Балл прессы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Балл прессы "Не успела компания "Медиа-Мост", промышлявшая информационным рэкетом под видом свободы слова, вбросить все на всех, как на нее вбросили столько, что мало не показалось, - от стоимости квартир ведущих сотрудников до ГБ-шного прошлого ведущих менеджеров; после чего база данных появилась в открытом доступе на сайте www.flb.ru, а в скором времени и Евгений Киселев сделался героем компроматного скандала, обнаружив себя резвящимся в обществе пяти легкомысленных существ обоего пола".

"Свинья с опровержением

БЫТОВАЯ теория относительности, сквозь призму которой можно рассматривать и проблему свободы печати, имеет простую формулу: один волос на голове - мало, но один волос в супе - много. Вот и со свободой печати и слова тоже такая примерно петрушка получается. И носится с ней, как мне кажется, только сама печать, сама себя стращая. И никакие увещевания спокойных людей - мол, никто у вас эту "игрушку" не отнимет - не действуют на иных истеричных редакторов, они требуют абсолюта. Лучше бы глотнули "Абсолюта" да послали свои страхи куда подальше...
"Российская газета", если заглянуть в ее 74-й номер, и прямым текстом ("Наперегонки с Вешняковым", Екатерина Власова), и языком Эзопа (Виталий Третьяков "Выборы в Великопутии...") разъяснила, что не так страшны вешняковские поправки в Закон о гарантиях избирательных прав, ибо сформулированы по принципу "он пугает, а мне не страшно". То есть "при всей внешней агрессивности и жестокости правила лишения эфира или лицензии в циковском варианте трудно реализуемы". И разжевывается для особо тупых - почему.
Обозреватель Третьяков вообще приводит аргумент неоспоримый, предлагая предположить ситуацию, когда СМИ некто грозный зажмет так, что те и пикнуть не смогут. И что? А то! "Российская пресса просто НИЧЕГО не будет писать и говорить о выборах. Она замолчит на целых три месяца, что станет вселенским скандалом, от которого содрогнутся все институты Европы, а Джордж Буш-младший задумается, не совершить ли с Россией то, что он сотворил с Ираком, ибо совершенно доказано, что у России есть и оружие массового поражения, и нефть, не хватает лишь отсутствия свободы слова, чтобы наша страна в сознании простого американского президента стала равна саддамовскому Ираку". Так что не ссы... Ну что вы, право, уцепились за этот слог! Я имела в виду сказать: не ссылайтесь вы на всякие глупые глупости по поводу страхов. Прорвемся! Вон Эдичка Лимонов... Он в заточении, а все одно уверен, что вырвется, хотя поначалу можно удивиться, прочитав в "Коммерсанте" (?67) заголовок интервью с адвокатом "Эдуард Лимонов хочет в колонию".
Опальный писатель дает урок сотрудникам СМИ, которых власти, можно сказать, и пальцем-то не тронули: он радуется... четырем годам лишения свободы. Адвокат объясняет, почему: "Теоретически он мог бы выйти на свободу уже во вторник. Но тогда приговор был бы совсем другим - восемь лет условно с отсрочкой года на три. И зачем Эдуарду Лимонову жить с этим дамокловым мечом?" Тоже своего рода теория относительности. И как доказывает редакционная публикация "Нищета компромата" в "Консерваторе" (?29), ее модификаций множество, но суть одна - все в мире относительно. Даже свобода слова. Особенно та, которая вбрасывается в общество как компромат на того или иного деятеля.
