Балерина Волочкова - будущий начальник генштаба

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Подчиненые Анатолия Сердюкова рассказывают про него анекдоты и объясняют новому министру обороны России, чем ВМФ отличается от ВВС

1174544802-0.jpg Прошло чуть больше месяца с тех пор, как министром обороны назначен Анатолий Сердюков. На вопрос, как вам новый шеф, его подчиненные в Минобороны честно отвечают: “Никак. Мы его не видим”. Какое совпадение: мы — тоже. После Сергея Иванова, который чуть ли не ежедневно улыбался с телеэкрана, это как-то непривычно. Однако факт: спустя месяц Анатолий Сердюков продолжает оставаться самым загадочным министром нашего правительства. Это, естественно, рождает о нем массу слухов.

Итак, что рассказывают о новом министре его подчиненные? Впервые официально, как министр, Анатолий Сердюков появился на телеэкране 23 февраля, когда по долгу службы поздравлял подчиненных с праздником. Его выступление было коротким. Многие даже не успели как следует рассмотреть Анатолия Эдуардовича. К тому же он почему-то сильно щурился, словно пытался разглядеть кого-то по ту сторону экрана. Говорят, от такого прищура бывшего налогового инспектора кое у кого из военачальников по спинам побежали мурашки.

Но министр вовсе не пытался разглядеть военных казнокрадов. Просто в тот момент, когда его записывала видеокамера, он читал текст по бегущей строке, а потому то ли от волнения, то ли из-за слабого зрения слегка прищурился.

Почему речь была короткой — тоже имеет простое объяснение. Оказывается, в поздравительном тексте, подготовленном помощниками, использовалось много военных аббревиатур. Например, КШУ — командно-штабные учения. Перевести их правильно министр с непривычки не смог, а потому речь пришлось урезать.

Заботливые подчиненные тут же сделали из этого правильные выводы. Теперь в каждом документе, который ложится на стол Анатолию Сердюкову, поверх напечатанного текста от руки они подписывают расшифровку типа: ВМФ — Военно-морской флот, ВВС — Военно-воздушные силы…

Новое офицерское заклинание: “Все будет хорошо”

Кстати, о заботливых подчиненных. Говорят, Анатолий Сердюков не из тех, кто приводит за собой целый штат “своих” людей. Во всяком случае, в Минобороны он заявил, что постарается опираться на тех, кто уже работает в этом ведомстве. Правда, одного человека с прежнего места работы он с собой все же привел — обаятельную женщину по имени Татьяна, лет двадцати семи.

Поначалу прошел слух, что она будет его новым пресс-секретарем. В Минобороны тут же вспомнили времена Павла Грачева. В свое время он, нарушив все армейские устои, взял на эту должность “железную леди”, журналистку Елену Агапову. Мужчинам Минобороны это страшно не понравилось. “Нас на бабу променял…” — неистово голосили они на офицерских пирушках.

И вот теперь новый прецедент: “гражданский” министр обороны, а при нем женщина — пресс-секретарь! Разговоры об этом поначалу сильно будоражили Минобороны. Но потом оказалось, что все это — только слухи. Как нам объяснили, Татьяна будет помощником министра по хозяйственной части. Ее обязанность — следить за тем, “чтобы все было, как привык Анатолий Сердюков: на своих местах и вовремя”. Что ж, у маршала Сергеева для таких поручений был целый генерал, а у нового министра — помощница Татьяна. Тут кто как привык.

И все же в Минобороны уверены: с приходом нового “гражданского” министра перемены обязательно будут. Вот только какие? Говорят, почти наверняка они коснутся Управления общественных связей Минобороны. Пару лет назад под предлогом выстраивания “информационной вертикали” в него сгонялась масса всевозможных служб. На самом деле это делалось для того, чтобы помощники министра Иванова, насмерть стоявшие на страже его имиджа, получили генеральские должности и звания.

В конце концов вертикаль выстроили. Погоны все, кто хотел, получили. Министр-преемник ушел на повышение. Генералы-имиджмейкеры потянулись вслед за ним (хотя официально они пока числятся в Минобороны). И огромное управление сразу оказалось никому не нужным. Если учитывать, что Анатолий Сердюков человек очень закрытый, большой штат пиарщиков, оставшихся от предшественника, ему не потребуется. Так что, похоже, первые перемены могут коснуться именно их.

Ждут перемен и в более серьезных структурах. К примеру, кому будет подчиняться Главное управление боевой подготовки? Раньше оно замыкалось на 1-м заме министра генерале Белоусове, а через него — на министре. Как теперь будут соотноситься “гражданский” министр и боевая подготовка — пока неясно.

Какие функции при новом министре будут у Генштаба? Станет ли он только “мозгом армии” и “генератором идей”, как того хотел Сергей Иванов, или ему оставят какие-то полномочия по управлению войсками? А если не оставят, то кто будет ими рулить? Однозначно на эти вопросы сегодня не может ответить никто в Минобороны. Офицеры только повторяют как заклинание: “Все нормально. Все будет хорошо”.

У матросов нет вопросов

Сейчас, по официальной информации Минобороны, Анатолий Сердюков знакомится с главкоматами видов Вооруженных сил. Он уже побывал у сухопутчиков, в РВСН, ВВС, а также в штабе флота. На этих встречах присутствовал, как говорят в армии, только “узкий круг ограниченных людей”.

Журналисты на встречи не приглашались, а потому новых ярких штрихов к портрету министра эти поездки не добавили. Если, конечно, не считать “штрихами” сообщения Минобороны, где говорится, что министр “заслушал главкомов и поставил задачи на 2007 год”: флоту — “сдерживать угрозы с моря”, ракетчикам и летчикам — “повышать боевой потенциал”.

На самом же деле встречи с министром выглядели совсем не так пафосно. Вот, к примеру, что о его поездке в главный штаб ВВС рассказал наш неофициальный источник.

В главкомат ВВС Анатолий Сердюков приехал 13 марта. Как положено, у входа в штаб его встретил главком, генерал армии Михайлов, и пригласил в небольшой зал, где министра ждали генералы и офицеры штаба. Перед собравшимися с докладом выступил Михайлов, который, как всегда, рассказал, что в ВВС все замечательно: пилоты летают, ПВО крепчает, а войска вот-вот будут завалены новыми самолетами и зенитно-ракетными комплексами 5-го поколения.

Министр слушал главкома молча и ни разу его не перебил. После бравурной речи главком спросил, нет ли у кого вопросов. Вопросов не последовало. Все продолжали молчать. Тишина аж звенела.

Видимо, чувствуя, что пауза слишком затянулась, министр спросил, почему в ВВС в этом году суицидов больше, чем за тот же период прошлого года? (Было 9, стало 13) Затем он спросил, почему в ВВС так много лишней техники и что с нею делать.

Здесь требуется пояснить. Дело в том, что после массовых сокращений последних лет в воинских частях сверх штата осталось огромное количество неиспользуемой, в основном старой, техники. Ее хранение создает военным большие проблемы.

Так вот, на вопрос министра о ее излишках главком ВВС ответил, что на технику нужно сбивать цены и продавать. И пожаловался: дескать, “Рособоронэкспорт” заломил цену на самолеты “Л-39”, которые готовились к продаже белорусским военным. Так они в результате отказались и купили такие же машины на Украине.

После слов главкома о том, что нужно сбивать цены, Анатолий Сердюков оживился. Видимо, речь зашла о понятном и министру, и генералу — о коммерции! Он сразу же пообещал заняться этим вопросом вплотную. И, надо сказать, обещание выполнил.

Говорят, в прошлую пятницу министр провел совещание в Минобороны по вопросу реализации излишков старой техники, где решали: то ли разобрать ее на запчасти, то ли сдать в металлолом, то ли продать… Но для начала решили всю ее пересчитать.

Военные говорят, что решение это, конечно, правильное. Другое дело: с того ли нужно было начинать новому министру? А теперь что же: вся армия займется подсчетами, сверками, поисками и сдачей металлолома? Хотя, возможно, министр-менеджер сумеет организовать эту работу так, что она не станет слишком большой помехой для боевой подготовки.

Кстати, к ней министр пока интереса не проявлял. Например, в том же главкомате ВВС Анатолия Сердюкова пригласили осмотреть Центральный командный пункт (ЦКП), который находится под землей на глубине в семь этажей. Правда, в тот день ЦКП слегка подтопило талыми водами, и, чтобы не замочить министра, на глубину его спускать не стали. Показали только верхний зал, где рассказали, как происходит управление авиацией и войсками ПВО, которые хоть и не умеют “сбивать цены”, зато цели противника сбивать пока еще могут.

Говорят, Анатолий Эдуардович слушал очень внимательно, но вопросов у него не было.

  • * *

Рассказывают, что, несмотря на свой жесткий характер, Анатолий Сердюков человек улыбчивый и любит пошутить. Это похоже на правду, если учесть, что он согласился стать военным министром.

Однако надо честно признать: в армии ему пока не доверяют. Относятся с опаской, подшучивают и придумывают про него анекдоты.

Интересно, слышал он их или нет? А если слышал, то посмеялся или обиделся? Как у него с чувством юмора?

Пожалуй, надо проверить…

Анекдоты в тему:

Приезжает ВВП в воинскую часть. Из кустов выходит солдатик.

— Как служба, браток?

— Прекрасно, жратвы полно, толстеем, только кровати слегка тесноваты!

ВВП — помощнику:

— Товароведа по мебели — в министры обороны!

— Есть, товарищ главнокомандующий!

Следующий визит. Опять солдатик из кустов.

— Как служба, браток?

— Прекрасно, жратвы полно, ассенизаторы не успевают дерьмо увозить!

…Министерство обороны застыло в тревожном ожидании.

После назначения руководителя налоговой службы Сердюкова министром обороны он заявил, что задолженность по налогам можно будет погасить службой в армии по призыву.

В офисах ЮКОСа идет мобилизация.

Два генерала разговаривают:

— Ох, и попали мы с новым министром обороны! Он же бывший налоговик — значит, и поставили его явно для аудита!

— Ничего, прорвемся! Еще раньше он заведовал “Ленмебельторгом” — значит, и поставили его чисто для мебели!

Разговор двух генералов:

— Если Сердюков — министр обороны, то тогда начальник Генштаба — балерина Волочкова!

— Не каркай!

Ольга Божьева

Оригинал материала

«Москвский комсомолец» от origindate::22.03.07