проведении голосования на дому». Причиной послужило отсутствие реестра избирателей, подавших заявления для голосования вне пределов избирательного участка.

— Каждую просьбу, поступившую от гражданина, который желает, чтобы ему принесли урну на дом, УИК должен зарегистрировать в установленном порядке, — объясняет адвокат истца Владимир Гладкий. — Необходимо записать, от кого получено или через кого передано заявление, включая паспортные данные; получивший заявление член комиссии также указывает свои данные. Но ничего этого нет — и в рамках данного судебного процесса сейчас никто не берет на себя смелость вообще утверждать, каким образом эти заявления попали в УИК! Наверное, по воздуху прилетели…

Более того, по закону «домашние» бюллетени могут быть выданы только тем гражданам, чьи заявления внесены в реестр (которого, повторим, не существует в принципе).

Пусть не ангел ты — но для меня…

Дальнейшие события разворачивались в режиме черного сериала.

— Собирая для летописи Ораниенбаума материал о кладбище в Иликах, я фотографировал надгробия и случайно наткнулся на могилу Анатолия Яковлевича Елисеева, умершего в 2007 году, — рассказывает Журавлев. — И тут меня кольнуло: «Ведь я только что видел эту фамилию!..» Достаю из сумки список заявлений избирателей, проголосовавших на дому, он у меня был с собой, так как я приготовил его для суда; нахожу нужную строчку, сличаю с надписью на памятнике… все совпадает: имя, фамилия, дата рождения! Мне, честно скажу, стало не по себе, — признается краевед. — По данным ИКМО выходило, что наш почтенный земляк восстал из гроба, написал заявление, чтобы к нему домой «по адресу проживания» пришли представители УИК № 1008; а когда те пришли, Елисеев их встретил, взял бюллетень, собственноручно расписался в получении, проголосовал — и снова отбыл в мир иной!

В легкой прострации Журавлев направился по тому адресу, где, согласно версии избиркома, по-прежнему проживал — и исполнял свой гражданский долг — уважаемый избиратель… Его размышления об этичности расспросов на данную тему прервали словоохотливые пожилые дамы, сидящие на лавочке. Они-то и поведали истцу немало интересных подробностей о прошедших выборах.

Так, выяснилось, что сами они добросовестно приходили 1 марта на избирательный участок и о доставке урны на дом никого не просили. Однако заявления с фамилиями и адресами этих людей кто-то не поленился составить, не побоялся подписать, бюллетени по ним были кому-то выданы — и успешно реализованы.

Голова пошла кругом. Журавлев решил поработать ногами — заходил в парадные, звонил в квартиры, узнавал… Оказалось, что несколько человек из тех, кто опустил бюллетень в переносную урну, были в этот день в отъезде. Другие — либо продали свои квартиры и снялись с регистрации, либо постоянно проживают в других районах и в Ломоносове не появляются. Один человек находится в ПНИ. Еще несколько просто не голосовали (были дома, но к ним никто не приходил)… При этом, кроме господина Елисеева, еще пятеро представителей электората, воспользовавшихся правом «портативного» голосования, давно покоятся с миром — известны места из захоронений, есть свидетельства о смерти.

Правая рука не ведает, что творит левая

Вопрос: «А был ли мальчик с урной?» остался витать в воздухе.

Впрочем, в том, что бюллетени, предназначавшиеся усопшим, были кем-то цинично оприходованы, сомнений нет никаких.

— Вот на одном из заявлений нет ни одной подписи самого избирателя — по сути, это чистый бланк с неким текстом. Когда стали проверять, то обнаружилось, что этот человек и заявления не писал, и ничего об этом не слышал, и не голосовал вовсе. А члены избиркома тем не менее — видимо, под гипнозом — своими автографами заверили, что заявление, во-первых, поступило, во-вторых, гражданин в их присутствии выразил свою волю. Фантастика! — разводит руками Владимир Гладкий.

По мнению юриста, одного этого уже достаточно, чтобы все бюллетени голосовавших вне избирательного участка были признаны недействительными.

— Дальше — больше, — продолжает адвокат. — Невооруженным глазом видно, что, например, две подписи одного человека поставлены совершенно разной рукой. И наоборот — одной рукой подделаны росчерки разных граждан… А еще…

Голосовал ли без помощи потусторонних сил хоть кто-то, будут разбираться теперь уже надзорные органы. Судья вынесла частное определение: направить бумаги в прокуратуру на предмет возбуждения уголовного дела по статье «Фальсификация избирательной документации». Возбудят ли — другое дело. Но проверить, по идее, обязаны все заявления — дабы установить истинные масштабы проникновения в электоральное пространство мертвых душ.

Для суда же, по оценке юриста, оснований, чтобы отменить результаты выборов, более чем. Если дойдет до логического финала, бывший председатель Ломоносовского муниципального совета, вновь ставший народным избранником, единоросс Александр Мишуткин, потеряет свой депутатский мандат и по данному округу будут назначены повторные выборы.

Следующее, решающее заседание суда по этой тяжбе назначено на 19 мая.

Оригинал материала

«Новая газета СПб» от origindate::10.05.09