"Консерватор" утверждает, будто компрометирующая информация уже практически себя изжила как орудие политического уничтожения: "Компрометировать идею компромата начал еще Руцкой со своими одиннадцатью чемоданами, которые приклеились к нему с весны 1993 года намертво". И то... Когда сам швыряешься грязью в других, помни: могут и в тебя пальнуть из "дерьмомета". "Консерватор" методично перечисляет, что в ответ на свои разоблачительные статьи получили со стороны обиженных все любители забрасывать грязью других. Впечатляет! "Не успела компания "Медиа-Мост", промышлявшая информационным рэкетом под видом свободы слова, вбросить все на всех, как на нее вбросили столько, что мало не показалось, - от стоимости квартир ведущих сотрудников до ГБ-шного прошлого ведущих менеджеров; после чего база данных появилась в открытом доступе на сайте www.flb.ru, а в скором времени и Евгений Киселев сделался героем компроматного скандала, обнаружив себя резвящимся в обществе пяти легкомысленных существ обоего пола". Жирную точку в истории русского компромата поставил Сергей Доренко-телекиллер. Уж этот мочил ой-е-ей! И что? А ничего. Как заметила Валерия Новодворская, "традиционные судебные механизмы в российской печати не работают: ну назвали тебя свиньей, ну добился ты опровержения, и кто ты теперь? Свинья с опровержением!"
Знающие люди утверждают, будто кончилось время слоганов, технологий и халявных приработков, когда главным умением политтехнолога или журналиста, работающего под прикрытием свободы, было умение написать такой текст, чтобы заказчик его не понял. "Консерватор" настаивает: "Наступило время политики реальной, когда соревнуются харизмы, дела и умение предугадывать ход вещей. В свое время, если помните, большевиков не остановил даже вал публикаций о том, что Ленин является немецким агентом, а Дзержинский - кокаинистом (а уж разговоры о том, что Ильич погиб от сифилиса, и вовсе приблизили вождя к трудящимся массам)".
Да и в массе-то своей журналисты, если брать красноярское сообщество, могут вполне трезво мыслить, если им внушить мысль, что мыслить надо так, а не иначе. Это ведь такой народ, что он способен даже о работе постоянных комиссий ЗС и разных-всяких совещаний писать вдохновенно. Что и подтвердил снова патриарх местной прессы "Красноярский рабочий" - 16 апреля Эрих Пырх опубликовал беседу с председателем постоянной комиссии по законности Юрием Абакумовым "Нам нужен правовой всеобуч", а некая Елена Дмитриева - беседу с председателем комиссии по госстроительству Алексеем Клешко. Тут же Татьяна Макогонова в стиле северных зонгов, западая в словесные книксены перед Хлопониным, порадовала читателей отчетом с дивным заголовком "Найти линию схождения". А отчет был посвящен "совместному заседанию советов Сибирского федерального округа и межрегиональной ассоциации "Сибирское соглашение". И ведь недаром побывала Макагонова в Томске, заметила там самое главное, о чем с первых же строк отчета и сообщила: "Как только возникал вопрос о создании очередной комиссии, рабочей группы этого или иного вопроса, председатель ассоциации Александр Суриков прежде всего останавливал взгляд на своем тезке, сидящем рядышком, по левую руку". Как трогательно! Догадываетесь, на кого был устремлен взгляд Сурикова?
Почитав "Красноярский рабочий" и ряд других газет, я начинаю недоумевать: к чему весь ор о свободе слова? Ведь родилась же и прекрасно существует новая журналистика, добровольно обслуживающая власть, валом публикаций формирующая в сознании читателей образы государственных мудрых мужей, занятых на разных заседаловках-говорильнях делом огромной важности. Впрочем, догадываюсь, зачем крик о свободе... Чтоб не подумал кто, будто "такой-то и такой-то" служить бы рад, да и прислуживаться тоже.
Особенно меня умиляет такая форма VIР-обслуживания: мысли и соображения какого-то политика фиксируются на диктофон, расшифровываются и под ними ставится "записал такой-то" - я и губернатор, я и министр. Сотрудники аифовской вкладки в этом поднаторели. В "АиФ на Енисее" (?16)... "Чубайс о времени и о себе" - записал Александр Чернявский. "Депутату Госдумы Валерию Зубову есть что сказать своим избирателям. Лицом к лицу" - записала Маргарита Владимирова.
Вот она, смелость журналистов, которые не боятся бросить в глаза любому чиновнику и депутату: можете на меня в суд подавать, опровержения требовать, но я вынужден сказать о вас правду - мудрость ваша не знает границ..."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации